Как бы выглядел мир если бы конфедераты победили в гражданской войне. Южный Триумф. Часть 4. Красный потоп

5
0

Предыдущие части

Можете себе представить, что иной исход Гражданской войны в США, в 60-х годах 19 века через 50 лет привёл к триумфальному шествию коммунистов по просторам Европы.

О том как и почему это произошло читайте ниже в продолжении великолепной альтернативы коллеги Каминского.

Как бы выглядел мир если бы конфедераты победили в гражданской войне. Южный Триумф. Часть 4. Красный потоп

На престол взошел Кирилл Владимирович, однако его притязания на трон были оспорены иными великими князьями. Меж тем возобновилась работа Думы. На первом же заседании, 24 августа 1916 года левые и либералы, выступив единым фронтом потребовали введения конституции и ответственного министерства. Кирилл отказался, после чего левые,- легальные и нелегальные, — вывели своих сторонников на улицы, с аналогичными, а то и более радикальными требованиями. Царь направил войска на подавление, но часть солдат отказалась «стрелять в народ». Оставшиеся верными царю войска попытались разогнать толпу, начались уличные бои. Стихийно из представителей левых партий сложился Революционный комитет, координировавший действия бунтовщиков. Этому комитету, вскоре получившему, наименование Петроградской коммуны, подчинились и региональные комитеты означенных партий в других городах, также выведших людей на улицы. Все это совпало с новым витком ухудшения экономического положения, повлекшего за собой нехватку самых необходимых товаров, массовые увольнения и задержки заработной платы. Начавшиеся массовые стачки еще больше усугубили ситуацию, также как и ряд поражений на германском фронте. Дезертирство стало массовым, а  ушедшие с фронта солдаты охотно вливались в общую бучу.

Император Кирилл I Владимирович

Император Кирилл I Владимирович

Петроградская коммуна стала своего рода связующим звеном между  бунтовщиками и парламентом, где все громче раздавался голос партий, представители которых вошли в состав Коммуны. Под их давлением 2 сентября 1916  Дума обратилась к царю с требованием отречения. Это обращение поддержали некоторые министры и военные, отвернувшиеся от стремительно теряющего поддержку монарха. Император предпринял последнюю попытку подавить восстания силой, а заодно и разогнать Думу, но эта инициатива захлебнулась почти сразу. После того как протестующие, совместно с перешедшими на их сторону войсками, ринулись на штурм царского дворца, Кирилл сбежал из столицы, так и не подписав отречения. Государственная Дума объявила себя верховной властью в стране, однако уже через неделю, под давлением левых фракций передала полномочия Коммуне, в которую автоматически влились все левые депутаты. По всей стране начался стихийный захват государственных учреждений местными отделениями Коммуны.

Параллельно с этим начался и процесс отпадения национальных окраин.

Внутреннего единства в Коммуне не было – в ней были представлены все три фракции социал-демократов и обе фракции эсеров, причем пропорция их представительства могла меняться от города к городу, от губернии и к губернии. Тем не менее, до поры до времени их объединяла необходимость борьбы с «внешней и внутренней реакцией». Комунна издала ряд  декретов: о национализация крупных промышленных предприятий и внешней торговле, « о земле», «об образовании в армии временных революционных комитетов», о создании «красной гвардии» из рабочих отрядов и далее в том же духе. Созданное в ноябре 2016 «Управление по борьбе с контрреволюцией» (УБК),  быстро установило в стране режим жесточайшего террора.

Несмотря на то, что Коммуна пришла к власти, в том числе и на волне антивоенных настроений, тем не менее, войну она прекращать не собиралась, выдвинув лозунг «Превращения мировой войны в мировую революцию». Российская армия, не столь тронутая разложением как реальная в 1917, первоначально относительно спокойно приняла новые порядки, хотя, конечно, уже были недовольные. Выдвинув в демагогических целях лозунг о «праве наций на самоопределение», Всероссийская Комунна рассчитывала подстегнуть национальную рознь в враждующих странах. Прежде всего это касалось Австро-Венгрии, где новые поражения и ухудшающаяся экономическая и  внутриполитическая обстановка привела к массовым стачкам, протестам и выступлениями, где социальные лозунги причудливо переплетались с национальными.  Центральные державы, испытывали те же проблемы, что и многие страны Европы – резко уменьшившийся поток эмиграции в Америку, после победы Конфедерации, что в свою очередь усилило внутреннее давление в Европе. Более того: свирепое подавление в КША местных социалистов вызвало их отток на историческую родину, что еще больше подбросило углей в костер. И в Германии все чаще раздавались голоса левых депутатов о необходимости прекратить «грабительскую войну», о «демократическом мире без аннексий и контрибуций», все более масштабными и продолжительными становились стачки и демонстрации, с аналогичными требованиями, все труднее было их подавлять германской полиции. В ряде случае даже приходилось использовать войска: но, во-первых, для этого их приходилось снимать с фронта, а во-вторых далеко не всегда на них можно было в этом положиться.

В Бельгии и оккупированной части Франции развернулось широкое антигерманское сопротивление, где в скором времени тон стали задавать тоже радикальные социалисты. Когда немцам все же удалось разгромить основные центры этого сопротивления, смутьяны перебрались на неоккупированную территорию Франции, где влились в хор местных левых деятелей, требовавших чрезвычайных мер, «как в России»: национализация, создание Коммуны, как органа выражающего интересы трудящихся, «мир без аннексий и контрибуций». Переговоры предполагалось вести не с кайзером, а непосредственно с «революционными массами». Вступление в войну Англии не смирило, а наоборот, подхлестнуло эти настроения:  заявлялось, что война идет за то, чтобы «англичане загребли жар чужими руками» и установили в Европе подконтрольную Лондону  реакционную олигархию, наподобие КША.

Провозглашение Коммуны в России и начавшиеся там преобразования подстегнули аналогичные процессы и в Европе. 20 октября 1916 года во Франции также была провозглашена Вторая Парижская Коммуна, призвавшая «народ» к неповиновению властям. Французское правительство в этих условиях пошло на мирные переговоры с немцами, что быстро стало достоянием общественности, вызвав еще большее возмущение в народе. Левые во главе с Жаном Жоресом переобулись на ходу, начав  кричать, что «реакция» хочет сдать страну немцам и с их помощью вновь подавить Коммуну. Начались новые стачки и демонстрации, быстро перешедшие в уличные бои, вылившиеся в свержение власти. Президента Пуанкаре и ряд министров французского правительства задержали при попытке к бегству и, недолго думая, расстреляли. Вслед за Парижем аналогичные коммуны стали образовываться и по другим городам Франции, которые захлестнула волна «красного террора».

Париж можно было брать голыми руками – но немцы не спешили с этим, борясь с революционными выступлениями в собственной стране. Попытка наступления в России породило ответный шквал пропаганды, действующей крайне разлагающе на германские войска. Напротив, армия Коммуны, накачанная пропагандой, стремилась в бой. Вдобавок ко всему, рядом, наконец, начала сыпаться и Австро-Венгерская Империя — на ее месте провозглашались разные «республики», где с неизбежной быстротой брали власть социалисты той или иной степени радикальности. Кайзер направил свои войска на подавление этих республик – в Австрии и Чехии,  — но добился лишь того, что в войсках начались бунты, из-за которых подавление захлебнулось.

18 января 1917 года ознаменовалось грандиозной стачкой в Берлине, также перешедшей в уличные бои. Фронты сыпались, солдаты массово дезертировали, убивая офицеров и братаясь с революционными солдатами с обеих сторон. Наспех организованная из  перебежчиков «Германская красная гвардия» с обеих сторон фронта устремилась на родину вместе с союзными «красными армиями». Германию захлестнула волна стачек и бунтов, в ряде городов образовались коммуны, прямо захватывающие власть.

2 февраля 1917 года кайзер бежал из страны. Власть в Германии захватила Берлинская Коммуна, где также были представлены социалисты разной степени радикальности.

В январе-феврале 1917 года аналогичные коммуны образовались в Бельгии, Польше, Венгрии, Чехии, Прибалтике, Украине – где своими силами, где при помощи «красных армий».  Координацию действий между ними организовывал Социнтерн, избежавший РИ-раскола, но сильно радикализировавшийся. Через всю Евразию, от Тихого до Атлантического океана простерлось царство революционной анархии и красного террора, затягивающее в свой кровавый водоворот все новые страны и народы.

Окончание войны не принесло Европе долгожданного успокоения: многим казалось, что настал подлинный Апокалипсис, «последнее время» перед концом света. Великие империи рушились как карточные домики, а на их руинах возникали  красные Коммуны, во главе с фанатиками-социалистами. Над  Москвой и Варшавой, Берлином и Веной,  Брюсселем и Парижем взвивались красные флаги, знаменуя собой бунт против Собственности, Религии и Иерархии. Для того, чтобы противостоять красному шторму все средства казались хороши — и Британская Империя, последняя из великих европейских империй стремилась помочь любому, кто мог сражаться с оружием в руках против социалистов и радикалов всех мастей. Ставший премьером в 1916 году лорд Керзон объявил о создании «санитарного пояса» вокруг коммунистического колосса, союза европейских и азиатских государств способных остановить натиск красного зверя.

лорд Керзон

лорд Керзон

И первым союзником Британии в Европе стала Италия.

В этой реальности Итальянское Королевство вело войну куда нежели в РИ.  Россия к тому времени снова вступила в войну, нанеся Австро-Венгрии несколько чувствительных поражений на восточном фронте,  где сконцентрировалась большая часть австро-венгерских сил. Оставшиеся части наступали на Балканах, да и в целом австро-венгерская армия  все еще преодолевала последствия Галицийской битвы. Немцы же вели очередную битву за Париж, поэтому не могли оказать действенной помощи своим союзникам. Поэтому Италия, хоть и не смогла продвинуться вглубь австро-венгерской территории, но и не испытала позора поражений при Изонцо и Капоретто. Боевой дух итальянской армии был относительно высок, в отличие от австро-венгерской, разъедаемой социальными и национальными противоречиями, вынужденной вести войну на три фронта. Кроме того, Италии активно помогала и Британия. Уже к лету 1916 года итальянцы высадились на восточном берегу Адриатики, вытеснив австрийцев из Албании (не торопясь возвращать эти земли сербам и черногорцам). А в сентябре 1916 года итальянцы  праздновали первую крупную победу на территории АВИ: им удалось взять Триест.

Революции в России, Германии, Франции и Австро-Венгрии не могли не сказаться и на Апеннинах. Здесь также было сильное социалистическое крыло, выступавшее за окончание войны и создание Итальянской Коммуны, но здесь выступления коммунистов удалось подавить. Одновременный крах сразу двух великих держав – соседей, помог  реализовать сразу чуть ли не все территориальные претензии Италии в Европе. В феврале-марте 1917 года итальянская армия смогла занять Далмацию, Тироль и Черногорию, очистив ее от остатков австро-венгерской армии. На западной границе в мае 1917 года Италия ввела войска в Ниццу и Савойю, поддержав собиравшихся тут французских «контрреволюционеров». К осени 1918-го помощью британского флота Италия также заняла Корсику, где поднял голову местный сепаратизм.

Все это время в Италии свирепо подавлялись выступления собственных социалистов, радикализировавшихся с каждым днем и получавших возрастающую помощь из-за границы. Кульминацией их выступлений стала так называемая «красная неделя» 1- 9 мая 1917 года, когда страну буквально захлестнула волна стачек и демонстраций, кое-где перешедших в уличные бои. Сил полиции не хватало, а армия была слишком занята на внешних фронтах. Тогда правительство пошло на легализацию стихийно складывавшихся боевых отрядов итальянских националистов и монархистов, вступавших в уличные бои с коммунистами. К крестовому походу против безбожников призвал и римский папа,  на Сицилии в роли борцов с красной угрозой выступили местные мафиози во главе с Франческо Куччиа.

Одновременно формировалась и идеологическая альтернатива радикальному социализму, идеология «контрреволюции». В основу ее закладывались «теории элит» Вильфредо Парето, радикальный итальянский национализм и национально окрашенный мистицизм,  основанный на идеях Артуро Регини и ему подобных деятелей, создающих эклектическое учение из  адаптированных к современности идей средневековых мистиков, античных философов и языческих римских культов. В его формировании приняли участие и зарубежные «гастролеры», спасающиеся от преследований в Коммунах, такие как Ланц фон Либенфельс .

Вильфредо Парето

Вильфредо Парето

В течение 1917-1920 гг вся эта гремучая смесь выкристаллизовывалась в более-менее непротиворечивое учение, способное противостоять социалистической идеологии. Непротиворечивость данной идеологии, впрочем, была относительной: среди его приверженцев были  католики-традиционалисты,  откровенные неоязычники и религиозно индифферентные националисты. Планы о будущем государственном устройстве они также имели самые разные: теократическая монархия во главе с Папой (при смутно представляемом компромиссе с Савойской династией), новое издание Римской Империи в современном антураже, просто военно-монархическая диктатура. Однако был и ряд черт сближавших всех указанных деятелей: антикоммунизм, элитаризм, монархизм, традиционализм, национализм и империализм. Важной чертой формирующегося учения стала апелляция к римскому прошлому и римскому величию – благодаря чему означенная идеология и получила именования «романизма». Наиболее яркой фигурой среди «романистов» стал, назначенный в 1918 году премьер-министром, герой войны и подавления «красной недели», Габриеле д’Аннунцио.

Габриеле д’Аннунцио

Габриеле д’Аннунцио

«Романизм» быстро перерос национальные рамки, породив местные вариации в странах, условно относимых к «романской» культуре. Одной из таких стран была Испания: не вступившая, как и в РИ, в Первую мировую войну, под влиянием революций в Европе, она испытала собственные волнения, примерно аналогичные тем, что были в РИ. Однако здесь эти волнения были куда сильнее — прежде всего из-за близости к революционной Франции. Сыграло свою роль и то, что в этой АИ в Испании не оказалось своей «сильной руки»: Мигель Антонио Примо де Ривера погиб молодым, пав при подавлении Филиппинского восстания (именно неудачный ход этого восстания и побудил испанское правительство продать свои владения Германии).  Разумеется, были и иные генералы, пытавшиеся подавить революцию в Испании, но успехи у них были так себе, революционеры побеждали, поставив под контроль две трети страны. Казалось, был уже недалек тот час, когда в Европе появится еще одна Коммуна, но тут уже вмешались внешние силы. В ноябре 1917 года в Испанию вторглись войска Великобритании, Италии, Португалии, Мексики и Бразилии. Им удалось подавить мятеж и установить в Испании клерикально-военную диктатуру, под влиянием Италии, быстро пропитывающуюся духом «романизма».

Португалия, в силу множества малозаметных изменений во всем мире, начиная с 1860 года, сумела сохранить монархию, оживившую к началу 20 века династические связи с Бразильской Империей. Португалия сумела удержаться на плаву и после ПМВ, оставшись в стороне от военных действий. Испания и Португалия образовали на Пиренейском полуострове военный блок, постепенно превращавшийся в западный фланг «романистской реконкисты» Европы.

Восточным таким флангом стали Балканы.

Бывшие югославянские земли АВИ полыхали от непрерывных восстаний, где националистические лозунги переплетались с социалистическими. Эти восстания, активно поддерживаемые из-за рубежа, усилились в разы после краха Дунайской монархии, перехлестнувшись на территорию сопредельных государств. Если Черногория, к тому времени, уже находилась под «опекой» Италии, то Сербию сотрясали стачки, забастовки и крестьянские восстания, с которым уже не справлялись королевские войска. Во главе местных социалистов стал Димитрий Тукович, объявивший в начале 1916 года о создании Сербской Коммуны. Аналогичные события происходили и в Болгарии: страна периодически вынуждаемая сражаться на два фронта, понесшая ужасающие потери при штурме Чатладжинских высот, так и оставшихся не взятыми. Заключение мира Россией вызвало в Болгарии страшное разочарование союзниками, не прошедшее даже после повторного вступления империи в войну, тем более, что Николайбольше не направлял войска в Болгарию, сосредоточившись на отвоевании уступленных Михаилом российских территорий. Антирусские настроения естественным образом перемежались с антимонархическими, против навязанного Россией «менгрельского царя». По всей Болгарии ширились выступления социалистов, возглавляемых Димитром Благоевым, Тодором Лукановым и Георгием Димитровым.

Димитрий Тукович

Димитрий Тукович

Иначе дело обстояло в Румынии.

От полного разгрома Румынское Королевство спасло повторное вступление в войну России и наступление на Румынском Фронте. Командовал русскими армиями тут генерал Федор Келлер, назначенный помощником румынского короля Фердинанда. Таким образом император Николай пытался ослабить сопротивление австро-венгерских армий в Галиции и, по возможности, заставить АВИ выйти из войны. Фактически  в подчинении  Келлера находились три русские и две румынские армии. Генерал Келер успешно воевал против австрийцев и немцев, сумел отвоевать Бухарест и готовился к наступлению в Трансильвании, когда его застало известие о свержении монархии, бегстве императора Кирилла и основании Коммуны. Новую власть Келлер, естественно не признал, сохранив преданность императору. Тот, укрывшись в Лондоне, призвал Келлера продолжать войну в Румынии, не допустить в ней революции и, по возможности, свергнуть власть Коммуны на  всех прилегающих территориях, готовя плацдарм для будущего «освободительного похода» от власти коммунистов (именно под этим обобщенным названием уже именовались скопом разношерстные партии в руководстве Коммун).

Федор Келлер

Федор Келлер

С помощью Келлера румынский король сумел задавить все революционные выступления у себя в стране, после чего румыны перенесли боевые действия на территорию противника. Как и в РИ были захвачены Трансильвания и Буковина, очищена от коммунаров и Бессарабия. Ее Келлер считал территорией Российской Империи, румынская администрация сюда не допускалась, здесь было прямое военное управление. Сюда стекались разрозненные отряды русских белогвардейцев, а также правые политические деятели со всей России. Среди них был и уроженец Кишинева, один из лидеров правых партий в Государственной Думе, Владимир Пуришкевич. Именно он, вступив в контакт с румынскими националистическими политиками (Александру Кузой, Николае Йорге, Октавианом Гогой), способствовал сближению русского и румынского антикоммунистического движения, основанного на идеях монархизма, антикоммунизма, антисемитизма и православного мистицизма. В декабре 1917 года был создан «Союз Воинства Сил Бесплотных», ставшего  главной политической силой объединяющих русских и румынских правых.  Налаживались и связи  с итальянцами, под влиянием которых румынские правые испытывали все большее влияние «романизма» приобретшего в Румынии особые, византийские черты,  чем способствовал, прежде всего, Йорге.

Владимир Пуришкевич

Владимир Пуришкевич

Русско-румынская армия пыталась наступать за Днестра, но была отбита Красной Армией Украинской Коммуны, поддержанной Российской Коммуной. Тогда Румыния решила обезопасить тылы, расправившись с  болгарской и сербской революцией. 23 апреля 1917 года в Болгарии была провозглашена Коммуна, что стало предлогом для вторжения русско-румынских войск. С юга им навстречу шли греческие армии —  Греция, возглавляемая правительством Димитриоса Гунариса  и Иоанниса Метаксаса, воспользовалась случаем, чтобы под предлогом борьбы с «социализмом» оттяпать территорию у Болгарии, закрыв ей выход в Эгейское море.

К 1919 году сформировалась «Ось» — Рим-Бухарест-Афины, установившая свое преобладание на Балканах. Уже тогда в регионе распространилось влияние романизма( с местными вариациями), установившего не только военно-политическую, но и идейную близость трех держав. Ими были задавлены революции в Болгарии и Сербии ( при этом все три державы не поскупились на то, чтобы по максимуму удовлетворить свои территориальные претензии). А в феврале 1918 года румынская армия вторглась на землю Юго-Славянской Комунны, навстречу  идущей с запада итальянской армии. Вторжение совпало с путчем против Коммуны бывших хорватских генералов Австро-Венгерской армии: Светозаром Бороевичем, Стефаном Саркотичем и  Миланом Узелацем. В Банате румыны встретили ожесточенное сопротивление и, чтобы сломить его, на позиции армий Комунны был выпущен ядовитый газ, разработанный Корнелиу Шмулеану. В марте 1918 года Коммуна была раздавлена, а на ее развалинах возникло «Королевство Иллирия» королем которой стал принц Луиджи Амедео Савойский.

Принц Луиджи Амедео Савойский

Принц Луиджи Амедео Савойский

Гибелью Юго-Славянской Коммуны, был поставлен надежный заслон распространению коммунизма к югу от Дуная. Это было первое серьезное поражение коммунистов и крупный успех Италии, распространившей свою сферу влияния чуть ли не на все Балканы.

По другую сторону Эгейского моря шла медленная агония Османской империи, разваливающейся под ударами англичан, греков, арабских, курдских и армянских повстанцев, а также поддерживающих этих последних войск Закавказской Комунны. В самой Турции шла резня между «Шариатской армией» султана, националистически настроенными военными и отрядами местных коммунистов. Мустафа Кемаль в этой РИ так и не стал Ататюрком, погибнув на чатладжинских высотах, а второго, столь же авторитетного лидера не нашлось. Кончилось это тем, что султан сдал англичанам Стамбул и капитулировал под гарантии собственной безопасности. Западная часть Турции с центром в Смирне перешла греками, тогда как в остальной Малой Азии еще несколько лет шла ожесточенная война. Меж тем на арабской части бывшей османской империи уже ковались кадры для будущего Хашимитского Королевства, что объединило бы все бывшие арабские владения Османской империи, под британским протекторатом.

Еще дальше на восток англичане высаживались в Персии, помогая ей устоять против красного прилива с севера. При поддержке англичан была задушена Персидская Комунна в Гиляне.

В Северной Европе Швеция, так и не вступившая в войну на стороне Германии, теперь включилась в войну с Коммунами. В июне 1917 года, вторгшаяся в Данию Красная Армия Германии заняла всю Ютландию, но так и не сумела высадиться на островах, прикрытых шведским и британским флотом. С помощью шведов, осенью 1917 года, Дания перешла в контрнаступление и вернула континентальную часть страны. За эту помощь Дания уступила Шведско-Норвежской унии Исландию и Гренландию. На востоке шведы помогли  Финляндии устоять перед красным натиском и перейти в контрнаступление, в ходе которого была разгромлена Карельская Комунна, захвачены Мурманск и Петрозаводск. От Ботнического залива и до Белого моря установилась  диктатура генералов Маннергейма и Ренненкапмфа. Из Коммуны сюда стекалась разнообразная «контра» из России, тогда как в Швеции собирались беглецы из Германии. Через Нарвик и Мурманск потоком шло английское оружие, вскоре начали высадку и регулярные части Британской Империи. Шведы также активно поддерживали повстанцев в Прибалтике.

На Дальнем Востоке Китай, сотрясаемый от бесчисленных волнений и мятеже,  спешно заключил на мир с Японией, отступившись от всех своих требований и сделав ряд уступок англо-японскому альянсу. После этого был заключен военный союз  Японии, Британии и Китая, направленный против коммунизма. Китай, жестоко подавив самые мощные очаги сопротивления, вторгся в Приамурье, тогда как японские войска высадились под Владивостоком.

Все эти силы, по отдельности, казались слишком слабыми, чтобы противостоять красному колоссу, но действующие в едином порыве, они стали подобны стальным пальцам, сжимавшимся на горле бешеной собаки, не давая ей заражать остальных своим погромным бешенством.

К тому же вскоре бешеные псы начали жрать друг друга.

Источник — http://fai.org.ru/forum/topic/45706-yuzhnyiy-triumf-ili-koshmar-karla-marksa/

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
NFbyakin Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
byakin

в ноябре 2016 «Управление по борьбе с контрреволюцией» (УБК)

shock
скорее всего д.б. другая дата

NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить