0
0

достройка линкора Фрунзе в альтернативной реальности Кировская весна

Кировская весна. Броненосец береговой обороны "Полтава"

Немного предыстории

Несмотря на включение работ по восстановле­нию и модернизации этого линкора в принятую в 1926 году шестилетнюю «Программу строительства Морских сил РККА» и наличие постановления РВСС от 5 августа 1927 года, согласно которому ремонт и модернизацию линкоров следовало начать именно с поврежденного пожаром «Фрунзе», эти работы из-за нехватки средств развертывались крайне мед­ленно. Линкор предполагалось восстановить с мо­дернизацией по типу планировавшейся для «Ок­тябрьской революции». На это по смете 1928 года требовалось 25 млн. руб., но на 1928/29 операцион­ный год был выделен всего 1 млн. руб., а 17 декабря 1928 г. при очередной корректировке шестилетней программы СТО исключил из нее работы по «Фрун­зе», перенацелив высвободившиеся средства на но­вое кораблестроение.

Между тем после перевода «Парижской ком­муны» на Черное море и постановки «Марата» на модернизацию руководство ВМС РККА снова под­няло вопрос о «Фрунзе». В октябре 1930 года по указанию начальника ВМС Р.А.Муклевича НТКМ проработал три варианта восстановления этого ко­рабля:

  • – в виде плавучей батареи с 16 старыми котлами, обеспечивающими скорость 14 уз (стоимость — 14 млн. руб.);
  • – восстановление в два этапа — сначала толь­ко с двумя башнями главного калибра и с поло­виной машинно-котельной установки (стоимость 11,7 млн. руб.) к маю 1932 года, а затем — полное по типу «Марата» (стоимость 7,4 млн. руб.);
  • – превращение в линейный крейсер, имеющий скорость 27 уз, за счет установки котлов с недостро­енного «Измаила» и новых импортных турбин (сто­имость 24 млн. руб.).

Для реализации по предложению командова­ния МСБМ рекомендовался второй вариант, одна­ко в декабре 1930 года стало известно, что вслед­ствие сокращения ассигнований на флот работы по «Фрунзе» в 1931 году не смогут быть даже начаты, в связи с чем начальник ВМС Р.А.Муклевич в янва­ре 1931 года обратился к наркомвоенмору К.Е.Во­рошилову с просьбой разрешить использование оборудования этого линкора для других кораблей (что фактически уже делалось), а корпус сдать на слом, но получил отказ. На вторичный запрос о судь­бе «Фрунзе» в марте нарком снова ответил:

«…пусть пока постоит».

Между тем на корабле уже шел де­монтаж двух средних башен для нужд береговой обороны на Дальнем Востоке.

В апреле 1931 года появилось предложение Ле­нинградской комиссии по наблюдению за построй­кой кораблей о перестройке «Фрунзе» в трехбашенный линейный крейсер водоизмещением 26 000 т с четырехвальной главной энергетической установ­кой суммарной мощностью 88 000 л.с., состоявшей из агрегатов, разработанных для лидеров проекта 1 (типа «Ленинград»).

Об этом предложении Р.А. Муклевич в июне доложил К.Е. Ворошилову, следствием чего стало включение работ по восстановлению и модерниза­ции «Фрунзе» в «Программу строительства Морс­ких сил РККА на 1932—1935 гг.». Совнарком СССР, утверждая 11 ноября 1931 года эту программу, по­становил: 

«…достройку линкора "Фрунзе" … отло­жить до 1933—1934гг.»

Между тем НТКМ разработал четыре варианта превращения линкора в линейный крейсер, разли­чающихся в основном типом и мощностью главной энергетической установки. На этой основе в начале августа 1932 года заместитель начальника ВМС И.М.Лудри представил эскизный проект переобо­рудования «Фрунзе» в линейный крейсер водоиз­мещением 26 400 т со скоростью 30 уз на рассмот­рение РВСС, принявшему по нему положительное решение. 29 сентября комиссия осмотрела линкор у стенки Балтийского завода и нашла его состояние вполне удовле­тво­ри­тельным.

В октябре 1932 года Управление кораблестрое­ния выдало КБ Балтийского завода заказ на раз­работку «детального эскизного проекта» перестрой­ки «Фрунзе» в линейный крейсер, но уже по прора­ботанному НИВК варианту со скоростью 27 уз (достижение скорости 30 уз НИВК считал нереаль­ным). После рассмотрения вместе с НИВК несколь­ких экзотических вариантов корабля (с удлинением корпуса за счет вставки; с котлотурбинной механи­ческой установкой, дополненной дизель-электри­ческой; а также с многоагрегатной дизельной) со­чли, что наиболее предпоч­тительным явилось бы ис­пользование импортных турбин большой мощности.

К марту 1933 года КБ Балтийского завода раз­работало эскизный проект линейного крейсера во­доизмещением 27 000 т с тремя башнями главного калибра (третья — с погибшей в Севастополе «Им­ператрицы Марии»), 16 130-мм орудиями в сред­нем двухъярусном каземате под 37,5-мм броней в двух вариантах (А и Б), различающихся составом зе­нитного вооружения и меха­ническими установками.

После рассмотрения проекта рядом комиссий В.М.Орлов подписал решение о разработке нового варианта корабля, отличающегося от предыдущих наличием двух двухорудийных 100-мм зенитных установок (видимо, итальянских), трех двухорудий­ных 45-мм автоматов, усиленным горизонтальным бронированием (крыши башен — 152 мм, средняя палуба — 75 мм), с двухвальной энергетической ус­тановкой суммарной мощностью 120 000 л.с. (по типу италь­янского крейсера «Raimondo Montecuccoli»). Стоимость корабля оценивалась в 55 млн. руб.

В июне проект был рассмотрен и одобрен В.М.Ор­ловым с некоторыми замечаниями, а Управление кораблестроения выдало Балтийскому заводу за­дание на разработку общего проекта, которым пре­дусматривалось: доведение угла возвышения ору­дий главного калибра до 40°, размещение только 12 130-мм, но зато не в казематах, а в двухорудий­ных башнях, перераспределение толщин брони, ус­тановка 533-мм траверзных неповоротных торпед­ных аппаратов, использование главных механизмов суммарной мощностью 110 000 л.с. от итальянско­го крейсера «Eugenio di Savoia» (то есть аналогичных закупленным для крейсера проекта 26 «Киров»).

11 июля 1933 года вышло постановление СТО «О программе военно-морского строительства на 1933—1938 гг.», которым, в частности, предусмат­ривалась модернизация линкоров «Фрунзе» и «Па­рижская коммуна». Казалось, дело встало на ре­альную почву. Но время было уже упущено. В соот­ветствии с новой программой на Балтийском заводе намечалось строительство легких крейсеров, эсмин­цев, подводных лодок, поэтому возникли опасения, что работы по «Фрунзе» могут им помешать. В на­чале августа 1934 года В.М.Орлов представил нар­кому обороны доклад, в котором испрашивал со­гласия на «исключение из программы судострое­ния… линейного корабля-крейсера "Фрунзе"», однако К.Е.Ворошилов наложил на документ резо­люцию:

«Пока оставить и еще раз обсудить со спе­циалистами».

В конце 1934 года участь «Фрунзе» как линейного крейсера была решена, и в январе сле­дующего года все работы по нему прекратились. 30 сентября 1935 года В.М.Орлов препровож­дает наркому докладную, в которой предлагает по­ставить корпус «Фрунзе» в Кронштадте для исполь­зования в качестве мобилизационного запаса ме­ханизмов и брони (чем он и был фактически уже 17 лет), но К.Е.Ворошилов был осторожен и неожидан­но для В.М.Орлова приказал восстановить «Фрун­зе» в качестве плавбатареи. В соответствии с тотчас разработанным и утвержденным В.М.Орловым заданием на восстановление линкор опять предпола­галось ввести в строй со всеми четырьмя башнями главного калибра, модернизировав по типу «Париж­ской коммуны», но лишь с шестью переведенными на нефтяное отопление котлами, что обеспечивало скорость 12-15 уз, и одной дымовой трубой.

Далее все пошло снова по уже пройденному кругу. 29 декабря 1935 года В.М.Орлов доложил наркому: реализация задания возможна с оконча­нием работ на корабле осенью 1938 года при затра­тах около 60 млн. руб. КБ Балтийского завода про­работало улучшенные по сравнению с заданием ва­рианты со 100-мм средней палубой, 100-мм зенитной артиллерией и с булями для обеспечения остойчиво­сти, причем во втором варианте — со скоростью 22-23 уз за счет использования 10 котлов с недостроен­ных крейсеров типа «Светлана». Стоимость работ в обоих вариантах составляла 72 млн. руб.

Последовало решение К.Е.Ворошилова:

«Пред­ставить в правительство доклад по последнему ва­рианту, работу начать в 1936 г. 2.02.36.».

Но уже началась гонка с проектированием новых линкоров, в которой ведущую роль играло КБ Балтийского завода, и вскоре промышленности и флоту стало не до «Фрунзе». Проектные работы по нему прекрати­лись, а восстановительные даже не начинались.

Формально от восстановления линейного кораб­ля «Фрунзе» окончательно отказались лишь 9 июля 1939 года, когда Главный военный совет ВМФ при­знал его нецелесообразным.

К сентябрю 1939 года на «Фрунзе» демонтиро­вали боевую рубку, сняли башенные механизмы и приступили к разборке самих башен. Впоследствии их орудийные станки использовались при монтаже береговой батареи. В 1941 году корпус корабля был сдан в Отдел фондового имущества для разделки на металл, и к началу войны его носовая оконечность была разобрана примерно до 15 шп. При буксиров­ке Морским каналом осенью 1941 года корпус, под­вергнувшись артобстрелу, получил несколько про­боин и затонул вблизи бровки канала. Оставшаяся над водой носовая часть верхней палубы исполь­зовалась в годы блокады для прикрытия дозорных катеров. Затонувший корпус «Фрунзе» подняли к концу мая 1944 года и в 1946 году разобрали.

А.М. Васильев «Линейные корабли типа «Марат»

Альтернативная реальность

Кировская весна. Броненосец береговой обороны "Полтава"

24 июня 1940 году в Балтийском Флоте СССР была проведена командно-штабная игра "Оборона центральной минной позиции близ Моозундского архипеллага 1.05.1941"

По итогам игры 1.07.1940 начато проектирование, и с 1.09.1940 достройка линкора Фрунзе в качестве самоходной плавбатареи с целью защиты возобновляемой центральной минно-артиллерийской позиции близ Моонзундского архипеллага.

Техническим заданием предписывалось завершить работы до 1 марта 1941 года, с минимальными затратами финансовых, людских и материальных ресурсов 

Корабль принят госкомиссией 3 мая 1941 года и сразу вышел к месту несения службы у острова Эзель.

Водоизмещение стандартное – 23 000 т; длина 184,5 м, ширина 32,5 м, осадка 9,65 м. Мощность механизмов 16 800 л.с. (четыре дизеля по 4200 л.с.). Скорость хода максимальная – 12 узлов. Дальность плавания 2700 миль при 8 узлах. Бронирование: главный пояс: 225 мм цитадель, 100—125 мм оконечности, верхний пояс: 75—125 мм, верхняя палуба: 37,5 мм, средняя палуба: 19—25 мм, нижняя палуба: 12—50 мм

Вооружение составило:

  • шесть 305-мм орудий в двух трехорудийных башнях,
  • шестнадцать 120-мм пушек в барбетах,
  • восемь спаренных 100-мм универсальных орудий Минизини,
  • восемь спаренных 40-мм автомата Бофорс.

Вместо паровых турбин энергетическая установка плавбатареи представляла собой четыре дизеля мощностью по 4200 л.с. от подводной лодки типа К.

35
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
12 Цепочка комментария
23 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Пупсdragon.nurWasaAnsar02КосмонавтДмитрий Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

«Скорость хода максимальная 8

"Скорость хода максимальная 8 узлов."

 

Очень разумно. За одно только подобное предложение того кто предложит подобное надо сразу же без долгих проволочек присудить Шнобелевскую примию и отправить награждённого на Колыму лет на 20-25 добывать там чугуний.

 

Такой крупный по размерам корабль с максимальной скоростью в 8 узлов это же просто мечта для немецких бомбардировщиков и торпедоносцев. Они даже в лётных школах не практиковались в нанесениях ударов по подобным морским черепахам.

arturpraetor

Коллега вероятно опечатался,

Коллега вероятно опечатался, и имел в виду 18 узлов максимальную скорость. По крайней мере, мощности вроде должно хватить для более чем 8 узлов.

alex66ko
alex66ko

arturpraetor пишет:
Коллега

[quote=arturpraetor]

Коллега вероятно опечатался, и имел в виду 18 узлов максимальную скорость. По крайней мере, мощности вроде должно хватить для более чем 8 узлов.

[/quote]

 Примерно 11-12 узлов, не более. 

NF

«Коллега вероятно опечатался,

"Коллега вероятно опечатался, и имел в виду 18 узлов максимальную скорость. По крайней мере, мощности вроде должно хватить для более чем 8 узлов."

 

Максимальная скорость 18 узлов при мощности СУ 16 800 лс., длине 184,5 метра и ширине 32,5 метра? Хорошо если до 12-13 узлов сможет разогнаться. И то при хорошей погоде и попутном ветре.

st .matros

Честно сказать не понял… а

Честно сказать не понял… а на зачем? Нет, если бы башни поставили на нечто вроде британских мониторов, это понятно. Цельмаленькая легко маскируемая, на мелководье может. А тут такой левиафан…

LPGMASTER

ББО с осадкой в 9.95 метра.
ББО с осадкой в 9.95 метра. Благородное безумие.

адмирал бенбоу

Приветствую вас,

Приветствую вас, коллега!

ИМХО, вы переборщили с зенитной артиллерией — стволов много, а сектора стрельбы отвратительные. особенно это касается Минизини — они друг другу мешают. с МЗА лучше, но, ИМХО, 4 спарки на трубу вешать — через чур. там и пары хватит.

Ну и КДП у вас не обеспечен ни главный калибр, ни противоминный, ни зенитный — стоило ли 24 "сотки" ставить, если стрелять они все равно "на глазок" будут?

Wasa

Ё мое. Я откровенно говоря

Ё мое. Я откровенно говоря думал это у меня проект переоборудования "Полтавы" в линеный крейсер по типу "Миоги" из WoS верх извращения, а тут меня переплюнули. Мое почтение.

Честно говоря проще какой нибудь из стрых ЭБ в ББО превратить, он хоть меньше, а этот……  И не спрячешь его.

Ansar02

!!! Прекрасный обзор по

yes!!! Прекрасный обзор по "Фрунзе" и замечательная идея.

Но, есть несколько замечканий.

1. Это не ББО, а фактически самоходная плавбатарея.

2. СУО — архаичная. На 41-й год у Вас должна быть развитая СУО вплоть до радаров!

Причём КДП желательно два, а директоров управления средним калибром 4 для Минизин и столько же для "Бофорсятины". Иначе будете ручными дальномерами работать и стрелять на глазок.

3. Минизин вообще слишком много. Логично каждую вашу пару установок сократить до одной (всего на корабль 6, максимум 8). Причём на каждый борт, для управления теми Минизинами желательно иметь два директора.

4. Бронезащита слабая — сугубо противоосколочная. С такой, даже при двух 12-дюймовых башнях не выстоять против пары активно маневрирующих тяжёлых крейсеров. какая уж тут защита ЦМП! Надо не 50-75, а хотя бы вдвое больше. Тем более необходимо продумать защиту сверху! Против бомб надо не 20, а все 100 мм.

5. Для такого тихохода, крайне желательны бортовые були-наделки в качестве дополнительной ПТЗ.

С уважением, Ансар.

 

 

NF

«5. Для такого тихохода,

"5. Для такого тихохода, крайне желательны бортовые були-наделки в качестве дополнительной ПТЗ."

 

При такой скорости и були не сильно то помогут. Те же немцы за это добро за просто смогут наградить разботчиков железными крестами.

Слащёв

К сожалению, на дорогостоящую К сожалению, на дорогостоящую и сомнительную модернизацию устаревшего линкора у бурно растущего советского флота не нашлось ни желания, ни времени, ни мощностей, ни рабочих рук, ни средств. Корабль продолжал пребывать в законсервированном виде до апреля 1941 года, когда после советско-японского договора к удивлённому наркому советского флота на приём пришёл японский морской атташе с предложением …..купить корпус этого устаревшего корабля….но на Дальнем Востоке. Где Советский Союз может без всякой шумихи продать его Японии на металлолом….по цене лёгкого крейсера. Когда японский морской офицер заявил, что для западных стран переход корабля на Дальний Восток будет говорить о советском желании 'усилить' советский Тихоокеанский флот, оба собеседника уже не могли сдержать улыбки. На вопрос советского адмирала, зачем Японии реально нужен этот сомнительный в военном отношении корабль, японский атташе, улыбаясь, заявил, что корпус корабля будет переоборудован в эскадренный гидроавиатранспорт, что вызвало уже откровенный смех обоих моряков, поскольку понятно, какой 'гидроавиатранспорт' будут делать после прошлогоднего успешного британского средиземноморского рейда. Когда один авианосец вывел из строя несколько линкоров. В тот же день нарком сообщил японское предложение политическому руководству страны. С одной стороны, переход корабля на Дальний Восток будет говорить 'почтенной публике' о непрочности советско-японского пакта, а японское желание иметь дополнительный крупнотоннажный боевой корабль должно… Подробнее »

Wasa

А дальше?

А дальше?

Слащёв

А дальше пока что мешает
А дальше пока что мешает проблематичность присутствия на сайте в рабочее время.

СЕЖ

+++++
Жду продолжения, но

+++++

Жду продолжения, но почему тогда русским самим не перестроить корабль в авианосец?

Слащёв

Военно-политическое Военно-политическое руководство Советского Союза не рассматривало авианосцы как один из основных классов кораблей по нескольким причинам:   — Основные потенциальные противники Советского Союза представляют опасность именно на континенте, поэтому расходы на флот в разы меньше чем на авиацию и армию. Переделывать линейный корабль в авианосец было банально дорого. — Будущими ТВД считались Балтийское и Чёрное моря, о чём говорит распределение сил флота. Большинство советских крупнотоннажных боевых кораблей находилось именно в этих замкнутых морях, поскольку повторение ситуации времён Крымской войны с  вражескими флотами у наших берегов выглядело более чем явно. -Предполагалось, что против противников на этих ТВД наиболее подходит базовая морская авиация и лёгкие  силы флота в рамках концепции "малой войны" так называемой "молодой школы", которая считала,   что отразить нападение с моря развитой морской державы  можно и недорогими средствами.  Зачем делать дорогостоящий корабль для лёгких палубных самолётов, если базовая ударная авиация способна "достать" противника в любой точке этих морей?  — Реальные возможности авианосцев для чиновников военных ведомств были неизвестны,  если не считать рейда англичан против Таранто, успех которого многие объясняли полным раздолбайством итальянских моряков.   Однако продолжим рассказ о  корабле. Перед готовностью вступить в состав Императорского флота среди офицеров морского ведомства возникли разногласия, как использовать этот противоречивый и странный корабль. Многие прямо считали, что   авианосец, получивший… Подробнее »

СЕЖ

++++

++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить