Как оно было на самом деле. Перед дверью

2
1

 

В дворцовом коридоре стояла тишина, лишь вездесущие цикады стрекотали без умолку, да и то как-то неуверенно. На стенах чадили факелы, по-вечернему свежий сквозняк холодил ноги. Одни девушки собрались у дальнего окна и о чём-то озабоченно шушукались, другие с горящими глазами просматривали старые свитки, третьи ёрзали на лавках, бросая на массивную дубовую дверь опасливые взгляды и вздрагивая при каждом шорохе.

— Ну что, стоим и хором боимся?

Стоявшие у подоконника девушки повернули головы. Под окном, держа в руке фонарь, стояла их подруга со странным мужским именем Инна, дочь стражника Симеона из киммерийского селения виноделов.

— Правильно боитесь, — одобрила Инна. — Он такой, перед ним все трепещут. Прямо зверь. Валит всех без разбору.

— Ты-то откуда знаешь? — поинтересовалась низенькая и коренастая Филеида.

Инна высокомерно вздёрнула бровь.

— Да уж знаю… — обронила она, улыбнулась краем рта, презрительно хмыкнула и гордо удалилась.

— Задавака, — беззлобно проворчала Филеида. — Ей бы только покрасоваться, туману напустить.

— А вдруг ей действительно что-то известно? — задумчиво проговорила Анфея, хлопая пушистыми ресницами. — Инна умная, просто так слова не скажет.

— Ну так догони и расспроси, — пожала плечами Филеида. — Боюсь, и то и другое у тебя займёт слишком много времени, а он, насколько мне говорили, очень не любит ждать. Короче, стой и не рыпайся.

Анфея вздохнула, огорчённо надула губки и присела на лавку. Рядом с ней красавица Мелина лихорадочно водила холёным пальчиком по строчкам на свитке.

— Ой, девчонки, я так боюсь… — пропищала она через некоторое время, не отрывая взгляда от пергамента. — А вдруг он меня что-то спросит, а я не буду знать, что ответить?

— Не спросит, — буркнула Филеида. — Тебе-то чего бояться с такими сиськами и задницей? Главное, глаза широко открывай и губки в бантик завязывай, мужики это любят. Вот мне так точно волноваться надо…

Филеида сладко потянулась, кряхтя и постанывая, отчего в верхней части торса слабо обрисовалась грудь.

— Не, девки, вы как хотите, а я рассчитаюсь вот с этим, — кивнула она в сторону двери, — дождусь результатов, всё сдам и свалю. Всё одно куда. На Киклады, на Самос… да хоть на Лесбос, лишь бы от этой дыры подальше. Вон, к Инке в Киммерию поеду, найду себе здорового чубатого жеребца, они таких… хм… плотных, как я, любят, нарожаю кучу детишек и буду жить долго и счастливо.

— А как же отец?! — сделала большие глаза Мелина.

— Отец? Да он даже не заметит, что меня нет!

Мелина приоткрыла ротик, но ничего не сказала, наморщила лобик и задумалась.

— Девочки, — подала голос Ифида, которая уже долгое время пересчитывала зажатые в ладони монеты, — а может, его подкупить? У меня вот тут есть немножко, можем сложиться…

— Да ты что! — Мелина раскрыла глаза так широко, что другие девушки завистливо переглянулись. — Он же знаменитость, что ему твои жалкие драхмы! У него, наверное, в каждом городе дворец.

— Да ну, не думаю, — вступила в разговор носатая Гесихия. — Такие, как он, всегда очень непрактичны. Занимаются какой-то ерундой вместо того, чтобы деньги зарабатывать. Вот честно, девки, я бы за такого замуж не пошла, пускай он сто раз знаменитость.

— А тебе никто и не предлагает, — мрачно буркнула Филеида, и девушки пригорюнились.

В этот момент дверь приоткрылась и из неё вывалилась красная, но счастливая Прокрида.

— Ну как? — тут же подскочили к ней девушки.

Прокрида уставилась на них со странным выражением лица.

— А знаете, он не зря считается знаменитостью, — медленно ответила она. — Главное, не бойтесь и не ведите себя как дуры. И всё будет в порядке.

Мускулистый раб-эфиоп, стоявший всё это время безмолвной статуей у двери, наконец переступил с ноги на ногу, приоткрыл дверь, кивнул кому-то внутри комнаты и провозгласил на весь коридор:

— Следующая!

Стоявшая позади Филеида растолкала всех девушек, заложила за пазуху два свежих хлебца, огладила ладонями бёдра, сделала сёстрам ручкой и захлопнула за собой дверь. В последний момент высокой Мелине удалось рассмотреть через её плечо полулежавшего на кровати пьяного великана; при виде входящей Филеиды тот радостно осклабился и потянулся к девушке рукой.

Остальные сорок восемь дочерей Феспия тут же прилипли ушами к двери и стенам, пытаясь хоть что-нибудь расслышать.


источник: https://pelipejchenko.livejournal.com/512391.html

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Хома БрутNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

Хома Брут

Путин знает, о чём рассуждали

Путин знает, о чём рассуждали мамзели в такой ситуации. Но я бы им рекомендовал нести с собой в комнату МЯСА!

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить