Кировская Весна. Подводные лодки тридцатых годов

Фев 15 2015
+
23
-

В предыдущем материале по подводным лодкам я отстаивал пользу для ВМС РККА 30х годов строительства сотни  подводных лодок, аналогичных немецким типа VII.  Я и сегодня не сомневаюсь в том, что такое решение было бы желательным для обороноспособности СССР. Однако, критически взглянув на эту идею с точки зрения ее реалистичности, с сожалением вынужден признать: увы, это совершенно не реально.

А что же реально на самом деле? Есть ли альтернатива в пределах технических возможностей СССР 30х годов?

Кировская весна. Подводные лодки тридцатых годов.

Планирование
11 мая 1932 года недавно назначенный нарком обороны Уборевич последним по очереди, но не по важности, пригласил к себе начальника Морских Сил РККА Владимира Митрофановича Орлова, и, поскольку флотскими вопросами Уборевич ранее занимался не так детально, как сухопутными и авиационными, он попросил Орлова сделать по подводному флоту отдельный доклад.
- В настоящее время к малым подводным лодкам относятся лодки водоизмещением до 500 тонн, к средним - от 550 до 850 тонн, к большим - 900 тонн и более. Подводными минными заградителями считаются лодки специальной постройки, у которых главным оружием считаются мины - начал свое выступление Орлов
- В части подводных лодок на май 1932 года ситуация следующая: в строю 11 подводных лодок: 5 восстановленных типа «Американский Голланд» и результат I серии новых советских подводных лодок - 6 больших подводных лодок типа «Декабрист». 
В постройке сейчас 25 единиц: II серия (6 подводных минных заградителя типа «Ленинец», сдача которых ожидается в следующем 1933 году), III серия  (4 средних типа Щука со сдачей в 1933 -1934 годах),  IV серия  (3 большие лодки типа Правда со сдачей в 1934  году)  и V серия  (12 средних типа Щука со сдачей в 1933 -1934 годах) и VI серия (1 малая  подводная лодка типа Малютка). 
Планируется до конца 1932 года заложить еще 5 малых, которые будет можно перевозить по железной дороге в собранном виде. Всего, после достройки заложенных к концу 1932 года подводных лодок, у нас в строю будет 42 подводные лодки – доложил Орлов
 
- доложите их основные тактико-технические данные – попросил Уборевич
 
- А какое количество подводных лодок Вы считаете необходимым? – спросил Уборевич
- Я полагаю необходимым иметь в составе ВМС РККА 376 подводных лодок (76 больших, 200 средних и 100 малых) – ответил Орлов 
- Сколько!? - при цифре 376 подводных лодок Уборевич поперхнулся чаем, который он благодушно прихлебывал во время доклада. - Прошу Вас обосновать, почему именно 376 подводных лодок, а не 1376 и не 76 – после нескольких минут мучительного откашливания потребовал побагровевший Уборевич.
Разумеется, он помнил по прежним дискуссиям о структуре советского флота, насколько непримиримо сталкивались старая школа приверженцев линкоров и новая школа приверженцев легких сил. Однако Уборевич не предполагал, насколько убедительно разгромили своих оппонентов представители молодой школы. В то время, поверхностно знакомясь с позициями сторон, Уборевич отдавал некоторое предпочтение молодой школе, поскольку массированного строительства линкоров или авиаматок молодая Республика себе позволить не могла. Однако затраты на такие гигантские «легкие силы» показались Уборевичу чрезмерными. 
- Самая большая флотилия подводных лодок  - ответил Орлов, - предполагалается на Дальнем Востоке - 146 лодок (12 больших, 84 средних, 50 малых). На втором месте - 102 лодки (27 больших, 55 средних, 20 малых) - Черноморский флот. 79 лодок на Балтике (6 больших, 43 средних, 30 малых). 49 - на Севере (31 больших, 18 средних) 
   
- Уже лучше – прокомментировал Уборевич – ну а почему скажем 84 средних на Дальнем Востоке?
Тут Орлов «поплыл», и кроме «ну, подлодки это сильное средство против японского флота» никаких расчетов или иных аргументов выдвинуть не смог.

Цифры 200 и 100 в целом произвели на Уборевича неприятное впечатление, и он решил послушать иные мнения, хотя идея о невидимых глазу подводных лодках как преимущественном средстве противодействия армадам линкоров противника была не лишена оснований. 

Уборевич попросил изложить свое видение численности подводных лодок ряд иных морских авторитетов, среди которых у него в кабинете за неделю побывали: 
1.    заместитель начальника Морских Сил РККА Иван Мартынович Лудри.
2.    Прежние начальники Морских Сил РККА Эдуард Самойлович Панцержанский, Вячеслав Иванович Зоф  и Ромуальд Адамович Муклевич. 
3.    Командующие морскими силами морей: Иван Кузьмич Кожанов, Лев Михайлович Галлер, и Михаил Владимирович Викторов.
4.    Командир бригады подводных лодок Балтийского моря Михаил Федорович Стороженко, отстраненный в 1931 году от должности Муклевичем за резкую критику проекта большой лодки типа «Правда». 
5.    Деятели советской военно-морской науки: Алексей Николаевич Крылов, Михаил Александрович Петров, Николай Иосифович Власьев, Пауль Юрьевич Орас.
6.    Специалисты по судостроению: автор проектов подводных лодок типа «Декабрист», «Ленинец» и «Щука» Борис Михайлович Малинин; автор проекта лодок типа «Правда» и «Малютка» Алексей Николаевич Асафов, и начальник 4-го управления УВМС РККА Александр Кузьмич Сивков.

Выслушав как защитников крупных кораблей Петрова, Викторова, Панцержанского, Зофа, так и сторонников легких сил  Муклевича, Орлова, Лудри  и Кожанова, нарком пришел к выводу о том, что наиболее разумной видится позиция .. Льва Михайловича Галлера.

Галлер предложил уйти от пятилетней кораблестроительной программы, и разрабатывать ее по американскому образцу – на двадцать лет.
Лев Михайлович высказался о необходимости комплексного (сбалансированного) развития флота, в двадцатилетней перспективе включающего в себя крупные корабли всех типов (линкоры, авиаматки и крейсера), лёгкие силы, подводные лодки и катера, но в пределах бюджетных ограничений. 
Численность подводных лодок в 376 единиц, Галлер, оценив их суммарный тоннаж почти в 200 тысяч тонн водоизмещения, счел избыточной. По его мнению, при экономических возможностях строительства флота в 200 тысяч тонн, было бы предпочтительнее выделить некоторую часть ресурсы в сторону надводных кораблей.
Что же касается программы судостроения на ближайшую пятилетку, то состояние советской кораблестроительной науки и промышленности на 1932 год, к сожалению, не позволяло надеяться на что-то большее, чем проектирование и закладку подводных лодок и миноносцев. Спроектировав подводные лодки и небольшие надводные корабли, промышленности по мнению Галлера следовало бы строить их сериями по 3-6 единиц, чтобы иметь возможность после непродолжительной эксплуатации выявить присущие всему новому недостатки и внести в проект необходимые изменения. Так, за 3-4 последовательные серии, кораблестроители и промышленность постепенно наработали бы столь необходимый им опыт и созрели бы для решения более масштабных задач.
-

Отдельно, в ходе бесед с товарищами, выявился злободневный вопрос о подводной лодке Асафова типа «Правда». При всей сложности характера командира бригады подводных лодок Балтийского моря М.Ф. Стороженко, его рапорт от 1931 года "Тактические элементы для эскадренных ПЛ" содержал в себе, кроме избыточных эмоций, как достаточно логичные предложения о перспективных требованиях к подводным лодкам (торпедное вооружение никоим образом не должно быть урезано за счёт других тактических элементов... сама торпедная стрельба должна быть беспузырной и бездифферентной... мощность залпа должна быть убойной; в залпе должно быть минимум три торпеды... в связи с усилением средств противолодочной борьбы, глубина погружения должна быть недосягаемой для поражения любыми средствами противолодочной борьбы), так и обоснованную критику проекта подводной лодки типа «Правда» («Лодка Асафьева, рассчитанная на погружение в 40-50 метров, явно предназначалась к гибели. Вооружение лодки Асафьева - 2 130 м/м орудия дальнобойные вне предела видимости лодки, а главное эти два 130 мм орудия отнимают 44,5 тон. плавучести. Установка же 1 100 м/м орудия и автомата отнимает 15 тонн. Считаю, что установка артиллерии была спроектирована или по незнанию, или с целью лишить лодку ценных 29,5 тонн. для размещения за счет главного оружия. … Считаю, что лодка Асафьева ни в коем случае не должна быть принята.»
Другое дело, что лодка строилась не просто так, а на основании утвержденного Муклевичем техзадания, и значительная часть упреков в действительности должна была бы быть адресована вовсе на Асафову, а лично наморси. Тем не менее, против лодки выступил не только бунтарь Стороженко, но и явный приспособленец Лудри, который, ознакомившись с мнением иных технических экспертов, был вынужден доложить наркому, что «проект подводных лодок IV серии типа «Правда» считаю неудовлетворительным, а продолжение постройки — нецелесообразным».  
В итоге, ознакомившись с совершенно разноплановыми и противоположными суждениями и доводами, Уборевич пришел к трём выводами:
Во-первых: удовлетворить рапорт И.М. Лудри о прекращении строительства лодок типа «Правда» и разборке готовых корпусов на металл.
Во-вторых: идея Орлова и Муклевича о необходимости наличия в корабельном составе ВМС РККА столь подавляющего преимущества числа подводных лодок над надводными кораблями не верна,
В-третьих:  а планирование надо вести не на 5, а на 10 лет – до 1942 года. 

Однако, получить обоснованную и обеспеченную финансовыми и техническими ресурсами программу строительства подводных лодок на десятилетие Уборевич не смог ни от кого, и в итоге засел на судостроительную программу сам.

Первое действия Уборевича заключалось в изучении .. карты, откуда были выписаны возможные маршруты для подводных лодок, чтобы узнать необходимую дальность их плавания:

Таким образом, с точки зрения дальности плавания возникала необходимость иметь:
1.    прибрежные подводные лодки для обороны территориальных вод СССР с дальностью  около 600..800 миль
2.    средние подводные лодки с дальностью плавания около 2000..4000 миль
3.    дальние подводные лодки с дальностью около 9 000..10 000 миль

 Перечень стоящих перед подводными лодками задач включал в себя:
1.    Торпедную атаку неприятельского корабельного ордера в советских территориальных водах, на минно-артиллерийской позиции или вне ее, в сочетании с ударом торпедных катеров и береговой авиации.
2.    Минную постановку вблизи портов противника.
3.    Нарушение коммуникаций противника (уничтожения рыболовецких и торговых судов торпедами, минами и артиллерийским огнем).
 
Анализируя требования по дальности и выполняемым задачам, Уборевич пришел к следующим выводам о потребность ВМС РККА в подводных лодках:
1.    Для атаки неприятельского корабельного ордера в советских территориальных водах необходима оперативно формируемая на основании данных воздушной разведки  завеса из 8-10 малых подводных лодок, которые следует в угрожаемый период держать в полной боевой готовности. С учетом периодического ремонта необходимо иметь по 12 прибрежных подводных лодок при каждой базе: Ленинградская военно-морская база, Севастопольская военно-морская база, Владивостокская военно-морская база, Северная (планируется) военно-морская база. Итого потребность в прибрежных малых лодках ВМС РККА оценивается в 48 единиц.
2.    Для минной постановки вблизи портов противника целесообразно проводить одиночное плавание к одному – двум портам противника. Исходя из наличия двух подводных минных заградителей (ПМЗ) в боевом походе, следует положить еще 2 ПМЗ на военно-морской базе для их смены, а также защиты самой базы при помощи подводной минной постановки, выставляемой в зависимости от тактической ситуации, плюс 1-2  ПМЗ в ремонте. Итого потребность  в 6 подводных минных заградителях на каждый флот и 24 на ВМС РККА.
3.    Для нарушение коммуникаций типовой боевой задачей патрулирование одиночной подводной лодки на определённой ей командованием позиции в местах пересечения маршрутов неприятельского судоходства. Штабом предполагается наличие 8 позиций патрулирования на каждый флот, число подводных лодок увеличивается втрое относительно числа позиций (одна – на позиции, другая идет к позиции, третья в обслуживании и ремонте), что дает общую потребность в 24 атакующих подводных лодках на флот и 96 атакующих лодок на ВМС РККА. Специфика театров военные действий была учтена Уборевичем так: Балтийском море требуется равное число средних и больших лодок, а на Востоке и Севере – преимущественно большие, на Черном море – преимущественно средние.
4.    Таким образом, общую потребность ВМС РККА в 376 подводных лодках Уборевич не подтвердил, определив необходимость 5 учебных, 24 ПМЗ, 54 больших, 42 средних, и 48 малых подводных лодках – всего 173 подводных лодок.


В 1933 году, по мнению Уборевича, от закладки новых подводных лодок предстояло воздержаться. В этом году предстояло ввести в строй первые лодки типа Ленинец, Щука, Правда и Малютка серий II,  III, IV, V и VI. Из опыта приемки подводных лодок I серии было известно, что государственные испытания головных подводных лодок новых проектов неминуемо выявят недочеты конструкции, и в проекты подводных лодок потребуется внести изменения. Тем временем кораблестроительные заводы будут загружены строительством уже заложенных лодок. Проектировщикам же в 1933 году предстояло создать проекты новых подводных лодок (Ленинец-Бис, Щука-Бис и Малютка-Бис). Требовался также новый проект большой подводной лодки.
В период с 1934  по  1937 год планировалось заложить остающиеся до выполнения плана подводные лодки и выйти на двухлетний цикл от закладки до сдачи госкомиссии с тем, чтобы завершить постройку требуемого подводного флота из 173 подводных лодок к 1942 году.
 
Однако, нарком предполагает, а Политбюро располагает – 22 июня 1932 года Политбюро ЦК ВКП(б) в связи с резко осложнившимися советско-японскими отношениями приняло постановление «о закладке 12 подводных лодок для Дальнего Востока». Поскольку на Дальнем востоке на повестке дня стояла именно задача обороны Владивостока от вторжения линейных сил Японцев, типом для 12 подводных лодок Уборевич выбрал Малютку. Окончательно отредактированная  программа закладки подводных лодок на 2 пятилетку выглядела так:

Артиллерийское вооружение подводных лодок
В связи с принятием на вооружение 100мм орудия Минизини, на заводе Большевик с 1936 года приступили к производству специализированного неуниверсального 100-мм орудия для подводных лодок на его основе. 100-мм орудие БНМ-100 (Большевик, неуниверсальное, Минизини) устанавливалось на подводные минные заградители и большие подводные лодки. Постепенно, в ходе капитальных ремонтов, его получили и подводные лодки, выпущенные до 1936 года (Декабрист и Ленинец II серии, вооруженные пушкой 102-мм/45 Б-2)
В связи со снятием в 1934 году с вооружения 45-мм зенитной пушки 21-К, средние и малые подводные лодки первых выпусков выпускались без артиллерийской установки, хотя и с площадками для их последующей установки. Планировалось оснастить их крупнокалиберными пулеметами, но создание пулеметов затянулось до 1939 года. В 1940 году оснастить пулеметами малые и средние подводные лодки не позволила острейшая потребность в ДШК со стороны сухопутных войск и надводных кораблей. К тому же, им полагалось действовать преимущественно в зоне действия береговой авиации.
В середине 1940 года, по инициативе Артиллерийского управления военно-морских сил, оружейный конструктор Грабин завершил создание рабочих чертежей 76-мм корабельное орудие Ф-35 на основе дивизионной пушки Ф-22. В начале 1941 года после завершения заводских испытаний опытный образец 76-мм артиллерийской установки Ф-35 был установлен на подводной лодке «Щ-204» (командир – капитан-лейтенант Гриценко И. М.). После окончания корабельных испытаний Ф-35 была рекомендована для принятия на вооружение. Однако заказа на серийное производство от ВМС РККА не последовало. 
Во-первых, в связи с неожиданной капитуляцией Франции летом 1940 года было совершенно очевидным приближение большой войны, и строительство новых цехов и разворачивание производства Ф-35 противоречило общему направлению военно-промышленного комплекса 1941 году: все для сухопутных войск и для авиации, минимум для флота. 
Во-вторых, к 1940 году среди практикующих подводников набрала силу концепция об отказе от артиллерийского оружия для малых и средних подводных лодок. Подводниками принималось во внимание, что с учетом тихоходности малых и средних лодок, их тактическими задачами будут скорее организация подводных засад и торпедная атака, чем артиллерийская дуэль с надводными судами. Вооружение же малых и средних лодок артиллерийскими установками потребовало бы увеличить их экипаж, и так несший службу в стесненных условиях, а также повлекло бы за собой снижение подводной скорости.
Таким образом, июнь 1941 года малые и средние подводные лодки встретили без артиллерийского вооружения.
Большинство больших подводных лодок и минных заградителей были, в дополнение к 100-мм орудию, к июню 1941 были довооружены пулеметами ДШК.

Торпедное вооружение подводных лодок
Торпедные аппараты подводный лодок первой половины тридцатых годов имели воздушный привод:  торпеда выстреливалась сжатым воздухом. Работающие таким образом торпедные аппараты  демаскировали лодку за счет образования при каждом торпедном выстреле воздушного пузыря.
В межвоенный период стали разрабатываться системы беспузырной торпедной стрельбы. Первыми в этом направлении были европейские страны — Голландия, Германия, Великобритания. 
Принцип действия европейской системы беспузырной стрельбы заключался в том, что после того как торпеда приобретает необходимую скорость движения в аппарате (по прохождении двух третей длины трубы), автоматически открывается выпускной клапан и производится перепуск воздуха из торпедного аппарата внутрь прочного корпуса. 
У германских подводных лодок типа VII, а также советских подводных лодок после 1937 года  для выталкивания торпеды использовался не непосредственно сжатый воздух, а пневматический поршень, что существенно упрощало устройство беспузырной торпедной стрельбы. Сжатый воздух, толкающий поршень, выпускался при этом не в воду, а в торпедный отсек.

 

Проектирование и строительство подводных лодок

Подводные минные заградители
Приемка госкомиссией головного подводного минного заградителя - подводной лодки Ленинец -завершились осенью 1933 года. Не смотря на ряд недостатков (длительное время погружения и всплытия, неудачная конструкция торпедопогрузочного устройства, большая шумность механизмов), в целом характеристики лодки оказались достаточно близки к утвержденному тактико-техническому заданию. При эксплуатации 1934 произошло два случая  взрыва аккумуляторных батарей, приведших к человеческим жертвам. Систему вентиляции изменили, и в дальнейшем таких ЧП удалось избежать.
При закладке проектов Ленинец-бис-1, Ленинец-бис-2 и Ленинец-бис-3 выявленные недостатки постепенно устранили, а лодки головной серии удалось модернизировать.

Средние подводные лодки

Приемка госкомиссией первых средних подводных лодок типа Щука (четыре лодки III серии, заложенные в 1930 году в Лениграде), проходившая с октября 1933, выявила недобор надводной скорости составил у лодок с немецкими дизелями фирмы MAN («Щука» и «Окунь») 2,2 узла: скорость «щук» III серии составила 11,8 узла над и 8 узла под водой. При этом дальность плавания оказалась больше расчетной: 3130 миль вместо 3000 и 112 миль вместо 110 соответственно. На испытании при погружении на полную глубину головная лодка получила деформацию, и пришлось провести местное усиление корпуса. Выявился конструктивный дефект горизонтальных рулей (их заклинивало на глубине 40—50 метров); время осушения главного балласта составляло почти 20 мин, что было совершенно недопустимо; отмечались стесненность внутреннего расположения, неудачная конструкция торпедопогрузочного устройства, большая шумность механизмов. 45-мм артиллерийское орудие 21-К пока было не готово – его морские испытания провели на Чёрном море с 21 по 26 марта 1934 года.
Щуки-бис-1 (V серия из 12 подводных лодок, заложенных в 1932 году в Ленинграде и V-бис серия 6 подводных лодок, заложенных под Владивостоком в 1934 году) получили более мощные коломенские дизеля мощностью 685 лошадиных сил против  немецких дизелей мощностью 500 лошадиных сил, другие винты и ряд других усовершенствований. Время продувания составило от 10 до 4,5 минуты. Было проработано разделение корпуса на секции, пригодные для перевозки по железной дороге. Длина новой лодки увеличилась на 1,5 м. Изменили и форму ограждения рубки, предусмотрев на нем второе 45-мм орудие. Однако, ожидаемого прироста надводного хода, несмотря на увеличение мощности дизелей с 500 до 685 л.с., не произошло: скорость полного надводного хода составила 11,86 узла (по проекту 14,5 узла). При достижении полного хода образовывались две системы поперечных волн: одна — от форштевня, вторая — от булей. Происходившая волновая интерференция резко увеличивала сопротивление движению. На испытаниях Щ-202 к концу 1934 года стало ясно, что даже при достижении максимальной мощности дизелей (2x685 л.с.) лодка показывает все те же 11,88 узлов
Поскольку в 1934 году 45-мм орудие 21-К было снято с вооружения, от артиллерийского вооружения на Щуках отказались.
При строительстве новой серий (V-бис серия из 6 подводных лодок, заложенных в 1935 году в Николаеве), были переработаны теоретический чертеж и форма рубки, однако уверенности в достижении 14,5 узлов теперь уже у кораблестроителей не было, и в 1936 году лодок типа Щука не закладывали. Транспортные суда могли идти со скоростью 10-12 узлов, и догнать их для прерывания судоходства подводная лодка с 12-узловой скоростью ни в каком случае не могла.
Испытания  в 1937 году показали,  что принятые меры подняли скорость надводного хода только на 0,5 узла. Хотя на лодках серии  V-бис и улучшилась мореходность, серьезно снизилась шумность и время перезарядки торпед, от строительства лодок типа Щука пришлось отказаться. Серия из 6 лодок, заложенная в 1935 году, оказалась последней серией лодок этого типа. Всего их было заложено 28 единиц, поскольку 12-узловая скорость послужила основанием переклассифицировать Щуки из средних подводных лодок в лодки обороны территориальных вод, и с учетом 24 заложенных к тому времени лодок типа Малютка общее количество прибрежных лодок было вполне достаточным. Причем на Тихоокеанском флоте к 1936 году береговую оборону составляли 12 «Малюток» и 6 «Щук», на Черном Море 8 «Щук», а на Балтике и Севере  по 6 «Малюток» и 7 «Щук» (лодки ленинградской постройки переводились на Север Беломорканалом). 
В 1938 году было начато проектирование новой средней подводной лодки, представлявшей собой уменьшенную версию типа «Истребитель», взамен тихоходной Щуки-бис-4. Новая лодка должна была существенно превзойти Щуку в скорости, глубине погружения и времени погружения-всплытия. Однако, в 1939 году, в связи со все нарастающей угрозой втягивания СССР в европейскую войну, от закладки лодок нового проекта отказались, переориентировав часть мощностей на выпуск бронекатеров.

Малые подводные лодки
Приемка госкомиссией подводных лодок типа Малютка выявила, что, вслед за иными советскими подводными лодками, Малютка продемонстрировала недобор скорости и избыточное время погружения-всплытия. Формула, которой в те годы пользовались все советские судостроители, давала неверное соотношение между мощностью двигателя и скоростью хода подводной лодки. Тем не менее, не смотря на выявленные отдельные недостатки,  проект типа Малютка в целом отвечал требованиям технического задания, а недостатки, в том числе и на спущенных на воду 18 лодках первых двух серий, оказалось возможным частично исправить.  Малютка-бис-1 стала немного длиннее, надводное водоизмещение выросло с 157 до 161 тонн, и в 1935 году было заложено 6 лодок этого типа. Как и средние подлодки типа Щука, артиллерийского вооружения Малютки не имели. Начиная с 1936 года, лодки этого типа более не закладывались. В 1939 году была спроектирована новая подводная лодка с четырьмя торпедами в носовых аппаратах и надводным водоизмещением 206 тонн, но в 1940 году политическая обстановка не способствовала развитию новых морских вооружений, и от закладки серии новых малых лодок отказались.
Характерно, что не смотря на строительство специальных железнодорожных транспортеров, фактически перевозка лодок типа «Малютка» по железной дороге была совершена лишь один раз: первая серия из 12 подводных лодок была построена в Ленинграде и затем перевезена на Дальний Восток. Остальные 12 подводных лодок типа «Малютка» были поровну распределены между Балтийским и Северным флотом при помощи Беломорско-Балтийского канала.

Большие подводные лодки
Между тем, в октябре 1932 года СССР получил любопытное предложение – ознакомиться с испанской подводной лодкой Е-1, заложенной по немецким чертежам в 1930 году на верфи «Эчиварриета и Ларринга» в городе Кадисе. В связи со сменой правящего строя (в 1931 году Испанская монархия пала), достроенная подводная лодка более востребованной не была и была выставлена владельцем на продажу.
В ноябре 1932 года в Испанию выехали начальник отдела кораблестроения ВМС А. К. Сивков, председатель Научно-технического комитета Управления ВМС  П.Ю. Орас и его помощник В.Н. Перегудов. Лодка Е-1 произвела на них хорошее впечатление. Она при надводном водоизмещении в 755 т (подводном — 960 т) имела длину 72,42 м, ширину 6,19 м и осадку 4,11 м. Скорость хода в надводном положении при форсированной работе дизелей фирмы MAN (2800 л.с.) достигала 19,7 узла, в подводном — 9,4 узла. Наименьшая скорость под водой («режим подкрадывания») — 1,5 - 1,7 узла. Глубина погружения, словно в насмешку над требовавшим такую глубину в 1931 году Стороженко,  составляла 100 метров, автономность — 30 суток. Дальность действия составляла 9700 миль. Вооружение включало в себя четыре носовых и два кормовых торпедных аппарата калибром 533 мм с общим запасом в 12 торпед, а также одно 100-мм орудие и один 20-мм зенитный автомат. Помимо вполне современных тактико-технических элементов, субмарина Е-1 привлекла внимание советских кораблестроителей оригинальной конструкцией ряда механизмов и систем. Поэтому они высказались за покупку чертежей испанской подлодки для последующего строительства аналогичных кораблей на отечественных заводах. Автором проекта являлась голландская компания Ingenierskantoorvoor Scheepsbouw», или сокращенно IvS – дочернее предприятие немецкой «Дешимаг»
В мае 1933 года для детального изучения проекта лодки Е-1 за границу командировали группу ведущих специалистов в области подводного плавания. Сначала советская делегация посетила фирму «Дешимаг» в Бремене (фактически являвшуюся владельцем голландской IvS), а затем выехала в Картахену, где состоялись испытания достроенной Е-1. Несмотря на две аварии, произошедшие в процессе испытаний - пожар в носовой аккумуляторной яме и выход из строя электропривода горизонтальных рулей, - в целом конструкция подлодки заслужила положительную оценку. Поэтому вскоре после возвращения делегации в Москву и доклада о результатах командировки наркому обороны, а затем  правительству, был заключен договор между «Союзверфью» и фирмами «Дешимаг» и «Эчиварриета и Ларринга» 
При принятии решения рассматривалось два предложения: доработка проекта с целью увеличения мощности дизелей и  электродвигателей, запаса топлива и масла с ростом водоизмещения. 
Второе предложение заключалось в приобретении проекта Е-1 «как есть». Уборевич припомнил, что как раз недавно утвердил рабочие чертежи быстроходного тральщика проекта 3 с дизелями мощностью как раз 1400 лошадиных сил, и высказал обоснованное предположение, что унификация дизелей у тральщиков и подводных лодок пойдет на пользу как темпам перехода от тихоходных Щук к быстроходным лодкам немецкого типа, так и их стоимости. Дополнительно он заметил, что дальность действия в 9700 миль перекрывает требования ко всем тактическим задачам больших лодок на Балтике и Черном Море, а также большинство задач на Востоке и Севере. С использованием же плавбаз лодки могли охватить и более уделенные цели. Преимуществом же приобретения проекта Е-1 «как есть» была возможность развернуть строительство больших лодок нового поколения немедленно. Предложение Уборевича о закупке головной лодки и проекта Е-1 было утверждено правительством, и
головная лодка проекта Е-1 совершила переход Кадис-Ленинград с советско-испанским экипажем, комплектом испанских чертежей и четырьмя сотрудниками верфи «Эчиварриета и Ларринга» в августе 1933 года. 
Одновременно ЦКБС поручили привести испанские чертежи в соответствие с нашей технологической базой. Общее руководство от ЦКБС осуществлял Б.М.Малинин, а кроме того, в работе принимали участие четыре представителя фирмы «Дешимаг», визировавшие все чертежи и контролировавшие их соответствие немецкому проекту, а также четыре представителя испанской верфи «Эчиварриета и Ларринга».

Решение о серийном строительстве новых субмарин было подписано наркомами И.П. Уборевичем и Г.К. Орджоникидзе 4 января 1934 года. Тогда же проекту Е-2 присвоили наименование «тип Истребитель», а на Балтийском заводе заложили две первые лодки этого типа, которые получили обозначения И-1 и И-2. Головные лодки вошли в строй в 1936 году. Рабочий проект подводной лодки IX серии удалось закончить в августе 1934 года, и до конца года заложили еще 4 единицы. В 1935 году лодки типа И не закладывали, сосредоточившись на вводе в строй головной серии и устранении недостатков.  В дальнейшем, поскольку в конце 1935 года было принято решение о прекращении закладки средних и малых подводных лодок, в СССР  с 1936 по 1942 год ежегодно закладывали по  12 серийных подводных лодок «типа Истребитель» (Истребитель-бис-1, истребитель-бис-2 и так далее): по 4 под Владивостоком, 4 в Николаеве и по 8 в Ленинграде. Все они уложились в двухлетний период от закладки до сдачи госкомиссии, как и было предусмотрено 10-летним планом строительства подводных лодок. Со временем промышленности удалось добиться вполне удовлетворительного качества и корпусов, и механизмов, и систем вооружения. По своим боевым свойствам советские лодки типа Истребитель отчасти приближались к немецкому типу IX, однако уступая ему в шумности, управляемости и скорости погружения-всплытия. Словом, лучшие образцы в советском подводном флоте были лишь чуть лучше немецкого типа I, который справедливо считался немцами к 1941 году устаревшим. Однако, надводная скорость в 19 узлов (к 1937 году удалось поднять мощность дизелей до 1480 л.с.), в сочетании с 4 носовыми и 2 кормовыми торпедными аппаратами (с учетом запасных торпед суммарный боезапас лодки составлял 14 торпед) и 100мм неуниверсальным орудием с баллистикой Минизини, без всякого сомнения делали лодки типа Истребитель грозным и эффективным оружием по своему основному предназначению.

Фактическая закладка подводных лодок до 1941 года
 

Ввод в строй  подводных лодок до 1941 года


 

Всего на 1 января 1941 года боевой состав ВМС РККА насчитывал 141 подводную лодку, из которых  было 5 учебных типа «Американский Голланд», 24 подводных минных заградителя типа «Ленинец», 60 больших типов «Декабрист» и «Истребитель», 28 средних типа «Щука», и  24 малых подводных лодок типа «Малютка». В постройке находилось 12 подводных лодок закладки 1940 года и 12 закладки 1941 года типа «Истребитель-Бис-4». 

Распределение подводных лодок по флотам на июнь 1941 года носило слегка неравномерный характер: от 32 до 40 подводных лодок на флот. 

Больше всего подводных лодок было на Тихоокеанском флоте: 40 лодок (6 Ленинцев, 16 Истребителей, 6 Щук и 12 Малюток)
Вторым оказался Черноморский флот: 38 лодок: (5 Американских Голландов, 6 Ленинцев, 3 Декабриста, 16 Истребителей, 8 Щук). Черноморский флот был единственным флотом, совершенно  лишенным подводных лодок типа Малютка.
Третьим шел Балтийский флот: 32 лодки (6 Ленинцев,  12 Истребителей, 8 Щук и 6 Малюток)
Замыкал список Северный флот: 31 лодка (6 Ленинцев,  3 Декабриста, 10 Истребителей, 6 Щук и 6 Малюток)

Примечание:
В реальной истории в СССР в корабельном составе ВМС РККА в 1941 году стояло 238 подводных лодок (на 97 больше, чем в альтернативной истории «Кировская Весна).
Лодок типа АГ, а также лодок типа Декабрист  в реальной истории было столько же.
Подводных минных заградителя типа Ленинец было 20, но еще 4 были в постройке, которая завершилась от 1942 до 1943 года, что дало 24 единицы этого типа.
Лодки типа Правда были достроены, но проявить себя в сражениях с фашистскими захватчиками с положительной стороны не смогли.
Всего в строю в 1941 году было 30 больших подводных лодок разных типов (Д, С и К) – вдвое меньше чем в данной альтернативной истории.
Напротив, в реальной истории было 88 средних лодок типа Щука и 95 малых подводных лодок типа Малютка, что представляется автору избыточным. Материальные и людские ресурсы, которые СССР 30х годов вложил в создание массового подводного флота, были потрачены нерационально: ни Щука, ни Малютка не могли догнать транспорт противника, и, следовательно, были способны атаковать неприятеля исключительно в силу удачного стечения обстоятельств. Наибольших успехов (в соотношении удачных атак противника к общему числу лодок определённого типа) достигли лодки типа С – близкий аналог альтернативной подводной лодки типа Истребитель.
Однако, стремление с первой серии превзойти испанскую Е-1 сыграло с советскими судостроителями дурную шутку – наладить достаточно массовый выпуск дизелей мощностью в 2200 лошадиных сил двигателестроение 30х годов оказалось не способно. Всего до 1941 года вошли в строй только 15 подводных лодок этой серии.

Использованная литература
С. А. Балакин, М. Э. Морозов Подводные лодки типа «С»
http://wunderwafe.ru/Magazine/MK/2000_02/

К. Л. Кулагин, М. Э. Морозов Подводные лодки типа "Щ" III, V, V-бис и V-бис-2 серии
http://wunderwafe.ru/Magazine/MK/2002_02/

Тип «Денинец» (тип Л) II серии
http://www.deepstorm.ru/DeepStorm.files/17-45/l%20II/list.htm

М.Э. Морозов А.С. Фарафонов Германские подводные лодки VII серии
http://wunderwafe.ru/Magazine/MK/2003_N2/

интернет-проект Отечественная гидронавтика
http://oosif.ru/dpl-2-go-pokoleniya

 

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Alex K's picture
Submitted by Alex K on Sat, 02/01/2016 - 15:50.

Спасибо автору за интересную альтернативу - с удовольствием почитал. Со многим согласен, а с тем, что хотелось бы обсудить - напишу ниже.

Со многими комментариями я не согласен.

Особенно по поводу того, что "Щуки" были "дрянь", а не лодками.

Что не устраивает тех, кто критикует "Щуки"? Надводная скорость, скорость всплытия/погружения и слабое артиллерийское вооружение. Получается, что больше конструктивной критики нет. Давайте сравним с "конкурентами". Сначала с нашими лодками.

Не будем брать тип "С", "Д" и "К", это уже по техзаданию - лодки океанского типа. То есть сравнивать надо среди наших лодок с типом "М" и "АГ". Здесь и комментировать нечего, и 4 торпеды в носовом залпе, и возможность 2-х торпедного кормового залпа в случае промаха. "Лембит" же однозначно лучше, в первую очередь за счет минного вооружения.

Если сравнивать с британским типом "U", то проекты равноценны. Британцы имеют преимущество в носовом торпедном залпе и менее шумные механизмы. И все. Скорость та же. Средства обнаружения усовершенствовались позже и ничто не мешает сделать модернизацию типу "Щ" в начале 40-х. Если рассматривать тип "Щ" как ПЛ "малютку-переростка", то все недостатки типа М там устранены - и по вооружению, и по дальности и тд.

Скорость погружения можно увеличить в процессе модернизации лодок. Как морской вариант лодки для действий тактикой "лодочных засад" ТТХ "Щуки" идеальны.

Для активного поиска недостаточная скорость, но в условиях Балтики или Черного моря с развитой береговой авиацией время надводных атак безвозвратно ушло.

Резерв для модернизации тоже есть - замена кормовых орпедных труб на минные трубы с 5-6 минами заграждения, что позволило бы ставить минные банки до 10-12 мин длиной. На мореходности отрицательно это не сказалось бы, отпадает необходимость строить ПЛ типа "Л".

Мое мнение - для ЧМ вообще можно было бы обойтись типами "АГ", "М" и "Щ". 

Балтика- тип М, Щ, минные заградители на базе Щ и первоначально заложенные и построенные тип Л. Возможно, оставить и тип Д как ПЛ дальнего действия. 

А все новые лодки типа С (в данной альтернативе тип И), тип К - это все на океанские флоты - Северный и Тихоокеанский. Плюс несколько ПЛ типа Щ в качестве ближней обороны/разведки. 

Малютки по факту на севере, и под Владиком оказались малобоеспособны. После взятия Печенги и Киркенеса целей и задач для малюток не осталось. Дальности не хватало и автономности.

Под Владиком то же самое, плюс низкая мореходность.

 

Еще автору статьи я бы рекомендовал не заменять тоннаж ПЛ на равный тоннаж СКР или тральщиков - надводные суда всегда получались вдвое, если не еще более дешевле, чем подводные. Так что вместо 40.000 тонн ВИ ПЛ можно было бы построить не равное по ВИ значение, а намного большее, как минимум - вдвое (80.000 тонн) по тоннажу тральщиков и СКРов. 

 

Тактика "завес ПЛ" потребовала бы развития систем обнаружения и связи, что вполне могло привести к изменению структуры береговой авиации в пользу большего числа дальних разведчиков, возможно - к усовершенствованию РЛС и радиосвязи. Вот и пути для дальнейшего развития данной альтернативы. )))

А в общем - мне очень понравилось.

С уважением, Алексей.

КосмонавтДмитрий's picture
Submitted by КосмонавтДмитрий on Sat, 21/02/2015 - 18:58.

пост изменен

стало меньше Щук и Малюток и больше типа Истребитель (это к слову сказать немецкий тип I, он же испанская лодка Е-1)

добавлено также немного в описательную часть - в каком городе что строилось и как распределилось по флотам.

спасибо за активность участникам дискуссии

 

КосмонавтДмитрий's picture
Submitted by КосмонавтДмитрий on Thu, 19/02/2015 - 22:16.

уважаемые коллеги

обдумав, я пришел к выводу что было бы логичнее в моей АИ в 1937 году прекратить закладку лодок типа Щука, и, таким образом коллега Алекс-22 отчасти прав

как прерыватели судоходства Щуки совершенно не годятся ввиду низкой надводной скорости, скорее их можно использовать как оружие сдерживания против бомбардировки линкорами противника советского побережья. но для этого у нас есть Малютки 

тогда начиная с 1937 года будет в рамках АИ можно ожидать закладку не 6 а 12 лодок типа истребитель (напомню это немецкий тип I) в год. постепенно они начинают приближаться к типу IX хотя конечно не достигают его в плане быстроты погружения, эффективности приборов. и все же они много лоучше Щуки

КосмонавтДмитрий's picture
Submitted by КосмонавтДмитрий on Thu, 19/02/2015 - 06:51.

теперь давайте разберемся с темой подлодок более внимательно

Берем за основу ТТХ немецкой лодки класса UB.

Имеем её внешний из разведданных данных.

4 ТА носовых.

2 орудия - одно для дальнего боя порядка 4" с бронебойными снарядами,

другое 3" с фугасными.

Т.е. - "Американский Голланд"

тип АГ (в дальнейшем А) и немецкие лодки друг к другу отношения почти не имеют

посмотрим про АГ (действительно достойные лодки 1й МВ)

http://book.uraic.ru/elib/pl/lodki/ag.htm

Каждая из ПЛ относилась к типу "602-F" и по спецификации имела следующие ТТЭ:

- надводное водоизмещение 355,7 т;
- подводное водоизмещение 467 т;
- длина 45,8 м;
- ширина 4,81 м;
- углубление у 49 шпангоута 3,76 м;
- рабочая глубина погружения 45,7 м (расчетная глубина погружения 61 м);
Однокорпусная конструкция .

Каждый из двух 8-цилиндровых дизелей мог развивать мощность 240 л.с. максимальная надводная скорость достигала по проекту 13 узлов. дальность 2400 миль

вооружение 4 ТА вперед, без запасных торпед, назад нету, вооружение 47мм

на лодку типа АГ никак нельзя установить два орудия в 100 и 76 мм  - технически невозможно. этот тип можно отнести к малым подлодкам, и (тут я согласен) они лучше чем Малютка во всем кроме одного - их нельзя перевести по железной дороге в собранном виде. Нельзя свезти все малые ПЛ к примеру на Дальний восток - если воюем с японцами

именно в этом, ну и еще в цене - преимущество Малюток над АГ. а Малютка как таковая, в сравнении с немецкими малыми лодками - и вправду нехороша

что касается Щук - то конечно это совершенно неудачные лодки. для ВМВ они имели совершенно недостаточную скорость надводном положении. Дрянь а не лодки! но в 1932 году альтернативы им не было и вообще прекратить их закладку - означало начать проектировать новые средние лодки (при том что ни знаний ни опыта не было) - и на это ушло бы года три с неясным результатом. А берега были без прикрытия прямо сейчас. мы в 1936 уже воевали с японией и без ПЛ судьба Владивостока оставалась под вопросом.

фактически Щуки годятся для одного - затаиться под водой "в окопе" и защитить свои терводы  от нашествия линкоров и при этом геройски погибнуть (если удастся заранее верно угадать в какую точку тервод противник придет) 

 

суть же АИ в том что строятся лодки на основе испанской (немецкой) Е-1 без изменения, полностью аналогичные немецкому типу 1

U-25 и U-26, построенные на верфи AG Weser, стали единственными представителями лодок данного типа, хотя эта модель явилась прототипом будущей IX серии. 

Слащёв's picture
Submitted by Слащёв on ср, 18/02/2015 - 15:05.

Алекс-22, прежде чем обвинять кого-либо в идиотизме, не мешало бы самому знать предмет спора. Лодок  "класса UB" не было, была серия  лодок  UB  причём трёх различающихся между собой типов - UB-I, UB-II, UB-III

UB-I (125тонн)

UB-II (250 тонн)

UB-III (500тонн)

Понятно, что вы имели ввиду UB-III, но конкретики не помешало б.

Разделение  артиллерии на 100мм  бронебойными и 76 мм фугасными более чем странно, так как орудия близки по классу.

И самое смешное, что перед проектированием первой советской подлодки инженеры выдали подводникам анкеты с предполагаемыми ТТХ будущей лодки.  Потом  средние показатели вывели . Получились практически ТТХ  английской подлодки типа L, которую небезосновательно считали  лучшей  подлодкой минувшей  мировой войны.

Так появися  советский  "Декабрист", у которого даже пушку установили аналогично на рубке

Вот так вот

Слащёв

Alex22's picture
Submitted by Alex22 on ср, 18/02/2015 - 12:05.

Моя точка на зрения на ПЛ 20-х годов.

Берем за основу ТТХ немецкой лодки класса UB.

Имеем её внешний из разведданных данных.

4 ТА носовых.

2 орудия - одно для дальнего боя порядка 4" с бронебойными снарядами,

другое 3" с фугасными.

Т.е. - "Американский Голланд".

Если что - в Советском Флоте они именовались как

лодки класса "А".

Некотрые из них получили звание "Гвардейских",

например А - 5

-

Всё придумано до нас (и до Вас) wink

Какие АГ сражались в  реальной истории (и как) на ЧФ посмотрите сами.

 

И никаких "Щук" и "Малюток".

 

Да, Вы скажете, что у АГ не было такой артиллерии.

Так вот простор для русских конструкторов ПЛ и артиллерии.,

Да, и как АГ сражались у амеров?

И до какого года?

Alex22

Alex22's picture
Submitted by Alex22 on ср, 18/02/2015 - 10:53.

2Коллега Космонавт Дмитрий:

Я искренне и на полном серьёзе перед Вами извиняюсь.

Всегда Ваш, и не всегда правый.

 

Но по поводу разработки лодок в 20-30-е гг. Вы просто не в теме.

Нужно было ориентироваться на немецкие проекты.

С перезарядкой.

 

2Коллега Граф: Вы хорошо модерируете.

Причем - без шуток.

Но как пользователь сайта, Вы не всегда правы...

 

Alex22

КосмонавтДмитрий's picture
Submitted by КосмонавтДмитрий on Thu, 19/02/2015 - 06:22.

спасибо, извинения приняты

 

Alex22's picture
Submitted by Alex22 on Tue, 17/02/2015 - 17:02.

Уж простите Дима,, в море Вы редкостный идиот.

Были бы.

Торпеда то мимо прошла...

 

Alex22

КосмонавтДмитрий's picture
Submitted by КосмонавтДмитрий on Tue, 17/02/2015 - 21:38.

ув коллега Алекс22

вероятно Вы не прочитали пост, а прочитали только комментарии,

но даже если пост Вы прочитали и не согласны с какой-то из моих идей либо со всеми разом - переход на личности и оскорбления на этом сайте запрещены

потрудитесь извиниться, милостивый государь!

если есть конкретные замечания и критика (что в тексте поста Вам кажется ошибочным) - я им буду очень рад 

Alex22's picture
Submitted by Alex22 on ср, 18/02/2015 - 10:57.

Простите меня!

Но в теме ПЛ Вы не правы, причем с точки зрения тех времен.

И технологических воззможностей.

С уважением!

Alex22

Raikov.'s picture
Submitted by Raikov. on Tue, 17/02/2015 - 21:44.

(Блин, как я сразу не заметил?...)

Если извинений не поступит в течении суток, Alex 22 будет забанен на неделю за хамство. Если поступят, и коллега КосмонавтДмитрий будет согласен их принять - сочтем неудачной шуткой.

Raikov.

КосмонавтДмитрий's picture
Submitted by КосмонавтДмитрий on Mon, 16/02/2015 - 23:18.

ув коллега Ансар

спасибо за неизменно благожелательное и конструктивное внимание

Малютки в РИ действительно перевозили в собранном виде

Для этого Николаевский судостроительный завод построил 18 железнодорожных 120- тонных транспортеров, каждый из которых включал две тележки-платформы

http://technicamolodezhi.ru/rubriki_tm/podvodnaya_lodka_tipa_m/podvodnay...

ДШК: ход АИ не отличается от РИ там, где нет воли конкретных должностных лиц, а есть естественное накопление квалификации конструкторов и рабочих. Как только Шпагин допилил напильником дягтеревский крупнокалиберный пулемет, так сразу и пустили в серию. а пока не допилил - не  пускали.

Непонятно, почему, судя по тексту, только одна единица из шести учитывается как небоеспособная (в ремонте). В РИ таковых всегда было гораздо больше

будем считать что в этих предположениях Уборевич ошибся. Хотя при меньшем числе лодок можно и больше внимания уделить качеству и в строительстве, и в эксплуатации.  Главное для меня в том что я написал некий не особенно противоречивый ход мысли, который привел к тому что СССР получили на 86 лодок меньше. А это дало возможность нарастить число СКР и тральщиков, что кажется мне благом для СССР 1941 года.

 

Щуки производить можно, сперва в качестве боевых, но после освоения "Эски" их надо немедленно прекращать производить

представьте себе - именно такое решение было принято политбюро ЦК ВКП(б) в 1934 году (!)

http://armyman.info/flot/podvodnye-lodki/18115-podvodnye-lodki-tipa-sred...

4 августа 1934 года члены Политбюро приняли решение о серийной постройке средних подводных лодок серии IX и постепенной замены ими подводных лодок типа «Щука».

увы - Эска это аналог немецкого типа 9, И вот освоить серийное пр-во ээсок в нужном колличестве СССР очень хотел но не смог! - см мой коммент с результатами.  а вот испанская Е-1 это аналог немецкого типа 1 - между ним и типом 9 значительный разрыв. 

вполне вероятно что СССР бы потянул тип 1 если не гнаться за количеством . и на фоне Щуки тип 1 смотрится очень даже достойно.

Alex22's picture
Submitted by Alex22 on Tue, 17/02/2015 - 17:23.

КосмонавтДмитрий пишет:

вполне вероятно что СССР бы потянул тип 1 если не гнаться за количеством . и на фоне Щуки тип 1 смотрится очень даже достойно.

Щука-Б против всех немецкиэх лодок?

 

Alex22

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Mon, 16/02/2015 - 14:06.

yes!!! Отличное продолжение! И ход мысли совершенно правильный.

Непонятно только, как будут транспортировать Малютки по ж/д в собранном виде? Для этого их водоизмещение должно быть в пределах 60 т. В РИ их транспортировали как раз в разобранном на отсеки виде и собирали уже на ДВ.

Непонятно почему до 39-г возились с крупнокалиберными пулемётами - что мешает запустить в массовую серию ДК уже в 34-ом?

Непонятно, почему, судя по тексту, только одна единица из шести учитывается как небоеспособная (в ремонте). В РИ таковых всегда было гораздо больше.

Непонятно, почему расчёт делается только по лодкам, готовым единовременно выйти на боевую позицию (создать "завесу"). Эта "завеса" получается либо одноразовой (лишь на время автономности соединения) либо жидкой.

В расчёте наверное надо количество лодок, необходимое для создания "завесы" сперва удвоить в расчёте на ремонты, от капитального и среднего, до ТО в базе, а потом ещё раз удвоить в расчёте на "вторую смену" в той "завесе" и неизбежные потери.

Что касется типового состава. Отказ от лодок типа "Правда" - верен исходя из их фактических ТТХ. Но тоже самое можно сказать и о никуда не годных ТТХ Малюток и Щук. От первых отказаться - самое благое дело. Толку от них - ноль целых, ноль десятых. Щуки производить можно, сперва в качестве боевых, но после освоения "Эски" их надо немедленно прекращать производить, а те что уже построены, постепенно переводить в разряд учебно-боевых.

Большие субмарины, разрабатывались и строились по политическим мотивам - как аргумент против Англии. После Испании, когда Германия определилась как враг номер один, их разработку и строительство тоже можно прекращать. Все силы и средства на "Эски" и "Ленинцы". Другие лодки для РККФ - балласт, а для бюджета - деньги на ветер. ИМХО.

С уважением, Ансар.

Слащёв's picture
Submitted by Слащёв on Mon, 16/02/2015 - 22:55.

Коллега Ансар, подлодки типа С и Л слишком крупные для внутренних морей, а для океанов малы. В действительности советские стратеги не уверены к концу 30х в конфигурации  врагов. Отсюда и такое огромное число транспортируемых по ЖД малюток.

http://www.uboat.net/allies/warships/types.html?navy=USSR&type=Submarine

Слащёв

Слащёв's picture
Submitted by Слащёв on вс, 15/02/2015 - 22:54.

Нам бы подошли лодки трёх типов:

Подводная лодка океанской зоны   - 1000/1250 тонн,   22/8 узлов,   10000 (10)/ 80(4) миль,  8 носовых/2 кормовых торпедных аппарата, 20 торпед,  100мм палубное орудие, 2х37 мм зенитки, 25 мм автомат.  Океанские лодки предназначены для действий против развитых морских  держав, таких как   Великобритания,  Япония , Италия, Франция и (маловероятно) США,   80 едениц.  

Подводная лодка морской зоны  - 450/550 тонн, 15/8 узлов,   5000(10)/ 50(4)  миль,  4 носовых/1 кормовой торпедных аппаратов, 10 торпед,  76  мм палубное  орудие ,  37 мм зенитка, 25 мм автомат.     Морские  лодки предназначены   для действий против ближайших потенциальных морских противников у их берегов  -  Германия, Япония, Турция, Финляндия, Румыния.  40 едениц. 

Подводная лодка прибрежной зоны - 250/280 тонн, 12/7 узлов, 2000(8)/40(4) миль, 3 торпедных аппарата - 5 торпед.  37 мм зенитка, 25 мм автомат. Разведка,  береговая оборона,   высадка разведывательно-диверсионных групп на приморских флангах, минные постановки.  20 едениц.  

Подлодки большого водоизмешения с запредельной дальностью плавания или мощным  артиллерийским вооружением, узкоспециализированные минные заградители,  эксперименты с подводными   авианосцами, транспортами и танкерами, а также  лодки сверхмалого класса   -  не нужны.

Распределение по флотам в пользу океанских открытых флотов, за счёт замкнутых морских флотов

Атлантический (Северный)  и Тихоокеанский    -  каждый  по  40 океанских, 10 морских лодок

Черноморский  и Балтийский флоты  - по   10 морских, 10 прибрежных лодок

Слащёв

КосмонавтДмитрий's picture
Submitted by КосмонавтДмитрий on вс, 15/02/2015 - 23:54.

ув коллега Слащёв

цель моего поста описать наилучшую из реалистичных возможностей, а не оптимальную с точки зрения послезнания. к тому же я учитываю наличие конкретных лиц (Малинин, Асафов), конкретных проектов (Е-1), конкретных заводов и их возможности в период второй и потом третьей пятилетки

с точки зрения послезнания вроятно минные постановки можно делать с обычных подлодок, но в 1932 году это было не понятно

Встанем на роль политического руководства СССР в 1932 году. Да против румынов 20 лодок на ЧФ достаточно, а ну как англичане со французами снова припрутся линкорной силой? никак нельзя 20 подлодок иметь. Да и город Ленина оставить на защиту пары квази-линкоров с 20 подлодками никто бы не согласился.

И, возможно, немцы с итальянцами на наши внутренние моря не посягнули ИМЕННО потому что опасались потерь от достаточно большого подводного флота.

упомянутые Вами образцы подлодок довольно удачны и полезны для обороноспособности СССР, но их было бы по силам советскиой промышленности разработать в 1938..1939 годах и заложить где-то в 1940. Но построить и ввести в строй 80 упомянутых Вами больших лодок к 1941 году? нет, это фантастика.

Докажу почему: описанная Вами "лодка океанской зоны" еще лучше чем реальная лодка типа С (это была самая удачная советская лодка). ее проектировали и строили из всех сил, при этом понимая ее превосходство над всеми остальными лодками. и что? к 1941 ввели в строй только 15 штук (а рабочий проект закончили в январе 1935)