Керченско-Феодосийская операция на Азовском побережье: трудное начало

16
8
Керченско-Феодосийская операция на Азовском побережье: трудное начало

Керченско-Феодосийская операция на Азовском побережье: трудное начало

Статья Владислава Гончарова с сайта WARSPOT.

Содержание:

В ходе Керченско-Феодосийской операции высадка частей 51-й армии генерал-лейтенанта Львова 26 декабря 1941 года осуществлялась в двух местах: в Керченском проливе и на побережье Азовского моря к северу и северо-западу от Керчи. Здесь десантирование велось силами Азовской флотилии, собранной осенью 1941 года из мобилизованных гражданских судов, разнородных и разнотипных. Главной проблемой десанта стала малая скорость и низкая мореходность этих судов при большом плече высадки и на фоне отвратительной декабрьской погоды.

План высадки на северном побережье Керченского полуострова и его изменения

План действий 51-й армии, доложенный командованием Закавказского фронта в Ставку 9 декабря 1941 года, подразумевал высадку десантов в двух пунктах:

«а) Ак-Монай — Арабат с задачей овладеть районом Арабат, перехватить Арабатскую стрелку в наиболее узком месте сев.-зап. Сол[яные] пром[ыслы], Крым-Эли и не допустить подхода противника по Арабатской стрелке со стороны Геническ и отхода его по Арабатской стрелке на сев.-запад…

б) На участке Нв. Свет, Мама Русская, м. Хрони с целью ударом на юг содействовать главным силам 51 армии овладеть Керчь».

Войска, высаживавшиеся в Арабатском заливе, должны были соединиться с десантом, высаженным в Феодосии. Войдя во временное подчинение 44-й армии, они перехватывали Ак-Монайский перешеек, отрезая противнику пути отступления от Керчи.

Таким образом, вторая высадка в ближней северо-восточной части полуострова изначально носила вспомогательный характер. Это видно хотя бы из очень неопределенной ее локализации: от Нового Света до мыса Хрони — свыше 20 км. То есть место конкретное высадки оставлялось на выбор командования 51-й армии.

Командующий 51-й армией генерал-лейтенант В.Н. Львов Керчь. М.: Планета, 1984

Командующий 51-й армией генерал-лейтенант В.Н. Львов Керчь. М.: Планета, 1984

К сожалению, главная идея операции в плане прописана не была. В результате по ходу дальнейшего планирования замысел двустороннего перехвата Ак-Монайского перешейка постепенно ушёл из виду, а силы «ближней» высадки командующий армией генерал Львов распределил по трём точкам: у мыса Зюк между селениям Новый Свет и Мама-Русская (нынешняя бухта Морской пехоты), у мыса Тархан (нынешняя бухта Рифов) и у мыса Хрони (нынешняя бухта Булганак). Здесь должно было высаживаться в общей сложности 5200 человек, в то время как для высадки у Ак-Моная выделялось всего 1340 человек. Кроме того, ещё 1000 человек предполагалось высадить у Еникале в северной части Керченского пролива.

вернуться к меню ↑

Силы сторон на суше

Всего на северном побережье Керченского полуострова из состава 51-й армии должно было высаживаться около 7500 человек, шесть 76-мм, четыре 45-мм и четыре 37-мм орудия, девять 120-мм миномётов, а также шесть танков Т-26, 18 лошадей и радиостанция на машине ГАЗ-АА.

От высадки у Ак-Моная в итоге отказались вовсе: выяснилось, что Азовская флотилия не обладает достаточным количеством судов, способных уверенно действовать в зимнем море. Поэтому основную высадку перенесли в район мыса Зюк: здесь должны были выгружаться 2900 человек. От главной базы флотилии в Темрюке до мыса Зюк было всего 90 км, а не 170, как до Ак-Моная.

Тамань и Керченский полуостров ЦАМО, ф. 216, оп. 1142, д. 42 (фрагмент)

Тамань и Керченский полуостров ЦАМО, ф. 216, оп. 1142, д. 42 (фрагмент)

Первоначально для высадки предназначалась 398-я стрелковая дивизия. С 8 по 13 декабря с её частями было проведено четыре посадочно-высадочных тренировки, всего в них участвовало около 2000 человек. Однако, как докладывал представитель штаба флотилии капитан 2-го ранга В.С. Грозный-Афонин, «дивизия абсолютно непригодна для высадки морем… многие бойцы моря не видели, плавать не умеют, команд не понимают…» 14 декабря она была заменена 224-й стрелковой дивизией полковника А.П. Дегтярёва, но из-за этого пришлось составлять новые посадочные таблицы. В итоге «план посадки первого эшелона переделывался пять раз», а с новыми частями удалось провести только две тренировки.

Кроме того, для десанта выделялась основная часть 83-й морской стрелковой бригады полковника И.П. Леонтьева, сформированная из моряков Черноморского флота. В Еникале должны были высаживаться подразделения 12-й стрелковой бригады: этот десант грузился в азовском селе Кучугуры, всего в 40 км от восточнее Керченского пролива, а его высадка поддерживалась огнём артиллерии с косы Чушка.

С немецкой стороны Азовское побережье Керченского полуострова обороняли основные силы 46-й пехотной дивизии — 72-й и 97-й полки, а также 88-й сапёрный батальон. Здесь же размещался штаб 114-го артиллерийского полка и два из трёх подчинённых ему дивизионов.

Кроме того, в районе Еникале находилась подвижная 4-я батарея 54-го артполка береговой обороны (три 105-мм орудия на механической тяге), а у Маяка — стационарная батарея 148-го дивизиона (четыре 105-мм морских орудия). Кроме того, между Колонкой и Еникале находилась одна стационарная зенитная батарея (упоминается в журнале 72-го пехотного полка). На северной окраине Аджимушкая была развёрнута 1-я батарея 64-го зенитного артполка (88-мм орудия, также на мехтяге), а в Катерлезе в качестве подвижного моторизованного резерва находилась так называемая «пожарная группа гауптмана Листа».

Общая численность боевых частей противника (пехотинцев и артиллеристов) составляла порядка 6000 человек без учёта тыловых, вспомогательных и обозных подразделений. Таким образом, численность советского десанта (7500 человек) была явно недостаточна, особенно с учётом превосходства противника в артиллерии, транспорте и запасах снаряжения. Вдобавок немцы были осведомлены о подготовке десанта: они захватили несколько советских разведывательных групп, высаженных на северное побережье Керченского полуострова. Ещё 16 декабря штаб 46-й пехотной дивизии установил кодовое слово, обозначавшее начало активных действий противника — «Рождественский дед». Оно означало степень готовности «С», по этому сигналу батальоны должны были занимать заранее подготовленные оборонительные позиции на своих участках берега.

Фрагмент карты оперативной обстановки на Восточном фронте (Lage Ost) к исходу 24 декабря 1941 года. На ней отмечено положение 46-й пехотной дивизии и резервов 11-й армии — 8-й кавалерийской и 4-й горной бригад, а также предполагаемые направления советских десантов

Фрагмент карты оперативной обстановки на Восточном фронте (Lage Ost) к исходу 24 декабря 1941 года. На ней отмечено положение 46-й пехотной дивизии и резервов 11-й армии — 8-й кавалерийской и 4-й горной бригад, а также предполагаемые направления советских десантов

вернуться к меню ↑

Морские силы и высадочные средства десанта

Высадку десанта осуществляла Азовская военная флотилия (контр-адмирал С.Г. Горшков), на время операции оперативно подчинённая командованию 51-й армии. Временный командный пункт флотилии во главе с капитаном 2-го ранга В.С. Грозным-Афониным был развёрнут в Темрюке вместе с КП армии, здесь же происходило сосредоточение сил десанта и его посадка на суда.

Для переброски судов в портах Азовского моря собрали 4 парохода, 7 буксиров и буксирных катеров, 5 самоходных и 11 несамоходных барж, а также 55 рыбачьих сейнеров и до полутора сотен байд и лодок. Кроме того, для поддержки десанта выделялось 12 кораблей и катеров Азовской флотилии. Наиболее крупными и мощными из них были канонерки «Дон» и «Днепр» — бывшие грунтовозные шаланды Спецгидростроя НКВД, построенные в Германии в конце 20-х годов. При водоизмещении 840 т и скорости до 9 узлов они имели крепкие корпуса и хорошее разделение на отсеки, поэтому сразу после начала войны были мобилизованы, получив по две 130-мм пушки и две 45-мм зенитки.

Две меньшие по размеру грунтовозные шаланды «Кизилташ» и «Белобережье» были переоборудованы в тральщики Т-491 и Т-492; они имели скорость по 6 узлов и вооружались парой 45-мм орудий каждая. Вспомогательный тральщик Т-486 «Советская Россия» при водоизмещении 1005 т имел скорость до 8 узлов, но тоже вооружался лишь парой 45-мм пушек. Только канонерская лодка №4 (бывший ледокол постройки 1906 года) несла две 76-мм пушки.

Командующий Азовской флотилией С.Г. Горшков Керчь. М.: Планета, 1984

Командующий Азовской флотилией С.Г. Горшков Керчь. М.: Планета, 1984

Кроме этих довольно крупных судов, из состава флотилии были выделены вспомогательные тральщики Т-513 («Норд») и №61 («Заря») — бывшие прогулочные теплоходики водоизмещением менее 300 т с двумя 45-мм пушками на каждом. Также имелось два «малых охотника» ПК-123 и ПК-128 и два невооружённых катерных тральщика «Ураган» и «Акула» (КТЩ-579 и КТЩ-587) — бывшие рыболовные сейнеры.

Таким образом, артиллерийскую поддержку десанту могли оказать четыре 130-мм, два 76-мм орудия и 18 «сорокапяток». Увы, в состав десантного отряда не вошёл уже выделенный для него вспомогательный сторожевик «Севастополь» (около 2500 т, 11 узлов водоизмещения), имевший хорошую по меркам Азовского моря скорость в 11 узлов и способный взять на борт порядка тысячи человек.

вернуться к меню ↑

Суда выходят в море

Высадка должна была начинаться за два часа до рассвета; вторые эшелоны высаживались на занятые плацдармы уже в светлое время суток под прикрытием истребительной авиации. Каждый командир отряда десантных кораблей являлся одновременно и командиром высадки, на него также возлагалась организация артиллерийской поддержки. К сожалению, порядок подчинения командира десанта командиру высадки оговорён не был, что в дальнейшем привело к конфликтам и неразберихе.

Приказ командования 51-й армии на высадку был отдан в полдень 24 декабря, а высадка первого эшелона должна была начаться в 5 часов утра 26 декабря. Посадка войск на суда началась около 8 часов вечера и, в основном, закончилась к рассвету 25 декабря.

Первые четыре отряда флотилии вышли из Темрюка днём 25 декабря. 5-й отряд вышел из Кучугур в половине одиннадцатого вечера. Погода на Азовском море была плохая, с 19 часов западный ветер начал сменяться северным и усилился до 7 баллов. Разнотипные суда уменьшили ход, нарушая заданный строй. Принятые на буксир высадочные средства (байды и шлюпки) заливало водой, отрывало и уносило вместе с находившимися на них командами, приходилось то и дело останавливаться и разыскивать их в штормовом море.

Общая схема высадки Азовской военной флотилии. ЦАМО

Общая схема высадки Азовской военной флотилии. ЦАМО

вернуться к меню ↑

Начало высадки западнее мыса Зюк

По итоговому плану самая масштабная высадка должна была осуществляться у мыса Зюк — точнее, в бухте Чокрак между этим мысом и лежащим западнее мысом Богатубе; ныне это бухта Морской пехоты. Здесь действовал 2-й отряд высадки под командованием капитана 2-го ранга В.С. Грозного-Афонина, разделённый на две группы — западную и восточную.

Западная группа должна была высаживать войска у мыса Богатубе (деревня Новый Свет). Она была самой крупной:

      • канонерская лодка «Дон» — 150 человек;
      • сторожевой катер ПК-123 (СКА №029);
      • сторожевой катер ПК-128 (СКА №075);
      • пароход «Красный флот» (712 брт) — 904 человека, два 45-мм орудия;
      • пароход «Никополь» с баржой «Хопёр» на буксире — 345 человек, три танка Т-26, две 37-мм зенитных пушки и радиостанция на барже;
      • самоходная шаланда «Фанагория» (295 брт) с минной баржей на буксире — 362 человека, а также две 76-мм горные пушки, две 45-мм пушки, две 37-мм противотанковых пушки и девять 120-мм миномётов на барже;
      • самоходная шаланда «Гардипия» — 18 лошадей (три орудийных упряжки);
      • 9 сейнеров — 455 человек (ещё два сейнера шли пустыми).

Всего в составе группы насчитывалось 2216 человек. В качестве высадочных средств на буксире суда вели около 30 шлюпок и байд.

Восточная группа по плану высаживала войска непосредственно у мыса Зюк (деревня Мама-Русская). В неё входили:

      • пароход «Пенай» (548 брт) — 487 человек и две 76-мм горные пушки;
      • 5 сейнеров — 180 человек.

Всего в составе группы было 667 человек.

В отряде насчитывалось почти три тысячи человек с артиллерией и танками, включая штаб 224-й стрелковой дивизии и 1-й батальон 83-й стрелковой бригады в качестве штурмового отряда. Здесь же находился сам командир дивизии полковник Дегтярёв, который должен был принять руководство войсками на плацдарме. Артиллерийскую поддержку десанту оказывала канонерская лодка «Дон» с 130-мм морскими орудиями.

В.С. Грозный-Афонин. Послевоенный снимок. А.И. Зубков. Керченско-феодосийская десантная операция. М.: Воениздат, 1974

В.С. Грозный-Афонин. Послевоенный снимок. А.И. Зубков. Керченско-феодосийская десантная операция. М.: Воениздат, 1974

Суда отряда вышли из Темрюка в 16:40 25 декабря, однако в пути из-за шторма колонна сильно растянулась: её голова (канонерка «Дон», оба малых охотника, пароход «Пенай», буксир «Никополь» с баржей «Хопёр», шаланда «Гардипия», три сейнера и пять байд) подошла к мысу Зюк около 7 часов утра. «Красный флот» и «Фанагория» подтянулись сильно позже, сейнеры прибыли не все, а значительная часть высадочных средств оказалась потеряна в море. Поэтому начало высадки задержалось.

вернуться к меню ↑

Противник открывает огонь

Побережье в районе мыса Зюк обороняли подразделения 97-го полка 46-й пехотной дивизии. При этом ради комфорта солдат немецкое командование разместило их не на самом берегу, а в населённых пунктах в глубине полуострова; берег занимали только небольшие дозоры. Командный пункт полка располагался юго-западнее, в посёлке Ленинское. Согласно отчёту 97-го пехотного полка, уже около 5 часов утра (то есть в 6 часов по Москве) здесь услышали звук орудийной стрельбы с востока, а в 5:40 3-й батальон полка получил приказ выдвигаться на северо-восток, в поселок Тарасовский. Сюда же направился командир полка с частью своего штаба.

В 6:50 дивизия донесла в штаб корпуса, что «русские пытаются высадиться с 8 катеров перед поселком Мама-Русская», то есть в бухте Чокрак. В 7:20 было доложено, что штаб 97-го полка и его 3-й батальон подтянулись к совхозу Тарасовский, а высадка перед посёлком Мама-Русская продолжается силами десяти катеров.

В свою очередь, отчёт Азовской флотилии отмечает, что в 8:47 по Москве из района бухты Чокрак открыла огонь батарея противника, калибр которой был оценён в 47 мм. Ответным огнём 130-мм пушек канонерки «Дон» батарея была подавлена, а катер ПК-123 тем временем поставил дымовую завесу, чтобы прикрыть готовящуюся высадку. Таким образом, за высадку десанта немцы приняли манёвры судов перед бухтой Чокрак.

Видимо, из-за наличия противника в бухте высадку решили перенести на 3 км западнее Нового Света, в район высоты 43,1. Здесь под высоким обрывистым берегом имеется цепочка небольших укрытых от ветра бухт с песчаными пляжами. Однако глубины в этом районе невелики: двухметровая изобата проходит в сотне метрах от берега. Поэтому высадку пришлось осуществлять с помощью шлюпок и сейнеров. Увы, значительная часть шлюпок была потеряна на переходе, а осадка сейнеров всё равно оказалась слишком велика — один из них сел на камни и был разбит.

Канонерская лодка типа «Кубань». Так же выглядели канонерки «Дон» и «Днестр», вооружённые 130-мм орудиями. sovnavy-ww2.ho.ua

Канонерская лодка типа «Кубань». Так же выглядели канонерки «Дон» и «Днестр», вооружённые 130-мм орудиями. sovnavy-ww2.ho.ua

Немцы отметили начало высадки в 9:20 по Москве; по нашим данным, самоходная шаланда «Гардипия» и буксир «Никополь» с баржей «Хопёр» начали подходить к берегу лишь около 10 часов. Дул сильный ветер (5-6 баллов), первые шлюпки выбросило на берег и разбило волной, поэтому пришлось подвести к берегу и посадить на грунт баржу «Хопёр» с осадкой 1,5 м, а остальные высадочные средства швартовать к ней. И всё равно до берега оставалось 50-70 м, поэтому бойцам штурмового отряда из состава 83-й бригады пришлось выбираться на сушу по пояс в ледяной воде.

Позднее сапёры из полуроты 275-го отдельного сапёрного батальона смогли с помощью кольев и тросов подтащить баржу к берегу и установить на ней сходни для разгрузки техники. В результате с «Хопра» удалось выгрузить все три танка, обе 37-мм зенитных пушки 80-го отдельного зенитного дивизиона, а также девять 120-мм миномётов. В дальнейшем баржа служила в качестве причала, до вечера на корабли отряда с неё переправили нескольких раненых.

Вскоре сюда подошёл пароход «Пенай» из восточной группы. Часть десантников (97 человек из 185-го сп) были сняты с него сторожевыми катерами, но материальную часть разгрузить не удалось. Из-за нехватки высадочных средств не удалось разгрузить и подошедший с опозданием пароход «Красный флот».

вернуться к меню ↑

Неожиданное подкрепление

Тем временем силы высадки неожиданно увеличились: сюда подошёл тральщик Т-486 «Советская Россия» (1005 т, 8 узлов, три 45-мм орудия и один 20-мм автомат), на котором находились 436 человек десанта, две 76-мм и две 45-мм пушки. Он входил в состав восточной группы 4-го отряда, однако отстал от других кораблей, ошибся в счислении, проскочил место высадки у мыса Хрони и к половине восьмого вышел к мысу Зюк. Командир тральщика старший лейтенант Н.А. Шатаев не растерялся и решил высаживать войска самостоятельно. Более того, несколько западнее высоты 43,1 он отыскал место, где его кораблик (мелкосидящая плоскодонная паровая шхуна 1880 года постройки) смог подойти совсем близко к берегу, а профессионально действовавшая команда, закрепив на берегу швартовы, лебёдкой подтащили тральщик ещё ближе к урезу воды. В результате «Советская Россия» без проблем высадила свой десант, а в дальнейшем использовалась как причал для сейнеров, разгружавших суда 2-го отряда.

Кроме того, у Нового Света оказался 1-й отряд под командованием капитан-лейтенанта Ф.П. Шиповникова. Он должен был высаживать войска в Казантипской бухте (на пристани Чегени), однако задержался в пути и к половине десятого достиг только мыса Зюк. По приказу адмирала Горшкова его высадка была перенесена в пункт разгрузки 2-го отряда.

1-й отряд состоял из следующих судов:

      • минный заградитель «Заря» (бывший прогулочный теплоход, 150 т, 9 узлов, два 45-мм орудия) — 300 человек;
      • катерный тральщик КАТЩ-587 (парусно-моторный сейнер «Акула», до 8 узлов) — 50 человек;
      • сейнеры «Буревестник» и «Декабрист» (по 80 т, 8 узлов) — 180 человек;
      • сейнер «Братец» (55 т, 6 узлов) и 15 байд — в качестве высадочных средств.

Всего отряд имел на борту 530 десантников без тяжёлого вооружения, причём часть людей находилась на высадочных средствах для управления ими. Увы, на переходе сейнер «Братец» и 12 байд были потеряны в шторм и пропали без вести, при этом погибло несколько десятков десантников.

Высадка отряда началась в 10:30, при выгрузке были потеряны все шлюпки и КАТЩ-587 («Акула»), выброшенные волной на берег. Сейнер «Декабрист» наткнулся на затонувший сейнер 2-го отряда и получил пробоину; судно осталось на плаву, однако «Буревестнику» пришлось взять его на буксир. В итоге была высажена только часть 1-го батальона 83-й морской бригады: по отчёту флотилии — 291 человек, по армейскому отчёту — 193 человека. Кроме того, на берегу оказался экипаж погибшей «Акулы». Бóльшую часть бойцов с минзага «Заря» высадить так и не удалось.

К 13 часам приказом руководства флотилии 1-й отряд был передан в распоряжение командира 2-го отряда и перешёл в бухту Чокрак, рассчитывая, что здесь волнение будет меньше. Однако тут корабли были обстреляны вражеской артиллерией, а затем атакованы с воздуха. После этого капитан-лейтенант Шиповников отказался от попыток высадки десанта и в 15:00 вышел из бухты. Проболтавшись ночь в море, утром 27 декабря остатки 1-го отряда («Заря» и два сейнера) пришли в бухту Булганак, но под огнём береговых батарей из Еникале капитан-лейтенант Шиповников отказался от высадки и решил возвращаться в базу.

вернуться к меню ↑

Появление немецкой авиации

Из-за волнения и мелководья разгрузка судов затянулась. Тем временем над местом высадки, несмотря на плохую погоду и низкую облачность, появились немецкие самолёты. Уже в 8:25 по Берлину штаб 11-й армии сообщил 46-й пехотной дивизии о выделении 20 пикировщиков Ju 87 (из 3-й эскадрильи 77-й штурмовой группы) c прикрытием истребителей; советские отчёты отмечают появление бомбардировщиков над местом высадки с 10:50.

На запоздавшем пароходе «Пенай» пулемётным огнем авиации были повреждены надстройки и разбиты шлюпки, погибло 4 моряка. Рядом с пароходом «Красный флот» упало три бомбы, из-за чего открылась течь во втором и третьем трюмах. Вдобавок на борту взорвался ящик с минами, убив 12 и ранив 6 десантников. До вечера разгрузить пароход не удалось, и он был отправлен обратно в Темрюк.

Две бомбы попали в шаланду «Фанагория» — она тоже запоздала и находилась в 15 милях от места высадки. Судно тонуло медленно, экипаж успел перерубить буксиры и частью перебраться на минную баржу, где находилась техника. Час спустя баржу нашла и взяла на буксир канонерка «Дон». Число погибших неизвестно: по отчёту флотилии, оно составило около 100 человек, по другим данным — достигало двух сотен.

Советская авиация пыталась помочь десанту: самолёты 51-й армии за сутки сделали 80 вылетов, в том числе 9 на разведку, 10 на штурмовку, и 61 на прикрытие войск и кораблей. Согласно отчёту лётчиков, произошло 3 воздушных боя. В свою очередь, бомбардировщики Закавказского фронта за этот день сделали ещё 21 вылет, потеряв при этом две машины.

Пикирующий бомбардировщик Ju 87 и истребитель Me 109, 1941 год. Бундесархив

Пикирующий бомбардировщик Ju 87 и истребитель Me 109, 1941 год. Бундесархив

Журнал боевых действий 97-го пехотного полка отмечал, что советские самолёты активно атаковали дороги, по которым части полка выдвигались к месту высадки десанта. Немецкие наблюдатели с земли уверяли, что лишь в первой половине дня 26 декабря их истребителями было сбито 5 бомбардировщиков. Согласно отчёту 51-й армии, в этот день над Керченским полуостровом были потеряны только один СБ и один И-153. В свою очередь, советские пилоты доложили о сбитии одного He 111 и одного Me 109.

вернуться к меню ↑

Итоги высадки западной группы в бухте Чокрак

К исходу дня 26 декабря 2-й отряд выгрузил на берег всего около 650 человек. Учитывая людей с тральщика «Советская Россия») и разгруженную часть 1-го отряда, всего на берегу оказалось порядка 1300 человек (в том числе, два батальона 83-й бригады), три танка, две 76-мм пушки, два 37-мм зенитных автомата с тягачами, 8 или 9 миномётов калибра 120 мм, два автомобиля (один из них с радиостанцией), какое-то количество оборудования и боеприпасов. Ещё две тысячи десантников выгрузиться не смогли.

После наступления темноты командир 224-й стрелковой дивизии полковник Дегтярёв неожиданно потребовал от начальника 2-го отряда обратной погрузки уже высаженных войск на корабли, мотивируя это тем, что весь отряд высадить не удалось, а сил высаженной части недостаточно для успешных действий.

Поскольку взаимная подчинённость командиров установлена не была, а капитан 2-го ранга по званию соответствовал лишь подполковнику, командир отряда прекратил дальнейшую выгрузку и запросил указаний у командующего Азовской флотилией. Контр-адмирал Горшков приказал возвращаться и оставшуюся часть десанта высаживать в бухте Булганак — в месте высадки 4-го отряда. Сюда же было приказано идти и остаткам 1-го отряда, а также 5-му отряду, не сумевшему осуществить высадку у Еникале. Баржу «Хопёр» удалось снять с мели, и следующим утром она была приведена в Темрюк.

вернуться к меню ↑

Трагедия у мыса Тархан

3-й отряд под командованием капитан-лейтенанта А.Д. Николаева должен был высаживать десант у мыса Тархан к северу от Керчи. Он был самым слабым и тихоходным, имея в своем составе:

      • земснаряд «Ворошилов» (5 узлов) — 639 человек и три 76-мм пушки;
      • самоходную шаланду «Танаис» (600 т, 5,5 узла) — 321 человек и одно 76-мм орудие;
      • катерный тральщик №579 «Ураган» (6 узлов, одна 45-мм пушка) — 30 человек;
      • два сейнера — 80 человек.

Всего с судов отряда должно было высаживаться 1070 человек — основная часть 185-го стрелкового полка (полковник П.С. Ульянов), а также штурмовая группа из состава 83-й стрелковой бригады.

В штормовом море суда потеряли друг друга, а земснаряд «Ворошилов» из-за погрузки угля задержался на два часа и двигался отдельно. Тем не менее, как самый мореходный именно он первым прибыл к месту высадки, но тут попал под огонь немецкой мелкокалиберной пушки, из-за чего гражданский капитан побоялся подойти к берегу. Такая осторожность стала для судна роковой.

Через некоторое время к мысу подошёл тральщик «Ураган» и огнём своей единственной 45-мм пушки заставил противника замолчать. После этого «Ворошилов» вновь приблизился к берегу, встал на якорь в 1500 м от мыса Тархан и в 1000 м от пляжа, и в 11:50 при помощи двух шлюпок начал выгрузку десанта.

Подъём земснаряда «Ворошилов» после войны

Подъём земснаряда «Ворошилов» после войны

Шлюпки успели сделать всего один или два рейса, высадив 18 человек. В 12:15 появились три немецких пикировщика, атаковавшие громоздкий земснаряд. В «Ворошилов» попало две авиабомбы, одна из них взорвалась на мостике, выведя из строя всё командование. Земснаряд тонул медленно, но когда к нему стали подходить другие плавсредства, случилась трагедия: люди кинулись на один борт, после чего судно перевернулось и затонуло. Жертвы оказались огромными: при подъёме земснаряда вскоре после войны из него извлекли 576 тел десантников и моряков. Ещё 145 человек было подобрано с воды тральщиком «Ураган», а также подошедшими позднее канонерской лодкой «Днестр» и буксиром «Дофиновка» из состава 4-го отряда. Переполненный людьми маленький тральщик отправился обратно в Темрюк. Отставшая шаланда «Танаис» по требованию находившегося на ней командира 3-го батальона 83-й стрелковой бригады капитана А.П. Панова также вернулась в Темрюк.

вернуться к меню ↑

Успешная высадка в бухте Булганак

4-м отрядом высадки командовал капитан 3-го ранга В.М. Дубовов. Отряду предписывалось высаживать десант у мыса Хрони северо-восточнее Керчи, он тоже был разделён на две группы.

Западная группа должна была разгружаться в глубине бухты Булганак, расположенной между мысом Тархан и мысом Хрони — до Керчи отсюда было всего 7 км. Руководил группой сам командир отряда, её состав был следующим:

      • канонерская лодка «Днестр» (аналогична канонерке «Дон») — 95 человек;
      • колёсный пароход «Ейск» (470 т, 267 брт, 7 узлов) — 575 человек и две 45-мм пушки;
      • буксир «Дофиновка» с баржей «Таганрог» (бывший болиндер №439) — 350 человек, три танка Т-26, автомобиль и две 76-мм пушки;
      • пять сейнеров — 189 человек.

Всего в группе высаживалось 1209 человек.

Восточная группа высаживала десант у самого мыса Хрони. В неё входили:

      • канонерская лодка КЛ-4 (750 т, 10 узлов, два 76-мм орудия) — 150 человек;
      • тральщик Т-492 «Белобережье» (700 т, 6,5 узла, три 45-мм орудия и один 20-мм автомат) — 283 человека;
      • вспомогательный тральщик Т-486 «Советская Россия»;
      • три сейнера — 120 человек.

Всего на судах группы находилось 989 десантников (без «Советской России» — 553).

В общей сложности десант 4-го отряда насчитывал 1762 человек — 143-й стрелковый полк и головной отряд 83-й морской бригады. По численности он уступал только десанту 2-го отряда.

Сначала суда отряда шли вместе, но затем тральщик «Белобережье» и буксир «Дофиновка» с баржей «Таганрог» из-за шторма начали отставать, а тральщик «Советская Россия» куда-то пропал. Вдобавок байды, ведомые на буксире за тральщиками, захлестнуло волной, оторвало и унесло — из пятнадцати осталась всего одна.

В итоге обе канонерки с пароходом «Ейск» прибыли к мысу Хрони около 5 часов утра, остальные суда подтянулись лишь к половине седьмого, а сейнеры, которые предполагалось использовать в качестве высадочных средств, и вовсе не прибыли.

Около 7 часов утра, когда начало рассветать, немцы обнаружили советские суда и открыли миномётно-артиллерийский огонь с мыса Хрони. Командир высадки не растерялся: на канонерке «Днестр» он подошёл вплотную к мысу и тяжёлой 130-мм артиллерией подавил вражеские огневые точки.

Тем временем мелкосидящий (всего 1,5 м) пароход «Ейск» и буксир «Дофиновка» с баржей «Таганрог» подошли к берегу в районе отметки 71,3 (в 3–4 км западнее деревни Юраков Кут). Баржу (бывший десантный болиндер) удалось посадить на грунт у самого уреза воды носом к берегу, опустив аппарель, и в дальнейшем использовать как причал. Высадка началась в 7:30, пароход и буксир удалось разгрузить полностью, включая материальную часть. Позднее здесь же разгрузился тральщик «Белобережье». Таким образом, несмотря на огонь вражеской артиллерии, высадка 2-го отряда в бухте Булганак была произведена с минимальными потерями, быстро и профессионально.

Пароход «Ейск». samlib.ru

Пароход «Ейск». samlib.ru

вернуться к меню ↑

Несостоявшаяся высадка у Еникале

5-й отряд под командованием капитан-лейтенанта В.А. Иосса должен был высадить 2-й батальон 12-й стрелковой бригады у Еникале — напротив косы Чушка в прямой видимости с таманского берега. Отряд включал в себя:

      • тральщик Т-491 «Кизилташ» (около 800 т, 6 узлов, два 45-мм орудия) — 100 человек;
      • тральщик Т-513 «Норд» (285 т, 12 узлов, два 45-мм орудия) — 150 человек;
      • буксир «Урицкий» с баржей «Должанка» — 210 человек;
      • восемь или десять сейнеров — 540 человек.

Всего в отряде высаживалось 1000 человек.

Из-за сильного шторма отряд ещё на пути к району высадки растерял все восемь байд, а сейнеры потеряли друг друга из виду и поодиночке вернулись обратно. Буксир «Урицкий» из-за шторма был вынужден поставить свою баржу на якорь у мыса Ахиллеон. Командиру отряда на тральщике «Кизилташ» пришлось вернуться обратно, чтобы собрать отставшие сейнеры и высадочные средства. В итоге высадка не состоялась, к 9 часам утра весь отряд вновь собрался у села Кучугуры.

В 11 часов поступил приказ командующего Азовской флотилией следовать в бухту Булганак и высаживать десант там. К 16 часам 5-й отряд подошёл в район мыса Хрони, однако к этому моменту разгрузка 4-го отряда уже закончилась, и береговые батареи из района Еникале обрушили огонь на подошедшие корабли. Капитан-лейтенант Иосса отвёл свой отряд мористее и в 17 часов встал на якорь в 3-4 милях от берега.

вернуться к меню ↑

Итоги высадки 26 декабря

Таким образом, идея одновременной высадки в нескольких местах себя не оправдала, приведя лишь к распылению и без того немногочисленных сил. В условиях плохой погоды тихоходные суда теряли высадочные средства и безнадёжно опаздывали к назначенному месту, поэтому централизованное руководство операцией оказалось невозможным.

В результате из пяти намеченных пунктов высадиться и закрепиться на берегу удалось только в двух — к западу от озера Чокрак и в бухте Булганак. Но только в бухте Булганак на берегу оказалось руководство десанта — командир 83-й морской стрелковой бригады полковник И.П. Леонтьев и командир 143-го полка майор П.И. Левкович.

Руководить войсками у озера Чокрак должен был командир 224-й стрелковой дивизии полковник Дегтярёв, но он со своим штабом на берег не высадился. В результате на плацдарме оказалось лишь несколько офицеров — старшим из них был командир 1-го батальона 83-й бригады старший лейтенант А.И. Капран.

Высадке способствовало отсутствие вражеской обороны на побережье — основные немецкие силы ради комфорта размещались в населённых пунктах довольно далеко от берега. Несколько дней стояла оттепель, шли дожди, дул пронизывающий ветер, поэтому немецкие командиры предпочитали держать своих солдат в тепле и под крышей. Приказ «Рождественский дед» был отдан утром 24 декабря, затем отменён и снова поступил вечером 26-го — но, судя по всему, командиры батальонов решили поберечь солдат и не выгонять их на берег на ночь глядя. Поэтому высадка была встречена лишь стрельбой отдельных огневых точек (пулемётов и 37-мм орудий), позднее в районе бухты Булганак в действие вступила немецкая береговая артиллерия, стрелявшая с закрытых позиций. Основные потери десанта стали результатом действий авиации — в первую очередь, пикировщиков Ju 87.

Немецкое командование не знало численности высадившихся сил, а советский офицер, взятый в плен на одном из участков, сообщил (явно дезинформируя допрашивавших) что в ночь на 26 декабря должны были высадиться 20-25 тысяч человек. Поэтому командование 11-й армии поспешило направить на Керченский полуостров все подвижные резервы. Уже в середине дня 26 декабря штабу 42-го армейского корпуса была подчинена 8-я румынская кавалерийская бригада, в его распоряжение направлялись 173-й и 52-й противотанковые дивизионы. Чуть позже сюда же был направлен румынский моторизованный полк Корне с лёгкими танками. Вечером 26 декабря размещённый в Феодосии 2-й батальон 97-го полка получил приказ двигаться в район Джейлава на соединение с основными силами полка. Таким образом, как минимум одного успеха десант достиг: оборона Феодосии была серьёзно ослаблена.

вернуться к меню ↑

Источники и литература

      1. Русский Архив: Великая Отечественная. Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год. Т. 16 (5–1). М.: Терра 1996
      2. Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Черноморском театре. Выпуск 1. Июнь-декабрь 1941 г. М.-Л.: НКВМФ, 1945
      3. Керченская операция (декабрь 1941 г.-январь 1942 г.). ГШ КА, Военно-исторический отдел. М.: Воениздат, 1943
      4. Битва за Крым. 1941-1944 гг. М.: Яуза, Эксмо, 2016
      5. С.Н. Ткаченко. Морские десанты в Крым. Авиационное обеспечение действий советских войск. 1941-1942. М.: Центрполиграф, 2015
      6. А. Неменко. Крымские десанты 1941-1942 гг. «Черные бушлаты» в бою. М.: Яуза; Якорь; Эксмо, 2017
      7. А. Неменко. История одного десанта (http://samlib.ru/n/nemenko_a_w/desant.shtml)
      8. Э. фон Манштейн. Утерянные победы. Воспоминания фельдмаршала. М.: АСТ, 2007
      9. ЦАМО, ф. 209, оп. 1089, д. 6 — Разработка по десантной операции в Крыму
      10. ЦАМО, ф. 209, оп. 1089, д. 14 — Отчет о десантной операции по захвату Керченского полуострова и городов Керчь и Феодосия 26-31.12.41
      11. ЦАМО, ф. 216, оп. 1142, д. 9 — Доклад об итогах десантной операции на Керченский полуостров, 1941 г.
      12. ЦАМО, ф. 216 оп. 1142 д. 14 — Оперсводки штабов Закавказского и Кавказского фронтов 22 ноября 1941 — 15 января 1942 г.
      13. Журнал боевых действий 42-го армейского корпуса. NARA, Т-314, R-1668

источник: https://warspot.ru/18592-kerchensko-feodosiyskaya-operatsiya-na-azovskom-poberezhie-trudnoe-nachalo

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить