Карера. Как спецназ ГРУ добрался до Пакистана

17
9
Карера. Как спецназ ГРУ добрался до Пакистана

Карера. Как спецназ ГРУ добрался до Пакистана

Неудачные войны зачастую дают много примеров успешных тактических операций. Война СССР в Афганистане (как и нынешняя война США там же) была проиграна, однако многие эпизоды этих событий достойны и изучения в академиях, и экранизаций. В 80-е годы одним из самых гибких и смертоносных инструментов в руках советского командования были отряды специального назначения ГРУ. Хотя спецназ изначально готовился к иному типу войны, разведчики быстро адаптировались к условиям Афганистана, и доставили исламским партизанам много скверных минут. К тем временам относится и широкое распространение самого слова «спецназ». Одной из основных задач разведчиков специального назначения была реализация «плана «Завеса». Это комплекс операций, задача которого была в том, чтобы блокировать Афганистан от поставок оружия и боеприпасов через границы Пакистана и Ирана.

Отряды (часто для простоты их именовали батальонами) спецназа ГРУ действовали в разных районах Афганистана. Условия местности и личные подходы командиров диктовали и свой «почерк» у каждого. Одни предпочитали патрулирование на вертолетах с внезапными ударами, другие действовали на автомашинах – причем часто маскировались под караваны душманов.

В специфическом положении оказался 334-й отряд спецназа, известный под неофициальным названием – «Асадабадский батальон». Этот отряд начал свой боевой путь с трагедии: в урочище Маравары попали в окружение и погибли три десятка разведчиков. Однако батальон восстановил боевой дух благодаря, в частности, новому командиру – чрезвычайно решительному и энергичному майору Григорию Быкову. Быков предъявлял чрезвычайно высокие требования к людям, в том числе и к себе, а операции проводил на грани возможного. Под его командованием расклеившийся после первого поражения отряд жестоко отомстил моджахедам, превратился в известных всему Афганистану «асадабадских егерей». База асадабадцев размещалась среди гор провинции Кунар на границе с Пакистаном. Использовать там вертолеты было проблематично – площадку легко могли обстрелять с соседних высот. Душманы опирались на сеть укрепленных баз, поэтому асадабадцам часто приходилось атаковать опорные пункты.

«Соседом» этого отряда был 154-й отряд спецназначения, он же «Джелалабадский батальон». Это было не менее заслуженное подразделение, хотя и без такой мрачной истории в прошлом. Два батальона имели хороший опыт совместных операций, и слаженность не только внутри отрядов, но и друг с другом находилась на высоком уровне.

Существовала серьезная проблема. Дело в том, что как раз тогда советские войска скосила эпидемия желтухи, так что оба отряда смогли выделить в сумме 126 человек для атаки. Правда, имелась поддержка: спецназ мог рассчитывать на две гаубицы Д-30 и «Град». Еще одна сложность состояла в том, что частично укрепрайон располагался в Пакистане.

Противостоял спецназу полк имени Абдул Вакиля под командованием полевого командира Асадуллы. Он был не прост. Этот человек имел высшее образование и как командир прошел курсы военного дела в Пакистане. Гарнизон Кареры насчитывал около сотни человек, но имел возможность вызвать еще несколько сот в качестве подкреплений. Душманы располагали пусковыми установками реактивных снарядов, безоткатными орудиями, минометами, крупнокалиберными пулеметами. Так что план наступления опирался на внезапную атаку и превосходство в боевой подготовке.

334-й отряд спецназа ГРУ готовится к штурму укрепрайона Карера

334-й отряд спецназа ГРУ готовится к штурму укрепрайона Карера

Операцию начали в ночь на 29 марта 1986 года. Отряды пробирались по горным склонам безлунной ночью практически наощупь. Около полуночи «асадабадских егерей» заметил пост душманов, завязался бой. Афганцы стреляли с большой дистанции, поэтому несмотря на огонь противника спецназовцы продолжали медленно продвигаться наверх. По дороге встретили позицию безоткатного орудия, забросали ее гранатами. А главное, пока асадабадцы медленно шли вперед, джелалабадцы поднимались на хребет никем не обнаруженные. Они выбрались в тыл моджахедам и внезапно атаковали.

Как раз начался утренний намаз, спецназовцы Джелалабадского отряда бросились на штурм под крики муэдзина в громкоговоритель. Часовых сняли ножами. Отряд ураганом прошелся по Карере. Отступающих перебили, склады захватили, взяли трофеи: оружие, боеприпасы. В общем, казалось, что операция уже закончилась полным успехом.

Однако это было только начало. Небольшая группа боевиков смогла отступить в Пакистан и рассказать товарищам, что происходит в Карере. Теперь в лагере Баджар – в десятке километров от границы – начала собираться группировка моджахедов.

Между тем, спецназовцы не собирались спокойно ждать своей судьбы. Пока полк Абдул Вакиля готовился к контратаке, спецназовцы обустроились на новых позициях. Они развернули против противника трофейное оружие, небольшая группа лейтенанта Вадима Особенко перешла границу с Пакистаном и приготовились к обороне.

Наиболее тяжелый бой пришлось выдержать джелалабадцам майора Рамиля Абзалимова. Авангард моджахедов был расслаблен. Находясь на территории Пакистана, боевики не ожидали атаки. Они были перебиты небольшим отрядом Особенко. Но скоро бой разгорался вновь. Душманы задействовали более 400 человек с безоткатными орудиями, РПГ и минометами. По словам участвовавшего в бою офицера Александра Сухолесского, он никогда не видел столько моджахедов одновременно.

Особенко вызвал огонь гаубиц на себя, под прикрытием атробстрела он сумел отойти к своим. Душманы старались вступить в плотный контакт с советским спецназом, чтобы не дать использовать артиллерию. Однако русские выложили еще не все козыри: для поддержки прибыли вертолеты. За штурвалом одного из них был Юрий Владыкин, сослуживцы называли его «Святая инквизиция». «Инквизитор» соблюл политес: он несколько раз прокричал в эфир «Работать не могу, работать запрещаю!» — специально для прокурора, который на земле рвал и метал по поводу вторжения в Пакистан. После этого Владикин принялся щедро окучивать моджахедов неуправляемыми ракетами и снарядами автоматических пушек. Огонь вертолетов уничтожал «духов» на крышах построек, где шел бой.

Бой спецназа ГРУ с моджахедами в Карере

Бой спецназа ГРУ с моджахедами в Карере

«Инквизитор» отлично стрелял, он спас много жизней. Однако душманы продолжали атаковать. «Духи» действовали небольшими группами по 10-15 человек. Их маневр был сильно скован постоянной работой гаубиц. Попытка разгромить полностью окруженную 2-ю роту джелалабадцев провалилась, тогда боевики переориентировались на удары по позициям 1-й роты, откуда корректировался огонь орудий. Роте пришлось отходить под постоянным огнем, именно она понесла наиболее тяжелые потери в этот день.

Джелалабадцам пришлось постепенно пятиться, неся потери. Провести эвакуацию вертолетами было невозможно: противник находился слишком близко. К тому же, у «вертушек» уже заканчивался боезапас. Сложенные из камней огневые позиции буквально «таяли» от обстрела, а у одного из трофейных крупнокалиберных пулеметов, который спецназовцы использовали для обороны, разорвало ствол.

Под вечер спецназовцы начали отходить от Кареры. Джелалабадцев прикрыли асадабадцы, которые еще и вынесли часть раненых. Одного бойца, казалось бы, попавшего в безвыходное положение, ухитрились поднять на скалу с помощью «кошки» на глазах у изумленных моджахедов. Сами душманы были измотаны и не могли преследовать спецназовцев. Джелалабадцы отправились на базу на вертолетах. Асадабадцы еще какое-то время прочесывали территорию в поисках раненых и отставших.

Результат кровавого боя за Кареру выглядел двойственно. Первая стадия операции прошла блестяще. Однако продолжение боя стоило спецназовцам десяти человек убитыми. К тому же, командование было в бешенстве из-за захода на территорию Пакистана. Представления к наградам «зарубили» для всех, кроме погибших и раненых. С вертолетчиками вышла отдельная проблема. Вадим Особенко рассказывал:

«Стоим на аэродроме в Джелалабаде в ожидании вертолета, перекуриваем, судачим о том, о сем. Ну я и спрашиваю летчиков: «Мужики, что за козел у вас с бортовым номером 25 летает?» Смотрю, лица как-то изменились. А подполковник Целовальник говорит: «Вообще-то это я, а в чем проблема?» Я говорю: так, мол, и так, столько боевых заходов делал, а работать начал только через полчаса. Почему?

Тут он мне все и объяснил. Мы, говорит, только на перезарядку прилетели, а нас уже мужики с щитами и мечами в петлицах встречают. Говорят: «Объясните, подполковник, по какому праву вы вели боевые действия за пределами госграницы?» Летуны им – удивленные глаза: не может этого быть. А представители прокуратуры: «Так ведь группа за границей, а вы ее огнем прикрывали!» Не может такого быть, говорят, послушайте пленки объективного контроля. Проверили, а на них «запрос» – «отказ», снова «запрос» и снова «отказ». То есть они сначала переговоры записали, а потом работать начали».

В итоге командир 15-й бригады спецназа подполковник Бабушкин был снят с должности и уехал в СССР. Однако сражение за Кареру стало чистой победой спецназа. Душманы потеряли несколько десятков человек убитыми, множество раненых, базу, набитую оружием и боеприпасами, и наконец – получили наглядную демонстрацию того факта, что даже в Пакистане они не могут чувствовать себя в безопасности.

источник: https://kontingent.press/post/karera-kak-specnaz-gru-dobralsya-do-pakistana

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить