Карантин Вениамина Платоновича.

14
9

Принцип Даннинга-Крюгера
«Выдрессированный человек не в состоянии осознать,
что он выдрессирован, потому что он выдрессирован».
А дрессировка, начинается с согласия на абсурд.

— Хотите свалить?
— Я.. Мы.. Куда?
— В Америку. В 70е.
— А почему именно туда?
— Там несложно будет легализовать вас, как эмигрантов из Союза. Подробностей, если честно, не знаю. Сами понимаете – решаю не я, вероятно, есть причины, почему именно Штаты и именно 70е. А на месте сами разберётесь. Есть, правда несколько условий – не становиться самым богатым человеком, играя на бирже и прочих тотализаторах. Аккуратно – можно. А то — в IBM устроитесь, с вашими-то знаниями. Но тоже аккуратно, не светя вещи, разработанные позже 70х. Представляете – убедите руководство сделать акцент на ПК – и в будущем никакого Билла Гейтса! Шучу.

 

Автор Сергей Буджановер

Биолог, своя лаборатория.

Карантин Вениамина Платоновича.

 

Ровно год назад в приступе графомании написались приключения Вениамина Платоновича. Часть первая — лирическая, вторая — подростково-детективная, третья — просто печальная. Думал надёргать цитат из второй, снабдив их новостными линками, типа — видали, какой я провидец! Потом стало лень, да и сами всё знаете. На многое фантазии не хватило, грешен. Как на последнюю инициативу — лишать родителей паспортов вакцинации в случае препятствования участию их детей в клинических испытаниях вакцины. Ну да кто ж такое в трезвом виде нафантазирует, тут амитриптилиновый делирий требуется и то не уверен, что получится.
А про Вениамина Платоновича перечитывать забавно. Жизнь в своём многообразии оказалась в разы отвратительнее моих тогдашних наивных фантазий, над которыми смеялись, как над апокалиптическими ))

Карантин Вениамина Платоновича.

Вениамин Платонович поковырялся в тарелке с оладьями, потом украдкой помял пальцами складку на боку, вздохнул и отложил следующую оладушку. Есть не хотелось. Встал, посмотрел в угол, где лежали гантели. Ощутив внезапный прилив энергии, он принял исходное положение и начал работать бицепс. Заныл локоть. С готовностью отложив гантели, Вениамин Платонович огляделся. Супруга его, Ангелина Петровна, была не в настроении и мрачно перетирала двeрцы шкафчиков. С тоской посмотрев на остывшие оладьи, Вениамин Платонович пошёл в кабинет, решив досмотреть вчерашний фильм. Интернет висел на тонкой сопле, фильм постоянно застревал и на экране начинало крутиться мерзкое колечко. Открыл в другом плеере, но тот вообще не поднимался. Попытался вспомнить, что сказал следователь в предпоследней сцене, там была какая-то зацепка. Не вспомнил и почувстовав внезапное раздражение, закрыл компьютер и вернулся на кухню. Ангелина Петровна продолжла надраивать дверцы шкафчиков. Вениамин Платонович подошёл к плите и приподнял крышку с кастрюли — внутри был борщ. Борща не хотелось совсем. Скосив глаза, Вениамин Платонович залип взглядом на степенно колыхющейся под халатом супругинoй груди. Накатило смутное, игривое томление. Незаметно обойдя Ангелину Петровну с тыла, Вениамин Платонович оценивающе примерился и недвусмысленно расположил обе ладони на талии супруги. Та раздражённо отмахнулась тряпкой, продолжая оставаться в дурном расположении духа. Игривое томление испарилось. Заглянув под раковину, Вениамин Платонович засмотрелся на полупустое мусорное ведро. «Гель, давай я, что ли, мусор выкину?» «Будет полное — выкинешь» — бесцветным голосом ответила Ангелина Петровна — «мусорных пакетов мало осталось.» И тут Вениамина Платоновича осенило! Газеты! Метнувшись в кабинет, он вытащил из-за кресла толстенную кипу старых газет, сгрёб её в охапку, отнёс на кухню и затолкал в ведро. «Вот, давно собирался их выкинуть, только пыль собирают» — скороговоркой произнёс Вениамин Платонович, уверенным движением вытащил пакет из ведра, встряхнул, утрамбовывая, затянул горловину и решительно двинулся в прихожую, где влез в растоптанные кроксы, из кармана ветровки достал сигареты с зажигалкой и вышел за дверь, придерживая пакет. На улице Вениамин Платонович привычным движением закинул пакет в мусорный бак, кивнул соседу в окне и неторопливо закурил, Ангелина Петровна не разрешала курить в доме. Было довольно солнечно, но совсем не жарко. Слабый ветерок гонял по улице рваный полиэтиленовый пакет, во дворе с плачем ругались соседские дети. Вениамин Платонович глубоко затянулся и посмотрел в пустое небо. Шла вторая неделя карантина.

Он смотрел перед собой, курил, пуская редкие колечки дыма и уже собирался выкинуть окурок, как услышал рядом шаги. Повернувшись на звук, он увидел соседского пацана Мишку, лет четырнадцать ему было. Да, четырнадцать, два года назад занимался с ним математикой, тот в шестом классе как раз был.
— Привет.
— Здрасьте, дядьвеньплатоныч.
Мишке нравилось обращаться к нему именно так, а Вениамин Платонович и не возражал.
— Ну что? Чего смурной такой? Опять с отцом поцапался?
— Да пошёл он.. Урод.
Отец у Мишки действительно был абсолютным моральным уродом, не оспоришь.
— Он теперь с корешами в ДНД, нарушителей карантина ловят.
— М-да.. Э, а это что? Татуировку сделал?
— Ага. Витька в соседнем доме контрабандой набивает, ему студию закрыли.
На внутренней стороне предплечья у Мишки выпукло расположилась совсем свежая татушка мёртвого смайлика, с глазами-иксиками.
— Ладно, Миш, не кисни.
— Ясное дело, дядьвеньплатоныч.

Дома Вениамин Платонович вернул сигареты в карман ветровки, снял кроксы и поискал глазами Ангелину Петровну.
— Гель, ты где?
— Вень, я в кабинете у тебя приберусь, не заходи пока, ладно? Тебе отсюда нужно что-нибудь?
— Ага, сейчас только лэптоп возьму.
Голос у Ангелины Петровны повеселел. Ну, и то хорошо.
Вениамин Платонович раскрыл лэптоп, как вдруг раздался аккуратный стук в дверь.
— Кто там?
— Вениамин Платонович, я к вам, откройте пожалуйста, не бойтесь.

Бояться было чего. Количество грабежей в последнее время в округе резко увеличилось, но голос за дверью почему-то вызывал доверие и Вениамин Платонович открыл. На пороге стоял среднего роста мужчина лет семидесяти пяти, очень моложавый и подтянутый.
— Здравствуйте.. А вы кто?
— Вы меня не знаете, но я к вам действительно по исключительно важному делу, давайте присядем.
— Да, пожалуйста, конечно..
Из кабинета раздался голос Ангелины Петровны:
— Веня, кто там?
— Гель, это с работы, там срочное что-то.
— Вам поесть приготовить?
— Не, Гель, мы сами.
Вениамин Планович повернулся к гостю.
— Слушаю вас..
— Понимаете, Вениамин Платонович, на слово вы мне всё равно не поверите, вы разумный человек, поэтому включите, пожалуйста, FoxNews, там сейчас будет выступление Трампа в прямом эфире. Так вот — сначала упадёт микрофон, потом на сцену выйдет кошка и будет там ходить, как ни в чём не бывало. Этот ролик наберёт много просмотров, очень много, миллионы. Вы включайте, сейчас начнётся.
Вениамин Платонович, ничего уже не понимая, послушно включил FoxNews. На сцену вышел Трамп и в этот момент действительно упал микрофон. Кто-то мнгновенно кинулся его поднимать, телохранители заслонили собой Трампа и в этот момент на сцену вышла кошка. Гладкая, черепаховая. Села, почесала задней лапой за ухом, лениво потянулась и пошла знакомиться с людьми на сцене.
Нет, никакого фокуса быть не могло, действительно прямой эфир. А он знал. Бред.. Ну а как это ещё объяснить? Вениамин Платонович осторожно посмотрел на гостя.
— Да, всё правильно. Как, почему и зачем — чуть позже. Чтобы окончательно развеять ваши сомнения — ещё одно маленькое доказательство, чисто технологическое. У вас есть мясо?
— Что?
— Ну, мясо. Говядина, баранина, курица. Немного совсем.
— Куриные ножки есть, Геля хотела замариновать и запечь. А зачем?
— Отлично! Давайте куриную ножку.
Ошалевший от происходящего Вениамин Платонович достал куриную ножку из холодильника и положил на блюдце. Незнакомец в это время возился с какой-то фигнёй, похожей на пульт от кондиционера, нажимая на ней какие-то кнопки.
— Отлично. Готово. Увас кошки или собаки ведь нет, не выскочит?
— Нет.. Куда выскочит?
— Сюда. Ну, нет — и хорошо. Смотрите.
После чего нажал на кнопку, направив пульт на блюдце. Куриная ножка исчезла, в воздухе едва уловимо запахло бульоном.
— Нет, это не фокус. Любую органику разносит на атомы. Вы слышали про подобные технологии? Хотите сами попробовать?
— Н-н-нет.
— Вот так вот, Вениамин Платонович. Да. Я из 2080го, как бы абсурдно это ни звучало.
— И что, за 60 лет научились путешествовать во времени и разносить органику на атомы пультом от кондиционера? — пытаясь сохранить иронию, спросил Вениамин Платонович.
— Не-а. Если они не соврали — они были из 2270го, а меня любезно к вам подбросили. Пульт, как вы его назвали, тоже их. Вот так..
— Но почему ко мне, а главное – зачем? Я вам что, Брюс Виллис? Помните такого? Астероид же, сказали, мимо летит! – Вениамин Платонович изо всех сил пытался цепляться за привычную картину мира и здравый смысл.
— Брюса Виллиса помню, в детстве что-то с ним смотрел. И астероид действительно летит мимо.
— Фффух.. Излагайте, пока я в себя не пришёл и вы не исчезли, как галлюцинация.
— Вы молодец. Но я не галлюцинация, а вы – один самых толковых специалистов по математическому моделированию процессов. Судя по всему, именно поэтому вы меня до сих пор не вытолкали за дверь. Почему именно вы? Два обстоятельства – во-первых, вы блестящий математик и один из самых авторитетных экспертов в своей области. А вот во-вторых.. Сами смотрите. Это не подделка, поверьте.
Гость достал из кармана две флэшки и передал Вениамину Платоновичу одну, вторую же убрал обратно в карман. Вставив флэшку в лэптоп, Вениамин Платонович нашёл в ней всего одну папку, обозначенную ВП. Открыл. Там было несколько файлов. Посмотрев в первый же, Вениамин Платонович побледнел и непроизвольно покрылся холодным потом. «Убийство семейной пары .. Ограбление .. Зверское по своей жестокости преступление.. Полиция ведёт расследование» Дата – завтрашняя. И их с Гелей фотографии.
— Там дальше то же самое. Увы.. Но оно поправимо. Кстати, сколько время сейчас. Так. А ведь знаете, они в любую минуту могут появиться. Супруга не выйдет?
— Не должна, она убирается. В наушниках обычно, музыку слушает. Полицию?
— Нет смысла. Пока вызывать не на что, а в процессе будет не до того.
— В процессе – чего?
— Самообороны.
Гость глазами показал на пульт, разнёсший на атомы куриную ножку, который лежал на столе и выглядел вполне безобидно.
— Будем импровизировать – подытожил гость из будущего.
Вениамин Платонович пытался собраться с мыслями, но куда там.. Бред, полный! Как – уже не было сил спрашивать. Кстати! Войдя в ю-туб, он набрал «Трамп микрофон кошка». Ого! Несколько десятков вариантов ролика уже выложили. Да, по дате – только что. Счётчик просмотров крутился, как бешенный. Бля..
В этот момент в дверь позвонили.
— Так. Сидите, я сам. Сидите, я вам сказал!
Гость подошёл к двери и спросил:
— Кто там?
— Городская служба, проверяем, всё ли в порядке, нужна ли помощь.
Голос был женский и очень милый.
— Нет, спасибо, у нас всё в порядке.
— Ой, простите пожалуйста. Мне ужасно неудобно, но в туалет можно у вас зайти? Целый день на ногах, куча адресов, а я на седьмом месяце. Я быстро, ну очень надо..
На лестнице неловко хихикнули. За дверью, искажённая линзой глазка, действительно стояла худенькая девушка лет двадцати пяти и действительно с животом. Гость открыл дверь и отошёл на два шага, быстро что-то настаривая на пульте, который успел взять со стола. В прихожую ввалились два крепких парня, судя по всему, державшиеся в слепой зоне, один лет тридцати, другой за сорок. Старший держал в руке мясницкий тесак.
— Так, тихо. Тихо, я сказал! Пикнешь – до жопы пополам развалю, понял! Слышь, ты, хер моржовый – сел. И пульт положил. Быстро!
Но хер моржовый не стал класть пульт, а закончив возиться с настройками, просто нажал кнопку.
То, что произошло в седующую секунду, лишило Вениамина Платоновича дара речи и почти лишило сознания. Грабители исчезли. Так же, как куриная ножка. Оставив в воздухе запах бульона. Вениамина Плановича затошнило и он сделал несколько глубоких вдохов. На полу осталась одежда, какие-то заклёпки, два ремня, бумажник, ещё какие-то предметы, связка ключей..
— Так, быстро – сказал гость, положив пульт на стол – мешок есть какой-нибудь? Пакет для мусора?
— Есть пакеты, но мало. Геля говорила.. Мало осталось.
— Давайте.
Быстро затолкав в пакет всё, что осталось от грабителей, гость сунул его в руки полуобморочному Вениамину Платоновичу.
— Сможете потом незаметно выбросить? А пока спрячьте куда-нибудь. Есть куда?
— Да..
Обалдевший Вениамин Платонович засунул пакет в кухонный шкафчик, внизу, за банки и пластиковые контейнеры. Геля его убрала и вычистила, так что до вечера точно не полезет. Руки ощутимо дрожали.
— Скажите.. Кстати, а как вас зовут?
— Да какая разница. Ну, зовите меня Виктором – незнакомец улыбнулся.
— Хорошо, Виктор. А почему тела исчезли, а одежда, кожанные ремни, деревянный шкафчик – как новые? Это же тоже органика.
— Вы меня радуете, Вениамин Платонович. Логика и анализ. Честно? Понятия не имею. Я сам эту штуку боюсь до усрачки. Настройки. Мне просто сказали, как и что настроить на этот случай. Да, да. Они.

Вениамин Платонович перевёл дух. Голова шла кругом, но грабители были, причём совершенно недвусмысленные. Последнее время действительно грабежи участились. Дела..
— Скажите..Виктор. А как это – путешествие во времени?
Гость тихо засмеялся.
— Честно? Понятия не имею. Чем-то укололи, уснул. Проснулся в какой-то квартире, дальше к вам. На машине, адрес у меня был. Дали.
— Но.. Но зачем это всё? И эти, которые из 2270го – с вами?
— Расскажу, всё расскажу. Попить можно?
— Да, конечно. Чай, кола, вода?
— Воды, если не трудно.
Вениамин Платонович налил в стакан воды и передал Виктору. Тот медлемнно выпил, поблагодарил, поставил стакан на стол и сел.
— Вы спрашиваете, зачем я здесь? Чтобы с вашей помощью попробовать всё исправить.
— Что – всё? Карантин?
— Нет. Его последствия. Просто жизнь после карантина превратилась в полное, беспросветное говно!
У гостя заходили желваки на скулах и он с видимым усилием взял себя в руки.
— Понимаете, когда карантин постепенно сняли, старому укладу жизни было просто не за что зацепиться и он постепенно сошёл на нет. Точка невозврата была пройдена. Государство и крупные корпорации постепенно скупили и национализировали всю сферу производства. Государство полностью слилось с корпорациями и уже было не различить, кто из них кто. Те средства контроля за неселением, естественно, никто никуда не отложил, наоборот. Вы же прекрасно понимаете, что для эффективного контроля над населением ему нужно показать угрозу. Не обязательно мнимую, реальную, просто максимально её преувеличив. А тут всё произошло само. Люди сами себя запугали и им ужасно понравилось – адреналин, каждый выход на улицу – партизанский рейд в тыл врага. Игра с жизнью и смертью! Опасность! Угроза – везде! Невидимая и всепроникающая! Смертоносная и беспощадная! Блядь.. Простите. Власти просто вынуждены были как-то ответить на этот массовый психоз, спровоцированный сначала фейками, потом поддерживаемый подтасовками цифр, эмоциональными репортажами из больниц и моргов, чем хуже – тем лучше! А там уже было невозможно на бегу разобраться – что правда, что подтасовка и манипуляции. Разум и здравый смысл отключились, остался страх и адреналин. Это стало настоящим наркотиком. Впрочем, до этого момента – вы всё видите за окном. Карантинные меры всё ужесточались, чиновники на местах продолжали соревноваться друг с другом в озабоченности здоровьем населения, пока у людей в массе банально не кончились деньги. Когда начали делать осторожные послабления – огромное количество людей обнаружили, что работать им негде. Государству пришлось брать их содержание на себя. А откуда у государства деньги, когда всё ушло на вирус? В итоге – распределительная экономика, карточки, нормы обеспечения товарами первой необходимости. По всему миру, в разной степени. А людям нравилось! Не всем, конечно, но большинству. Они с удовольствием обменяли свободу воли на строгий распорядок и обещание заботиться, а если что – защитить. Постепенно зарегулировали всё. Технологии быстро приспосабливались к новым условиям, государство взяло на себя полный контоль за всеми аспектами производственного цикла, частное предпринимательство, фактически, исчезло. Наступил – Порядок. Ну и конечно – санитарные меры. После снятия карантина журналюги ещё довольно долго охотились по больницам за умирающими стариками, пытаясь достать хоть какие-нибудь свидетельства наличия у них Covid-19 и громко прокричать «Эпидемия продолжается, а власти скрывают!» Очень хорошо для тиражей, посещаемости сайтов и рейтинга телепрограмм. В общем, карантин постепенно сняли, конечно. Потом была новая ежесезонная эпидемия, но она прошла уже без помпы, вякать и требовать уже было весьма проблематично, да и средств не было. Гайки закрутили до хруста. Очень многие пришли в себя, но огромное количество так и не смогли избавиться от приобретённой мизофобии. Маски и перчатки в общественном поле постепенно стали обязательными, оправдывалось это гражданской осознанностью и заботой о ближнем, естественно. С годами мизофобы стали мэйнстримом и нормой. Население распалось на касты. Мизофобы называли себя клИнами, тех же, кто был не готов отказаться от физических контактов, презрительно называли тАчерами. Тачеров очень быстро настолько маргинализировали, что они в итоге оказались в натуральных резервациях, где могли заниматься исключительно сельским хозяйством, продавая мясо, молочные продукты и фрукты с овощами в города. Натуральная пища стала немыслимо дорогой.
— Почему?
— Сначала запретили курение. Потом алкоголь. На том основании, что вредно, а значит – ниакой медпомощи, если сам себе вредишь. Потом веганское лобби точно так же добилось фактического запрета на животноводство. Запретили почти всё. Правда, научились синтезировать мясо.
— И как оно, синтетическое?
— Честно? С натуральным не сравнить. Но натуральное мало кто может себе позволить, только топы из клинов. Так вот. Всё, что можно и нельзя было перевести на дистанционку – перевели. В принципе – из квартиры можно стало вообще не выходить. Большинство и не выходит. Заказы, доставка, работа – всё не выходя из дома. Физические контакты между людьми стали чем-то абсолютно неприемлемым. Исчезли контактные виды спорта, но что самое главное – в среде клинов исчезло само понятие семьи.
— Да, как раз хотел спросить? А дети тогда откуда?
— Да как откуда – искусственное оплодотворение, после генетических обследований и подбора идеальных доноров спермы и яйцеклеток. Некоторые вынашивают сами, но за это снимают баллы. Детей в семьях не воспитывают – интернатская система, изоляция, профориентация, обучение, социализация.
— Интересная социализация. Скажите, а что с заболеваниями, если люди максимально изолировали себя от патогенов? Иммунитет?
— Ну, социализация сообразно укладу. А вот с иммунитетом – беда, как вы совершенно справедливо заметили. Поэтому постоянные вакцинации, анализы, мониторинг. Но да, болеют часто и тяжело. Естественно, во всём винят тачеров.
— Да уж.. Скажите, Виктор, а что за баллы вы упомянули?
— О, это важно, да. Каждый человек в процессе жизнедеятельности получает баллы, в зависимости от того, насколько он лоялен режиму и требованиям. За нарушения – баллы снимают. Баллы – эквивалент денег. Вся сфера потребления вместо цен в дензнаках оценивается в баллах. А их надо постоянно набирать. Колесо в клетке с хомяком. Любые перемещения должны быть разъяснены и получить одобрение. Вышел без разрешения – теряешь баллы. Обширнейшая система штрафов.
— А как регистрируют у кого сколько?
— Централизованная компьютерная система. Чипы-аутентификаторы, любая информация загружается и считывается дистанционно. Некоторые пытаются их хакнуть, но я не слышал, чтобы кому-то удалось. Такие дела.
— А эти, как вы их назвали – тачеры? Что у них?
— У них.. Ну как вам сказать. Доступа к современной медицине, информации и прочая у них нет. Все точно так же чипированы, не сбежишь. Да и куда бежать-то?
— Простите, Виктор, а вы – клин или тачер?
— Я.. Не то и не то. Я скипер. Долго объяснять, может, как-нибудь потом. Вы ж понимаете, всё, что я вам рассказал – произошло у меня на глазах, а вот дальше, — те, из 2270 не рассказывали, но судя по всему – дальше пошло совсем плохо. Так вот, их аналитики пришли к выводу, что остановить всё можно сейчас. Почему нельзя скрыть или предотвратить уханьские манёвры или что там было – не знаю, я всего лишь посыльный. Как? Если вы следите за развитием событий, камешком, спустившим с горы эту лавину, была статья на хабре одного спеца по вирусной рекламе – с графиками смертности и вот это всё. Там подтасовка на спекуляции сидит и фейком подгоняет. Её перепостили миллионы раз. Нужно вбросить в сеть противоядие – аналитический разбор данных, которые я вам сейчас передам, они на второй флэшке, которую вы видели. Там подробнейшие данные с цифрами, куча инсайдов со ссылками на реальные документы. Огромный массив информации. Вплоть до сегодняшнего дня, более поздних данных у вас быть не может, сами понимаете. А тут вам и карты в руки. Есть несколько фрагментов текста, помеченных звёздочками – их скопируйте без изменений, стараясь, чтобы они стали органичной частью статьи. Они и запустят миллионы перепостов. Есть надежда, что у огромного количества людей голова быстрее встанет на место. Вы помните, что главным фактором слома было критическое количество людей, так и не избавившихся от мизофобии, заработанной во время карантина. Возможно, что если их количество снизится – ситуацию можно будет спасти.
— Простите, Виктор, а вмешательство в ход истории, эффект бабочки?
— Самому страшно, если честно, но люди, умеющие путешествовать во времени, что-то про это знают. Наверное.
Виктор улыбнулся.
— Ну что, Вениамин Платонович, за дело?
Посидев секунд десять с закрытыми глазами, Вениамин Платонович, выдохнул и протянул руку:
— Давайте.
Затем вставил флэшку в лэптоп и открыл. Файлов была целая библиотека, работы на пару дней, а то и больше.
Гость встал, положил пульт в карман и собрался к выходу.
— Вениамин Платонович, давайте пакет, я по дороге избавлюсь.
Суетливо достав оставшееся от грабителей, он отдал пакет гостю.
— Виктор, подождите секунду. Скажите, вы упомянули скиперов. Они – кто?
— Избавившиеся от чипа.
И он задрав рукав, продемонстрировал руку, располосованную чудовищными шрамами.
— Само пониамете, не в больнице.
Вениамин Платонович похолодел. Н аизуродованной коже отчётливо были видны следы следы старой, расплывшейся татуировки – мёртвый смайлик с глазами-иксиками.
— Миша..
Но гость уже закрывал за собой дверь.
— Удачи, дядьвеньплатоныч – улыбнулся Миша и сбежал по лестнице.

Вениамин Платонович сидел и тупо смотрел в экран лэптопа. На кухню зашла Ангелина Петровна.
— Вень, а вы что, так и не поели? А чего?
— Не, не голодные были.
— Вень, ты в порядке?
— А.. Да, Геленька, всё хорошо.
— Точно?
— Ага – Вениамин Платонович улыбнулся.
— Вень, а давай вечером чего-нибудь старое посмотрим, а? Да хоть Терминатора! Давай?
— Не, солнышко, мне тут халтурку подбросили, я поработаю. Срочная.
— Ну, поработай. А то от этого карантина скоро все с ума посходят окончательно.

Вениамин Платонович открыл первый файл и начал читать.

Время меж тем продолжало течь, смешивая недели с месяцами в однородную мутную жижу.

Вениамин Платонович сидел у открытого окна с лэптопом, курил и листал ленту в Фейсбуке. Курить на улице он перестал – ревнители масочного режима доводили своими замечаниями до бешенства. Миша был абсолютно прав – про пандемию уже давно забыли, но маски никуда не делись. Да и лента привычно вываливала потоки безумия, в которое постепенно погружался мир, делая вид, что ничего особенного не происходит. Новая Этика, Новая Логика, Новая Реальность. Всё новое.
С иголочки. Глаза бы не смотрели, а куда денешься.

Вдруг в уведомлениях выскочило новое сообщение – Виктор Неотсюда sent you a friend request. На аватарке был знакомый мёртвый смайлик. Вениамин Платонович спешно нажал Confirm и бросился писать сообщение – «Миша! Ты здесь? Появишься?» Мысли скакали одна через голову другой. Ответа не было.

В салоне бубнил телевизор.
— Веня.. Веня, иди сюда, послушай.
— Чего там, Геля?
— Иди, иди..
Вениамин Платонович погасил сигарету, выгнял руками на улицу последние остатки дыма и пошёл в салон.
Ангелина Петровна стояла перед телевизором и на лице её страх сменял отвращение. На экране в студии вальяжно вещал какой-то немец с лицом профессионального выдвиженца-общественника.

— Господин Штрассер, а каковы планы вашего движения?
— О.. У нас колоссальные планы! Наше движение «Здоровое общество» уже имеет милллионы – да, именно миллионы! – последователей во всём мире. И мы не скрываем, мы – политическое движение, задачей которого является превращение в блок политических партий в разных странах и как результат – приход к власти! Да, именно так, как вы услышали!
— Господин Штрассер, о вас и ваших последователях много говорят в последнее время, не могли бы вы озвучить для зрителей основные ваши тезисы, вашу политическую платформу?
— О, это может занять время – немец засмеялся. Но я постараюсь тезисно. Прежде всего – нашей целью является построение здорового, ответственного общества. Что мы вкладываем в эти понятия? Прежде всего — здоровье и ответственность! Последняя пандемия дала нам толчок, помогла осмыслить множество моментов, которые раньше не заострялись. Вот возьмём маски – все их носят, правильно?
— Ну, мы с вами сейчас без масок.
— Просто мы с вами наверняка здоровы, правда? – Он опять засмеялся, демонстрируя отменного качества металлокерамику. – Так вот – ношение маски – это ответственность. Каждого перед каждым. Человек без маски – преступник. Да, вы не ослышались.
— Ну, значит и мы с вами – преступники сейчас?
— Нет, мы – здоровы и нас тут всего двое. А вот человек на улице, человек в транспорте – он не знает, здоров он или нет и какой опасности подвергает окружающих! И штрафы – это слишком мягкое наказание за небрежение здоровьем соотечественников! Поверьте, будут и соответствующие уголовные статьи, будут и сроки тюремного заключения! Ответственность – вот краеугольный камень нового общества! Люди, употребляющие алкоголь, курильщики, прочие наркоманы – эти люди висят непосильным бременем на системе здравоохранения. И поверьте – они очень скоро будут поставлены перед выбором – либо отказаться от своих привычек, либо лишиться медицинской помощи. Вообще! Да, именно так. Здровый гражданин не обязан платить свои кровные за лечения всякого.. всяких наркоманов.
— Радикально, господин Штрассер, радикально. А веганское отделение вашего движения? Какие цели оно перед собой ставит? Столь же глобальные? – ведущий попытался иронично улыбнуться.
— А как вы думали? Вас не удивляет уголовная статья за жестокое обращение с животными? А убийство животных с целью их поедания? Это же дикость! И поверьте мне на слово – уголовная статья за это тоже скоро станет вам привычной.
— Ну, а что будет с животноводством и причими областями сельского хозяйства?
— Ничего. Их не будет. И всё.

Вениамин Платонович несколько обалдел.
— Гель, это кто?
— Это? Это не кто, Веня. Это что. Это будущее, похоже. Недалёкое уже. Знаешь, я уже, наверное, рада, что детей у нас нет.

Вениамин Платонович молчал. Немец из телевизора вошёл в раж и уже откровенно камлал что-то про отказ от личного автотранспорта и переход на общественный с целью снижения количества ДТП и достижения социальной справедливости.

Миша всё это рассказывал. Верить не хотелось, но – вот же оно. Уже сегодня. А завтра тогда что? Вениамин Платонович вернулся к лэптопу. Пришло сообщение от юзера Виктор Неотсюда. «Через пол-часа у вас.»

— Гель, тут ко мне с работы подъедут, нам на кухне или в кабинете сесть?
— Да где хотите, я почитаю.
— Тогда на кухне, ладно?
— Конечно.

Стук в дверь раздался минут через пятнадцать. Вениамин Платонович открыл. На породе стоял семидесятипятилетний мальчик Миша из соседнего дома.

— Здравствуйте, дядьвеньплатоныч.
— Здравствуй, Миша.

Повисла пауза, Вениамин Платонович, путаясь в словах, спросил:
— Миш, так что, не сработало?
— Не знаю. Похоже, нет. Сложно судить пока. Но судя по всему — просчитались будущие аналитики. Цикл закончен.
— И что теперь.. Вот этот, Штрассер?
— Вы будете смеяться, но его фамилия – Штрайхер. Сменил на всякий случай. Продолжает семейный бизнес под псевдонимом. Он родственник того, повешенного в Нюрнберге.
— У них получится?
— В той версии развития событий, которую прожил я – да.
— А в других версиях?
— Я не знаю других.
— Мрачный у нас какой-то разговор получается, Миша.
— Ну, какая жизнь, такие и разговоры. А я опять с предложением.
— Каким?
— Хотите свалить?
— Я.. Мы.. Куда?
— В Америку. В 70е.
— А почему именно туда?
— Там несложно будет легализовать вас, как эмигрантов из Союза. Подробностей, если честно, не знаю. Сами понимаете – решаю не я, вероятно, есть причины, почему именно Штаты и именно 70е. А на месте сами разберётесь. Есть, правда несколько условий – не становиться самым богатым человеком, играя на бирже и прочих тотализаторах. Аккуратно – можно. А то — в IBM устроитесь, с вашими-то знаниями. Но тоже аккуратно, не светя вещи, разработанные позже 70х. Представляете – убедите руководство сделать акцент на ПК – и в будущем никакого Билла Гейтса! Шучу.
— А почему – я?
— Заслужили. Просто в знак благодарности за то, что согласились на сотрудничество.
— Но ведь статья та ничего не изменила.
— Она была отличная. Мы попытались. Подумайте. Только представьте – Лед Зеппелин, Фрэнк Заппа, Кинг Кримзон – вживую. Отрастите усы подковой, клетчатый клёш купите. Подумайте – Миша тихо засмеялся.

Голова опять шла кругом.

— А как я Геле всё объясню?
— Ну, как есть, так и объясните.
— Может быть – ты, Миша? Я не знаю.. Она не поверит, она решит, что я с ума сошёл.
— Не решит. У вас получится. Ну так как?
— Миша, я должен подумать. Это ещё большая фантасмагория, чем твоё предыдущее появление.
— Подумайте, дядьвеньплатоныч. Подумайте. Связь – через Фейсбук. Я буду здесь ещё около месяца, может – чуть больше.
— Я.. Я подумаю, Миша. Спасибо.
— Да не за что. Ладно, я побежал. На связи.

Вениамин Платонович закурил и сел на подоконник. На улице суетливо семенили редкие прохожие в разнокалиберных масках. Ветер гонял зигзагами рваный полиэтиленовый пакет, подбрасывая его до второго этажа. Во дворе с плачем ссорились соседские дети.

 

 

5
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
2 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
ilyasanBarkunДенис Силаевbyakin Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
byakin

++++++++++++++++

Денис Силаев

Я только цитату Даннинга-Крюгера в первоисточнике не нашел, единственное место, где Яндекс нашел это высказывание — эта статья. Вроде ДК не о том немного говорил?

Barkun

И опять антиутопия. Ну где социальный оптимизм? Куда подевался? Как искать?

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить