Хроники Японского Каганата

Авг 2 2015
+
14
-

Как всегда у Магнума – блестяще. Отличная стёбовая АИ, полёт фантазии и так далее и тому подобное. Всем любителям качественного АИ-юмора читать обязательно. Если же вы ждёте чего то серьёзного, то вам не сюда.

Альтернативная История Японского Каганата (Кейсарут Исраэль или Еврояпонская Империя) с древнейших времен и до наших дней.

...Начиная с 1540-х годов к японским берегам стали прибывать европейские корабли. Сперва португальские, потом голландские. Они везли с собой новые технологии (например, огнестрельное оружие) и новые идеи (например, христианство). И то, и другое пришлось воинственным самураям по душе. Аркебузиры и мушкетеры стали привычными боевыми единицами в самурайских рядах, а распятия и т.п. - привычными атрибутами в японских домах.
И все шло просто замечательно, пока с очередным рейсом из Европы не прибыла небольшая группа португальских марранов.

Вступив на японскую землю, они увидели свой шанс и вернулись к религии предков. Сопровождавшие их католики-португальцы были невероятно возмущены и попытались наказать дерзких еретиков. И обломались, ибо им помешал местный дайме, внезапно принявший иудаизм. Ламa ло?
И если распространение христианства в Японии было подобно лесному пожару, то иудаизм распрострaнялся со скоростью света.
Дело кончилось тем, что в иудаизм обратились три величайших японских вождя этой эпохи - Ода Нобунага, Тоетоми Хидоеси и Токугава Иэясу. Разумеется, их примеру последовали сотни тысяч воинов, причем обрезание они делали себе сами - фамильным мечом и без наркоза. Тэнно был объявлен потомком царя Соломона и Королевы Шевы, а японский народ - потерянным коленом Израиля.

- В следующем году - в Иерусалиме!
- Хай!

Тем временем католики не спешили сдавать свои позиции, но могущество их заметно пошатнулось.

Год 1592-й.

Вот уже 10 лет как погиб Ода Нобунага, Тигр Сиона. Япония под властью Тоетоми Хидоеси, который принял ответственное решение - освободить Иерусалим. План его очень прост:
пройти быстрым маршем через Корею,
завоевать Китай,
посадить Микадо на Яшмовый Трон
и во главе 50-миллионной японо-китайской армии спокойно, не торопясь, проследовать на Ближний Восток.
И если кто-нибудь попробует им помешать, вежливо спросить:
- А почему, собственно?

Увы - гладко было на бумаге. Корейские антисемиты призвали на помощь Морских Драконов и безжалостно утопили японский флот, без которого доблестный ЦАХАЛ (Цва Хагана ле-Япан), уже стоявший у границ Тай-Минг, не мог сражаться.

(Здесь не обошлось без активного участия левой оппозиции, которая проводила антивоенные демонстрации и требовала немедленно вывести войска из Кореи и предоставить португальцам автономию).

Последней каплей стала смерть Тоетоми. ЦАХАЛ отступил из Кореи.
После чего последовала неслабая гражданская война, в результате которой от католического влияния в Японии не осталось и следа. Японцы окончательно приняли иудаизм и спрятались от всего остального мира, так как понимали, что еще не готовы к Последней Битве за Иерусалим.

- В следующем году - в Иерусалиме!
- Хай!

Но несмотря на всю закрытость Японии, сведения о вновь открытой стране Десяти Потерянных Колен проникали в еврейские общины мира, и в последующие триста лет тонкий ручеек переселенцев тек навстречу Восходящему Солнцу, где неизменно принимался с распростертыми обътьями.

1840-1860-1900.

Япония снова вступает в контакт с внешним миром и развивается бешеными темпами (наука, военная техника и т.д., и т.п.) Пробует силы в Китае. Первый шаг на пути к Иерусалиму.

1903

Кишиневский погром и другие погромы. Япония примает беженцев и предъявляет Российской Империи ультиматум: немедленно прекратить, иначе...

1904

Никто и не думал прекращать.

1904-1905

Русско-японская война. Рыцари Храма против Ортодоксов с аналогичным итогом. В Японию прибывает еще большее количество еврейских беженцев.

1914-1917. Звездный час. (Звезда - шестиконечная).

Япония вступает в войну на стороне Антанты. Японский экспедиционный корпус высаживается в Ираке и быстрым маршем движется на Иерусалим. Турки в ужасе разбегаются. Полковник Лоуренс посылается в эротическое путешествие вместе со своми арабскими союзниками.

1918.

Япония получает мандат на Эрец Исраэль, французы - на Сирию, недовольные бритты - на все остальное. Тэнно прибывает в Иерусалим, где торжественно коронуется как Царь Царей Израиля и прочая, прочая, прочая...

История Еврояпонской Империи, Том II.
----------------------
Между войнами, 1918-1939.

В течении описываемого периода Еврояпонская Империя сохраняла хорошие отношения с Соединенными Штатами - иудейские лидеры Иерусалима и Токио уже давно нашли общий язык с плутократической верхушкой Вашингтона.
С Британской Империей отношения были несколько напряженные - британцы тяжело переживали потерю уплывшего из-под носа Иерусалима и окрестностей. На границах Эрец Исраэль время от времени происходили стычки с недовольными арабскими племенами ( в одной из которых вместе со всей своей армией был уничтожен эмир Мекки Абдалла ибн Хуссейн).
Отношения с СССР также оставляли желать лучшего - Северные Территории, проблема острова Карафуто, а также неудачная попытка Империи аннексировать Биробиджан, после которой родилась популярная советская песня:

В эту ночь решили иудеи
Перейти границу у реки.

А тем временем над Европой сгущались грозовые тучи...
К власти в Германии пришли нацисты, одним из главных "достижений" которых было возведение антисемитизма в ранг государственной политики и преследование евреев. Сотни тысяч евреев успели покинуть территорию Рейха и найти приют в Израиле, пока до нацистов не дошло, что таким образом они способствуют усилению потенциального противника, и "окно" эмиграции было прикрыто...

Война. 1939-1943.

Раздел Польши, падении Франции, Дании, Норвегии, Югославии. Битва за Британию. Вторжение в СССР.
Империя колебалась между ненавистью к нацистскому режиму и желанием сохранить нейтралитет (вредное влияние левой оппозиции, поллучившей в итоге и позор, и войну).
Когда же стоявший в хайфском порту линкор "Микадо Шауль" был атакован немецкой подлодкой, колебания были отвергнуты, и Империя вступила в войну.
Гитлер отчаянно нуждался в союзниках на Дальнем Востоке, дабы замедлить действия США и Империи, но его ставка на Китай себя не оправдала. Попытки стравить Японию с СССР или с Британией также не увенчались успехом - весь мир объединился против нацистов. И зловещие японские линкоры сражались на Западном фронте плечом к плечу с американскими авианосцами.

...Германия не могла сражаться на три фронта и капитулировала уже в 1943 году. В 1944 году состоялся Нюрнбергский процесс.

--------------------------------
Немного военной поэзии. Из сборника "Красное солнце Сиона".

Прекрасна Фудзи снежным днем.
Пусть отсохнет моя правая рука.
Фашисткая гадина идет ко дну.

Две тысячи лет.
Семь километров над уровнем моря.
Помни о Фамагусте.

Тяжело хрипит умирающий Тигр.
Пантера в страхе бежит от Меркавы.
Лехаим. Банзай.
----------------------------------

Из сборника "Бронетанковая техника Второй Мировой Войны". Amber Books, 1998.

Средний танк Тип 93 "О-ГО" "Мифлэцет".

Производство: Кейсарут
Экипаж: 4
Вес: 30 тонн
Броня: до 90 мм
Вооружение: 55-мм пушка, три 8-мм пулемета.
Двигатель: 600 л.с.
Макс. скорость: 40 км/ч

Тяжелый танк Тип 97 "У-ГУ" "Меркава".

Производство: Кейсарут
Экипаж: 4
Вес: 58 тонн
Броня: до 120 мм
Вооружение: 90-мм орудие, два 8-мм пулемета, один 14-мм пулемет.
Двигатель: 950 л.с.
Макс скорость: 55 км/ч

Истребитель танков Тип 101 "Э-ГЕ" "Цайд-Меркава".

Производство: Кейсарут
Экипаж: 6
Вес: 87 тонн
Броня: до 340 мм
Вооружение: 177-мм автоматическое орудие; три 14-мм пулемета.
Двигатель: 2100 л.с.
Макс. скорость 60 км/ч
----------------------------------

Из работы Л.Н.Гумилева "Древняя грусть и Великая пусть". Вестник ЛГУ. 1972. N.4. С. 98.

"...Пожалуй, главным недостатком Японского Каганата, этого государства-вампира, сосущего кровь из Европы и Азии, была безпрецедентная протяженность в пространстве и времени. Между двумя его столицами - Токио и Иерусалимом - лежали двенадцать тысяч километров и семь часовых поясов..."
----------

Janes Fighting Ships.

Линкоры класса "Микадо"("Кейсар")*.
Головной корабль серии - "King Saul". За ним последовали:

"King David".
"King Solomon".
"King Alexander".
"King Herod".

Экипаж: 3500
Водоизмещение: 126000 т
Запас хода: 57400 миль при 31 узле
Бронирование: 590 мм пояс, 305 мм палуба, 710 мм барбеты, 900 мм башни главного калибра, 200 мм башни среднего калибра.
Вооружение:
двенадцать 750-мм орудий,
шестнадцать 380-мм орудий,
четырнадцать 155-мм орудий.
205 стволов среднего и малого калибра.
Силовая установка: девятивальная турбина 956000 л.с.
Скорость: 35 узлов.

*Каждый корабль известен также под нефициальным прозвищем. "King Herod" - "Истребитель младенцев", "King David" - "Гамбургский мясник", "King Alexander" - "Убийца Бисмарка" и т.д.

Том III.

1944 и Первые послевоенные годы.

Горячая война окончилась.
В государствах Восточной Европы к власти пришли просоветские правительства. Германия была разделена на шесть государств.
В советской зоне оккупации была провозглашена ГДР. Западный Берлин был объявлен городом-государством согласно Магдебургскому праву. С прочими зонами возникла проблема.
Американцы предложили западным союзникам создать на их основе отдельное германское государство как противовес просоветскому ГДР, но упорство еврояпонцев привело к провалу этого плана. Отношения с французами оставлять желать лучшего (Империя до сих отказывалась освобождать аннексированную в 1941-м вишистскую Сирию). В районе Суэцкого канала творилось вообще черт знает что. На потсдамской конференции премьер-министр Эттли запустил пустым стаканом в имперского представителя адмирала Ури Токугава, за что был немедленно зверски избит. Рузвельт не мог их разнять по причине недееспособности; генералиссимус Сталин взирал на это дело с олимпийским спокойствием; де Голль сделал вид, что это его не касается.
На земле бывшего Рейха возникли еще четыре государства - Бавария, Палатинат, Баден-Баден и Саксония. Злопамятные французы аннексировали Саар; не менее злопамятные еврояпонцы подарили Шлезвиг-Гольштейн датскому королю. Австрия уцелела чудом
Так начиналась холодная война.
После падения Берлина американцы немного расслабились, и только в 1946-м году на полигоне в районе Лос-Аламоса взорвалась первая атомная бомба. Еще через несколько месяцев ее испытали на поле боя. На Филиппинах (в те годы - американская колония) началось восстание местных мусульман. Американцам удалось оттеснить мятежников на один из южных островов, после чего туда были последовательно сброшены "Толстяк" и "Малыш". Кипящие волны океана ринулись в образовавшийся кратер. Все прогрессивное человечество пришло в ужас. Годы спустя профессиональные конспирологи утверждали, что акция была проведена по заказу книжных издательств, заработавших кучу денег на продаже новых атласов.
Несколько лет спустя в ядерный клуб вступили СССР, Британия и Франция. Имперцы также взорвали атомную бомбу и задумались. Со средствами доставки было совсем плохо. Имперским инженерам все никак не удавалось построить надежную ракету.
- Мы пойдем другим путем, - заявил тогда главнокомандующий имперскими ВМС и добавил загадочную фразу:
- Непотопляемых авианосцев больше не существует.
В 1956 году разразился так называемый Суэцкий кризис. Египтяне попытались национализировать Суэцкий канал, за что жестоко поплатились. Генерал Даян задумчиво посмотрел на развевшийся на вершине пирамиды Хеопса имперский военный флаг, а затем небрежно бросил через плечо двум десантникам, державшим радостно пускающего слюни президента Насера:
- Отведите его во двор и расстреляйте.
Десантники с переглянулись с недоумением во взгляде: о каком дворе идет речь? Затем решили проявить инициативу и отвели несчастного Гамаля на ближайшую обочину. Так или иначе, традиции были соблюдены.

Дальше - больше.

Позорный разгром Египта привел к невиданному всплеску национализма в арабских странах. Под лозунгом "Освободим от неверных Иерусалим!" саудиты напали на Йемен, а марокканцы - на Мавританию. Французы сбросили атомную бомбу на Алжир. О бомбардировке было объявлено заранее; все пляжи противоположного берега Средиземного моря ломились от туристов, но ничего особенного разглядеть им не удалось.
Впрочем, эти события не помешали возрождению Арабского халифата со столицей в Багдаде. Вновьпровозглашенный халиф немного подумал и, следуя заветам пророка, заключил союз с Советским Союзом. Советское оружие и прочая военная техника потекли в Аравию как та пресловутая река из одноименной пословицы. Первую войну Халифат проиграл, но это не помешало ему начать вторую. Вот тогда весь мир и понял загадочную фразу имперского адмирала.
Остров Сокотра, главная ВМБ Халифата, был утоплен ядерной торпедой, пущенной с подводной лодки Ц-79. В тот же вечер премьер-министр Империи собрал пресс-конференцию и заявил, громко зевая (он не спал вот уже 40 с лишним часов):

- Если Халифат не капитулирует, Персидский залив целиком и полностью оправдает свое название.
Но самое большое потрясение испытали ливийцы, когда на триполитанские пляжи прямо из-под воды выползли танки с шестиконечными звездами на башнях. Следует признать, что они не являлись оригинальной имперской разработкой. Это была почти точная копия немецкого U-Panzer VIII Auhh D Seelowe, построенных в 1940 году, в самый разгар Битвы за Британию. На этих специальных подводных танках немцы намеревались пересечь Ла Манш и высадиться в Англии, но их подвела ненадежная система навигации.
Первая волна из двадцати танков отправилась в путь 29 мая 1940 года. Через два года один из них был обнаружен на бразильском побережье (откуда его выкрали японские агенты). Еще одному танку удалось добраться до Гренландии, где он был взорван экипажем. Прочие 18 танков пропали без вести, и фюрер приказал отменить операцию.

Электроника 1970-х годов позволила решить эту проблему, и ливийцы капитулировали вслед за Халифатом.
На имперской службе клон Seelowe получил название "Гейджин" (неофициальное прозвище - "Мамзер а-тутони"). Как заявил по этому поводу тогдашний раматкаль, "Мы будем с удовольствием пользоваться фашистским оружием для борьбы с недобитыми фашистами".

Кипрский кризис.

Послевоенный распад Британской империи среди прочего привел к провозглашению независимости острова Кипр. К сожалению (для британцев), киприоты не остались в составе Содружества и не пожелали сохранять на острове британские военные базы. Так как движением за независимость руководила Коммунистическая Партия Кипра под мудрым руководством товарища Сталина.

Одним из первых шагов молодой кипрской республики, сделанных для окончательных похорон проклятого прошлого, стала поддержанная всем прогрессивным человечеством депортация турецкого меньшинства. Как писали в те дни либеральные газеты, "Последние осколки многовекового турецкого гнета выброшены прочь с многострадальной кипрской земли". Континетальная Турция приняла беженцев и объявила мобилизацию. Однако броуновское движение советских танковых армий в Закавказье заставило скрежетащих зубами от бессильной ярости турок отказаться от своих далеко идущих планов. Кипрский народ с непоколебимым энтузиазмом принялся строить социализм. Западные страны заклеймили Кипр как "верного кремлевского сателлита" и наложили эмбарго на всю внешнюю и внутреннюю торговлю со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Еврояпонская империя, как непосредственно приближенное к месту событий государство, разместила на кипрском направлении несколько над- и подводных кораблей. Ближайшие четверть века в окрестностях Острова Свободы царило спокойствие.

Гром грянул 4 мая 1974 года. Пролетавший над островом самолет-разведчик MR-71 "Фрутти" сделал несколько снимков, в тот же день тщательно изученных аналитиками Имперского Генштаба. Впрочем, изучать там было особенно нечего - невооруженному глазу были видны пусковые установки баллистических ракет, нацеленных в сторону Израильского побережья.

Разразился классический международный скандал. Советский посол в Токио (самурайскую оккупацию Иерусалима СССР не признавал) был вызван к премьер-министру для дачи объяснений. Представители вооруженных сил настаивали на немедленной операции. Они только не могли прийти к согласию о лучшем способе достичь цели.
Главком ВВС предлагал "вбомбить Кипр в каменный век. Или хотя бы в бронзовый".
Гросс-адмирал Имперского Флота намеревался утопить Кипр: "Сокотра должна повториться!"
Главком сухопутных войск, фельдмаршал барон Дэвид Субару настаивал на сухопутном вторжении с участием Ю-панцеров.
Один из высокопоставленных флотских офицеров предлагал пойти еще и дальше и утопить один из советских островов, Шпицберген или Сааремаа, на выбор - за что был немедленно отправлен в отставку, только чудом не приведшую к ритуальному сеппуку (старые обычаи отмирали с большим трудом). Как стало ясно впоследствии, столь полярное расхождение мнений имперской военщины спасло кипрский народ от сионистского геноцида.

Прочие великие державы самоустранились от участия в конфликте. Американцы и их союзники по блоку ASTO (Anglo-Saxon Treaty Organization) в это время вели тяжелую войну в Новой Зеландии - еще одно последствие распада Британской империи. Еще в 1946 году в Северной Зеландии была провозглашена Демократическая Республика Маори. Южная Зеландия, или "продажный и марионеточный Кингстонский режим" сохранила свою независимость под британским протекторатом. 20 лет спустя, накопившие оружия и наглости маорийские коммунисты перескли пролив Кука и атаковали Юг. В течении короткого времени им удалось нанести несколько серьзных поражений британским и южно-зеландским войскам и выйти на линию Греймут-Крайстчерч. Тогда в игру вступили американцы.

- Мы не можем себе позволить окончательное падение Океании в руки коммунистов, - заявил президент США Омар Брэдли.

Пример Австралийского Союза, от которого остался только остров Тасмания, куда бежало лоялистское правительство (все прочее теперь называлось Аборигенская Народная Республика), был у всех перед глазами. И теперь в горах и джунглях зеландских островов кипела жестокая и непримиримая война на пять фронтов.

А тем временем на Кипре...

Умберто фон дер Пафос, "Zu Arrmaggeddonn"

Поэма. Перевод с фламандского.

5 июля 1978 года на траверсе Восточного Тимора Имперский флот встретился с индонезийским.
Посвящается всем героям и злодеям этой битвы.

Плоскую гладь океана
Режет Малаккский пролив,
Гладит отроги Хингана
Гордый Тайванский залив.

А на волнах покорных,
Где пляшет дельфина хвост,
Медленно спят линкоры
В свете далеких звезд.

Только стрелок на башне
Смотрит во все глаза -
Ночь не простит отважных
Если придет гроза.

Верный посланник Ночи,
Пламенный зверь-иприт
Ярости не отсрочит -
Встанет и отомстит.

Солнце лучами выльет
Стрелы за горизонт.
Их задержать бессилен
Даже ракетный "зонт".

Но, перископ раздвинув,
Дрогнет его рука.
Там адмирал увидит
Сто крейсеров врага.

Лязгнут затворы пушек,
Рявкнет Морской Дракон
И вопли врагов заглушит,
Словно стальной муссон.

Сажа покроет флаги
И орденов эмаль,
Тонны кровавой влаги
Выпьют Огонь и Сталь...

...И отдохнув от боя,
Голову сняв врагам,
Снова уйдут герои
К твердым родным берегам...

Эпизод 6-й. Вторжение на Кипр.

...состоялось по плану главкома сухопутных войск, которому удалось убедить своих коллег в его (плана) несомненном превосходстве над всеми прочими вариантами и возможностями. Но, когда на кипрском побережье появились подводные танки, они были встречены стройными рядами греческой фаланги... Впрочем, предоставим слово нашему старому знакомому.

Умберто фон дер Пафос, "Der Broodenschpakhtenunderbitsch".

Поэма. Перевод с фламандского.

Фалангистов стройные колонны
Покрывали пляжи Никосии,
На стальных чудовищах Сиона
Флаги развевались голубые.

Самураи в танковых доспехах,
Каждый меч - сто двадцать миллиметров!
Ожидали быстрого успеха
В битве против бывших геометров.

Полководец в золотой кольчуге
Размахнувшись, указал кинжалом
На врагов, что вышли из-за вьюги
Брызг соленых с ядовитым жалом.

И сошлись потомки Эврипида
И героев, павших в Саламине
С теми, кто разрушил пирамиды
И изгнал Амалека в пустыню!

Стали звон и мерзкий визг картечи
Людям невозможно было слушать,
И в разгар жестокой смертной сечи
У бойцов отваливались уши.

Солнце в страхе спряталось за тучи,
Птицы в море падали устало,
И росли повсюду трупов кучи
В пламени кипящего напалма.

Колесницы - спицы золотые
Против бронированных чудовищ!
Так погибли стражи молодые
Греческих наследственных сокровищ...

Фалангистов быстроногих роты
Спят на лоне греческой природы,
Только плачут вдовы и сироты
На просторах Острова Свободы...

* * *

Самурайский экспедиционный корпус одержал убедительную победу и закрепился на побережье. Неоднократные попытки киприотов сбросить сионистов в море ни к чему не привели. И только после подписания мирного договора и эвакуации советских баллистических ракет с острова, самураи покинули Кипр.

...И отдохнув от боя,
Голову сняв врагам,
Снова уйдут герои
К твердым родным берегам...

Эпизод 7-й. Год 1981-й. Азия в огне.

Вот уже третий год Советский Союз ведет войну в Иране. Американцы и их союзники эвакуировались из Южной Зеландии, но теперь завязли на Филиппинах. А теперь пришло Время Орды...

Триста тысяч монгольских всадников пересекли границу и вторглись на территорию Манчьжоу-Го. Манчьжурский император обратился за помощью к своим давним союзникам - КНР (Китайской Националистической Республике) и Кейсарут Исраэль.

Монголы оказались серьезным противником. Тактика их нисколько не изменилась за последние 700 лет - изменилось только вооружение. Кевларовые бронежилеты вместо доспехов, карабины СКС вместо композитных луков, пулеметные колесницы вместо арбалетных, полевые радиостанции и бинокли... Кевларовую броню носили не только люди, но и лошади, верблюды, слоны.

И даже танки и вертолеты не всегда гарантировали победу в схватке с монгольскими всадниками.

* * *

... Реактивный бронепоезд со скоростью шестьсот километров в час мчался сквозь ночь. Электромагнитная "железная" дорога превращала поездку в полет. Лишь изредка, на стыках, поезд едва заметно дребезжал.

В третьем вагоне царил полумрак, нарушаемый лишь сиянием дисплеев и контрольных пультов. В креслах за пультом сидели двое.

- Как скоро мы выйдем в расчетную точку? - неожиданно спросил один из них - капитан Жан-Люк Пуассон, квебекский наблюдатель.

- Через восемнадцать минут, - отозвался полковник Йоселе Хэйтогиро. - И обрушим на них двести тысяч тугриков.

- Двести тысяч чего? - изумился капитан.

- Понимаете, хорошая сталь стоит дорого. Поэтому, через подставных лиц мы купили в Центральном Монгольском Банке двести тысяч тугриков по курсу один к 154-м. Затем разменяли полученную сумму. И набили боеголовку мелкой монетой. Действует ничуть ни хуже молибденовых шариков. Монголы будут неприятно удивлены.

- Потрясающе, - покачал головой Жан-Люк и сделал пометку в памяти. Вьетнамские донги даже получше подойдут...

- Все это при условии, что путь свободен, - добавил Хэйтогиро.

- А если они успели перерезать дорогу?

- Тогда мы умрем, - на лицо полковника легла печать фанатизма.

- Звучит заманчиво, - пробормотал капитан Пуассон.

- Вам страшно? - вежливо поинтересовался Хэйтогиро. - Вы еще можете покинуть поезд.

- Вы шутите?! На такой скорости?

- Нисколько. В последнем вагоне установлены восемь стандартных авиационных катапульт. Специально для такого случая, - полковник немного помолчал. - В кресло встроен радиомаяк. Если доживете до утра - вас подберут. Наша служба спасения работает превосходно.

Жан-Люк представил себе ночную степь, вездесущие монгольские патрули...

- Я остаюсь.

"Что я делаю здесь?" - подумал он. - "В тысячах километрах от дома, мамы, папы, сестренки, Кларис и толстого рыжего кота Черчилля..."

- Этого я и ожидал, - ровным голосом заметил полковник.

- Почему?

- Типичное решение для американца.

- Я не американец, я из Квебека...

- Ну да, а я - землянин. Вы прекрасно поняли, что я имею в виду. Все вы, американцы, одинаковы. Ни чести, ни совести, ни стремления к самопожертвованию. Только холодный расчет и перманентное желание набить брюхо. Вы все тщательно взвесили и пришли к выводу, что у вас гораздо больше шансов выжить, оставаясь в поезде. На все остальное вам наплевать.

Это было продолжение старого спора, который начался еще в тот день, когда квебекский наблюдатель был представлен командиру бронепоезда.

- Позвольте... - начал было Жан-Люк.

- Не позволю, - отрезал полковник. - Вы не человек. Вы - американец.

- А вы негодяй! - вспыхнул капитан. - Как вы смеете! Мои предки сражались под командованием Шарлеманя! Мой прапрадед дошел с Наполеоном до Москвы!

- Ваш прапрадед произошел от обезьяны, - безапеляционным тоном заявил Хэйтогиро. - Мои предки со стороны матери на бронзовых колесницах убивали сыновей Та-Кем в Дельте Нила. Со стороны отца я веду свою родословную от самого Джимму Тэннно.

- Одна из моих прабабушек была дочерью гуронского вождя!

- Ну и что? В итоге она все равно легла под вашего прадедушку. Это у вас в крови.

- Довольно, - Пуассон резко встал, едва не ударившись о низкий потолок. - Я вызываю вас на дуэль. Право выбора места, времени и оружия - за вами.

Полковник бросил взгляд на циферблат больших электронных часов.

- Двенадцать минут. Мы успеем. Я не буду пачкать о вас свой меч. Я вас просто пристрелю.

- В таком случае, не найдется ли у вас лишнего пистолета? - капитан развел руками. - У меня нет оружия, наблюдателям оно не положено.

Полковник заглянул под пульт и извлек новенький "намбу" 42-го калибра. Еще один "намбу" он вытащил из кобуры на поясе.

- Выбирайте любой.

- Я возьму ваш, - протянул руку Жан-Люк. - Мне будет приятно убить вас из вашего личного оружия.

- Вы идиот, капитан, - презрительно усмехнулся полковник. - Они оба мои. Девять минут. Ступайте в тот конец вагона. Дуэль не должна помешать моему слежению за пультом. На мне лежит ответственность.

Жан-Люк пожал плечами, повернулся и зашагал.

- По каким правилам будем стреляться? - поинтересовался он.

- Вы узнаете их по ходу дела, - снова усмехнулся Хэйтогиро. Увидев выражение на лице Пуассона он смягчился и снизошел до объяснений. - Вам виден циферблат? Отлично. За... шесть минут ДО можете открывать огонь. В магазине ровно четырнадцать патронов. Стреляйте, пока не надоест. Или пока будете способны нажимать на спуск. Недолго, обещаю вам.

Жан-Люк проверил, снят ли пистолет с предохранителя, покрепче сжал рукоятку и уставился на циферблат.

6.54... 6.53... 6.27.. 6.20... 6.10... 6.01... 6.00.
КЛАЦ! - БАНГ!БАНГ!БАНГ!

Пистолет Жан-Люка щелкнул вхолостую - пистолет полковника выпустил очередь, и квебекец рухнул на пол с тремя пулями в ключице.

- Я утверждал, что вы идиот, и уже в который раз не ошибся, - покачал головой Хэйтогиро, возвращая оружие в кобуру. - В следующей жизни не забудьте передернуть затвор. Пять минут.

- Я все равно убью вас, - прохрипел Пуассон. Силы стремительно покидали его. - Я приду за вами с того света.

- Вне всякого сомнения, - задумчиво пробормотал полковник. - Осталось совсем немного.

Он не уточнил - "немного" чего. В вагоне воцарилось молчание.

- Одна минута, - нарушил его Хэйтогиро. - Не желаете сказать что-нибудь на прощание, месье Пуассон?

Жан-Люк не ответил.

- БАТ ШНОТ АЛЬПАИМ!!! БАНЗАЙ!!! - заорал полковник и нажал на пусковую кнопку.

Могучий бронепоезд содрогнулся. Батарея ракет "Божественный ветер" выпустила четыре пакета боеголовок, один за другим. Двадцать секунд спустя бронепоезд содрогнулся снова - ракеты достигли цели.

На пульте замигал сигнал вызова. Хэйтогиро щелкнул рубильником; на одном из экранов появился один из младших офицеров.

- Хэйтогиро-сан, все цели поражены, - доложил он.
- Амен, - кивнул командир бронепоезда. - Продолжаем путь.

* * *

... После сражения при Байджене, где монголы понесли тяжелые потери, Монгольская Народная Орда предложила начать мирные переговоры, которые успешно завершились через три месяца. Монголы вывели свои войска из Манчьжурии и обещали выплатить контрибуцию. Конфликт бьл исчерпан... на какое-то время.

Эпизод 8-й. Год 1999-й. Революция.

Все хорошее когда-нибудь кончается, и Японский Каганат не стал исключением. Восстание началось одновременно на Востоке и Западе. В Израиле - против самурайского владычества. В Японии - против сионистского правления. Десять тысяч самураев, вооруженные фамильными мушкетами и несущие флаги с иероглифом "Шинто", ворвались в токийский парламент и заставили премьер-министра Яшико Сагамори уйти в отставку. Прокуратор Иудеи и Самарии застрелился. Авианосец "Циндао-мару" был потоплен огнем эйлатских береговых батарей. Линкор "Исиа" поднял желтый флаг и ушел в Антарктиду. И не было такого уголка на Земле, где бы не поселился страх.

* * *

Ядерная подводная лодка Цу-74 вроде бы Императорского Военно-Морского Флота плавно покачивалась. Капитан-лейтенант Даниэль Брин перегнулся через поручни и издал серию утробных звуков. Бледно-красный поток скатился по округлому корпусу субмарины и смешался с холодными зелеными волнами.

- В демонстрации своих внутренностей врагу нет ничего постыдного для настоящего самурая, - спокойно заметил нито кайса Кадзивара Исида, осматривая окрестности в бинокль.

- От@@@сь, - прохрипел Брин и снова согнулся пополам.

- Но техника безопасности не поощряет подобные действия, - добавил Кадзивара. - Для этого существует специальное ведерко.

- Я же сказал - отъеблум-блум-блум...

- Проклятые мятежники, они восстали против священной власти императора, - в голос Кадзивара проникли нотки священного гнева. - Я заставлю их заплатить за это. Или хотя бы некоторых из них.

- Чего мы ждем? - Брин вытер лицо и сделал несколько глубоких вздохов.

- Пока ты валялся в своей каюте, нам удалось связаться с линкором "Киришима". Я вызвал его командира на поединок. Он не может не прийти. В противном случае он потеряет лицо, - Кадзивара кивнул, как бы придавая своим словам дополнительную весомость.

Его восторженная речь - уже в который раз - была прервана булькающими звуками.

- Когда мы вернемся вниз, я первым делом пристрелю повара, - пообещал Брин.

- Он пришел, - пытаясь скрыть волнение в голосе, объявил Кадзивара.

На горизонте появилась зловещая черная точка. Она постепенно росла и превратилась в нечто еще более зловещее.

- "Киришима", бывший "Сто сорок девятый Император Огайо", - констатировал Кадзивара. - Нам предстоит славная битва. Noridasu!!! Gunwosusumeru!!! - заорал он, не обращаясь ни к кому персонально. - Все вниз. Срочное погружение.

На борту "Киришима".

- Они только что погрузились, - доложил вахтенный офицер.

- Кадзивара соблюдает правила игры, - отозвался контр-адмирал Тандзуцу Намбу.- Он дождался нас и только тогда ушел под воду.

- Что теперь, Тандзуцу-сан? - осторожно поинтересовался старший помощник.

- Не мне вас учить, - контр-адмирал откинулся в кресле. - Уничтожьте его.

На борту Цу-74.

- Цель - прямо по курсу. Отклонение не превышает одного градуса, - сообщил Брин, занявший кресло штурмана. - Расстояние - 29,5 кабельтовых.

- Приступим, пожалуй, - Кадзивара потер ладони и вцепился в гашетку "торпедного" аппарата.

У пусковой установки "Ryuujinikidzukai" не было практически ничего общего с торпедными аппаратами прежних войн. Реактор субмарины, помимо горючего, вырабатывал кристаллический антиводород, аккуратные слитки которого, весом от 0,1 до 20 грамм, подавались к носовому магнитному ускорителю. Ускоритель в свое очередь выбрасывал кристаллики в вводу со скоростью, приближенной к 0.9 С. Боезапас был практически неограничен. Точнее, еще никому не удавалось опустошить реактор. Как уже было сказано выше, вес (а следовательно и мощность) кристалликов мог варьироваться. Было бы обидно тратить тысячу ТТЭ на жалкую торговую посудину. И наоборот, было несерьезно применять одну ТТЭ против линейного "смертоносца". Как сейчас, например.

- Всем службам доложить готовность! - объявил капитан.

- Активная защита - готовы.
- Связь - готовы.
- Реактор - готовы.
- Жизнеобеспечение - готовы.
- Безопасность - готовы.
- Артиллерия - готовы.

- Ichihimenitarou!!! - воскликнул Кадзивара. - Первая пошла!

Субмарина содрогнулась.

На борту "Киришима".

Линкор содрогнулся.

- Пробоина в четвертом отсеке, - дрожащим голосом доложил связист. - Свыше двухсот убитых. Большое поступление забортной воды.

- Мы засекли цель! - перебил его акустик. - Шестнадцать градусов, 28.3 кабельтовых!!!

- Огонь главным калибром, - спокойно произнес контр-адмирал.

- Башни "Тигр", "Дракон", "Ведьма", "Вампир"!!! - закричал в микрофон офицер-артиллерист. - Доложить готовность!

- "Ведьма" готова.
- "Тигр" готов.
- Вампир" готов.
-"Дракон" готов.

- Цель - ноль-ноль-плюс-шестнадцать-ноль-два-восе

мь-три-алеф-алеф-беглым-ОГОНЬ!!!

Линкор снова содрогнулся.

- Попадание в левый борт! - объявил вахтенный офицер. - Потери и повреждения неизвестны.

Секунду спустя корабль СОДРОГНУЛСЯ.

- Кansetsushoujunshageki!!! - снова заорал капитан-артиллерист.

Все четырнадцать стволов главного калибра рявкнули одновременно. Потом еще раз. И еще.

Несколько часов спустя на северное побережье Антарктиды обрушился невиданной силы ураган, какого старожилы не помнили с 1754 года. Жертв среди населения и разрушения построек не было в связи с отсутствием таковых.

От отдачи линкор опрокинулся и перевернулся вверх дном. Остаточного импульса хватило на дополнительный переворот. Трубы снова смотрели в небо; по палубе стекала вода. Это ни в коем случае не было багом. Фича, которая являлась естественной платой за мощность оружия.

Сорок два 750-миллиметровых снаряда равномерно распредилились по поверхности океана. В результате образовался шторм, лишь условно названный двенадцатибалльным. На "Киришима" он не произвел большого впечатления. Тогда как Цу-74 превратилась в летательный аппарат. Приборы на пульте навигатора показывали сумасшедшие цифры, и все - над уровнем моря.

На борту Цу-74.

- Десять секунд, полет нормальный, - доложил Брин. В принципе, ему было уже все равно. Остатками его желудочного сока нельзя было накормить даже туфельку-инфузорию. Тем временем Кадзивара попытался продолжить обстрел линкора, но цель отказывала наблюдаться. На экранах присутствовали водяные горы и соленые смерчи. Тогда капитан выпустил несколько снарядов в пустоту, в результате чего только усугубил хаос в Мировом океане.

На борту "Киришима".

- В прошлую войну все было проще, - прошептал старший помощник.

- Раньше все было проще, - согласился адмирал. - Небо было синее, море было голубое. Было время... Я шел тридцать восемь узлов. И свинцовый вал резал форштевень. Как героев встречали моих моряков Ленинград, Лиепая и Таллинн. И эскадры, завидев мой вымпел в дали, самым главным гремели калибром.

- Они ведут огонь!!! - заорал наблюдатель. - Вижу вспышки выстрелов!

- Что стало с кодексом самурайской части? - задал Тандзуцу риторический вопрос. - Как низко мы пали со времен Иешуа Навина и Минамото Есицунэ.

Он не рассчитывал получить ответ, да и некому было отвечать. Один из пущенных наугад антиводородных снарядов угодил прямо в капитанскую рубку.

На этот раз коммандер Кадзивара не пожалел антивещества, и яростный смерч взрыва расколол могучий линкор пополам. И пять тысяч человек ушли на дно океана, чтобы никогда не вернуться обратно.

На борту Цу-74. Три часа спустя.

Море было на удивление спокойным. Казалось, оно хотело компенсировать всю ярость и безумие этого дня. Брин с аппетитом поглощал самопальный сэндвич. Он знал, что поплатится за это... но это будет потом. А сейчас мир был прекрасен, и жизнь прекрасна, и ужин был тоже прекрасен.

- Глупо. Как все глупо и обидно, - прошептал Кадзивара Исида, осматривая окрестности в напрасной попытке отыскать уцелевших. - У меня создается впечатление, что мы сражались не с теми и не на той стороне. И самое интересное - за что мы сражались?

В тот день слишком много вопросов осталось без ответа.

(продолжение неизбежно).

Оригинал взят у amagnum в Хроники Японского Каганата

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Слащёв's picture
Submitted by Слащёв on вс, 02/08/2015 - 23:51.

Жидомураи

Слащёв

Affidavit Donda's picture
Submitted by Affidavit Donda on вс, 02/08/2015 - 16:57.

Ржу-валяюсь!!!

Alex-cat's picture
Submitted by Alex-cat on вс, 02/08/2015 - 15:34.

конгениально

byakin's picture
Submitted by byakin on вс, 02/08/2015 - 13:30.

в начале интересно и смешно, а в самом конце фигня полная

В словосочетании «альтернативная история» многие авторы упирают на слово «альтернативная», совершенно забывая про слово «история»