Князья Лютичей Палемоны, княжеский род в Литве (Lietuva) или Литва – Древлянская земля?

4
1

Князья Лютичей Палемоны, княжеский род в Литве (Lietuva) или Литва – Древлянская земля?

Легенда о Палемоне и основании Литвы выходцами из Рима впервые упоминается во второй редакции белорусско-литовских летописей, созданной в 1520-х или 1530-х годах. Авторы легенды довольно плохо знали географию Литвы и Белоруссии, поэтому в ней встречается множество географических ошибок и несообразностей. Кроме того, существовали многочисленные хронологические проблемы, а также несоответствие с некоторыми другими источниками. Поскольку большая часть текста касается окрестностей города Новогрудок, легенда, скорее всего, возникла именно в этом городе.

Кстати, в Литве древнейший город носит имя Расейняй.( В Российской империи до 1917 года назывался Россиены. ) Со всей очевидностью связан с присутствием русов в данной местности.

Расейняй является одним из древнейших общин в Литве — название населенного пункта упоминается впервые в 1253 году.

Расейняй на карте Литвы.

Расейняй на карте Литвы.

Более менее достоверные сведения о литовских князьях появляются в XIII веке. Некоторые из них упоминаются в договоре 1219 годамежду литовскими и галицкими князьями. Один из упоминаемых там князей, Миндовг(ум. 1263), стал основателем Великого княжества Литовского.

Итак, по русским и литовским летописям и по знаменитому польскому историку 15 века Длугошу территория Литвы в начале 11 века – это запад нынешней Беларуси – от Немана севернее Слонима и на юг – за Припять.

Что подтверждает славянскую, вендскую теорию происхождения Палемоновичей, как предводителей лютичей, это многочисленные свидетельства летописей.

«Краткая Владимирская летопись»:

«Той бе Олег велик и страшен и грозен был… По немъ нача княжити Игорь и воева Деревскую землю, рекше Литву… Княгини же его Олга с сыном своимъ мьсти кровь мужа своего и князя уби. Мала именемь, и всю Литву высече».

Что важно еще. Лев Диакон называет древлян германцами, но надо понять, что зачастую ромеи именовали народы по территориальному принципу. То есть древляне, ушли из Современной Льву Германии, а Германия в его время номиналбно подчинила западных славян. Тогда становится ясно,что древляне не германцы. а ушедшие из той земли.

Это упоминание не вписывается в современные представления по истории Литвы. Литва там – на Припяти, и литва – славянское племя дереван (древлян). Что за дереване? Народ древане ещё несколько веков назад был в восточной Германии, где назывался ещё Венетами. Древане – видимо, от древности, а древляне – от дерева. Связь между ними вероятна.

Князья Лютичей Палемоны, княжеский род в Литве (Lietuva) или Литва – Древлянская земля?

Страну Литовцев на Припяти упоминает и знаменитый итальянский путешественник Д. Карпини, который в 1245 году пересёк её по пути из Кракова во Владимир-Волынский. Он пишет: «сверх того, мы ехали по очень опасным местам из-за страха перед Литовцами, которые часто рыщут от Польши до земли татар и через страну которых мы проехали». Здесь граница Литвы с Русью – южнее Припяти.Вторым по сроку давности случаем упоминания Литвы являются походы Киевского князя Ярослава на Литву в 1040 и 1044 годах. В Киевской летописи записано:

«1040 год. Ярослав иде на Литву».

Польские историки 19 века Балинский и Липинский писали о том же событии : «Длугош, так же, как русские и литовские летописцы, вспоминает, как в 1040 и 1044 годах Ярослав, великий князь Русский, сын Владимира, встретился с Литвинами на Слонимских полях и победил их, а потом проехал Литву до Немана».

Князья Лютичей Палемоны, княжеский род в Литве (Lietuva) или Литва – Древлянская земля?

Но есть сообщения о Литве, связанные с более ранними историческими событиями. Правда, в песне. Песня – былина «Седой Дунай«, записанная в 19 веке в Кижах этнографом Гильфердом. В ней повествуется об известном историческом факте: в конце 10 века Великий князь Киевский Владимир сватался к Рогнеде, дочке Полоцкого князя Рогволода, но был отвергнут. В песне Полоцкое княжество называется «Хороброй Литвой», а князь Рогволод – «Королём Литовским«: «Владимиръ, князь стольно-киевский! Знаю я тебе княгиню супротивницу. В той есть во славной Литвы, у того есть у короля Литовского». В том же сборнике – Песня «О Дюке Степановиче» (записано в Кенозеро). Герой Песни встречает русских богатырей. Те ему: «Здравствуй, заезжий добрый молодец. Ты коей орды, ты коей Литвы?»

Историк И.Д. Беляев (19 век): «Полочане и литва ещё в доисторическое время уже находились в таких отношениях друг к другу, что составляли как бы один народ. Набеги производились литвою заодно с полочанами, и под именем литовских набегов разумелись и набеги полоцкие».

Троицкая летопись: «6733 г. (1125 г.) То е же зимы повоеваша Литва около Торжку». Лаврентьевская летопись: «1239 г. Ярослав идёт к Смоленску на литву». Подобные сообщения – в любой русской летописи.княжеского рода в Великом княжестве Литовском, считавшегося потомками князя Палемона. Легенда о Палемоновичах имеет позднее происхождение (датируется XVI веком) и не находит какого-либо подтверждения в надёжных источниках.

Князья Лютичей Палемоны, княжеский род в Литве (Lietuva) или Литва – Древлянская земля?

Игумен Орест в 1781 году писал: «Страна сия, нынешняя Могилёвская губерния… называлась областью Кривской, по причине поселившихся в оной Литовских жителей Кривичей. Радимичи и Кривичи были идолопоклонники… Славяне… зашедшие от Вислы из Литвы, поселившиеся на берегах Днепра, назывались Кривичи». Интересно, что в Германском Полабье есть город Кривич, который основан славянами. Чешский историк П.Й. Шафарик: В округах Виленском и Троцком до первой половины 13 века «жили Вилчи и Велеты, потомки Невров и другие славяне». Ещё он пишет: «Вельты: так назывался сильный и в истории Средних веков больше прочих славян прославившийся народ, Велеты или Лютичи, прозванные Волками, в первый раз упоминаются Александрийским географом… Их жилища… в губернии Виленской. Я их признаю предками последующих Кривичей. Полабские славяне (к ним относились и Велеты-Вильцы) мигрировали из тех земель, которые у Одера, за Вислу, на Западную Двину и Березину. Густо расселились через Одер до Эльбы, постепенно и в разное время».

В упоминавшейся книге У. Пирсон пишет: «Я убеждён, именно Невры являются одним из предков Литовцев, вместе с более поздними Велетами». Там же: «Литва – немецким языком искажённое слово «Вилта»… В «Вилте» немецкое слово «Вилт» можно увидеть – свирепый, яростный. Литовцы, литвены действительно свирепыми назывались… Чтобы доказать это, я ссылаюсь на Птолемея, Альфреда и Адама Бременского».

В немецком журнале «Baltische studien» т. 24: «Вилты, Велатабы, Велеты получены от Велтов… по морю, по Неману, через внутренние земли в верховья Западной Двины, через Жемайтию, Семигалию и фактически Литву к Вильне пришли, и там несмешанные литы есть…»

Российский историк И.Е. Забелин в 1908 г.: «морской залив, в который впадают Висла с юга и Неман с востока, называется Венедским, конечно, по той причине, что в нем господствовали Венеды, частно своим населением по его берегам, а больше всего именно торговым мореплаванием. В восточном углу этого залива, стало быть в устьях Немана, Птолемей помещает Вендскую же отрасль, Вельтов, по западному Велетов, по нашему Волотов или Лютичей, коренное жилище которых находилось в устьях Одера, а здесь следовательно они были колонистами… Глубокая древность славянских поселений на Балтийском море больше всего может подтверждаться Скандинавскими сагами, которые много рассказывают о Ванах и Венедах, Вильцах-Велетах, о стране Ванагейм, куда Норманны посылали своих богов и славных мужей учиться мудрости».

О каком завоевании Велетами говорит Татищев? В скандинавской «Саге о Тедрике Бернском» (написана в 12 веке по старым документам, у немцев и скандинавов она называется ещё Сага Вильцев) описываются времена гуннского нашествия Атиллы. Вождь Вильцев Вилькин захватывает многие страны: Готланд (юг Скандинавии), «всю Швецию», Польшу и маленькие страны («самланд»), затем идёт на Русь, побеждает, захватывает города Полоцк, Смоленск и Киев. После чего начинается война с Атиллой, войска которого стоят между Венгрией и Данией. Веселовский (19 век), исследовавший Сагу, как и другие, считал, что земля Вильцев-Велетов — на юг от Балтики, на восток от Дании и «внутрь по Западной Двине». Это Померания, Пруссия и нынешняя Беларусь, видимо, и Прибалтика. Немецкие исследователи определяли землю Вильцев по Саге – «на юг от Балтики, вблизи Руси». Особую роль в земле Вильцев Веселовский отводит внутренним землям по Западной Двине, где он видел максимум топонимов, связанных с именем Вильков — Вильцев — Велетов — Вилтов.Что касается интересующих нас топонимов «Велеты-Вилчи» и их распространения, то вот, например, названия мест, взятых из списка к Большому историческому Атласу Беларуси: Вилейка – Минская губ., Вилейка – Витебская, Вилейка – Могилёвская, Вилкишки – Виленская, Вилуци – Виленская, Вилы – Витебская, Вилькеники – Виленская, Вильковцы – Виленская, ВИЛЬНЯ (!) – Полоцкая губ., Вильча – Могилёвская, Вильча – Гродненская, Вильчуки – у Волковыска, Вильчицы – Могилёвская, Велля – Полоцкая, Вельча – Пинск, Велута – Новогрудок, Волатава – Витебская, Вялетов – Новогрудок, Волатава – Гомель, Вялецин – Гомель.

Что интересно, по-беларуски «волк» – «воук», что отражено, например, в названии города Волковыск. А топонимы «Вилчи» определённо связано с этнонимом «Вилчи-Вильцы», ибо в летописях «Vilci» читается и как «Вилчи», и как «Вильсы», и как «Вилки». Ведущий российский историк своего времени (19 век) Венелин писал: «Волка называли балтийские славяне Вилком… Вилк во множественном Вильцы… Лютичи есть эпитет Вильцев… Подле Лютичей, иначе называемых волками…»

Й. Лелевель (19 век): «Эти Велетабы, Вильцы дали себе третье наименование Лути, Лютичи, которое появляется позже, под которым они чаще всего упоминаются в иностранной литературе». И дальше даёт форму их произношения-написания (рис.3): «Лутичи (Бруно…), Лютици (Дитмар…), Лючицы (…), Леутици (Адами…), Лутитии (Гелмольд…), Литевичи (!) (хрон. moissiac 1179 год)».

Литевичи как одна из форм названия «Лютичи» – в Хронике 12 века! Что очень важно – эту же Хронику упоминает чешский историк Шафарик и «Славян-Литевичей» в ней в 12 веке, тоже в связи с Лютичами: 1179 год: «Sklavi Lithewizen» (рис. 4).

Ещё у Лелевеля: «Капланы Литвы, Пруссии и Лютичей имя Криве носили; а статуи Божеств Лютичей имели имена Богов Литовских…»

В слуцких говорах нынешней Беларуси частая форма произношения «Литвы» – «Лютва». И не только в слуцких. В предании Смоленский герой Меркурий воюет с Лютвой (события 13 века): «Меркурий быу кожемяка; раз ионъ мяу сорокъ кожъ, як асирчау, рвануу кожи и все пупалам. Як пришла Лютва (Литва), съу на лошать и давай ее убивать. Самому голаву зняли…»

Имя Лютичей в форме Лютвинов попало в титулы Великих князей Литовских, наряду с Литвой и Литвинами. В переписке Папы Иннокентия IV [ок. 1195-1254 гг.] с Великим князем Миндовгом, Хэлмнским епископом Гайденрайхам, а также с епископом Ливонии название государства записывалось как Лютавия: «Regnum Luthawie»; Carissimo in Christo filio nostro Mindowi Illustri Regi Luthawie, salutem»; «Multa cor nostrum est… super carissimum in Christi filium nostrum Mindowin Illustrem Luthawie Regem»; «Царство Luthawie»; «Возлюбленный во Христе сын наш прославленный король Mindowi Luthawie, saiutem»; «На многие вещи… самые дорогие нашему сердцу сын наш во Христе Mindowin Luthawie прославленный король».Одним из титулов Великого князя Литовского Ольгерда был: «suppremus princeps Luthwanorum» («Верховный правитель Лютвинов»). Кейстут же носил титул «Князя Лютвинов» – «dux Lythwanorum, dominus Trocensis, Grothensis» («Исследования по вопросам Восточной Европы», выпуск 2, стр. 34-35). В «Списке мест Свидригайлы» есть Земля Лютенская (Item terra lutensis). Это северная часть Полоцкого княжества с городом Люцин (Лютцин) – Лютвания.

Князья Лютичей Палемоны, княжеский род в Литве (Lietuva) или Литва – Древлянская земля?

В настоящее время существует 6 летописных списков, содержащих легенду: Археологического общества, Красинского, Рачинского, Ольшевская, Румянцевская, Евреиновская летописи. Кроме того, легенда присутствует и третьей редакции белорусско-литовских летописей — «Хронике Быховца». Также легенда присутствует у Мацея Стрыйковского, который активно использовал не дошедшие до нас белорусско-литовские летописи.о легенде основателем рода был некий римлянин Палемон, родственник императора Нерона, который, спасаясь от жестокости императора с пятьюстами знатными семействами приплыл к устью Немана, а по Неману добрался до рек Дубисы и Юры. Здесь они поселились, назвав эту землю Жемайтией (низкой землей). Данную легенду немного развил Стрыйковский, который передвинул переселение на 401 год и объяснил его тем, что предки литовцев спасались от зверств Аттилы[3]. Принято считать, что данная легенда была придумана в XV или в XVI веке с целью доказать происхождение высшей литовской знати от римлян и литовской государственности от римской.

В советской историографии «Хронику Быховца» стали исследовать после публикации на русском языке в 1966 году. По мнению одного из исследователей, Б. Н. Флори, легенда о происхождении литовцев была создана по инициативе Гаштольдов. По мнению другого исследователя, А. А. Чемерицкого, данная легенда была создана с целью доказать превосходство Литвы над Русью. Однако с этим тезисом не согласен Н. Н. Улащик, считая, что этот тезис опровергается выдвижением на первый план Новогрудского княжества, то есть Руси.

Палемон согласно легенде был родоначальником династии литовских князей. У него указано три сына: Борк, Кунос и Спера. Стрыйковский также называет сыном Палемона Доспронгуса, называя его князем девялтовским. Борк по легенде основал город Юрборк, Кунос — город Кунас (Каунас?). Спера же поселился за пределами Жемайтии на территории будущей Литвы. Из них потомство оставил только Кунос, у которого указывается двое сыновей: Кернус, основавший Литовско-Завилейское княжество, и Гимбут, княживший в Жемайтии. Кернус оставил после себя дочь Пояту, которую выдал за князя Живибунда II, унаследовавшего Литовско-Завилейское княжество. Гимбуту же наследовал сын Монтивил.

О том, что изначальная Литва находилась на территории нынешней восточной Беларуси, есть множество документальных свидетельств. Вот некоторые из них. Древняя «Псковская летопись» (в 13 веке уже писалась от первого лица): «1158 г. Поход новгородцев и псковичей на Смоленск и Литву до Минска». «1183 г. Литва, выбегая из лесов своих на пограничные псковские сёла, производила разорение. Потому псковичи послали на них своё войско под предводительством тысяцкого Будилы, который взаимно произвёл в Литовских землях много разоренья». «1213 г. Изгнаша от себя псковичи князя Литовского Владимера Торопецкого, и Литва пришедшее в Петрово говенье и позгоша Плесков, и отъидоша попленив».

Источник — https://zen.yandex.ru/media/historyrus/palemony-kniajeskii-rod-v-litve-lietuva-kniazia-liutichei-litvadrevlianskaia-zemlia-5e60d5630abd406adb4ec71e

3
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
NFБаян Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Баян

Ох уж это литвинство!

NF

++++++++++

Вывод не обоснован ничем. Все свидетельства указывают на коренную Литву на северо-западе Белоруссии, а не на востоке. Из приведённых в конце цитат этот вывод попросту не следует.

Литвой славяне называли балтов вообще. В т.ч. голядь, жившую в верховьях Днепра. Т.е. «литва» под Смоленском и Торжком — это голядь, а не литовское государство.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить