Какими могли быть итоги Семилетней войны, если бы императрица Елизавета прожила дольше

16
5

Семилетнюю войну часто называют «нулевой мировой». С этим можно согласиться, учитывая её размах, с одной оговоркой: она не «нулевая», а скорее уж «минус первая», поскольку «нулевой» правильнее считать наполеоновские войны.

«Капитуляция Берлина 28-го сентября 1760 года», художник Александр Коцебу, 1849 год.

«Капитуляция Берлина 28-го сентября 1760 года», художник Александр Коцебу, 1849 год.

В целом же, несмотря на свои масштабы и кровопролитный характер, Семилетняя война не изменила существенно карту Европы (хоть Франция и потеряла колонии в Америке), а уж тем более, внутреннее устройство государств, не разрушила империи и не создала новые. Зато погибло свыше полутора миллионов человек, что по тем временам было чудовищной цифрой. Тем более, что половина из них мирные жители.

Однако, мне, как и многим, наверное, русским людям, кажутся обидными итоги той войны для России. Тем более, что, если бы не цепь событий, которые могли бы и не случиться в России, иные итоги войны могли бы существенно изменить ситуацию в Европе и мире, и возможно в очень долгосрочной перспективе.

В этом можно увидеть некоторое сходство с Первой Мировой войной, из которой Россия вроде бы должна была выйти в числе победителей и получить огромные контрибуции и территориальные приращения. И лишь внутренняя катастрофа 1917 года, вывела страну из числа победительниц, со всеми вытекающими последствиями.

 «Битва при Кунерсдорфе», художник Александр Коцебу, 1848 год.


«Битва при Кунерсдорфе», художник Александр Коцебу, 1848 год.

Семилетняя война интересна тем, что страны антипрусской коалиции не ставили перед собой цели уничтожить Пруссию, расчленить её и пр. Задачей было её ослабить, причём так, чтобы впоследствии она не просто перестала быть самостоятельным игроком в международной политике, но и попала под сильное влияние кого-то из стран-победительниц. При таком раскладе, когда союзники не хотят полной и сокрушительной победы, но ещё и стремятся не дать кому-то из «партнёров» получить больше успехов, явно до хорошего результата довести не могли. Несмотря на столь невыгодную для всех участников антипрусской коалиции ситуацию, в которой союзники порой были хуже врагов, Россия оказалась в наиболее благоприятном положении. Поскольку армия Фридриха на полях сражений била французов и австрийцев, тогда как русская армия пруссаков побеждала.

Давайте вспомним, что Россия в ходе войны присоединила Восточную Пруссию и привела её жителей к присяге на верность императрице Елизавете Петровне. В 1759 году русская армия наносит Пруссии сокрушительное поражение в битве при Кунерсдорфе. По мнению самого Фридриха, тогда было всё потеряно. И действительно, ничто не мешало добить остатки прусской армии, взять Берлин и принудить Пруссию капитулировать на любых условиях, вплоть до её расчленения.

Дальше произошло «чудо Бранденбургского дома», когда союзники сложившейся ситуаций не воспользовались. И в этом нет ничего удивительного, причины мной описаны выше. Несмотря на отказ от победы в войне и достаточно пассивный ход военный действий, в следующие годы русская армия всё-то взяла Берлин (хоть и тут же его оставила), затем был взят Кольберг. Прусская армия после поражения под Кунерсдорфом опомниться не могла, и хоть Фридрих одержал победу над австрийцами при Торгау, он сам эту победу называл Пирровой.

Однако, тут произошло «второе чудо Бранденбургского дома», и удивительно вовремя для Пруссии умерла императрица Елизавета. А взошедший на престол Пётр III отдал всё завоеванное Фридриху, да ещё и русскую армию сделал союзницей пруссаков. После этого он прожил недолго, но вот беда — Екатерина II ничего менять не стала и хоть отвела войска с театра военных действий, перестав воевать вообще на чьей-либо стороне, но и вывела их из Восточной Пруссии.

 «Цорндорфское сражение», художник Александр Коцебу, 1852 год.

«Цорндорфское сражение», художник Александр Коцебу, 1852 год.

А если бы Елизавета не умерла в 1761 году, а прожила хотя бы год-полтора?

Пруссия находилась уже в таком положении, что даже при полном нежелании союзников её добивать, находилась на краю пропасти. В любом случае теряла бы завоеванную Саксонию, теряла Силезию в пользу Австрии, Восточную Пруссию в пользу России, что-то ведь наверняка оттяпали бы Швеция и Франция. Экономический урон был чудовищный уже, и союзники бы в любом случае обложили огромными контрибуциями, даже если и не хотели — иначе сами бы оказались в слишком тяжком положении. И Пруссия бы в любом случае переставала быть тем, на что она только начинала претендовать — великой европейской державой. И, мало того, её шансы стать державой в будущем становились всё иллюзорнее. Её место в истории могла бы начать занимать Австрия, собирая и подчиняя себе немецкие земли. Но учитывая, в первую очередь, состав Австро-Венгерской империи, шансы её стать столь же сильным государством как Германия, мне кажется, невелики. А в связи с этим дальнейшую историю Европы прогнозировать крайне сложно. Если в скором будущем происходит революция во Франции, затем приходит к власти Наполеон, который перекраивает карту Европы, и особенно германских государств, то дальше может быть, как возрождение единого германского государства, пусть не на основе Пруссии, так и ещё больший распад.

Что же касается России, то выигрыш налицо. Хотя, как пишут историки, Елизавета не ставила целью обязательное присоединение Восточной Пруссии к России, а предполагала её передачу Польше, но, как мне видится — это те же яйца, только в профиль. Поскольку Речь Посполитая уже тогда была неполноценным государством и судьба её была предрешена. Так что Восточная Пруссия в любом случае бы вернулась к России при разделе польских земель. Целью же России, напомню, были не приобретения в Европе, а стремление сделать Австрию надежным союзником против Турции. В чём дочь Петра Великого можно только поддержать — стремление России в Европу себя мало оправдывает, того, что сделал Пётр и последующие правители, присоединив Прибалтику, Финляндию и Польшу, было вполне достаточно в нашем движении на Запад. А приоритетным было всегда направление на юг и восток.

Как мне видится, именно отсутствие в числе присоединённых Россией территорий Восточной Пруссии нам потом многократно аукнулось самым неприятным способом. Просто создавая крайне неудачную конфигурацию западных границ.

И кабы прожила Елизавета ещё немного дольше, не пришёл бы к власти Пётр III до окончания Семилетней войны, наша история могла бы существенно измениться…

Источник — https://zen.yandex.ru/media/cyrilsh/kakimi-mogli-byt-itogi-semiletnei-voiny-esli-by-ne-imperator-petr-iii-5fe1ce88b681cf2cacf3eebe

 

3
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

Само начало Первой мировой могло пойти по другому сценарию — без гибели 2-й армии в Мазурских болотах…

На мой взгляд, разумно было бы подписать сепаратный мир с Пруссией. Условия — присоединение Восточной Пруссии. Мотив перед союзниками — истощение сил.
И тогда мне представляется, что потери Саксонии, Силезии для Фридриха не однозначны. Лишившись русского фронта, он вполне мог свести войну «вничью», на условиях сохранения большей части захваченного.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить