Выбор редакции

Альтернативная подготовка России к войне с Японией к 1904 году и ее результаты.

12
9
Как Россия готовилась к войне с Японией, и что из ентого приключилось. Альтернатива.

Альтернативная подготовка России к войне с Японией в 1904 году, и ее результаты.             Приложение. Состав альтернативного флота России и флота Японии на 20.01.1904.

 

Эта статья основана на  «Как нам победить Японию в 1904 году», и служит ее продолжением и развитием.

Вступление.
Победы и поражения закономерны, и в этом смысле бесполезно предполагать, что можно на них повлиять простой заменой каких-то адмиралов, или появлению какого-то необычного корабля. К результатам войн всегда приводят целые цепочки принятых на самом верху либо правильных, либо неверных решений. И чтобы что-то изменить, нужно изменить всю цепочку решений, приведшую к данному результату. Исправить же ошибку, допущенную в стратегии, то есть ошибку большего порядка, умелыми тактическими действиями, то есть действиями меньшего порядка, почти невозможно. И в истории много этому примеров, например, не победили ни Ганнибал, ни Карл 12-й, за счет одного тактического мастерства, ни многие другие талантливые полководцы. Дело не в том, что они не были стратегами, а в том, что были очень важные вещи, которые они были бессильны изменить. Например, чтобы ввести во флот какие-то новые и эффективные корабли, надо было бы прежде изменить старую систему, которая не позволила это сделать в реальности, и сопротивлялась бы, предложи ей что-то иное, потому, что свое решение она считала наилучшим, либо физически не могла сделать иначе. И в жизни часто не помогает даже счастливое стечение обстоятельств, потому, что им никто не умеет воспользоваться, так как все привыкли действовать по-другому.

Поэтому главная мысль, которой посвящена альтернатива, следующая : нельзя выиграть войну на тактическом уровне, если она не выиграна на стратегическом. Эта мысль является, вероятно, основной в военном искусстве.

Однако сама мысль, что нами были совершены какие-то ошибки, находит резкое противодействие. Человека невозможно убедить в том, с чем он не готов согласиться. «Мы все делали правильно, а проиграли только из-за редкого невезения, и если бы можно было все повторить, то результат был бы совсем иной, и если чего-то и не хватало, то это N броненосцев, и с двойным числом орудий» — таков обычный ход мыслей. И чтобы нам здесь долго не спорить, я расскажу сказку. И если кто-нибудь найдет сходство с Жизнью — то только под Личную Ответственность, и расписку! А все, что описано, произошло в альтернативной вселенной.

Скажу еще, что альтернатива предполагает, что в начале 20 века во власти в России не стоит Николай 2. Ведь в реальности принимались одни решения, здесь же будут приняты совсем другие. Значит, страной руководит другой человек (имеющий системный взгляд на управление государством, у нас ведь сказка.)

Поэтому здесь Николай 2 умирает от туберкулеза, а на трон всходит его здоровый младший брат Георгий. Кстати, как морской офицер, он большое внимание будет уделять флоту. Михаил же слишком молод — в 1896 году, когда начинается альтернатива, ему всего 18 лет. Это слишком мало для правителя, ему пришлось бы слушать советников, каждый из которых тянул бы в свою сторону, сообразно своему видению и личным интересам. В этом случае политика государства вновь была бы подвержена метаниям, по крайней мере, на длительное время. И итог, вероятно даже, не отличался бы от нашей реальности, а уж мы-то его знаем. А его брат Георгий на 7 лет старше, и это достаточный срок.

А теперь, после необходимого вступления, я перехожу к описанию своей альтернативы.

1. Приобретение Россией военной базы в Каргодо.

В 1895 году вспыхнула война между Японией и Китаем, и Япония неожиданно для всех стала громить Китай. По мирному договору 1896 года к Японии должны были перейти остров Формоза (Тайвань) и Ляодунский полуостров с городом Порт-Артур (как территория, с которой можно угрожать китайской столице, а также Корее), а Корея признавалась независимой от Китая.

Русское правительство было обеспокоено усилением Японии, но (в отличие от нашей реальности) оно решило, что лучше по-хорошему договориться, для чего предложило Японии, чтобы интересы двух государств не пересекались, вместо Ляодуна выбрать почти равнозначный Киао-Чао (будущий Циндао), а России для компенсации (русские корабли тогда пользовались правом стоянки в этом порту, а в нашей реальности он будет слишком легко отдан немцам) предоставить незамерзающий порт на юге Кореи, а именно остров Каргодо (ныне Коджего) с близлежащим городом Мозампо, которые уже много десятилетий рассматривались нашими адмиралами, как один из самых предпочтительных пунктов для размещения базы русского военного флота.

Япония, зная, что Германия уже предложила России создать против нее коалицию, и не желая конфронтации с союзом государств, была вынуждена согласиться на это предложение. Тем более, что у России была готовая ее поддержать союзница Франция, а противостоять трем великим державам, в случае их совместного выступления, было бы нельзя. Впрочем, в данной альтернативной вселенной есть сведения, что Япония и сама рассматривала подобный вариант, как запасной, так как, только что завершив одну войну, была еще не готова враждовать даже с одной Россией. Так, не вступая в конфронтацию, Россия получила давно желанную, очень важную базу для своего военного флота на юге Кореи, позволяющую ему контролировать проливы между Кореей и Японией. Стратегический пункт, который через год в нашей реальности, в декабре 1897 года, просил разрешения занять адмирал Дубасов, разработав план его захвата и обороны, а вместо этого получивший приказ занять Порт-Артур.

Переход русского флота в Каргодо в описываемой здесь реальности совпадал с действовавшей в реальном мире советской концепцией Оперативных эскадр, и предвосхищал ее.

2. Описание базы русского флота Кардого.

Здесь более подробно повторяется описание из предыдущей статьи, так как были отзывы о его недостаточности.
Красным обозначена база русского флота, в левом верхнем углу – более крупная картинка острова Каргодо. Через пролив желтым обозначен город. Фиолетовым, для наглядности, показан полуостров Ляодун с Порт-Артуром. Стратегическая ценность базы и способы ее защиты описаны в предыдущем моем посте «Как нам победить Японию».


Красным цветом обозначен остров Каргодо, в левом верхнем углу – более крупная картинка данного острова. Через пролив бледно-желтым обозначен город. На большой карте, фиолетовым, показан полуостров Ляодун с Порт-Артуром. Здесь на конец 1897 года он принадлежит Китаю. (Возможно, что позже его захватила Германия вместо Циндао). Циндао здесь закрашено цветом Японии, как принадлежащая ей территория.

Новая морская база являлась незамерзающим портом, но кроме этого, она позволяла базировавшейся в ней эскадре в случае войны сорвать десантную операцию японских войск в Корею. Высадка войск на побережье всегда была делом сложным и долгим, и транспортировку войск нельзя было скрыть от противника, база которого располагалась достаточно близко, в случае ведущейся им разведки. Поэтому попытка проведения десанта превратилась бы в морское сражение, а корабли, груженые войсками, были в нем беззащитны. Эти корабли представляли собой обычные пароходы, вооруженные несколькими мелкокалиберными орудиями. Они бы сковывали собственный флот, мешая ему вести сражение, ведь его скорость должна была упасть до скорости самого тихоходного транспорта, то есть около 12 узлов, а в бою обычно выигрывал тот, чья скорость выше. Однако защитить транспорты с войсками следовало во что бы то ни стало, а нападающие постарались бы уничтожить их в первую очередь. Транспорты же имели большие размеры, отсутствие брони и большого количества переборок, препятствовавших затоплению, невысокую скорость, а установленные на них орудия были слишком малого калибра и со слабо обученными расчетами. Обучать их стрельбе было дорого, а кроме того, в японском флоте лучших артиллеристов забирали на броненосцы. Потому они могли бы отбить атаку миноносцев, но не боевых крейсеров. Чтобы их потопить, было бы достаточно торпед, выпущенных с близкого расстояния, и тогда потери, не только человеческие, но и моральные, были бы огромны. Вероятно, не имея решительного господства на море, можно было бы высадить на корейский берег небольшой отряд, однако и в этом случае его невозможно было беспрепятственно снабжать. А лишенная снабжения, расположенная на чужой территории армия не может воевать, а разлагается и гибнет.

Поэтому, прежде чем производить высадку войск, японцам необходимо было предварительно завладеть господством над морем, и тут было бы недостаточно простого численного превосходства своего флота. Необходимо было разбить русский флот. Что же касается того, чтобы заблокировать его в Каргодо, то это не удалось сделать даже в Порт-Артуре, где было проще на два порядка, достаточно сравнить ширину проходов во внутренние бассейны. (В Порт-Артуре это пытались делать под огнем береговой артиллерии, которая сорвала все попытки, а мины можно и нужно было тралить).

Тихоокеанский флот, базировавшийся в Каргодо(Мозампо), был защищен от внезапной ночной атаки, подобной той, что перенесла русская эскадра в нашей реальности, так как он стоял не во внешнем открытом рейде, как в Порт-Артуре (благодаря трудностям перехода между внутренним и внешним рейдами этого порта), а в глубоком заливе, проходы и внутренние острова которого охраняли посты и береговые батареи. Самый широкий проход имел ширину ровно 5 километров, которая прицельно простреливалась крупнокалиберными морскими орудиями береговых батарей, и даже более мелкой морской артиллерией, начиная с 75мм. Атакуя ночью, японские миноносцы имели возможность потерять ориентацию в заливе, либо атаковать торговые суда в Мозампо, приняв их за военные, либо быть вовремя замеченными охраной, так как им предстояло пройти солидное расстояние, маневрируя вдоль вражеского побережья, а сделать это в темноте было бы нельзя.

Конечно, новая крепость требовала вхождения Кореи в русскую зону влияния, и прямо способствовала этому. К этому следовало стремиться не демонстративно, но последовательно. В реальности в какой-то момент влияние России в Корее было неоспоримо, но было легко упущено. Попытки же размежеваться с Японией, передав ей Корею, желая этим предотвратить с ней войну, были бы наивны и напрасны. Потому, что если предложить хищнику меньше того, на что он рассчитывает, то он не преисполнится благодарностью. В Японии существовало общество Черного дракона (это японское название реки Амур), с лозунгом «Азия для азиатов». Оно было фактически срощено с военным министерством, и требовало захвата всего русского Дальнего Востока. Поэтому передачей Кореи можно было лишь отсрочить войну на какое-то время, сделав врага более мощным. А без Кореи, Япония была бы сильной страной, но не стала бы впоследствии той сверхдержавой, какой мы ее в своей истории знаем.

Обладание Каргодо усиливало значение Владивостока, через который было возможно снабжение новой крепости. (В реальности же наоборот, город Дальний под Порт-Артуром забирал ресурсы у Владивостока. Затем он был легко отдан, причем его объекты не были взорваны, и он использовался японцами, как удобная база снабжения при осаде Порт-Артура.)

В мирное время Каргодо снабжался по морю, что является самым дешевым транспортом. В военное время, считая, что железная дорога от Владивостока еще не построена, Каргодо мог снабжаться: продовольствием — через Корею, оружием — с помощью морских караванов из Владивостока под охраной флота, но вероятно, только за счет своих довоенных запасов. Но морская война скоротечна. В худшем же случае, при завоевании противником решительного господства на море — он находился бы в осаде. (Но Порт-Артур в нашей реальности был не в лучшем положении даже при наличии построенной железной дороги, и об этом будет позже.) Чтобы взять Каргодо в осаду, требовалось сначала высадить свои войска, а прежде этого — победить русский флот. Но пока бы шла морская война, русское командование имело дополнительное время, чтобы подтянуть сухопутные резервы.

С учетом того, что войскам штурмовать остров через широкий залив невозможно, (особенно когда в заливе находится отряд канонерок, а на берегу — батареи), базе не требовался гарнизон в 30 тысяч человек, как в Порт-Артуре, а именно 2 дивизии, крепостной полк да отдельные части, а с меньшим гарнизоном и без наземных штурмов крепость могла находиться в осаде в разы дольше, дожидаясь подмоги. Если бы вражеский флот сделал попытку прорваться во внутренний залив, то он и под Порт-Артуром был вынужден всякий раз отступать под огнем береговых батарей, а настойчивые попытки могли закончиться тяжелыми потерями. По крылатому выражению вице-адмирала Горацио Нельсона, «пушка на берегу стоит корабля в море», потому, что эта пушка стоит на твердой земле, а не на вздымаемой волнами и сотрясаемой выстрелами палубе, а значит, точность ее стрельбы выше.

В случае осады, русский флот должен был прорываться во Владивосток, а так как мы сравниваем с Порт-Артуром, то прорваться из Каргодо было значительно легче, благодаря вдвое более близкому расстоянию до Владивостока, и также потому, что это означало бы удаляться от баз противника, а не приближаться к ним. (Главная японская военно-морская база Сасебо — бледно-зеленая точка на юго-западе Японии на данной карте, но можно найти Сасебо и на карте в Яндексе). В случае же невозможности прорыва флота во Владивосток, то с учетом и невозможности наземного штурма, крепость имела возможность держаться значительно дольше, чем Порт-Артур. А время работало на Россию, и ее армия должна была вернуться, занять всю Корею, и деблокировать крепость с суши, будь ее командование более адекватным, чем у Куропаткина. (И даже в нашей реальности, уже после Цусимы, была такая возможность, но решили, что сохранить деньги и жизни важнее престижа Великой Державы. Однако этот престиж не пустое слово, и тоже означал и жизни, и деньги, а скупой платит дважды, потому, что по результатам этой войны другой вероятный противник — немцы решили, что русские не в состоянии им противостоять.) Только Порт-Артур не мог держаться долго, и флот, базировавшийся в нем, погибал.

А если допустить наведение порядка, когда многочисленные на всех уровнях управления Куропаткины должны сниматься, крепость могла устоять, даже если нашим врагом была бы сама Англия. Ведь хотя известно, что абсолютно неприступных крепостей в мире не существует, но как правило, морскую крепость невозможно взять, если она не блокирована с суши, а английская армия не настолько могущественна, чтобы выгнать русскую из Кореи (которая вначале мала, но через год может превысить полмиллиона), за небольшим своим составом и дальностью расстояний. И по устойчивости к потерям англичан нельзя даже близко было сравнить с японцами.  Да и не в английской традиции воевать в одиночку. В крайнем случае, русский флот мог перед возникновением угрозы (если бы, например, объединились Англия и Япония), вернуться во Владивосток, а крепость продолжала бы выполнять свою задачу, отвлекая на себя силы противника.

В отличие же от базы в Каргодо, Порт-Артур в нашей реальности попадал в осаду сразу же после начала войны, так как флот, базировавшийся в нем, был удален от возможных мест японской высадки (см. карту), и поэтому он не мог ей воспрепятствовать даже в случае своего численного превосходства над японским. Корабли не могут постоянно находиться в море, и им надо время от времени возвращаться на базу. Поэтому при попытке блокады цусимского пролива корабли значительное время тратили бы на перемещение от базы и обратно, и были вынуждены либо периодически пролив покидать, что лишало блокаду смысла, либо находились бы там в неполном составе, что вероятно привело бы к поражению от японского флота. А при движении из Порт-Артура эскадра никогда бы никуда не успевала вовремя. В начале войны японская армия имела бы большое численное превосходство, что не было секретом для русского командования, поэтому переправившись в Корею она перерезала железную дорогу, и брала Порт-Артур в осаду. Но в случае невозможности высадки в Корее, если русский флот базируется в проливе, численное превосходство японской армии никакого значения не имело.

На территории базы Каргодо (Мозампо) происходило разделение базирования: в Мозампо – торговый порт, во внутреннем заливе острова Каргодо – военный. Все силы флота базировались здесь, потому, что разделение сил флота (неизбежное при владении удаленным Порт-Артуром), вело к его ослаблению. Что же до разделения таким образом и японских морских сил, то оно работало не в полной мере, так как японцы имели возможность перебрасывать или соединять свои силы, а русские — нет. Поэтому в описываемой реальности во Владивостоке находились лишь 3 канонерки охраны водного района и возможно, часть миноносцев. Выделение больших сил, чем эти, было признано не рациональным, так как не могли, например, 4 больших крейсера (которые, к тому-же предназначались для постоянных набегов на торговые пути), защитить город от всех наличных японских сил, если бы те подошли туда единовременно.  Но Владивосток, считаясь морской крепостью первого класса, должен был отстоять себя за недолгое время до подхода сил своего флота из Каргодо. И поэтому он существенно укреплялся береговыми батареями. Крейсерам же, выделяемым для прерывания вражеской торговли, было гораздо целесообразнее выходить в набеги из Каргодо, чем из Владивостока, слишком отдаленного от оживленных торговых трасс, расположенных к югу и востоку от японских островов. (Поэтому эффект действий владивостокских крейсеров в реальности был так мал — книга «Действия владивостокских крейсеров».)

3. Приоритеты развития России.

В конце 1897 года в Петербург пришли слухи о готовящемся захвате Порт-Артура Англией. Правительство решило для противодействия выслать эскадру, и некоторое время корабли двух стран стояли друг против друга. Но затем оказалось, что англичане действовали не всерьез, и противники разошлись, наша эскадра возвратилась на Каргодо, и на этом Порт-Артурские дела для России счастливо закончились. (Потому, что на ущербность этой базы в реальности указывал генштаб армии, а до него — адмирал Дубасов, вскоре после этого своего донесения убранный с поста начальника Тихоокеанской эскадры. Выдержки из их заключений приведены в моей предыдущей статье). Брать же порт, совершенно не включаемый в нашу оборонительную систему большинство правительства не собиралось и в нашей реальности, и решение было принято одним человеком. (Впрочем, при обладании Каргодо занятие Порт-Артура имело  больший смысл, потому, что в этом случае его можно было удержать, если не делать главной военной базой. Поэтому в этом случае английской провокации, приведшей к занятию нами Порт-Артура могло не быть.)

Но в любом случае забирать Порт-Артур было очень вредно для отношений и с Китаем и с Японией, и на очень долгий срок. Например, в нашей реальности с Китаем перед этим был заключен оборонительный союзный договор против Японии, который формально оставался, но о котором следовало забыть после занятия этого города, и данное обстоятельство, как водится, было проигнорировано лицом, принявшим данное решение. Что же касается Японии в нашей реальности, то занятие Россией Порт-Артура была для нее, как пощечина, ведь это была ее военная добыча, сперва отобранная, а теперь присвоенная Россией. Конечно, решать, будет ли Япония воевать с Россией, было делом Японии, но не следовало ее в этом направлении подталкивать, если Россия сама не искала этой войны. Если же кто ищет войны, например, считая, что она неизбежна, то надо к ней готовиться в полную силу. В описываемой же здесь альтернативе, я напоминаю, мы вместо Порт-Артура японцам отдали Киао-Чао. А предпочтительный вариант данной альтернативы – мы просто проигнорировали вести об английской угрозе Порт-Артуру. Потому, что в это время он имел население в 4 тыс человек (Широкорад, «Падение Порт-Артура»), и это еще очень много, учитывая, что оно было полностью вырезано японцами в 1895 году, то есть совсем недавно, а как порт он имел серьезные недостатки и требовал больших и очень дорогих работ по углублению. Если же англичанам нужно было что-то занять, то они могли это сделать быстро, не оповещая о своих планах своего соперника, а для надежности, сразу несколькими способами.

Иногда у нас пишут про «миллионные армии, которые собрала бы Англия из китайских сипаев, да кинула бы на Россию». Теоретически можно предположить многое, что нереально на практике, например, одним миноносцем последовательно перетопить весь японский флот. Для осуществления этого необходимо, чтобы никто не препятствовал, на что нельзя было бы рассчитывать. Так и с предполагаемым случаем китайских сипаев. Из 4-х тысяч населения этих армий было не собрать, а проникнуть дальше на материк было бы не легче, чем Японии в 30-е годы. Такая авантюра потребовала бы напряжения всех сил и вряд ли успешно завершилась, консолидировала бы всех противников Англии и развязала руки России для решения проблемы проливов. Если бы англичанам нужно было повторить восстание ихэтуаней, то массово набирать сипаев из китайцев было бы наилучшим решением, ведь тем так не хватало оружия и европейской выучки. Китайские же регулярные солдаты традиционно и заслуженно считались самыми плохими солдатами. Но если представить их на английской стороне, то их не смогли бы воодушевить английские офицеры, которых те считали варварами и захватчиками. (Для китайца в начале 20 века европеец — варвар, а как утверждают некоторые китаисты, это верно и сейчас). При такой установке, если заставить китайца подчиняться европейцу, не как военному советнику собственного правительства, а как своему господину, он будет до поры до времени скрывать стойкую неприязнь, или ненависть. Я напомню, что лозунгом массового движения ихэтуаней было «убей европейца». Такое отношение к себе европейцы сами подкрепили продажей опиума и опиумными войнами, и за это наибольший счет китайцы имели именно к англичанам (а не к русским, которые были меньшим злом). Вероятно, англичане смогли бы набрать среди китайцев ограниченное количество полицейских сил, которым смогли бы доверять в этом качестве, но массово давать оружие было бы глупо. (Индия, как страна сипаев, была внутренне раздроблена, единой страны до прихода европейцев не было, и это помогало руками одних индусов покорять других индусов. Их религия и кастовая система делают людей гораздо более послушными, что сильно ее отличает от любой страны. Европейцы же ассоциировались с высшими кастами, которые были значительно светлее других индусов. Строго говоря, сипаи могли быть только в Индии, и в соседнем Афганистане, например, они уже были невозможны. Однако англичане боялись прихода в Индию русских, предполагая, что сипаи могут легко перейти на их сторону, и это говорит об английской оценке надежности этого войска).

И поэтому в описываемой реальности мы этот город не занимали. В нашей же реальности — формально взяли в аренду на 25 лет, а фактически навсегда, и даже завезли пограничную стражу. (В комментариях к моей прошлой статье, другой сказочник доверительно рассказал, что Порт-Артур был нам «подарен». Товарищи и господа, у меня совсем другая сказка! С другой стороны, при наличии готовой к бою русской эскадры, и когда заинтересованные китайские сановники получили взятки совокупно в размере 900 тыс. рублей золотом (тогдашних рублей), то может и правда. Подарили! А по-современному, отдали за инвестиции. И у нас есть такие сановники, мечтающие непременно что-то кому-нибудь подарить.)

В России между тем строилась транссибирская железная дорога. Она проходила не по Маньчжурии, как в нашей реальности, а вдоль Амура, по нашей территории, необходимая для развития именно этого края и лучше стратегически защищенная. Ее длина не превышала дороги в нашей реальности, учитывая ответвление на Порт-Артур, а с учетом того, что в нашей реальности и вдоль Амура приходилось строить железную дорогу, но уже по остаточному принципу, то в этой альтернативе она была и значительно короче, и даже дешевле, потому, что охрана железной дороги на чужой территории дело затратное. Предпринимались все действия привлечь население на наш Дальний Восток и Сибирь, где жило менее полумиллиона народа. Всемерно развивалась инфраструктура Владивостока, строились новые порты (например, в заливе Врангеля), искались местные породы угля, способные заменить английский кардиф (и находились!). Во Владивостоке создавалась кораблестроительная база, и первое, с чего она начала работу, была сборка миноносцев. А в будущем предполагалось строительство здесь и легких крейсеров. Кроме того, с помощью американского промышленника Крампа здесь был построен судоремонтный завод, что было крайне важно в преддверии войны (в реальности это предложение воплощено не было).

Конечно, для достижения внутренней крепости и преодоления острого кадрового голода, от которого задыхалась Россия, требовалось уничтожение сословного общества, некоторое представление о котором может дать циркуляр о сокращении гимназического образования. Цитата: «Таким образом, при неуклонном соблюдении этого правила гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одаренных гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию«.  При подобном отношении к простому народу, которому «вовсе не следует стремиться к образованию», произошло наше техническое отставание, ведь как правило, не князья занимались техникой. А ведь есть и такая фраза: «франко-прусскую войну выиграл немецкий школьный учитель». Требовались и другие внутренние преобразования, и они в описываемой реальности начались, но это отдельная и большая тема. Например, необходимо было сократить возникшее отставание в кораблестроительной отрасли от других держав, срочно усиливать промышленность, производившую стволы для морских орудий, которые быстро изнашивались при боевых и учебных стрельбах, да и много чего еще необходимо было сделать, как в промышленности, так и социальном устройстве государства!

В руководстве России было принято решение не строить планов по присоединению Маньчжурии, так как это вызвало бы резкое недовольство всех прочих великих держав (ведь врагов всегда хватает), но главным было не это, а то, что Маньчжурия уже имела слишком большое собственное население — от 12 до 15 млн, и ссылку на данные я здесь повторяю:  https://www.20art.ru/art/Severo-Vostochnyi_Kitai/p2_articleid/365

Но это население моего мира.  Критик предыдущей моей статьи опротестовал эти цифры, написав, что только в Харбине жило 5,7 миллионов, а «во всем уезде 10 миллионов». А три человека ему поставили палец вверх, значит, это верные данные, раз в них так уверены. (Вероятно, цифры взяты из википедии, да еще перепутаны). А сколько было в Маньчжурии таких городов и уездов! Вот и сосчитайте население Маньчжурии, если только в одной из трех ее провинций, Хейлундзян, 66 уездов: 10 миллионов * 66 уездов * 3 провинции = …  Не два ли миллиарда? А сколько еще таких обличителей-оппонентов, язвительно грозящих раскрыть глаза на реальность, или в качестве исторических фактов цитирующих стихи, написанные много лет спустя! И книгу про Порт-Артур незачем было присылать, не подтверждающую цифр отправителя. Нет в ней его цифр. Но я понимаю этот жест, ведь еще в детстве читал про Порт-Артур, переживал и болел за него, по-этому и пишу эту статью.

А к чему нам спорить — миры то у нас разные! В моем мире во всей Маньчжурии в 1904 году только 12-15 миллионов населения. И среди них дай Бог 80 тысяч русских, вместе с Квантунской областью, а никак не 500 тысяч. И городов с населением, похожим на 5,7 млн. в моем мире в 1904 году тоже только два, и это меньше, чем в Лондоне, но много больше, чем в Нью-Йорке. Я в реальный мир-то не лезу. А в своем-то я хозяин!

Но я отвлекся. Большое население Маньчжурии, в случае ее присоединения таило в себе и большую опасность, при учете невозможности культурной ассимиляции китайцев, в отличие, например, от корейцев, по-видимому, находящих в русской культуре что-то близкое. (Это в моем мире, а в настоящем, как мы понимаем, все по-другому). Большой подвижности китайцев и крайне малого населения нашего Дальнего Востока и Сибири. При том, что эта колония, в отличие от колоний других стран, не отделялась от метрополии океаном. (И что в нашей реальности русские потеряли те свои коренные земли, где были объявлены меньшинством.)

Что же касается экономической выгоды, та же Германия получила бы большую экономическую выгоду, владея Маньчжурией. Россия же со своими культурными традициями ведет принципиально иные отношения со своими окраинами. Хорошо ли это, или плохо, судить не берусь. Россия всегда, а не только в советское время, вкладывала в свои национальные окраины больше, чем вывозила из них, и тоже самое уже начиналось и здесь (КВЖД, порт  Дальний). Всегда за счет развития своих коренных земель. И только современная ситуация, в нашей реальности, может быть, изменит эту привычку. (Забирать же северную Маньчжурию можно было не позже 1870 года, когда она действительно еще была пуста).

Но в описываемой реальности было принято решение в перспективе создать здесь отдельное буферное государство, которое будет сателлитом России (по этому пути в нашей реальности пошла Япония, создав Маньчжоу-Го), а Порт-Артур мог стать его морскими воротами, и тогда в этом качестве им пользовались бы и русские. А что бы стало через 100 лет — кто знает!

Была признана возможной коррекция в пользу России дальневосточных границ, исходя из следующих принципов:

  • На присоединяемой территории не должно быть большого количества местного населения.
  • Занимаемая территория должна либо улучшать связность, либо обороноспособность границ.
  • Территория должна иметь естественные географические препятствия со стороны Китая (например, у Владивостока – отодвинуть границу до хребта Малый Хинган).

Можно было бы рассматривать и другие перспективные участки, но не имея возможности рассчитать находящееся там население, ничего говорить не буду.  Вряд ли, при нашем скудном тогдашнем населении Дальнего Востока и Сибири, стоило замахиваться на что-то большее, чем территорию с населением в 100.000 — 150.000 человек. Даже эти цифры в будущем принесли бы лишние проблемы, так как китайские диаспоры во всех странах ведут себя одинаково.  А китайские хунхузы и так шалили на русской территории. То, что в Маньчжурии жили не только китайцы, особого значения не имело. Население бывает как комплементарным, так и не комплементарным к основному типу культуры в государстве. Например, гораздо более близкие к нам поляки более 100 лет были головной болью, и существенно ослабляли страну изнутри, дважды восставали, вынуждали держать в своих землях войска, их представители дезертировали к любым противникам России. Может быть и так, что им не хватило еще ста лет для (культурной) ассимиляции, только вот их у страны и не оказалось. И не стоит путать желание получить гражданство с лояльностью к стране.

В Корее призналось полезным занять залив Наджинман, как точку, близкую к нашей границе, годную для строительства незамерзающего порта. Дальше продвижение призналось нежелательным, а Корею следовало поддерживать, как отдельное дружественное государство, и охранять от любых посягательств. Цель — добровольное установление протектората, который нужен не как самоцель, а для свободного выхода из Владивостока в открытый океан, который перекрывала Япония.

Для коррекции границы было признано желательным дождаться удобного внешнеполитического момента: начала очередного этапа разграбления Китая, уже не столь отдаленного, и тогда предложить Китаю продать, или пока сдать в аренду эти территории. Потому, что любая страна, первая сделавшая подобный шаг, всегда вызывает резкую реакцию соперников. А вот если ты вынужден делать ответные действия, которые тебе так не нравятся, что аж слезы катятся, но иначе никак нельзя, потому, что ты вне себя от гнева и сострадания, а рука твоя тянется к заднему карману — тогда другое дело. Всем ясно, вот до чего довели злыдни проклятые, и только они и виноваты, если начнет шмалять в кого ни попадя.

Именно так уже действовали наши опытные соперники и партнеры. Поэтому, если бы попытка занятия англичанами Порт-Артура не была бы умелой и многоуровневой провокацией (в моем мире, Вы же понимаете), а стала вдруг свершившимся фактом, была бы возможность ответить так, чтобы и отвести от себя явное недовольство соперников, и защитить собственные интересы. Только желательно реакция должна была быть продумана и подготовлена заранее, а не принята спонтанно, по факту, одним человеком за одни сутки.

4. Выбор направления экспансии Японии.

А в это время  в Японии рассматривалось  два вектора последующей экспансии: Корея (а это война с Россией), или Китай. Ведь в Японии была сильная партия милитаристов, считающих, что прошедшая война — это только маленькая увертюра к большой и красивой опере, и распускающих среди простого народа слухи, что все гайдзины – нелюди, которые употребляют в пищу более умных японцев, и благодаря этому, и пока они это делают, они являются самыми технически умными.

Но новая война с Китаем, при всей его немощи, приведет к образованию коалиции всех гайдзинов, потому, что к центральному Китаю прикованы взгляды всех европейских держав, которые более не позволят японцам продвинуться в этом направлении. Война с коалицией держав будет проиграна. Война же с Россией вызовет симпатии и помощь Англии, главной противнице России в это время. К тому же, Японии была очень нужна Корея. Это географически самая близкая страна, с которой может быть развернута агрессия, и присоединить ее требует простая безопасность. Кроме того, в Японии не хватало плодородных земель для прокорма растущего населения, которые можно было найти в Корее. Без них население стало бы понемногу эмигрировать из страны, ослабляя ее.

Россия же, руководствуясь своими интересами, никогда не согласилась бы передать Корею Японии, так как это означало бы предложить лишь малую часть того, на что претендовала Япония. Затем последовал бы сухопутный удар из Кореи на Приморье. Кроме того, за Кореей виделась богатая Маньчжурия, которая тоже была нужна Японии. Правда, думать о ней было пока рано, потому, что нельзя удержать дальние приобретения, если нет полного и надежного контроля над более близкими территориями. Вот, например, Россия заняла Порт-Артур, и из-за ненадежных с ним коммуникаций не удержала его.

В связи с насущной необходимостью японского военного контроля над Кореей, необходимости в любой момент перебросить туда сухопутные войска, русская база в Каргодо (Мозампо) серьезно мешала и напрягала, и поэтому нечего ей было делать в проливе. Можно было также вновь попытаться занять Порт-Артур, но это была слишком мелкая цель. Данное действие все равно означало бросать открытый вызов России, так как было отказом от прежней договоренности, так и Германии, уже ранее обеспокоенной ростом могущества Японии, которая и сама была не против занять лишнюю территорию, хоть Порт-Артур (может, уже занявшей его), а гораздо лучше, Киао-Чао, ведь в отличие от Англии, у нее было совсем мало колоний.

5. Курс на войну.

Просчитав варианты, Япония начала подготовку к войне с Россией. Но, в отличие от нашей реальности, это была не святая месть, на уровне национальной идеи, сперва за отъем, а затем присвоение нами Порт-Артура, а просто трезвый расчет растущего хищника. При этом было ясно, что нападать надо не позже, чем сомкнется железная дорога у Байкала, потому что потом связность территории России и ее могущество на Дальнем Востоке резко вырастет, так как она сможет перебрасывать крупные воинские соединения и военные материалы. Именно поэтому нельзя было терять время на иные мелкие цели.

В 1897 году в России стали видны приготовления японцев к войне, и они вызвали тревогу на самом верху. Стало понятным, в свете грядущих вызовов, что великий князь Алексей Александрович плохо справляется с управлением флотом, он был снят с этого поста, и он уехал. К балеринам, в свою любимую прекрасную Францию, к приятной жизни. Пожелаем ему счастливого пути! У меня на его пост есть хороший приемник (не Дубасов, а тоже Великий князь), но промолчу лучше, а то и ему достанется. (Даже в моем-то мире!)

Одновременно был учрежден Морской Генеральный Штаб для руководства флотом. Принято было решение о подготовке к войне, а в случае агрессии Японии, России для свободного выхода в океан необходимо добиваться Курил и острова Хоккайдо (или русского острова Мацмай, самими японцами рассматриваемого, как колониальное владение, и половину которого, до горного хребта, в нашей реальности хотел забрать Сталин). Так как столкновение интересов было неизбежным, и решить противоречия было возможно только за счет одной из сторон, то единственным решением было привести противника к рангу держав, не имеющей существенной военной силы. После этого принципиального решения были предприняты действия, которые будут перечислены ниже.

Однако дипломатия России еще с середины 19 века была очень слаба (вопреки мнению писателя, назвавшего «железным канцлером» и сравнившего с Бисмарком государственного деятеля, известного жестокими провалами и только одним условным успехом, связанным с поражением Франции от Пруссии). А так как для воспитания новой дипломатической школы требуется долгое время, то как и в нашей реальности, Россия не позаботилась ни о создании коалиции, направленной против Японии, ни о том, чтобы дипломатически изолировать своего противника. А после заключения (как и в нашей реальности), в 1902 году англо — японского союза, при котором Англия была обязана поддерживать Японию, и выступить на ее стороне в случае войны с более чем одним противником, возможности резко снизились. А ведь интересно, состоялся бы этот договор, если бы вовремя был создан направленный против Японии союз России с Германией (прямо не препятствующий франко-русскому союзу), которая была готова в конце 1896 года к самым жестким действиям против Японии. Вряд ли, ведь Британия — не служба спасения (одно дело воспрепятствовать созданию союза, и совсем другое дело — выступить против него, если он уже создан.)

Но дело в том, что Россия, еще с Павла 1-го, и далее по списку, руководствовалась идеалистическими идеями справедливости, в своем понимании, конечно, но всегда себе в ущерб. Но не будем спешить осуждать наших предков. Мы и сейчас думаем, что если чем-то поступимся, то в ответ получим то же самое. Даже сейчас звучат голоса, что мы должны чего-то там отдать, и тогда мы «обретем хороших друзей». Несмотря на то, что мы уже успели много чего отдать, и США, и Норвегии, и нашим бывшим республикам, а благодарности все не видно.

В отличие же от России, другие европейские страны всегда руководствовались соображениями только жесткой пользы и целесообразности. («У Англии нет постоянных союзников, а есть только постоянные интересы». Или как сказал австрийский министр иностранных дел Шварценберг после спасения Австрии Россией в 1849 году: «Мы удивим Европу своей неблагодарностью»).

Но если ты выступаешь за справедливость, а в глубоком историческом смысле может это и правильно — если не действовать в ущерб себе, то не стоит захватывать то, что не дал захватить другому, а если уж решился на конфронтацию, то действуй всерьез и в полную силу. Именно такое внутренне противоречивое поведение вызывало желание поквитаться гораздо больше, чем например последовательная брутальность Германии. Правда, и это не помешало, дважды в 20-м веке Германию просчитав, и введя ее в заблуждение по поводу собственных действий и планов, «помочь» ей принять решения, которые приведут ее к краху. Как и в случае занятия нами Порт-Артура, а также в других случаях, по похожему сценарию, происшедших как с нами — в 90-х годах 20 века, так и с другими странами, в иное время. )

6. Особенности русского флота в 1904 году.
Данный раздел изменен 18.11.2019, чтобы объединить две планировавшиеся статьи в одну.

Структура русского флота к 1904 году сильно отличалась от флотов других держав. В ней не предусматривалось, как, например, в Японии, применение в линейном бою броненосных крейсеров, которые совсем перестали строиться. (Один «Баян» не в счет.) Соответственно и морская тактика не отличалась гибкостью. Считалось, что бронепалубные крейсера (которых было построено много меньше, чем в других странах, благодаря прежнему увлечению миноносцами), хорошо проявят себя и в эскадренном сражении. Эти крейсера строились универсальными, имели большее водоизмещение, лучшую скорость, и более сильное вооружение, чем крейсера других стран. Считалось, что один на один они победят любой крейсер противника одного с ними класса. Другие державы после 1900 года если и строили бронепалубные крейсера с водоизмещением более 6000 тонн, то их назначением было прерывание вражеской морской торговли, но никак не эскадренный бой, и обычно имели ослабленное вооружение. Наши же крейсера предназначались и для дальней разведки, и для эскадренного боя, и как прерыватели морской торговли. Но для эскадренного боя они были слишком плохо защищены, а благодаря водоизмещению от 6000 тонн и выше, представляли собой большие и слабо бронированные мишени. (Заложенные после войны легкие крейсера типа «Светлана» тоже имели по 6800 тонн, но также  бортовую броню, и значит, бронепалубными уже не являлись). А в качестве истребителей торговли данные крейсера должны были бы иметь значительно большую дальность хода. В то же время флоту не хватало крейсеров-разведчиков меньшего водоизмещения, каким например, являлся крейсер «Новик».

Иной подход избрала Германия, которая после 1899 года стала строить бронепалубные крейсера по 3000 — 4000 тонн, а до этого они тоже были по 6000, для разведки и только отчасти для действий против вражеских морских коммуникаций. (У малых кораблей тоже есть недостатки — малая мореходность, слабая вооруженность, и на единицу веса могли быть совсем не дешевыми, если были хорошо построены, имели бронированную палубу, и скорость большую, чем 20 узлов.) Германия, как и Англия, перешла к типовому строительству, когда 7 — 10 крейсеров строились по единому проекту (однотипность в производстве, а еще больше — в бою, очень важна), и она же, пока только для легких крейсеров, перешла на единый калибр орудий, что облегчало пристрелку и руководство огнем. (Впрочем, и русские в отношении артиллерии крейсеров подходили к подобной мысли). Эти малые крейсера в разведке должны были опираться на мощную и одновременно более быстроходную, чем броненосцы, силу, иначе их легко было прогнать. И ей должны были служить броненосные крейсера. Если бы русскому флоту, ведущему разведку бронепалубными крейсерами в 6000 тонн, пришлось бы противостоять подобному флоту, то не имея новых броненосных крейсеров («Баян» только один, и откровенно слаб), русский флот мог бы остаться слепым.

Для эскадренного боя наряду с броненосцами предполагались использоваться броненосные крейсера, около 10000 тонн водоизмещения, которые в бою должны были формировать «быстроходное крыло» для поддержки броненосцев. Такой отряд, к примеру, мог обогнать вражескую эскадру, и сосредоточить огонь своих орудий на его флагмане. Использование Японией отряда быстроходных судов в битве при Ялу во время прошедшей японо-китайской войны принесло победу в этом сражении.

Англия, ведущая морская держава, после 1900 года строила малое количество бронепалубных крейсеров-скаутов, подобных Новику, все же прочие крейсера — броненосными, с весьма большим водоизмещением, запасом хода и мощным вооружением. Эти корабли предназначались для разведки при эскадре, а также в качестве экскортных кораблей — защитников торговли. Иначе на назначение броненосных крейсеров смотрела Франция. Хотя она и строила некоторое их количество по 10000 тонн, но большая их часть имела примерно 7000 тонн, соответственно с гораздо более слабым вооружением, и они также составляли значительную часть крейсерского флота. (Ненахов, Энциклопедия крейсеров.)  Французы были травмированы численным превосходством британского флота, и искали собственный путь его нейтрализации. Французские крейсера были многоцелевыми. Благодаря прицелу на использование в рейдовых операциях, они при одинаковом водоизмещении с крейсерами других стран имели более слабое вооружение, зато значительно большую дальность хода. Артиллерия главного калибра у французов ставилась в 4-х башнях по «квадратной» схеме, по одной на носу, на корме, и вдоль каждого борта, в отличие от английской схемы — в двух башнях, расположенных на носу и на корме. Французская схема была удобна при индивидуальных действиях корабля, но менее удобна при действиях в боевой линии, потому, что из одна из 4-х башен главного калибра исключалась из боя. Кроме этих кораблей строилось небольшое количество бронепалубных крейсеров, а именно малых крейсеров — разведчиков, а также специализированных прерывателей торговли, (годных и для разведки), c 8000 тонн водоизмещения, слабой артиллерией и высокой скоростью хода в 24 узла.

Япония для эскадренного боя вначале предназначала легкие крейсера, обильно вооруженные артиллерией, и эта тактика совпадала с идеей адмирала Макарова об использовании «безбронных крейсеров», но у Японии это было явление вынужденное и временное. При принятии в состав флота более сильных кораблей, крейсера должны были выполнять роль разведчиков, и тут выяснилось, что они недостаточно подходят для этой роли, за исключением нескольких кораблей, имея плохую мореходность и невысокую скорость. Однако их было много больше, чем в русской эскадре. Броненосные же крейсера предназначались для поддержки в бою броненосцев в качестве быстроходного отряда, и для рейдов не предназначались, имея недостаточную дальность хода и плохую мореходность. Иногда их приходилось привлекать для поддержки крейсеров-разведчиков.

В структуре крейсерских сил мы, со своими многоцелевыми кораблями, напоминали французов.  Только наши многоцелевые корабли были бронепалубными, а у Франции — броненосными. Универсальный же корабль всегда в каждом применении уступает кораблям узко специализированным. Однако предыдущие японо — китайская и испано — американская войны показали большую уязвимость больших бронепалубных кораблей, и другие страны после 1900 года их не строили.

У нас, как часто бывает, были теоретики мирового уровня, но руководство флотом придерживалось примитивных тактических приемов. Дело тут было в малокомпетентном руководстве флотом, и в желании противопоставить линейному флоту крейсера-истребители торговли. Но этой тактике уже было найдено противодействие англичанами, в виде экскортных кораблей, и она имела более психологическое, чем реальное значение. А кроме того, у нас также имела место тормозившая развитие традиция, когда подчиненные не смели иметь мнение, отличное от начальства. Кто же его высказывал вслух, тот очень скоро мог убедиться во всей пагубности своих взглядов.  (Как написано у  Грибоедова: «в мои лета не должно сметь свое сужение иметь».  А мы под летами должны понимать чины.)

7. Строительство альтернативного флота.

При составлении сил альтернативного флота я принял следующее:

  • В 1897 году состав флота соответствует реальным данным, в том числе и составу строящихся судов.
  • Изменениям подвергаются только те корабли, постройка которых началась с 1897 года.
  • Общий тоннаж построенных и строящихся кораблей русского флота должен быть примерно равен сложившемуся в реальности на то время. Чтобы установить верхний предел используемого тоннажа, пусть его превышение над реальностью будет не больше, чем на тоннаж одного крейсера 1 ранга в 6000 тонн. Так как здесь 5 броненосцев типа «Бородино» будут строиться по более дешевому проекту, чем французский проект Лаганя, после указания его недостатков, и экономия от этого может составить порядка 8 — 9 млн. рублей. Поэтому я разрешаю себе в случае необходимости потратить примерно половину этой суммы. (Стоимость крейсера Варяг в 6500 тонн составляла 4,2 млн рублей). Вторую половину этой суммы лучше пустить на боевое обучение экипажей.
  • Для более раннего строительства реально существовавших кораблей должны быть найдены соответствующие обоснования.

При строительстве флота в данной альтернативе были предприняты следующие действия:

  • Была пересмотрена негласная установка великого князя Алексея Александровича принимать на вооружение предпочтительно корабли французских изготовителей (чему свидетельство крейсера «Светлана», «Баян», «Цесаревич», броненосцы типа «Бородино», а после войны — строительство еще 3-х крейсеров типа «Баян», при большом количестве более современных и более удачных проектов, имевших один серьезный недостаток — они не были французскими.)
  • Для экономии ресурсов было отменено строительство на Черном море судов, запланированных к постройке после 1897 года: броненосца Князь Потемкин, крейсеров Кагул и Очаков.
  • Для бронепалубных крейсеров было принято решение ограничить их тоннаж. Три крейсера типа Диана, построенные в 1899 году, имея прототипом английский крейсер Эклипс (1894 года) в 5600 тонн, имели 6000 тонн водоизмещения (вместо 6700-6800 в нашей реальности), но и оно было признано избыточным. Последующие крейсера должны были быть не более 5000 тонн. Для них был выбран прототипом лучший японский крейсер «Кассаги» в 4950 тонн, построенный американской фирмой Крампа, имевшей давние связи с Россией. (Крамп в реальности сам предлагал нам этот тип кораблей для строительства.) Крейсер был воспроизведен на новом уровне технологий и бронирования.  На нем заменили состав вооружения. Как и все японские крейсера, прототип был перегружен артиллерией, что привело к ухудшенной мореходности, а одно попадание могло вывести из строя сразу несколько орудий, за счет их тесного расположения. На нем было установлено 2 8-ми дюймовых орудия (малоэффективных для малого корабля с невысокой остойчивостью, и еще потому, что для хорошей пристрелки требовалось не менее 4-х орудий), 10 120мм, 12 76мм, 6 47мм орудий и 5 торпедных аппаратов. На русском крейсере устанавливались: 8 6-ти дюймовых (152мм) орудий Обуховского завода, облегченных по весу, 10 75мм, 2 47мм орудия, и 4 торпедных аппарата. Общее количество стволов артиллерии было уменьшено на 10 единиц, а значит, уменьшено и число артиллеристов. Вес вооружения по сравнению с прототипом был несколько снижен, для разгрузки корабля и увеличения мореходности, которой было уделено повышенное внимание. Скорость подняли с 22,5 узлов до 23-х, применив водотрубные котлы, более современные и более легкие, чем огнетрубные прототипа и повысив мощность двигателей. Благодаря высокой скорости, эти крейсера могли выполнять роль разведчиков при эскадре, и это было их главным назначением. Дальность хода крейсера, равная 4000 — 4600 миль, была недостаточна для глубоких рейдерских операций, но приходилось выбирать между рейдерскими и боевыми качествами, и при выборе рейдерских качеств, пришлось бы сильно ослабить артиллерию, подобно тому, как это было сделано на французских крейсерах. Впрочем, у крейсера «Богатырь» в нашей реальности, выбранном для постройки серии, несмотря на большие размеры, дальность хода была не намного больше, 4900 миль. Для Тихого океана было построено 5 крейсеров в 4950 тонн водоизмещения, которые далее будут называться крейсерами 1 ранга. Три из них были построены за рубежом, а два — в России. Шестой крейсер 1-го ранга, как и в нашей реальности, сгорел во время пожара на стапеле. Вместо него на Балтике теперь строился другой крейсер 1-го ранга, а на Дальний Восток был послан крейсер Светлана, бывшая вооруженная яхта Великого князя Алексея Александровича, которая, как ранее предполагалось, должна была состоять при эскадре устаревших судов на Балтике. Еще один крейсер 1 ранга строился на Черном море, где на 7 броненосцев находился только один старый и тихоходный малый крейсер. Новые крейсера 1 ранга получали имена военных клиперов и корветов 1860-х годов. Новая классификация предусматривала, что крейсера выше 4000 тонн относились 1 классу, ниже этого значения — ко 2 классу.
  • Для увеличения численности крейсерского флота было решено строить крейсера по 3000 тонн, как в германском флоте, а чтобы они могли избежать боя с более сильным противником, повысить их скорость до 25 узлов. В 1900 году был принят в состав флота крейсер «Новик», воплотивший в себе данную концепцию. Однако он получил противоречивые отзывы.  Его вооружение и мореходность были принесены в жертву скорости, он обладал сильной бортовой качкой, снижавшей точность артиллерии, а по ее силе был слабее любого японского крейсера. Два Новика были бы не сильнее одного крейсера 1 ранга (в 4950 тонн), и даже слабее его, а три Новика стоили дороже, чем два крейсера 1 ранга. «Новик» мог выполнять те же задачи, что и крейсера 1 ранга, имея меньшую дальность хода и мореходность, но ему лучше удавалась роль посыльного судна и действия совместно с миноносцами, либо против них. Было ясно, что проект легкого крейсера и концепция его применения требуют доработки. Тем не менее, было признано важным быстрое увеличение крейсерского флота с помощью малых крейсеров, и исследование их применения, поэтому в 1903 году было завершено строительство второго такого крейсера, «Алмаз»,  который не успел попасть на Дальний Восток к началу 1904 года, а также строились еще два малых крейсера, у которых было усилено вооружение, улучшена мореходность и снижена скорость до 24 узлов — «Жемчуг» и «Изумруд».  Для того, чтобы исследовать разные варианты малого крейсера, был построен менее быстроходный, но более мореходный крейсер «Боярин», с меньшей бортовой качкой, а значит и с лучшей точностью артиллерийского огня. На нем были установлены котлы Шульца-Торникрофта, выдававшие скорость 23 узла, что было принято наименьшей допустимой скоростью для новых крейсеров (в нашей реальности у него были котлы Бельвилля, и 22,5 узлов). По классификации малые крейсера-разведчики относились к крейсерам 2 ранга.
  • В качестве рейдеров было решено использовать вспомогательные крейсера, или вооруженные и быстроходные военные транспорты, со скоростью в 19 узлов и с большой дальностью хода, а где было возможно — то и крейсера 1 ранга. Вспомогательные крейсера вместе с устаревшими тихоходными клиперами причислялись к крейсерам 3 ранга.
  • Для противодействия японским броненосным крейсерам было решено строить броненосные крейсера выше 10000, но не более 12000 тонн водоизмещения, и скоростью не меньше чем 21 узел. Их назначением могло быть:  1) проведение разведки боем, прикрытие развертывания главных сил флота, поддержка действий крейсеров-разведчиков 2) поддержка в бою главных сил в качестве маневренного отряда 3) преследование разбитого противника и уничтожение поврежденных кораблей. В качестве прототипа был взят крейсер «О’Хиггинс», который стал прототипом и для японских броненосных крейсеров, и благодаря сильному бронированию способный сражаться в линии. Этот крейсер имел 4 8-дюймовых, 10 6-дюймовых, 4 120мм орудий, и скорость в 21,5 узлов. Орудия его главного калибра располагались по французской квадратной схеме в 4-х башнях. Этот крейсер сильно напоминал уже устаревший, но ранее самый мощный броненосный крейсер «Адмирал Нахимов», который сам мог послужить в качестве прототипа мощного современного крейсера, только его башни были двойными. В новом русском крейсере башни на носу и на корме стали двойными, а бортовые — одинарными, а число 8-дюймовых орудий главного калибра стало равно 6-ти. В качестве среднего калибра было оставлено 10 6-дюймовых орудий, и была обеспечена всем им защита в казематах. У 6-ти японских броненосных крейсеров аналогичного класса было по 4 орудия главного калибра в двух башнях на носу и корме, и 12 или 14 орудий среднего калибра, четыре из которых имели ослабленную защиту в виде бронещитов. У четырех из этих крейсеров, британской постройки, которые имели по 14 орудий среднего калибра, 4 из них имели, кроме ослабленной защиты и сниженную скорострельность, из-за упрощенной системы подачи снарядов, допущенной ради экономии места. Бортовому залпу такого крейсера в 4 8-дюймовых и 7 6-дюймовых орудий русский броненосный крейсер мог противопоставить залп из 5 8-дюймовых и 5 6-дюймовых орудий, или против двух японских 6-дюймовых орудий за бронещитами и со сниженной скорострельностью выступало одно башенное 8-дюймовое орудие. При бортовой стрельбе русский крейсер немного превосходил японские броненосные крейсера с 12-ю орудиями среднего калибра, а крейсерам с 14 орудиями среднего калибра был примерно равен на малой дистанции, и незначительно превосходил на дальней. При стрельбе по курсу или с кормы русский крейсер имел преимущество перед всеми аналогичными японскими, за счет орудий главного калибра в бортовых башнях. Это качество было удобно при действиях в составе передового отряда флота. В нашей реальности, крейсер «Громобой» был построен по устаревшему проекту, когда орудия главного калибра не располагались в башнях, и поэтому имели ограниченный угол обстрела, и это строительство осуществилось по личному выбору Николая 2. Здесь же он был построен по новому современному проекту. Всего было построено 3 таких крейсера. Следующий тип броненосного крейсера состоял из 2-х единиц, и был создан благодаря Великому князю Александру Михайловичу, еще в 1898 году нашей реальности предложившему заменить 6-дюймовый калибр 8-дюймовым, что позволяло значительно увеличить мощность залпа при незначительном падении скорострельности. В данной альтернативной реальности эта идея была внедрена, вначале на броненосных крейсерах. Крейсера этого типа имели 12 8-ми дюймовых орудий, расположенных в 6-ти двойных башнях, по одной на носу и корме, и по две по каждому борту, и имели бортовой залп из 8-ми орудий. В отличие от предыдущего, данный тип крейсеров в большей степени был предназначен для поддержки в бою линейных сил, благодаря более мощному вооружению и водоизмещению в 12000 тонн. Один такой крейсер к началу 1904 года был принят в состав флота и перешел на Дальний Восток, другой должен был войти в состав флота в течение 1904 года. Соотношение броненосцев и броненосных крейсеров на каждом из флотов должно было быть установлено индивидуально. (У японцев данное соотношение составляло 1 к 1). Броненосные крейсера по новой классификации были выделены в самостоятельный класс. [Примечание. Здесь описан вариант №1 броненосных крейсеров. В более позднем варианте №2, они строятся на основе Пересветов, и их 4 единицы. На Дальний Восток успевают три из них, четвертый В 1904 году достраивается. Подробности в приложении. ]
  • В качестве прообраза для строящихся броненосцев был взят не французский Цесаревич, а проект Крампа, созданный на основе двух русских проектов: «Пересвет» и «Князь Потемкин». Для него было снято жесткое ограничение по тоннажу, благодаря чему были применены котлы Бельвилля, требуемые заказчиком. Количество орудий среднего калибра было заказано равным 16, как в проекте броненосца «Потемкин» (В нашей реальности, одновременно со строительством броненосца «Ретвизан» для России, на соседнем стапеле, Крамп строил его вариант для американского флота — броненосец «Мэн», названный по имени штата, с 16-ю орудиями среднего калибра, с меньшим количеством противоминной артиллерии и даже с несколько меньшим водоизмещением, чем у Ретвизана.)

Броненосец Цесаревич, при внешней прогрессивности проекта (башни для среднего калибра, противоминная защита, хорошее бронирование) имел и недостатки, такие, как вдвое ниже скорострельность средней артиллерии в башнях, в которых скапливались удушливые газы при стрельбе, что требовало периодической смены комендоров. Трудно добиться хорошей меткости, если приходится сражаться в малокомфортных условиях, да еще постоянно меняясь. Тут можно вспомнить фразу адмирала Чихачева «корабли нужны для артиллерии». (Англичане, лучшие кораблестроители того времени, посчитали, что башни для средней артиллерии избыточны). Сильный завал бортов и башни среднего калибра французского проекта был сложны и трудоемки для строительства, также для ремонта повреждений, полученных в ходе боевых действий, а ремонтопригодность является важной характеристикой военной техники.

Выбор нами проекта производителя Крампа был обусловлен нашей большой срочностью, тем, что он сам предложил свои  услуги по изготовлению крупной партии кораблей (2 броненосца и 4 крейсера), а также хорошим качеством изготовления, позволявшим выполнять заказы значительно быстрее, чем французская фирма Лаганя, строившая «Цесаревич». Было бы эффективнее выбрать предложенное Крампом вооружение американского броненосца «Айова», с 8-дюймовыми орудиями среднего калибра, но в Европе предпочтение отдавалось более скорострельным орудиям меньших калибров.

Все предложения Крампа были исключительно дельны: и 8-дюймовый средний калибр броненосцев, и крейсер-разведчик не более 5000 тонн («Кассаги»), и предложенная им для постройки серия в 2 броненосца и 4 крейсера, и строительство судоремонтного завода на Дальнем Востоке. Вот оно, счастливое стечение обстоятельств, когда со стороны предлагают то, о чем должен был бы самостоятельно позаботиться хозяин. И этим предложением в реальности воспользовались не более, чем на 1/5, а c учетом проекта, по которому строились броненосцы типа «Бородино», то совсем мало. (Тут могут попрекнуть котлами «Варяга», но на «Ретвизане» подобных проблем не было, и дело могло быть в их неумелом использовании. Но не надо забывать, что заказчик вправе настоять на своем варианте, и потому несет равную ответственность.)

В данной альтернативе, ради ее правдоподобия, предложение о среднем калибре в 8 дюймов также не было воспринято, и к нему вернулись позже. Но в описываемой реальности в целом существовала более трезвая оценка японской угрозы, и осознание необходимости быстрых и эффективных действий, и поэтому предложения Крампа попали на более благодатную почву.

Его предложение позволяло не только начать строительство броненосцев значительно раньше, чем в случае с французским проектом, чьи чертежи ожидались около года, и требовали переделки под русские условия, но и увеличивало скорость строительства, так как проект основывался на русских проектах, и не нарушалась совместимость с традициями и решениями нашего кораблестроения (из книг Р.Мельникова «Броненосец Цесаревич»,  «Броненосцы типа Бородино» и др.).

Два броненосца были произведены на фирме Крампа, а два остальные, строившиеся по данному проекту, производились в России, и для них было уговорено участие его фирмы в постройке. За каждый броненосец, произведенный в России, Крампу перечислялась премия, для быстрейшего переноса передовых технологий. Таким образом, кооперацией с передовым предприятием воспользовались, чтобы подтянуть уровень русской кораблестроительной отрасли. (Вместо второго броненосца, строившегося Крампом, освободившаяся верфь строила один из вышеупомянутых броненосных крейсеров).

Это привело к тому, что до начала 1904 года количество готовых броненосцев было на 2 больше, чем в реальности, и они были переброшены вместе с броненосцем-крейсером «Ослябя» на Дальний Восток к началу 1904 года. Вместе с ними количество броненосцев и броненосцев-крейсеров на Тихом океане достигло 10 единиц.

Как вариант, броненосецы  могли производиться и непосредственно по проекту «Князя Потемкина», с увеличением его скорости (а значит, и соответствующего тоннажа) до 18 узлов. Однако меня смущает длительность строительства этого броненосца. Хотя постройка на верфях Балтийского завода производилась намного быстрее, чем на Черном море, здесь нужна высокая скорость постройки, а на данном броненосце во время строительства произошло много переделок и даже менялось расположение котлов, и значит, быстрая постройка серии не произошла бы. Поэтому, в качестве компромисса, можно принять, что один из броненосцев, строящихся на Балтике, например, «Победа», был построен по измененному проекту Потемкина, с увеличением силовой установки для повышения скорости до 18 узлов.

Приготовления с обеих сторон велись настолько лихорадочно, что и для маленькой Японии в 1899 году изготовители спустили на воду сразу 1 броненосец и 4 броненосных крейсера (в нашей реальности).

  • Два последних броненосца, «Князь Суворов» и «Слава», которые к 1904 году еще строились, имели в качестве среднего калибра уже восемь более мощных 8-дюймовых орудий, которым отдавал предпочтение Великий Князь Александр Михайлович, и дополнительно шестью 120мм орудиями.

По кораблестроительной программе 1897 года должны были быть построены 11 броненосцев. Если бы в качестве прототипа не был выбран очень сложный и дорогой французский проект, с завалом бортов и башнями, то очень вероятно, что были бы построены все 11 запланированных броненосцев. Но реально было построено только 10. К ним надо добавить броненосец «Князь Потемкин», броненосный крейсер «Громобой», построенный в альтернативе по иному проекту, и броненосный крейсер «Баян», которому также соответствует крейсер другого проекта. Таким образом, вместо построенных 11-ти броненосцев и 2-х броненосных крейсеров здесь строятся 9 броненосцев и 5 броненосных крейсеров, или 2 броненосца заменены на 3 броненосных крейсера.  Кроме этого, уменьшен тоннаж крейсеров 1-го ранга. Общий же тоннаж флота в альтернативе больше тоннажа флота в реальности на 149 тонн, то есть они почти равны, и резерв водоизмещения не использован.

Сравнение тоннажа флота с существовавшим в реальности приведен в приложении.

  • Также были вовремя проведены испытания новых бронебойных снарядов, закуплены в нужном количестве дальномеры для боевых кораблей, и выделены средства для интенсивного боевого обучения кораблей, которые ради экономии больше не ставились в «вооруженный резерв».
  • Корабли, строящиеся за границей, после постройки плыли сразу на Дальний Восток, не заходя в Петербург, как и предлагал в нашей реальности наместник адмирал Алексеев. Однако здесь он не должен был получить этот пост. Так как в нашей реальности на высших эшелонах власти Империи сложилась нездоровая атмосфера, портившая даже ранее неординарных людей, проявившаяся в том, что наместник требовал полной лояльности своих подчиненных лично к себе, и был нетерпим к ее недостаточным внешним проявлениям, благодаря чему вверх выдвигались офицеры со специфическими качествами.
  • В сфере финансов не выделялись гигантские суммы на строительство приграничного порта Либава (впоследствии заброшенного), вместо которого строилась база флота на Белом море, и к ней тянулась ветка железной дороги. Гигантские же средства в 70 млн, в нашей реальности выделяемые на торговый город Дальний (впоследствии утерянный), шли на развитие Владивостока.

Что касается сухопутной армии, то во всех странах она приобрела единообразную двоичную структуру: полк — бригада — дивизия — корпус. (А в русском пехотном полку было целых 4 батальона, при очень слабом штабе). Все настолько устоялось, что надо было иметь большую смелость, чтобы предложить что-то иное. Хотя пруссаки испытали троичную систему еще в 1815 году (полк — 3 батальона, бригада — 3 полка, и только в корпусе 4 бригады, что возможно было затруднено в управлении). Еще Жомини в каждой книге вскользь касался преимуществ троичной системы, и упоминал теоретиков, требующих перехода к ней, а Клаузевиц писал, что подразделение из двух составных частей является самым негибким из всех возможных. Они были признанными теоретиками. Двоичная структура управления воспитывала шаблонность и безынициативность, не требовала высокой квалификации и прямо препятствовала ее приобретению, и с ее внедрением почти исчезли выдающиеся военные таланты. Она победила в силу своей простоты и вначале — благодаря мушкетам, образующим при стрельбе нагар в стволе, снижавший скорострельность, который нельзя было чистить под огнем. Это теоретически требовало делить дивизии и бригады на две одинаковые части, периодически менявшие друг друга в первой линии, что было сложно выполнить в реальном бою, но стало важной частью тактических воззрений. (Например, Кутузов перед Бородиным обещал полкам: «вас будут менять каждые два часа, как часовых»). А потом передавалась по традиции, благодаря очарованию наполеоновской эпохи (даром, что тогда структуры войск были сложней и гибче, например в русской пехотной дивизии было 3 бригады, а в корпусе после 1815 года — 3 пехотных дивизии), а вероятно еще и потому, что давала дворянству наибольшее количество необременительных высоких командных должностей. При ней производство в чинах шло не по талантам, а по выслуге лет. Немцам она мешала менее всего, ведь у них офицеры своим долгом традиционно почитали изучение военной теории, а японцы очень прилежно у них учились. Однако недостатки системы были видны, поэтому во второй половине 19 века в России проводилась попытка отказаться от бригадного, а в Австрии от дивизионного звена, но командование 4-мя подразделениями оказалось сложным в быстро меняющейся боевой обстановке, и при неразвитом штабе. Троичная же структура, будь она внедрена выше батальона перед русско-японской войной, была бы гибка и эффективна, и способствовала бы повышению очень невысокого качества командования. Потому я делаю допущение, что она была внедрена в русской армии, неким смелым русским Клаузевицем, найденным молодым царем в среде молодых генерал-майоров, или полковников генерального штаба. Кроме того, в нашей истории, в конце 19 века, Россия единственной из всех европейских стран правильно сделала выводы из применении кавалерии во время гражданской войны в США, и русскую кавалерию стали учить рейдовой тактике. Однако противники данного новшества смогли переломить ситуацию, и вернуть к прежнему состоянию. В ход пошло такое рассуждение, что для того, чтобы выказать доблесть, очень важен красивый мундир, а при постоянных рейдах красоты быть не может. И действительно, при обучении рейдовой тактике служба намного тяжелее, и даже требования к конскому составу другие, и ни о каком внешнем лоске речь идти не могла. Однако если бы рейдовая тактика русской кавалерии сохранилась бы, то это очень сильно сказалось бы в будущей войне. При слабости и плохом качестве японской кавалерии, при неприкрытых флангах обеих армий, в случае массового применения рейдовой тактики можно было дезорганизовать японские тылы, и тогда бы никакого японского наступления не получилось бы. Поэтому в данной альтернативе был совершен возврат к рейдовой тактике русской кавалерии.

Пока же стороны готовились к войне, Япония, как и в текущей реальности, в 1902 году заключила союзный договор с Англией, которая была очень рада использовать эту страну в качестве железного лома против России. Этот союз напрашивался для обеих сторон, а Россия, не искушенная ни в политике, ни в международных интригах, не предотвратила его заключения.

Одновременно до самого начала 1904 года шли переговоры России и Японии о разграничении сфер влияния.  Трудностью для Японии стало то, что Россия вела себя достаточно корректно, не вводила в Маньчжурию свои войска, не создавала провокационные концессии по реке Ялу, где в виде служащих находились русские солдаты. Кроме того, Япония не могла открытым текстом заявить о претензиях на присоединение Кореи, так как на словах пеклась о ее независимости, в точности повторяя позицию русского правительства. Таким образом, разговоры сводились о степени экономического проникновения двух стран в Корею, где нам предлагалось отдать эту страну, и сосредоточиться на Маньчжурии. Целью же России, напротив, было не дать потенциальному противнику закрепиться на континенте, чтобы не пришлось в недалеком будущем отражать силы его армии на своих сухопутных границах, и не дать возможности закрыть для себя выход в океан, как на Босфоре. И это вызвало обвинения Японии в том, что Россия хочет единолично подчинить себе Корею.

Настал 1904 год. Энергичные  действия России позволили ей сосредоточить на Дальнем Востоке значительные морские силы, не уступающие Японскому флоту.

Очень вероятно, что морская программа Японии бы замедлилась, так как она не получала дополнительные деньги от Китая в компенсацию за отказ от Ляодуна. Однако я учитываю глубокий интерес Англии и США, щедрых на кредиты, и желающих ослабить своего конкурента Россию. Кроме того, какой-то доход приносило и владение Киао-Чао. Поэтому, я считаю, что Япония сумела бы обойти трудности. Вероятно, что могли быть не заложены мощные броненосцы «Касима» и «Катори», а в начале 1904 года два мощных броненосных крейсера типа «Цукуба». Очень вероятно, что строительство флота задержалось бы на год (и тогда он не имел бы возможности весь этот год проводить тщательную подготовку). Но я считаю, что к 1904 году японский флот имел тот же состав, что и в нашей реальности.

 8. Состав Тихоокеанского флота к началу 1904 года.
Известно, что по русским планам 1897 года (в нашей реальности) на Тихом океане предполагалось иметь:

  •  10 броненосцев
  •   4 броненосных крейсера
  •   10 крейсеров 2 ранга по 6000 тонн
  •   10 крейсеров 3 ранга по 3000 тонн.

В данной альтернативе состав Тихоокеанского флота к 1904 году был следующий:

  • Броненосцы —  10 единиц: Петропавловск, Полтава, Севастополь, Пересвет, Ослябя, Цесаревич (как в нашей реальности, первые три уже совсем не новые, два следующих ослабленные «рейдовики», последний — новый, французского производства), и новые, проекту Крампа: Ретвизан, Победа, Бородино, Александр III.
  • Броненосные крейсера — 6 единиц : Россия, Рюрик (соответствуют нашей реальности), и новые: Громобой, Александр Невский, Орел (в нашей реальности это имя дано броненосцу) и Князь Владимир (крейсер с 12-ю 8-дюймовыми орудиями).
  • Бронепалубные крейсера 1 ранга — 8 единиц: Диана, Паллада, Аврора, Варяг, Богатырь, Аскольд, Боян, Ястреб. Первые три по 6000 тонн, остальные пять — по 4950 тонн водоизмещения. (имя Бояна, легендарного певца при дворе киевского князя, по моему мнению, не соответствует большому броненосному крейсеру, которым более подходят имена великих князей, а Аскольд — имя князя не из ряда самых почитаемых).
  • Бронепалубные крейсера 2 ранга — 3 единицы: Новик, Боярин и Светлана (бывшая вооруженная яхта Великого Князя Алексея Александровича). Все 3 корабля соответствуют нашей реальности.

Если бы планы 1897 года были бы вовремя выполнены, то общий тоннаж построенных 34-х кораблей превысил бы тоннаж 27 кораблей данной альтернативы не менее, чем на 20 000 тонн. Однако в совокупности эти 27 кораблей в бою были бы не слабее, а может, и сильнее вышеуказанных 34-х, за счет более сбалансированной структуры. (Всего же в нашей реальности из-за различного рода задержек, к моменту боевых действий было сосредоточено 18 кораблей. Но даже их могло было быть на 4 больше, если бы отряд Вирениуса либо быстрее шел, либо не был бы возвращен на Балтику.)

Сравнение сил Тихоокеанского флота с японским флотом (без состава легких сил) показывало следующее:

Альтернативная подготовка России к войне с Японией к 1904 году и ее результаты.Полное расписание альтернативного русского, а также японского флотов с характеристиками кораблей, а также второй альтернативный вариант состава русского флота, возникший после написания данной статьи, отличающийся тем, что броненосные крейсера строятся на основе Пересветов, и их число на 1 меньше, а взамен добавлен 1 легкий крейсер, находятся в приложении.

Два броненосных крейсера итальянской постройки (гаррибальдийцы), купленных японцами, в нашей реальности ранее могли были быть приобретены Россией (а почему это не произошло, есть различные объяснения — то ли от продавца ожидалась взятка в 1 млн. рублей, то ли не устроили их характеристики, но только форма нашего отказа, что мы строим суда только у себя, не выдерживала критики, в условиях, когда значительная часть кораблей строилась за рубежом, и при их крайней необходимости для флота. А во время войны, спохватившись, мы без успеха пробовали приобрести подобные крейсера.) Но и в данной альтернативе они тоже не были куплены, во-первых, потому, что уступали русским броненосным крейсерам по вооружению и бронированию, дальности хода, скорости (не могли дать даже заявленных 20 узлов), и во-вторых, произошло вмешательство Англии, с целью недопущения подобной продажи. Впрочем, в японском флоте места этих кораблей вероятно легко могли занять и другие, например,  два броненосца, считающихся легкими, ранее построенные для Аргентины, а ныне зачисленные Англией  в свой флот, во избежание их покупки Россией («Свифтшур» и «Траймпф»).

9. Япония принимает решение и стратегия России.

В броненосных силах у России наблюдалось решительное преимущество до ввода в строй японцами 2-х купленных гаррибальдийцев, даже с учетом того, что два более старых броненосных крейсера — «Рюрик» и «Россия» не предназначались для эскадренного боя, а только для крейсерских операций. Но даже после ввода в строй гаррибальдийцев, значительное превосходство России в броненосных силах сохранялось. Однако три старых русских броненосца имели низкую скорость, замедляя скорость броненосных сил на 2 узла, что являлось компенсацией более сильной артиллерии. Японские же броненосцы береговой обороны были слишком тихоходны и слабы, чтобы их ставить в линию, в этом случае превосходство в скорости на 3 узла было бы на стороне русских.  Если же выставить против 6 японских броненосцев 5 новейших русских и Пересвет с Ослябей, то русские имели равенство скорости, незначительное преимущество в тяжелой артиллерии (8 10-дюймовых орудия против 4-х 12-дюймовых), и преимущество в средней артиллерии (48 орудий против 38-ми). Тогда 6 русских броненосных крейсеров в сравнении с 8-ми японскими (включая гаррибальдийцев) по главному калибру были примерно равны, а по среднему калибру слабее (31 орудие против 54-х, часть из которых имела сниженную скорострельность). Тогда у русских оставался резерв из 3-х тихоходных броненосцев, используемый по обстоятельствам. Два же японских броненосца береговой обороны по силе были примерно равны одному устаревшему русскому броненосцу, но критично снижали скорость всей эскадры, поэтому не усиливали, а ослабляли ее, в случае использовании в боевой линии.

Японцы имели превосходство в бронепалубных крейсерах — 14 против 11 русских, при этом 4 японских крейсера были спущены до 1890 года.  Японские крейсера в среднем были более старые, более тихоходные, меньшие по размеру, однако очень сильно перегруженные артиллерией, поэтому все они отличались плохой мореходностью, и при волнении на море лишались значительной части своих боевых качеств. Часто на корабли с 4000 — 4900 тонн ставились два или даже только одно крупнокалиберное орудие, с которых было крайне сложно попасть в цель, из-за малой остойчивости судна, и из-за трудностей их пристрелки, поэтому как пишут, ни одного попадания из них во время войны не было зафиксировано. С приемом трех новых японских бронепалубных крейсеров, баланс крейсеров составлял 17 японских против 11 русских, а формальное превосходство по мощи артиллерии составляло 7 к 4. Зато против 4-х быстроходных японских крейсеров было 7 русских ( 5 первого ранга, и 2 второго ранга), а средняя скорость русских крейсеров составляла 22 узла против чуть менее 20 у японцев, поэтому они лучше подходили для разведки и при необходимости могли или уклониться от боя или навязать бой.

Преимущество Японии было в судах береговой обороны, канонерских лодках и миноносках (малых миноносцах), которое однако не играло роли в эскадренном сражении, и вес их в общем балансе был небольшим, поэтому боевой потенциал обоих флотов был примерно равен.

Японские суда,  готовящиеся к приему флотом, входили в его состав уже в начале года, а два гаррибальдийца в апреле. Тихоокеанский русский флот был примерно равен японскому с учетом этих кораблей, после приема которых у японского флота больше не было резервов.  Но у России были еще строящиеся на Балтике суда, значительно более мощные, чем эти 5 японских. Они вступали в строй в течении года, но им еще требовалось время для прибытия на Тихий океан. Кроме того, У России на Балтике находились три старых броненосца (Сисой Великий, Наварин, Николай I), три старых броненосных крейсера (Дм. Донской, Вл. Мономах, Адм. Нахимов) и только что построенный крейсер-разведчик «Алмаз», готовые отплыть на Дальний Восток.

Для японцев в Англии строились два мощных полудредноута, «Катори» и «Касима», однако они успевали к сдаче не ранее 1906 года, поэтому до этого срока их не имело смысла учитывать, и они компенсировались строящимися двумя русскими броненосцами и броненосным крейсером. Однако в 1905 году был бы закончен и железнодорожный путь у Байкала, существенно понижая шансы Японии.

У Японии было превосходство в морской инфраструктуре, позволявшее при затяжной войне устранять повреждения своих кораблей быстрее, чем России. Однако длительная война против противника, обладающего превосходством во всех прочих ресурсах, приводила к истощению собственных ресурсов, а закончить войну нужно было до завершения строительства кругобайкальской железной дороги, то есть в течении года — полутора лет.

Было и еще одно важное обстоятельство. В данной альтернативе по уже указанной причине, Китай сохранил доброжелательное отношение к России, как противовесу Японии. И конечно, сохранил желание отомстить Японии за прежнее поражение. Сила его сама по себе была не очень велика, но как дополнение к силам России значительна. На севере у Китая было 200 тысяч не очень хорошо подготовленных солдат, а также несколько современных бронепалубных крейсеров, построенных в Германии и Англии (два из них во время передачи заказчику имели высокую скорость в 24 узла), которые были способны усилить русский флот. Китай мог выбрать для своего удара самый неподходящий для Японии момент, а в условиях шаткого равновесия незначительное воздействие способно кардинально изменить баланс сил. Если бы японской армии удалось переправится в Корею, то 200 тысяч, даже плохих китайских солдат, было все-равно много для японской армии, которая была бы скована русской армией с фронта.

Таким образом, к началу 1904 года Япония не смогла добиться превосходства своего флота, что требовалось для достижения победы. Она имела на Тихом океане примерное равенство флотов, при некотором недостатке броненосных сил, и отсутствии резервов. Поэтому победить в войне можно было только при наличии грубейших ошибок противника, на которые нельзя рассчитывать при планировании военной кампании. При тактическом же равенстве и затяжной войне Япония должна была неизбежно проиграть. Однако никто не начинает войны, если анализ не дает 67% вероятности победы, здесь же она была меньше 50%.

Был рассмотрен и вариант неожиданного удара по русской базе в Каргодо. Но после рассмотрения он был отвергнут, так как японские миноносцы были бы замечены задолго до достижения эффективной дистанции торпедной атаки. (Напомню, что аналогично было бы и в нашей реальности, находись Тихоокеанская эскадра на внутреннем рейде Порт-Артура. Но переход между рейдами был возможен только при полной воде, и был достаточно медленным, поэтому командование держало корабли на внешнем рейде).

В этих условиях Япония посчитала победу над Россией в настоящий момент не реализуемой, подписала с ней соглашение, признающее независимость Кореи, и переключило свое внимание на юг. К сожалению, для России оставалась потенциальная японская угроза. Но если сделать попытку подставиться, чтобы обмануть противника, и вызвать его нападение, что пришлось бы делать основательно, то эта попытка могла бы плохо закончиться.

С другой стороны, Япония не смогла усилиться за счет Кореи, части Маньчжурии, юга Сахалина, взятые ей под войну кредиты следовало вернуть, и Транссибирская железная дорога была успешно достроена.

Россия же не имеет традиций начинать войны (и не стоит ломать эту традицию, если за Японией стоит мудрая и опасная Англия, которая не позволит кому-либо вести широкомасштабную крейсерскую войну на истощение, если сама этого не захочет, и совсем необязательно военными средствами. Например, средствами уже освоенной информационной войны — обвинением в «пиратстве», реально применявшемся в 1904 — 1905 годах.)

Как сказал в начале 20 века Едрихин-Вандамм, «плохо быть врагом Британии, но гораздо хуже быть ее другом», и эта фраза перекликается с английской фразой «У Британии нет постоянных друзей, есть только постоянные интересы». Это касается всех англосаксов. Но я не «ругаю Англию», как предпочел понять один оппонент, потому, что ругать, означает снимать с себя ответственность за свои ошибки. Например, никто в реальности силой не заставлял нас брать Порт-Артур, мы сами захотели взять то, что плохо лежит, а все иные соображения исчезли, как у мыши при виде сыра. Что: 1) в лице японцев мы наживем себе непримиримых врагов, присвоив их добычу в предыдущей войне, 2) союзники китайцы «кинут» нас в будущей войне, как мы «кинули» их, 3) флот из данного пункта не сможет помешать десанту в Корее, 4) из-за малой пригодности данного порта флот может быть торпедирован в первый же день войны.

Это не послезнание, были люди, предвидевшие это заранее (а пункт 4 предвидел адмирал Макаров). Но если в Англии такие люди руководили внешней политикой государства, то в нашей стране их мнения были проигнорированы. Поэтому нет смысла ругать противника, который умеет использовать чужие слабости, прежде всего алчность и недальновидность. По психологии это означало бы быть «жертвой», которые обвиняют во всех своих бедах других. Лучше учиться у противника тому, что перенять стоит, а именно видению своих национальных интересов, трезвости оценки, способности к планированию и умению претворять свои планы в реальность. Никто из европейских государств не мог сравниться с ними в этом отношении, а у России с этим и до сих пор плохо (иначе не было бы перестройки). В этом виноваты не люди, а особенности предыдущего исторического развития, и чрезмерная доверчивость, а сейчас нам пора учиться новому. Потому, что именно у нас могли возникнуть мысли, будто мы недоЕвропа, что если мы прогнемся перед западом, то нас там сильно полюбят, что их интересует наше благоденствие больше, чем собственное, либо «им не интересно, что у нас происходит» (это говорится про «Хартленд»), либо что мы должны отдать Курилы «за инвестиции» (Ведь сказать «даром» не принято), и что применительно к Японии и другим, лишь разожгло бы аппетиты, и убедило в слабости России. Хотите быть европейцами — относитесь к себе так же, как к себе относятся они. Но опять-таки, я обращаюсь к гипотетическим людям, живущим в моем мире. Сказка — она и есть сказка, и я бы не решился так обращаться к реальным людям. Реальным людям скажи такое, они обхохочутся…

Однако долго находиться в мире Япония не могла, так как созданный ей для войны флот стоил слишком дорого, а взятые кредиты надо было возвращать.

И тут возможна развилка. Очень вероятно, что Порт-Артур заняла бы Германия, ведь Циндао занят Японией. Япония теоретически могла решить напасть на нее, но тогда Россия должна была вмешаться, понимая, что стоит следующей в списке на выбывание, и если воевать, то лучше с союзником, чем потом без него. Даже если по договору выступит Англия, потому, что два (если с Францией, то и три) против двух лучше, чем в ином случае, и чуть позже — один против двух. Тогда Японию должна была по договору поддержать Англия. Но Англия никогда не была заложником чужих решений. Она всегда расправлялась со своими противниками либо чужими руками, либо стравливая их, но никогда не бросала вызов сразу двум из них, да еще ради Японии. И лазейка бы нашлась — «Япония агрессор, коварные азиаты напали на европейцев, общественное мнение возмущено, и требует отставки кабинета!» Кабинет министров прислушался бы к голосу широких масс, и выполнил бы их требования, либо заменился, а с ним ушли бы прежние договоренности. Потому скорее всего, до «японских товарищей» было бы заранее доведено, что принятый ими курс не встретил сочувствия, и не будет поддержан. И я не думаю, что Япония решилась бы на войну с двумя державами сразу, только что отказавшись от войны с одной из них. И несоразмерно было начинать эпическую бойню ради маленькой области. В нашей-то реальности война велась и за Порт-Артур, и за Корею, и за Маньчжурию, и за Сахалин, а надежды были и на значительно большее.

В этой связи хочу обратить внимание на интересную альтернативу  о Франко – Японской войне,  любезно опубликованную товарищем Aley на данном сайте, за что ему огромное персональное спасибо. Единственно, что мне в ней не нравится, так это внешнеполитическая пассивность России, при которой возникла неудобная для нее новая раскладка союзов. Вероятно, эту очень подробную и грамотную альтернативу написали англо-саксы, потому, что в ней говорится о будущей войне, а в составе описанных союзов, очевидно,  уже заложено будущее поражение России.

При своей же активности Россия, приняв роль миротворца, могла бы извлечь максимум пользы и из описанной ситуации. (А ей нужны хорошие отношения и с Германией, и с Францией, и не нужна общеевропейская бойня, которую планирует Англия, в которой все достижения достанутся только ей, хоть победа и будет неполной, и США. А желателен союз континентальных держав против Англии, каждой из которых та успела когда-либо перебежать дорогу. Какой интересной может быть альтернатива – втроем против бедняжки Англии, мирового финансового центра!  Может быть, на пару с Японией.

Задача эта сложная, учитывая высочайший уровень английского планирования и дипломатии, интересов связанных с ней финансовых структур. Но тут было главное — не проиграть партию, достаточно и свести ее вничью. Цена — существование империи, не более и не менее. А простые задачи — удел слабых держав. А им мало что достается на празднике жизни, даже когда им что-то обещают. Например, обещают «проливы», а затем «совершенно случайно» происходит февральский переворот. И злобные большевики тут не при чем.

Но если мы ощущаем свою страну Великой Державой, значит, она достойна того, чтобы иметь собственную стратегию и создавать собственные союзы, согласно собственным планам, а не участвовать в чужих в качестве младших партнеров. Это ощущение важнее даже недостаточно высокого уровня экономики, и чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на Японию в начале 20 века. Игра же по чужим правилам всегда приводит к проигрышу, независимо от того, какую сторону ты выбрал. Потому, что сколько в рулетку не играй, а выигрывает всегда хозяин заведения. И если хочешь выиграть — предлагай свою игру и свои правила.

А как было не дать развязать большую войну Германии и Франции, то это отдельная тема. Очень вероятно, что оставайся вес России так же велик, как в 19 веке, да предприми она верные действия, той мировой войны, что мы знаем, могло не быть. Возможно, была бы другая, менее жестокая. А после проигрыша в русско-японской все было предопределено.  Но это только моем мире, господа и товарищи! Про мир, где в Харбине жило 5,7 млн, я ничего знать не могу. А так как не известно, буду ли я писать дальше, то если кто-нибудь вдруг займется этой темой, буду только рад. Даже если бы кто-то написал исследование, где разбирая все варианты предотвращения войны, аргументированно бы доказал, что все они не действенны, либо приводят к худшему варианту истории, (и я нашел бы там и свой вариант, первый шаг которого — не проиграть русско-японскую войну) — то таковое исследование непременно следовало бы написать. Ведь для того, чтобы сказать, что что-то невозможно, надо сперва четко это представить, как свершившееся, во всех деталях и вариантах. И то легко ошибиться, как с предметами тяжелее воздуха, которые, как известно, не летают. (Но полагаю, это была бы серьезная научная работа, более высокого уровня, чем наши статьи).

Таким образом, пока общее внимание было переключено на увлекательнейшие события, происходящие в Индо-Китае, Россия могла предпринять действия или по вышеописанной коррекции дальневосточной границы в свою пользу, либо на что-нибудь другое, не менее полезное.

10. Дополнения:

10.1. Как бы могла развиваться война с Японией, при отсутствии англо — японского союза, а Россия напала бы на Японию.

Хотя эта часть не должна была входить в данную статью, в обсуждении прошлой статьи меня спросили, как бы могла действовать Россия, реши она напасть на Японию, а подобный поворот я допускаю, только при отсутствии англо — японского союза. Я выполняю эту просьбу.

Для этого надо было дождаться, пока в конце 1904 года вступят в строй строящиеся суда, а затем перебросить их, вместе со старыми кораблями на Дальний Восток. (Строящиеся 2 новейших японских броненосца никак не успевали до 1906 года). Тогда здесь было бы серьезное преимущество в линейных силах — 15 броненосцев и 10 броненосных крейсеров, новых и старых. Всего 25 броненосных судов. А японские силы Вы знаете: 6 броненосцев, 8 броненосных крейсеров, и 2 старых броненосца береговой обороны, а всего 16 броненосных судов. Превосходство России было бы существенно — примерно в 1,5 раза.

Что бы могло происходить дальше, хорошо показывает описание Ютландского сражения, причем тогда оба противника действовали одинаково. Чтобы выманить противника, подставляется часть своих сил, обычно старые суда, на разгром. Командование должно быть энергичным, и безжалостным к собственным людям. Так хладнокровно действовали в 1-ю мировую войну англичане и немцы, и японцы смогли бы, но я не могу представить, чтобы так подставлять своих людей, не защищаясь (тут-то без вопросов), а нападая, могли бы решиться русские. Одна из сторон, видя отделившийся отряд врага, догоняет его и начинает избивать. И не замечает, что оказывается окруженной основными силами врага, и теперь противники меняются местами. Это дело не простое, в Ютландском сражении замысел англичан не удался, немцы оторвались, и по очкам выиграли они. Но стратегически все равно выиграла сильнейшая сторона (в данном случае — англичане).

А далее, если все удается – бомбардировка городов, десанты на Курилы и Хоккайдо, и принятие капитуляции. Если бы замысел не удался, борьба перешла в режим шаткого равновесия. У России больше ресурсов, больше сил, правда, и снабжать их было бы труднее, а Япония очень уязвима в плане снабжения своих островов.

Но никаких хитростей и жертв и не понадобилось бы, так как Япония, в отличии от Германии, вся на побережье, и не вступать в генеральное сражение для нее означало бы лишиться морской инфраструктуры, которая была бы уничтожена, а потом ее было очень трудно восстанавливать. Одного этого было бы достаточно, чтобы надолго отодвинуть японскую угрозу. Думаю, что немцы или американцы действовали бы против Японии именно так. Японцы, если бы стали отсиживаться, «потеряли бы лицо», и поэтому они дали бы генеральное сражение, и в силу численного неравенства проиграли бы его.

Третий, менее жесткий вариант, который скорее всего выбрала бы Россия — крейсерские операции на торговых путях и блокада Японии судами Добровольческого флота и крейсерами. Я думаю, что она не оказала бы сокрушительного действия, если бы японский флот не был разбит. Но Японии, в силу ее островного положения, пришлось бы очень тяжело, прежде всего с продовольствием. (При этом Россия могла бы договориться об использовании и китайских портов, как это бывало и раньше). Японцам пришлось бы искать генерального сражения, чтобы снять блокаду. Допустим, его результаты не были бы решающими, и обе стороны понесли бы одинаковые потери. (Хотя сильнейшая, то есть русская сторона должна понести потерь меньше. Но пусть потери будут равными.)  Японцы могли быстрее отремонтировать свои поврежденные суда, но быстро бы это не произошло. А при одинаковых потерях, в процентном отношении японские были бы больше, и русские оставшиеся неповрежденными корабли обладали бы морем, плавали, где хотели, ожесточившись после потерь, они уничтожали бы инфраструктуру, вероятно, где-то высаживали десанты. И если японцы и отбились бы, и сохранили бы все территории, то были бы отброшены в развитии на очень долгие годы назад, да еще и с учетом кредитов, которые надо было возвращать.  Так бы было при отсутствии наших крупных успехов, если бы руководство было, допустим, далеко не первоклассным, но матросы обученными, снаряды вовремя испытанными, и никто со стороны не вмешался. А ведь мы могли попытаться привлечь заинтересованных союзников, по обстоятельствам — французов или германцев, и посулить им Тайвань, (который было бы желательно у японцев не оставлять), чему в нашей реальности мешал англо-японский договор.

Четвертый вариант — «Синоп» — нападение на стоянку японского флота Сасебо, но чтобы знать, насколько это возможно, надо знать, как она укреплена, а я этим не интересовался.

Я не рассмотрел действие минных сил. В эскадренных миноносцах было бы примерное равенство, а многочисленные японские миноноски не внесли бы какую-то роль в противоборстве. Японские 10 судов береговой обороны и 17 канонерок, слабые и преимущественно устаревшие, с 10-13 узлами хода, в совокупности с 6-ю единицами десяти и восьми дюймовых орудий (не самых новых),  были бы бессильны против броненосных судов, которые бы расстреливали их на дальней дистанции.

Здесь я показал, что наступательная тактика России была возможна, сознательно выбрал не самый победный вариант. Потому, что не хочу подыгрывать ни своим, ни их врагам, а это было бы невозможно, начни моделировать сражения. Теоретически можно придумать систему моделирования морского боя, введя различные коэффициенты и вероятность, в виде бросков кубика, но для этого требуется большее знание морского дела. Моя цель проще — показать, что Япония могла очень сильно пострадать, и возможно, скатиться до времен революции Мейдзи, ведь она уязвима значительно больше, чем Россия. Она не может отступить тысячи километров до Сталинграда, и тактика Кутузова не для нее.

10.2. Вторая альтернатива при заключении Симоносекского мира.

На самом деле, в 1896 году для России существовала и еще одна альтернатива, когда Россия узнала, что Германия занимает жесткую позицию по отношению к Японии, и для этого предлагает России объединиться, а Франция, как союзница России, готова к ним примкнуть. Тогда будь на нашем месте Германия или Англия, произошло бы следующее: Японии были бы предъявлены гораздо более жесткие чем в реальности требования, невыполнимые и оскорбительные по форме и содержанию. Например, очистить все свои завоевания без компенсации. На которые Япония не могла пойти, даже зная, что будет разгромлена, потому, что тогда теряла бы престиж в гораздо большей степени, чем в случае поражения. Международная коалиция имела достаточно сил, чтобы ее разгромить, лишить тех владений, какие сочла бы нужным, и вернуть в жалкое состояние 1860-х годов. Я напомню, что англо-японского договора в 1896 году еще не было (да и Англия не пошла бы против трех держав), и за Японию, как в реальности за Китай, никто бы не вступился. Но для этого России всего лишь нужно было быть таким же хищником, как Англия или Германия.

Однако Россия подобным хищником не являлась, она внешне копировала западное поведение, по сути имея иную природу. Отсюда и другое отношение к присоединенным территориям, и другое поведение в дипломатии. И это нежелание господствовать (в своем наивысшем проявлении, как возможность распоряжаться чужими жизнями и имуществом), на западе и на востоке оценивается, как слабость, потому, что в их системе ценностей значит гораздо больше, при всем внешнем порицании нашего «властолюбия». Поэтому подобные мысли не могли прийти в голову русскому руководству. Косвенное этому подтверждение в том, что данная последняя альтернатива в русской среде, насколько я знаю, до сих пор не была выдвинута, и вряд ли будет популярна. И еще, очень большой ошибкой является повальное игнорирование культурных различий стран и народов. Сунь Цзи по этому поводу говорил так: «кто знает себя, и знает противника, тот непобедим, а то не знает ни себя, ни противника, всегда будет побежден».

Вот и сказке конец, а кто дослушал — молодец.

Приложение                          

Состав альтернативного русского и японского флотов на 20.01.1904

Файл Excel.  Данные более объемные, чтобы выложить их в виде скриншотов, и со временем могут быть откорректированы.  Последнее уточнение  — 21.01.2020г.

Здесь сделана попытка создать наиболее сильный и правдоподобный вариант состава Российского флота на начало 1904 года. В файле представлено 2 варианта. Вариант №1 описан выше. Вариант №2, возникший позже написания статьи, отличается тем, что в нем броненосные крейсера строятся на основе броненосцев-крейсеров типа «Пересвет», с 4 10-дюймовыми и с 12-дюймовыми орудиями, скоростью 21-21,5 во узлов, и я считаю этот вариант с точки зрения мощи предпочтительным.

Состав судов во втором варианте отличается тем, что вместо 5 броненосных крейсеров строятся 4, но большего тоннажа и с более сильным вооружением, а также дополнительный крейсер 2 ранга, аналогичный крейсеру «Боярин». Кроме того, в этом варианте два броненосца-крейсера типа «Пересвет» считаются броненосными крейсерами. В этом случае Тихоокеанский флот состоит из 8 броненосцев («Пересвет» и «Ослябя» исключены из их списка броненосцев), 7 броненосных крейсеров  (пять, плюс «Пересвет» и «Ослябя»), 8 крейсеров 1-го ранга и 4 крейсеров 2-го ранга.

Альтернативная подготовка России к войне с Японией к 1904 году и ее результаты.Структура Тихоокеанского флота в варианте 2.

В варианте 2 общее количество броненосцев и броненосных крейсеров совпадает с их количеством в нашей реальности. Состав броненосных сил альтернативы отличается тем, что 2 броненосца-крейсера считаются броненосными крейсерами, Громобой, Победа и броненосный крейсер, соответствующий Баяну (новое имя Александр Невский) строятся по новому проекту, и дополнительно броненосец Потемкин заменяется еще одним броненосным крейсером (новое имя Князь Олег).

В 2-м варианте броненосные крейсера при формально более слабой артиллерийской мощи имеют более сильный бортовой залп (12 10″ и 18 6″ против 23 8″ и 15 6″), потому, что у в 1-м варианте на один борт может стрелять только часть орудий главного калибра: у трех крейсеров из 6-ти орудий только 5, благодаря французской схеме расположения башен, у двух других, из 12-ти орудий только 8. Во втором варианте все орудия главного калибра могут стрелять на любой борт. При этом, если в 1-м варианте броненосные крейсера примерно аналогичны японским броненосным крейсерам, то в варианте 2 они значительно мощнее их и дальнобойнее. Их большее водоизмещение дает такие дополнительные преимущества, как лучшее бронирование, лучшую непотопляемость, более устойчивую артиллерийскую платформу (то есть повышает точность артиллерийского огня), и большую мореходность (дает преимущество в бою при волнении на море). Поэтому 2 таких броненосных крейсера не слабее 3-х японских. Кроме того, дополнительный легкий крейсер в варианте 2 придает Тихоокеанскому флоту более сбалансированный состав. Поэтому вариант 2 по эффективности предпочтительнее варианта 1. Однако я не стал убирать прежний вариант, а решил дать возможность сравнения и выбора читателю.

В первом варианте использованное водоизмещение равно водоизмещению флота в реальности, во втором существует превышение его на 1949 тонн, что не исчерпывает заложенный мной резерв водоизмещения в 6000 тонн. Благодаря этому при необходимости можно добавить каждому из новых 6-ти броненосцев и 4-х броненосных крейсеров по 300 дополнительных тонн водоизмещения.

По методике подсчета, которую я использую (см. файл Excel), в обеих вариантах альтернативного флота суммарная артиллерийская мощь флота больше, чем было в нашей реальности, но эта разница незначительна. Разница в составе орудий также произведена в приложении. Самое большое количество дополнительных орудий одного типа, которое бы потребовались: 52 8-дюймовых орудий в варианте 1, но их произвести или купить следовало за 6 лет, и за счет орудий других типов, которые в этом случае не требовались. Но еще лучше за это время построить один или несколько заводов для производства артиллерийских стволов, за счет экономии на строительстве броненосцев, или за счет отсутствия затрат, связанных с городом Дальний.

Внимание уделялось тому, чтобы ТТХ судов не обгоняли реальность на несколько лет вперед. В этом смысле вариант 2 броненосных крейсеров со скоростью в 21 узел может быть подвергнут критике. Но в это время существовали облегченные броненосцы типа Свифтшур, со скоростью 19,5 узлов, а при форсировании двигателей они давали 20 узлов. Если ослабить их очень мощную среднюю артиллерию (с 14 орудий калибра 190мм до 12 орудий 152мм), что облегчило бы судно, и при необходимости дополнительно поднять мощность машины, то получались бы броненосные крейсера варианта 2. Кроме того, в 1898 году в Италии был заложен облегченный броненосец Бенедетто Брин, с мощной артиллерией и со скоростью в 20 узлов, про который можно было бы сказать то же самое, что и про предыдущий корабль. При облегчении его очень мощной артиллерии скорость вероятно была бы поднята и до 22-х узлов. Кроме того, в это время существовали мощные и быстроходные броненосные крейсера типов Диадем, Кресси (водоизмещение 12200 тонн, скорость 21 узел), Дрейк (водоизмещение 14400 тонн, скорость 23 узла), Жанна Д’Арк (11300 тонн и 21,8 узлов). Да и Асама, при меньшем водоизмещении имела 21,5 узлов.

Для броненосных крейсеров в обоих вариантах принято, что их скорость должна быть не менее 21 узла. Эта цифра взята оттого, что данный класс кораблей терял свое значение, имея скорость, равную скорости броненосцев. Например, броненосцы-крейсера типа «Пересвет» разрабатывались, когда нормальной скоростью броненосцев считались 16 узлов. Но когда скорость броненосцев возросла до 18 узлов, Пересветы, предполагаемые, как рейдовики, способные сражаться в линии, стали слабыми броненосцами. Поэтому, если броненосцы в ряде случаев уже могли иметь 18,5 — 19 узлов, и эта скорость имела тенденцию к росту, то для броненосных крейсеров требовалось самое меньшее 21 узел. При меньшей скорости они слишком быстро морально устаревали. А в 1906 году для подобных кораблей уже находили необходимой скорость в 25 узлов.

Что касается «Пересветов», то при их проектировании они чаще всего считались броненосными крейсерами. Было бы логичнее рассматривать их в этом качестве, а не в качестве слабых броненосцев. Однако как крейсера они имели недостаточную скорость, и поэтому напрашивалось на их основе создать более быстроходные крейсера. В этом случае броненосные крейсера варианта 2 имеют право на существование, а также есть преемственность: Рюрики -> Пересветы -> новые броненосные крейсера.

Пересветы изначально плохо подходили в качестве рейдовиков, так как имели неэкономичную силовую установку. Кроме того, они пытались совместить в себе два различных назначения, рейдовика и боевого корабля. Для первого требовался высокий борт, для достижения наилучшей мореходности, а для другого высокий борт был противопоказан, как слишком хорошая цель. В данной альтернативе броненосные крейсера предназначаются для действий в качестве быстроходного крыла флота, а для рейдов в последнюю очередь.

Можно поставить вопрос, могла ли Россия построить эти суда, имеющие такую высокую скорость. Реальный Громобой имел скорость 20 узлов, а отсюда недалеко до 21 узла, учитывая, что я даю ему большее водоизмещение. Если же сравнить с Японией, то она позже смогла построить крейсер Цукуба, бывший ее первым построенным крупным кораблем, при гораздо более слабом уровне кораблестроения и отсутствии его традиций. Значит, при соблюдении некоторых условий подобное могла сделать и Россия, первая создавшая броненосный крейсер и построившая один из лучших в мире броненосцев типа Полтава. Если бы у России вовремя сменилось руководство флотом на более компетентное, это благотворно бы отразилось на кораблестроении, подобно тому, как это произошло в Германии после прихода к руководству Тирпица в 1898 году. И напротив, постепенное ухудшение кораблестроения перед русско-японской войной не случайно совпало по времени с руководством флотом В.к. Алексея Александровича. Потому, что компетентность общего руководства отражается на очень многом. Есть поговорка «какой поп, такой и приход». И фраза Наполеона «Войско баранов под предводительством льва победит войско львов под предводительством барана» тоже об этом. Можно было сделать очень многое, например, пригласить специалистов из-за границы, как сделала Япония, несмотря на то, что почти все свои боевые корабли строила в Англии. Главным было желание действовать в интересах флота, а не дарить бриллианты своим пассиям. (Как однажды кричали Кшесинской, «сними свои бриллианты, это наши броненосцы»). Даже только ликвидация концептуальной неопределенности корабля, в виде излишней высоты бортов, должна была способствовать повышению его скорости. В крайнем же случае, Россия могла построить все эти корабли за границей.

При выборе характеристик судов было уделено внимание тому, чтобы вооружение не помещалось в слишком малое водоизмещение. Расчеты веса измененного вооружения крейсеров 1-го ранга были мной проведены. Тоннаж броненосных крейсеров подбирался на основе сравнения с тоннажем реальных кораблей аналогичного класса, Свифтшур, Рюрик2, Теннесси, Цукуба, Бенедетто Брин, Пиза. Исходя из их характеристик, тоннаж броненосного крейсера варианта 2 должен быть порядка 13500 тонн (у Цукубы первоначально предполагались около 12000 тонн и скорость в 21,5 узлов, однако он был заложен в 1904 году, и у него были установлены более компактные котлы, которых ранее не существовало, да и японцы традиционно экономили на условиях обитания, значит в 1898 году в этот тоннаж нельзя было уложиться. В процессе реализации его тоннаж еще вырос до 13750 тонн, это произошло из-за увеличения главного калибра до 12 дюймов. Впрочем с его водоизмещением и дальностью хода есть большие разночтения в различных источниках. Энциклопедия Крейсеров дает для него значительно большие цифры водоизмещения, более соответствующие Рюрику 2 и Теннесси, но в этой книге даются завышенные данные для целого ряда судов. Если взять его более часто упоминаемое водоизмещение 13750 тонн, вернуть 10-дюймовые орудия, то получится скорость 21,5 узла ). Поэтому я для надежности принимаю тоннаж броненосного крейсера равным 13500 тонн, также ориентируясь на то, чтоРюрик2 и Теннесси занимали значительно больше, при том, что их главный калибр, равный 10 дюймам, был меньше, и принимая во внимание тоннаж реальных Пересветов. Примерно такое же водоизмещение имел и Бенедетто Брин. У подобного итальянского крейсера «Пиза» малый тоннаж куплен очень малой дальностью хода. У гаррибальдийцев была плохая мореходность, малые скорость и дальность хода. «Свифтшур», с его малым водоизмещением, как и гаррибальдийцы, представлял собой «броненосец для бедных», поэтому имел малую дальность, плохие условия обитания, и как пишут, конструктивные ошибки, связанные с малым водоизмещением, редко позволявшие задействовать большую часть его средней артиллерии. «Бисмарк» имел слишком малую скорость, при увеличении которой должно было бы значительно возрасти и водоизмещение. Уменьшенный тоннаж в реальности всегда означал или малую дальность хода и недостаточную защиту, как могло быть у итальянцев, или плохую мореходность, малую скорость перезарядки орудий и плохие условия обитания, как было на броненосных крейсерах японцев, или малую скорость, или сокращенный боезапас, или комбинацию всех этих свойств, но он всегда покупался за счет ухудшения каких-то параметров. Корабли с подобными усеченными параметрами строились или для таких бедных стран, как Аргентина и Чили, или для стран, которые должны были их использовать в закрытом и ограниченном театре: Италия, Австрия и отчасти Япония. Быстроходные и мощные броненосные крейсера передовых морских держав могли иметь водоизмещение даже большее, чем броненосцы, для этого можно сравнить водоизмещение броненосного крейсера Теннесси с броненосцем Мэн, построенным на основе нашего Ретвизана. Годы постройки их серий перекрываются. В расчете водоизмещения я не учитываю строительную перегрузку, которую нельзя корректно предугадать, зависящую от многих факторов. Аналогично и для броненосцев типа Бородино из нашей реальности тоже берется проектное водоизмещение.

В 1-м варианте есть броненосные крейсера с единым калибром в 203мм, их проекты существовали в России, и если бы они были приняты, то их можно было воплотить в жизнь до начала 1904 года. Я ввел эти корабли в альтернативу потому, что ранее намекнул, что назначил автора этой идеи на место Великого князя Алексея Александровича (для данной альтернативы это не обязательно, но логично, с точки зрения его службы на флоте). Значит, его идея очень вероятно была бы воплощена в жизнь. Если же их не вводить, как в варианте 2, то пришлось бы найти объяснение, почему В.к. Алексей Михайлович не стал продвигать свою идею. На место руководителя флота напрашивается и Макаров, если бы он отказался от идеи безбронных судов. Правда, он не имел знатного происхождения, и значит, на этом посту имел бы очень много врагов.

Был соблазн сделать 8-дюймовый калибр средним для броненосцев на Тихом океане, и с одной стороны это было бы допустимо, так как уже существовал подобный броненосец «Айова», и Крамп его предлагал в качестве образца для строительства , но я от этого варианта с сожалением отказался. Ведь сначала пришлось бы переубедить руководство флотом, что 6-дюймовый калибр, при всей своей скорострельности, не являлся наилучшим, а тогда это видимо было преобладающим мнением. Чтобы его изменить, требовалось время и затраченные усилия. Поэтому здесь подобное вооружение имеют только строящиеся броненосцы, «Князь Суворов» и «Слава», и я предполагаю, что здесь сказалось мнение В.к. Александра Михайловича о предпочтительности калибра 8 дюймов.

 

 

190
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
13 Цепочка комментария
177 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
16 Авторы комментариев
mangust -lisАндрей Толстойarturpraetor Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
mangust -lis

Кто же это так американцев медом вымазал? То Алабама на сайте всплывает, теперь бруклин…. Вот только нужны ли нам псевдо крейсера по цене броненосца?

Programmer
Programmer

Почему-то большинство альтернативщиков пишут свои альтернативы так, как будто ресурсы достаются из тумбочки.
Туда несколько пушек добавим, сюда несколько пушек добавим. А сколько вообще в стране пушек? Ну вот например возьмём 152-мм пушки Канэ. Насколько я знаю, чтобы снарядить вторую тихоокеанскую эскадру, пушки брали с черноморского флота. Не в том смысле, что снимали с кораблей, а в смысле брали пушки произведённые для строящегося Потёмкина и других кораблей, и ставили на балтийские броненосцы. А те какое-то время были без пушек. Потому что просто нарастить производство царская Россия не могла.
И тут дело не в деньгах, а в заводах станках и рабочих.
Да и просто производственный процесс долгий.

Oдмeрал Ясенx...

И тут дело не в деньгах, а в заводах станках и рабочих.

Подписываюсь под каждым словом всеми тентаклями)))

Юра 27

Потому что просто нарастить производство царская Россия не могла.
И тут дело не в деньгах, а в заводах станках и рабочих.

Дело именно только в деньгах, производственные мощности позволяли производить морские орудия калибром свыше 6″ под полторы сотни штук в год.

Да и просто производственный процесс долгий.

А вот это верно, — т.е. надо вовремя финансировать и тогда всё будет ОК.

Alex22

А я плюс поставлю. grin
Не со всем согласен, но хоть какая-то достаточно нестандартная для этих мест lol альтернатива.
Итак, Россия не лезет в Китай. Япония будет лезть как мин на Сахалин? Рыбалка в Охотском море чья?
Ждем продолжения.

Antares

Мне больше импонируют «Потемкин», у «Ретвизана » ноги растут из него, сделать прототипу более мощные машины и полный пояс.
Как минимум два «Пересвета» , две «России»,будут построены.
Почему обделили вниманием старичков в модернизации.
«Августейшего » шефа флота, может раньше снять? Если пинок под зад, может на старичков деньжат и нашкребете.
С уважением к вам.

Oдмeрал Ясенx...

А нахрена нам эти три убожества Пересвет, Победа и Аслябя? Проще закупить ещё 2 «мэна»… и наклепать целых два чутка перекормленных эльсвика. Те-же деньги только в 2,8 раза больше мощи.

Antares

«Ретвизана» не было бы без «Потемкина» , а «Потемкина» не было бы без «Трех Святителей -Пересвета» прототипы , так что без 3 «Пересветов» не обойтись. А вот 5 «бородинцев» по проекту «Ретвизана» согласен .

СЕЖ

Про Карго промолчим…
В 1898 году в России стали видны приготовления японцев к войне, и они вызвали большую тревогу на самом верху.
Чего??? Кто такая Япония что бы всерьез угрожать России?
Князь Суворов и Слава — по тех. заданию Великого князя Алексея Михайловича (14000 т, 19 уз., 16-203х45, 4-152х45, 20-75х50).
А вот это зря. Если крейсер с многочисленной артой оправдан, то броненосец получается слабым.
наместник адмирал Алексеев. (Кстати, его надо тоже тово… убрать!)
А его то за что?
Тем более, что благодаря Англии их места легко заняли бы другие корабли, например, построенные для Аргентины два легких броненосца, зачисленные Англией пока-что в свой флот, во избежание их покупки Россией (Свифтшур и Траймпф).
в РИ как-то не заняли. Да и 2 броненосца смотрятся куда лучше чем 2 крейсера, тем более приобретенных в последний момент.
что маленькая Япония в 1899 году спустила на воду сразу 1 броненосец
Какая альтернативная у вас промышленность Японии. В России Георгий вместо Николая, а в Японии тогда кто способствует?

СЕЖ

Кроме того, Япония не могла открытым текстом заявить о претензиях на присоединение Кореи, так как на словах пеклась о ее независимости
Свободу Корее! Даешь независимую Корею! Корея должна быть Корейской! — и тому подобное.
А потом незаметно торговцы, советники и военные.
Да и вообще Корея и Япония так тесно связаны друг с другом (географически, экономически, политически, идеологически, кармически) что должны объединиться!

Юра 27

Весь «новый» флот япов (после 1895г) стоил примерно столько же, на сколько Россия и Франция дали гарантий китайской контрибуции. Т.е., если гарантий и контрибуции на эту сумму нет, то нет и яповского «нового» флота. Давать столь большие кредиты япам, никто не будет, ведь война с Россией не очевидна для кредиторов. Единственное, что может сподвигнуть спонсоров, — это занятия порта в Цусимском проливе (кстати, обойдётся это мероприятие дороже совместной стоимости Дальнего и Артура). Если уж не хотите войны, то занимайте порт в северной Корее(какой-нибудь Сейсин или Расин), туда и жд реально протянуть.
В целом, РЯВ была проиграна Россией в 1896-1897 году.

Antares

Возможно если бы при занятии Артура с японцами четко разграничили сферы влияния , отдав Корею японцам ( не пустив Безеобразовскую клику на р Ялу ) то и прицидента не было бы.
А по денежным гарантиям для выплаты контрибуции совершенно верно сказано, лучше бы пустили эти деньги на развитие Владивостока ( мощные судоремонтные мастерские и строительство ж. дороги в Сучаньские копи)

Oдмeрал Ясенx...

Безобразовщину отменить не получится это вводная константа. Не будь Безобразовщины — не было-бы РЯВ.
Так что и Безовразовщину придётся защитить, и Японии навалять.

Alex22

Безобразовщину отменить не получится это вводная константа. Не будь Безобразовщины — не было-бы РЯВ.

Есть мнение. что «безобразовщина» — это не попытка отдельных чиновников сколотить бабки, а завуалированное, подчеркнуто отделенное от официальной России, проникновение в Корею, многоходовая комбинация, так сказать.

Oдмeрал Ясенx...

Что-бы в России не было «безобразовщины» надо как минимум Иль-Ич-А воскресить. Но увы, некромантия под запретом, ну не скрепное это учение. В любом другом случае… — Безобразовщине быть!

Alex22

Если Вы говорите глобально, то я соглашусь. Но, в данном случае, я сказал про именно концессию на Ялу.

В моей АИ без воскрешения картавого обойдется. Засланцы-попаданцы предотвращают покушение на Александра, он не гробит здоровье держа крышу вагона и живет еще лет 15.

Тут главное не проиграть русско-японскую войну в 1897 году. Как проиграли в этом году, в РИ, пусть война и началась в 1904. Проливы надо брать, до начала подготовки к этой войне.

Oдмeрал Ясенx...

Коллега, это вам не Босфор с ЛаМаншем… тут пролив +/- 200км)))

NF

++++++++++

Oдмeрал Ясенx...

За попытку конечно крест, но…

Порт-Артур и цель его заграбастывания это в первую очередь отторжение всей Маньчжурии под благовидным предлогом в пользу России, а именно проект — Желтороссия. А нафига нам эта сраная нищая Корея? Тем более оккупация Кореи Японией это ловушка для Японии если-бы у нас в МГШ сидели люди хоть немного обезображенные интеллектом когда принимали свои программы по строительству и модернизации флота в период от 1885 по 1906 годы.

Однако, даже вас посетила светлая мысль, и речь пойдёт о… острове Хоккайдо. Если-бы у Алексеева чыла-бы хотя-бы одна, пусть прямая, пусть толстая, но извилина выше пояса, то после удара Японии по Порт-Артуру(а тем более ещё на стадии событий в Чемульпо) Владивостокская Бригада уже должна была-бы высаживать десант на Хоккайдо и Япония сразу попадает в ситуацию «разрыва шаблона». То есть ЯИФ придётся разорваться, а на это он не способен, а следовательно — Война Проиграна.

Проблема всех АИ по РЯВ упирается в две проблемы: — Техническую (средства/вооружения/корабли-состав флота) и Стратегическую(меры и контр-меры). Экономика не проблема, если решены обе предыдущие проблемы. Проще говоря — Хотите выиграть РЯВ ставьте Британию в позу 3 по Камасутре.

Antares

«Проблема всех АИ по РЯВ упирается в две проблемы: — Техническую (средства/вооружения/корабли-состав флота) и Стратегическую(меры и контр-меры). Экономика не проблема, если решены обе предыдущие проблемы»
И » УПРАВЛЕНЧЕСКУЮ» после гибели Макарова и Кондратенко , ни одной яркой личности, которая могла бы видеть и мыслить на перед.
Я уже говорил в коментариях к другим постам, но на тему РЯВ, когда наши делали ход конем, то для японцев это сразу становилось проблемой.
Почему «Амуру» удалось достич грандиозного успеха, да потому что японцы и в мыслях не могли допустить себе , что русские выставят мины в нейтральных водах. Вот и успех разрыв шаблона, когда Иессен дейсвовал нестандартно для Камимуры наступал стопор. Все остальные наши ходы противник на перед просчитывал.
Большой вам «+»
С уважением к вам

Oдмeрал Ясенx...

«Управленческая» и есть та самая пресловутая — Стратегическая. Но как я уже выше упомянула — Верхи включая весь МГШ интеллектом обезображены не были.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить