К истории создания броненосцев российского и японского флотов накануне войны 1904-1905 годов

Sep 10 2017
+
18
-

 

В первой половине 90-х гг. XIX в. в российском флоте сформировались два подкласса броненосцев – эскадренные и береговой обороны. Лучшими из первых являлись корабли типа «Полтава» (проектное водоизмещение 10 960 т, вооружение 4×305-мм и 12×152-мм орудий), вторые были представлены броненосцами типа «Адмирал Сенявин» (4126 т, 4 254- и 4 120-мм орудия). Появление броненосцев береговой обороны, не предусмотренных 20-летней программой 1883 – 1902 гг., объяснялось стремлением руководителей морского ведомства к экономии, а также наличием подобных кораблей в составе германского и шведского флотов, считавшихся вероятными противниками на Балтике.

Очередная корректура двадцатилетней программы (1895 г.) произошла в связи с обострением обстановки на Дальнем Востоке, вызванным опасными для России успехами японского оружия в агрессивной войне с Китаем. Еще до начала японо-китайской войны 1894-1895 гг. Япония вступила на путь создания линейного флота, заказав в Англии два броненосца 1-го класса 

«наиболее сильного типа» [1].

Дополняя имевшийся у Японии флот, включая захваченные у Китая трофеи, эти корабли обеспечивали японскому флоту превосходство в дальневосточных водах.

Возможность сосредоточения линейных сил российского флота на Дальнем Востоке учитывалась в семилетней (1896-1902 гг.) кораблестроительной программе, принятой в марте 1895 г. В ее обосновании содержалось соображение о придании 

«некоторым из намеченных к постройке судов таких качеств, какие необходимы для отдаленных плаваний» [2].

Для Балтики программой предусматривалась постройка пяти эскадренных броненосцев океанскою плавания и четырех броненосцев береговой обороны типа «Адмирал Сенянин».

Между тем японское правительство, взяв курс на подготовку войны с Россией, утвердило новую (1895 г., с дополнениями 1896 г.) программу создания мощною флота: к лету 1903 г. его пополнили четыре броненосца и шесть броненосных крейсеров 1-го класса (подробности японской программы вскоре стали известны в Петербурге). Николай II под воздействием убедительных аргументов М. И. Кази и великого князя Александра Михайловича и обострения политической обстановки постепенно склонился к мысли о создании третьего самостоятельного флота – Тихоокеанского. Это означало серьезное изменение морской политики России.

Решением особого совещания 27 декабря 1897 г. под председательством генерал-адмирала великою князя Алексея Александровича была намечена специальная пятилетняя (1898-1902 гг.) программа «для нужд Дальнего Востока» с выделением дополнительных ассигнований. По этой программе, вскоре одобренной царем, планировалось построить пять эскадренных броненосцев.

В 1899 г. обе программы – 1895 и 1898 гг. – фактически объединили в одну с перенесением срока ее выполнения на 1905 г. Три броненосца береговой обороны было решено заменить одним эскадренным. Таким образом, на Дальнем Востоке предполагалось сосредоточить флот 

«несколько сильнее японского» 

с учетом ранее построенных кораблей при сохранении достаточно мощных военно-морских сил па Балтике и па Черном море.

В 1895 – 1903 гг. российскому Морскому министерству было ассигновано 738 млн. руб. против 480,2 млн. руб. морского бюджета Японии. При этом на строительство и вооружение кораблей по объединенным программам (без учета Черноморского флота) в России израсходовали около 300, а в Японии около 220 млн. руб. [3]. При непосильном бремени содержания трех самостоятельных флотов Россия, благодаря наличию уже готовых броненосцев, сохраняла возможность сосредоточения превосходящих сил в Тихом океане. Только последние российские программы планировали одиннадцать эскадренных броненосцев и один броненосец береговой обороны против шести японских. Но одного количественною превосходства было недостаточно: многое зависело от выбора типов кораблей, их тактико-технических элементов (ТТЭ) и сроков сосредоточения на Дальнем Востоке. В решении этих вопросов Россия и Япония шли различными путями.

Направленность кораблестроения в японском флоте определялась в Морском министерстве, которое в конце XIX – начале XX в. возглавлял вице-адмирал Ямамото Гомбей. Непосредственное руководство проектированием и заказом кораблей осуществлял директор бюро военного кораблестроения контр-адмирал Сасоу, подчиненный заместителю министра – известному англоману – контр-адмиралу Сайто. Несмотря на энергичные меры по созданию кораблестроительной базы, японцам до начала войны с Россией не удалось обеспечить готовность верфей к строительству кораблей всех классов, а заводов – к производству для них брони и орудий. Казенные адмиралтейства в Йокосуке и Куре (всего около 7000 рабочих) могли строить только малые крейсеры (до 4 000 т), канонерские лодки и миноносцы. Орудийный завод-арсенал в Куре освоил выпуск орудий среднего калибра (120 – 125 мм, опытные образцы 203 и 234 мм). Поэтому для успешного выполнения программ 1895-1896 гг. японскому Морскому министерству пришлось обратиться к западным державам, отдав предпочтение английским образцам, которые, по мнению японского руководства, отражали высшие мировые достижения кораблестроения и вооружения. Так, броненосцы программы 1894 г. – «Ясима» и «Фудчи» – представляли собой уменьшенные (на 2 000 т) английские броненосцы 1-го класса типа «Ройал Соверейн», Проекты составлялись главными инженерами фирм-строителей – Ф. Уаттсом («Ясима» – «Армстронг и К°») и Д. Макроу («Фудзи» – «Тэймз Айрон Уокс»), В отличие от прототипа японские броненосцы получили бронированные прикрытия над барбетными установками (лобовая броня 152 мм). Орудия главного калибра – 305 мм системы Армстронга – соответствовали новейшим орудиям английского флота, установленным на броненосцах типа «Маджестик». При этом заказчики и строители избежали снижения главного калибра орудий до 254 мм, как это было принято на английском броненосце такого же водоизмещения «Ринаун». Общая масса брони на японских броненосцах составила 3 000 т, или 24% нормального водоизмещения. Однако защита артиллерии оказалась явно недостаточной: 305-мм орудия и четыре 152-мм пушки в казематах прикрывались броней в 152 мм, а шесть 152-мм орудий стояли открыто на верхней палубе. Скорость стрельбы орудий главного калибра снижалась устаревшей к тому времени системой заряжания, которая требовала возврата орудий в диаметральную плоскость после каждого выстрела.

Эти недостатки японцы учли при выборе типа броненосца, предусмотренного к постройке программой 1895 г. Многие флагманы, в том числе и победитель китайцев у Ялу адмирал Ито и начальник Морского генерального штаба адмирал Кабаяма, настаивали на постройке «малого» быстроходного броненосца водоизмещением 8 000 т. Однако морскому министру при поддержке проанглийской партии и корабельных инженеров удалось добиться заказа броненосцев максимального водоизмещения – около 15 000 т. По мнению вице-адмирала Ямамото, только броненосцы самого большого водоизмещения гарантировали 

«... в бою победу, благодаря своему бронированию и силе артиллерии» [4].

В результате за основу при проектировании трех новых кораблей (пни проектировались и строились
на английских верфях «Тэймз Айрон Уокс», «Армстронг и Кº и «Джон Браун» в Клайдбэнке) взяли последний английский броненосец 1-го класса «Формидебл». Он и определил главные элементы «Сикисимы», «Хацусе» и «Асахи», хотя отдельные конструктивные и внешние различия они и имели. При проектном нормальном водоизмещении от 14 312 до 14 525 т японские броненосцы получили полный броневой пояс по ватерлинии толщиной 229 мм в середине и 102 мм в оконечностях. Ширина броневых плит главного пояса, закаленных по способу Гарвея, составила около 2,4 м с погружением в воду на 1,4 м. Второй броневой пояс при длине немногим более половины длины корпуса имел толщину 152 мм. В средней части корабля до нижней кромки главного броневого пояса был сделан скос 102-мм броневой палубы, завершавшейся в носу и корме 64-мм карапасами.

Толщину лобового прикрытия орудий главного калибра в 356-мм барбетах довели до 254 мм. Все орудия среднего калибра помещались в отдельных 152-мм казематах батарейной и верхней палуб. Масса брони достигала 30,4 – 32% проектного нормального водоизмещения [5].

Орудия главного калибра заряжались при любом положении относительно диаметральной плоскости. Полную емкость угольных ям при нормальном запасе угля 700 т довели до 1 550 – 1 720 т (против 1 100 т у «Фудзи»), что позволило увеличить дальность плавания со скоростью 10 уз с 3000 до 4 500 – 5 000 миль. Большое значение имел и переход от устаревших огнетрубных котлов («Фудзи») к водотрубным.

В последнем японском броненосце – «Микаса», построенном фирмой «Виккерс и К°», второй броневой пояс простирался только на 36% длины корпуса, скосы броневой палубы имелн толщину 76 мм, короче была и 229-мм, наиболее толстая часть, главного пояса (48 вместо 66 м). Зато «Микаса» получил третий броневой пояс, доходивший до верхней палубы и защищавший батарею из десяти 152-мм орудий. Общая масса брони составила 28,5% проектного водоизмещения. Эта система бронирования предвосхищала новый тип английских броненосцев – «Кинг Эдуард VII», головной корабль которых сошел со стапеля на три года позже «Микасы».

Фирмы, строившие японские броненосцы, относились к числу лучших в мире судостроительных заводов. «Тэймз Айрон Уокс» и «Армстронг и КЧ строили у себя только корпуса, а главные механизмы заказывали заводу «Хаймфрис Теннат и К°». «Джон Браун» и «Виккерс» построили «Асахи» и «Микасу» полностью с котлами и машинами. Броненосцы типа «Сикисима» вооружались орудиями Армстронга, эта же фирма выполнила установку орудий главного калибра с электрическими приводами. Скорость заряжания обеспечивала минутную готовность каждого 305-мм орудия к выстрелу, что позволяло ожидать боевую скорострельность не ниже одного выстрела в 2 мин [6]. «Микасу» построили также с орудиями Армстронга, но с установками Виккерса с высокой скоростью заряжания – от 30 до 50 сек. При пробной стрельбе в Англии тремя снарядами на каждый выстрел потребовалось 48 сек [7]. Однако угол возвышения орудий всех английских 305-мм установок составлял менее 1.1,5°, что ограничивало дальность стрельбы.

Орудия калибров 76, 152 и 305 мм получили оптические прицелы английского образца. На броненосцах установили дальномеры с 1,2-м базой и электрическую синхронную систему передачи приказаний (дистанция, команды, род снарядов) из боевой рубки в башни и батареи. Дальномеры и приборы управления огнем поставлялись фирмой «Барр и Струд».

Все шесть японских броненосцев имели минное вооружение из четырех подводных минных аппаратов для 457-мм мин Уайтхеда (торпед), стрелявших на скорости до 14 уз. На «Фудзи», «Ясиме» и «Сикисиме» в дополнение к ним установили по одному носовому надводному аппарату, но па последующих кораблях от него отказались.

Постройка «Ясимы» началась в начале 1894 г. Шестой (последний) японский броненосец – «Микаса» – спустили на воду в ноябре 1900 г. Пройдя испытания, он ушел из Англии с японской командой в конце 1902 г. Таким образом, на создание линейного флота из шести кораблей Янония, воспользовавшись английскими верфями, затратила около 9 лет и смогла полностью сосредоточить его в дальневосточных водах в начале 1903 г. – за один год до начала войны.

При выборе типов броненосцев (по программам 1895 и 1898 гг.) в России могли опираться на богатый отечественный и иностранный опыт, в том числе учитывать тактико-технические элементы строившихся в Англии японских кораблей. Эти элементы в общих чертах стали известны еще до начала выполнения программ, а именно в 1895 («Фудзи») и 1897 («Сикисима» и «Формидебл») годах.

Водоизмещение и главное вооружение броненосцев были определены на особых совещаниях под председательством генерал-адмирала с участием управляющего министерством и старших адмиралов строевого состава флота, включая и председателя Морского технического комитета (МТК). Ответственный пост председателя МТК занимали известные флагманы: до 1896 г. – вице-адмирал К. П. Пилкин, в 1897-1900 гг. – вице-адмирал И. М. Диков, с 1901 г. – вице-адмирал Ф. В. Дубасов. В МТК разрабатывались задания («программы») на проектирование кораблей, техники и оружия, проверялись, корректировались, а иногда и составлялись соответствующие проекты.

Разработка проекта броненосца с увеличенной дальностью плавания, предусмотренного программой 1895 г., началась еще в 1894 г. под влиянием английских броненосцев типа «Сенчуриен» и «Ринаун». После проработки и отклонения первого варианта корабля водоизмещением 10 500 т инженеры Балтийского завода под руководством его начальника К. К. Ратника в 1895 г. разработали еще четыре проекта броненосца с улучшенной мореходностью и скоростью 18 уз. Один из них – водоизмещением 12 674 т, с деревянной обшивкой подводной части, удлиненным полубаком и тремя главными машинами, – получив одобрение МТК, – был утвержден и построен.

Первые броненосцы нового типа, постройка которых началась в ноябре 1895 г., вскоре получили названия «Пересвет» (Балтийский завод) и «Ослябя» (Новое Адмиралтейство), Главные механизмы обоих кораблей заказали Балтийскому заводу. В отличие от кораблей тина «Полтава» на них установили новые водотрубные котлы системы Бельвиля.

Проект носил оригинальный характер и отличался продуманностью деталей и удобным общим расположением. Но при выборе калибра главной артиллерии – 254 вместо 305 мм, ранее принятого для эскадренных броненосцев, авторы проекта следовали решению особого совещания 1895 г., избравшего в качестве прототипа английский «Ринаун», вооруженный четырьмя 254-мм пушками. Учитывалось также и то, что новые броненосцы германскою флота предполагалось вооружить даже 240-мм орудиями главного калибра. Заманчивым казалось и максимально «облегчить» корабль, поставив «легкое» (массой 22,5 вместо 42,3 т для орудия калибром 305 мм) 254-мм орудие со стволом длиной 45 калибров, По примеру броненосцев «Ростислав» и «Генерал-адмирал Апраксин» башни главного калибра «Пересвета» проектировались с электрическими приводами. Максимальный угол возвышения 35° обеспечивал большую дальность стрельбы, а система заряжания – скорострельность один выстрел в полторы минуты.

Главный броневой пояс защищал 0,77 длины корпуса по ватерлинии при толщине «гарвеированных» плит 178-229 мм, толщина второго пояса составила 102 мм. Общая масса брони – 2900 т, или 23% нормального водоизмещения.

Важным новшеством в системе бронирования стали скосы 70-мм главной броневой палубы в направлении к нижней кромке броневого пояса (аналогичные имелись и на японских кораблях, начиная с «Сикисимы»). Десять 152-мм орудий защищались 127-мм броней казематов, одно орудие устанавливалось под полубаком для стрельбы прямо по носу.

«Пересвет», строившийся в качестве флагманского корабля, имел 2 боевые рубки (единственный из русских броненосцев того времени) и две мачты с боевыми марсами. «Ослябя» построили с одной рубкой и без марса на легкой грот-мачте.

Несмотря на все положительные качества проекта «Пересвета», он выглядел явно слабее японских и большинства английских броненосцев. Тревогу в Морском министерстве вызвала и недостаточная прочность «легких» 254-мм орудий, выявленная в ходе их изготовления. Пришлось пойти на снижение начальной скорости полета снаряда, а, следовательно, на ухудшение баллистических качеств орудий этой системы.

К 20 апреля 1896 г. инженер Балтийского завода старший помощник судостроителя В. X. Оффенберг завершил разработку эскизного проекта «улучшенного броненосца» типа «Пересвет», вооруженного уже 305-мм орудиями в двух башнях при прежнем казематном расположении 152-мм средней артиллерии, что вызвало увеличение нормального водоизмещения до 15 270 т при длине по ватерлинии 156,6 и ширине 21,9 м! При этом большая площадь надводного борта превращала корабль в слишком хорошую мишень. Поэтому проект был

«оставлен без последствий», 

а решение о выборе типа броненосцев для дальнейшего выполнения программы застопорилось в МТК до октября 1897 г., пока Балтийский завод не забил тревогу, оказавшись перед перспективой простоя стапеля после спуска на воду «Пересвета» весной будущего года.

Между тем председатель МТК вице-адмирал И. М. Диков настаивал на необходимости замены 254-мм орудий на 305-мм, и часть адмиралов (например Н. И. Скрыдлов) при обсуждении новой программы склонилась к броненосцам наибольшего водоизмещения – 15 000 т (подобных английскому «Маджестику», развитием которого являлся «Формидебл»). Однако по соображениям экономии и с учетом собственного опыта водоизмещение решили ограничить 12 000 т при вооружении, аналогичном вооружению броненосцев типа «Полтава»: 4×305-мм и 12×152-мм орудий. Считалось, что увеличение водоизмещения на 1000 т позволит повысить скорость до 18 уз.

В начале 1898 г. в МТК началась разработка программы проектирования броненосца с указанными ТТЗ и с требованием обеспечить дальность плавания 5000 миль со скоростью 10 уз (против 2800 миль у «Полтавы»).

Тем временем американский заводчик Ч. Крамп, узнав о решении Морского министерства заказывать корабли за границей, предложил построить для русского флота крейсеры, миноносцы, а также броненосцы по типу «Айова». Энергия и предприимчивость, проявленные Крампом в получении заказа, в сочетании с необходимостью срочно решить вопрос об очередном броненосце Балтийского завода привели к поспешным решениям. В конце марта – начале апреля 1898 г. генерал-адмирал и вице-адмирал П. П. Тыртов утвердили к постройке на Балтийском заводе броненосец по чертежам «Пересвета» с 254-мм орудиями, но без деревянной обшивки (будущая «Победа»), Крампу предложили представить проект нового броненосца, 

«подходящего по типу и размерам к «Пересвету»», 

тоже без обшивки и с 305-мм главной артиллерией. Аналогичное задание на проектирование «будущих броненосцев» получил и Балтийский завод [8]. Уже 1 апреля 1898 г. на основе поспешно составленног о Крампом эскизного проекта и предварительной спецификации броненосца водоизмещением 12 700 т начальник ГУКиС В. П. Верховский заключил с американцем контракт на постройку корабля (будущий «Ретвизан»).

Для реализации заданных требований Ч. Крамп спроектировал корабль короче и несколько шире «Пересвета», с двумя винтами и без полубака. Система бронирования напоминала прототип с некоторым увеличением толщины брони казематов и боевой рубки. Броня по ватерлинии доходила до носовой оконечности, где ее толщина составляла всего 51 мм. Сопротивляемость брони повышалась закалкой по способу Круппа. Нормальный запас угля составлял 1016 т при полной вместимости угольных ям 2000 т (у «Пересвета» 1060 и 2060 т соответственно). Стремясь к экономии массы, Крамп добился разрешения на установку водотрубных котлов системы Никлосса; позднее они проявили себя ненадежными и опасными в эксплуатации.

Усовершенствования «Победы» в сравнении с «Пересветом» выразились в некотором усилении конструкции корпуса, установке крупповской брони и бронировании единственной боевой рубки 229-мм плитами вместо 152-мм. Были установлены также и более прочные 254-мм орудия массой по 27,6 т каждое с увеличенной начальной скоростью полета снаряда.

Таким образом, очередные два броненосца в разной степени, но не в полной мере, отвечали новым требованиям.

Конкурент предприимчивого американца – директор известной французской верфи «Форж о Шантье де ла Медитерране» инженер-кораблестроитель А. Лагань – прибыл в Петербург со своим вариантом реализации объявленной Морским министерством «программы» только в мае 1898 г. Его эскизный проект броненосца с полным броневым поясом по ватерлинии основывался на французском опыте – построенном А. Лаганем броненосце «Жорегибери», а по составу и размещению вооружения был близок к «Полтаве». 20 мая 1898 г. вице-адмирал П. П. Тыртов одобрил новый вариант «программы проекта броненосца», учитывающий предложения французского кораблестроителя.

В ней оговаривались нормальное водоизмещение (до 12 900 т), осадка (не более 7,9 м), начальная метацентрическая высота (более 1,37 м), бронирование (броня Круппа), скорость (18 уз при 12-часовом испытании), система котлов (Бельвиля), нормальный запас угля (более 800 т), дальность плавания экономическим ходом (5500 миль), характеристики отдельных систем и устройств, а также артиллерийское и минное вооружение, А. Лагань быстро разработал предварительную спецификацию и эскизный проект, на основании которых 8 июля 1898 г. Верховский заключил с ним контракт на постройку эскадренного броненосца, впоследствии названною «Цесаревич».

При незначительном увеличении нормального водоизмещения по сравнению с «Пересветом» и «Ретвиза-ном» корабль получил гораздо более мощную и надежную броневую защиту корпуса и артиллерии. Кроме того, для защиты от подводного минного взрыва на нем предусматривалась 40-мм продольная переборка на расстоянии около 2 м от наружной обшивки на протяжении 84 м и средней части корпуса. Масса брони составила 3 300 т – 25,6% водоизмещения.

ТТЭ «Цесаревича» в конечном итоге предопределили и выбор типа броненосца для последующей серийной постройки на верфях Петербурга. Кроме эскизного проекта А. Лаганя рассматривались также четыре эскизных проекта инженеров Балтийского завода, представленных К. К. Ратником П. П. Тыртову 27 мая 1898 г., и проект корабельного инженера Санкт-Петербургского порта Д. В. Скворцова. Проекты «балтийцев» В. X. Оффенберга, К. Я. Аверина, Н. Н. Кутейникова и М. В. Шебалина предусматривали развитие типа «Пересвет» с нормальным запасом угля около 1000 т. неполным броневым поясом и казематным расположением 152-мм орудий, но с артиллерией главного калибра 305 мм. Из них наиболее примечателен был: проект Н. Н. Кутейникова: при водоизмещении 13 000 т предполагалось самое мощное вооружение из 4×305-мм и 18×152-мм пушек. Броненосец Д. В. Скворцова проектировался также на основе «Пересвета» и отличался лишь более обоснованным расчетом нагрузки, что довело его водоизмещение до 13 447 т [9].

На фоне предложений русских инженеров проект француза А. Лаганя, подкрепленный авторитетом французского опыта, показался руководителям морского ведомства наиболее привлекательным, и летом 1898 г. они пришли к решению строить серию кораблей на Балтийском заводе и на верфях Санкт-Петербургского порта по проекту французского кораблестроителя.

Однако проекты «Ретвизана» и «Цесаревича», в отличие от проектов японских броненосцев, нельзя считать полностью иностранными. Составленные по требованиям русской «программы для проектирования», они прошли значительную доработку в МТК, для чего были привлечены русские корабельные инженеры. На обоих броненосцах устанавливалось изготовленное в России артиллерийское и минное вооружение. По измененному проекту «Цесаревича» на верфях Петербурга в 1899-1905 гг. построили пять эскадренных броненосцев типа «Бородино».

Два броненосца, предусмотренных откорректированными в 1899 г. программами, так и не были построены: Морское министерство не смогло уложиться в смету и сроки. Один из них – эскадренный – собирались строить по типу «Бородино» или по «улучшенному» «Бородино», проект которого разрабатывался на Балтийском заводе. Интересно, что один вариант этого проекта предусматривал главное вооружение 4×305-мм и 12×203-мм орудий при водоизмещении 15 000 т.

Второй корабль – броненосец береговой обороны – проектировался Д. В, Скворцовым по заданиям капитана 1 ранга великого князя Александра Михайловича, служившего в 1899 г. старшим офицером на «Генерал-адмирале Апраксине» (типа «Адмирал Сенявин»). Проект его примечателен стремлением к однообразию и высокой эффективности главного вооружения (6×203-мм орудий в четырех башнях), а также к обеспечению хороших мореходных качеств при водоизмещении 5985 т и скорости 16 уз. Броненосец было решено строить в Новом Адмиралтействе в 1900 г. Однако от его постройки вскоре отказались: при отрицательном отношении большинства адмиралов к сравнительно слабому «специальному» типу броненосца руководство морского ведомства сосредоточило усилия на строительстве эскадренных броненосцев и крейсеров.

Таким образом, из двенадцати запланированных броненосцев фактически строились десять. К началу русско-японской войны спущены на воду шесть кораблей, но только четыре из них успели сосредоточить на Дальнем Востоке. Последний корабль в серии «Бородино» – «Слава» – вступил в строй летом 1905 г. В отличие от японских кораблей этого класса, русские корабли фактически были представлены двумя своеобразными подклассами: эскадренными броненосцами типа «Пересвет» с увеличенной дальностью плавания при «облегченных» вооружении (главный калибр 254 мм) и защите и эскадренными броненосцами «Ретвизан», «Цесаревич» и типа «Бородино» с «тяжелым» вооружением (305 мм) и более мощной броневой защитой. Некоторые из ТТЭ наиболее сильных к началу войны броненосцев на Дальнем Востоке представлены в таблицах.


  • [1] Jane F. The Imperial Japanese Navy. London. 1904. P. 93
  • [2] ЦГАВМФ, ф. 417, on. 1, д. 1728, л. З-об.
  • [3] ЦГАВМФ, ф. 417, on. 1, д. 2660, л. 61-об; Военные флоты. 1904 г. СПб, 1904. С. 8, 233, 784,
  • [4] ЦГАВМФ, ф. 417, on. 1, д. 2673, л. 46-об.
  • [5] Engineering vol. 78. 1904. P. 224—229
  • [6] Jane F. Op. cit. P. 191—192
  • [7] Brassey's Naval Annual-1902. London, 1902. P. 344
  • [8] ЦГАВМФ, ф. 421, on. 1, д. 1334, л. 5—23, 43—48
  • [9] ЦГАВМФ, ф. 421, on. 1, д. 1329, л. 5—80

источник: В. Ю. ГРИБОВСКИЙ «К истории создания броненосцев российского и японского флотов накануне войны 1904-1905 гг.» сборник «Гангут» вып.1

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Андрей Толстой's picture
Submitted by Андрей Толстой on вс, 10/09/2017 - 22:24.

Уважаемый коллега byakin,

Большое СПАСИБО за выкладку. +++++++++++++++++++++++!!! Увы, именно этот выпуск "Гангута", я не читал.

                                               С уважением Андрей Толстой

Rio's picture
Submitted by Rio on Mon, 11/09/2017 - 00:05.

)))А у меня все первые  Гангуты имеются. )))  На полочке лежат. Можно сказать артефакты старины глубокой.

Стволяр's picture
Submitted by Стволяр on вс, 10/09/2017 - 21:10.

По странному стечению обстоятельств, именно этот выпуск "Гангута" был единственным, который давным-давно смог купить у нас в Беларуси. Но за оцифровку статьи все равно спасибо.

С уважением. Стволяр.

станислав к's picture
Submitted by станислав к on Tue, 12/09/2017 - 19:27.

Извините, коллега, а где конкретнее в Беларуси живете? Может соседиcheeky

Я в Гродненской области.

Рыбалкой увлекаетесь?smiley А то могу задарить парочку эксклюзивных поплавков

 

Стволяр's picture
Submitted by Стволяр on Tue, 12/09/2017 - 21:26.

Спасибо за предложение, но я не рыбак ни разу. :) Да и живу в Минске, так что пересечься вряд ли выйдет.

С уважением. Стволяр.

станислав к's picture
Submitted by станислав к on Tue, 12/09/2017 - 23:11.

В Минске сын живёт (я и сам до 9-го класса в в.г. Уручье жил), иногда приезжаю. Так что, теретически вероятность пересечься естьsmiley

 НЕ рыбакcrying

NF's picture
Submitted by NF on вс, 10/09/2017 - 15:27.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

MOTOP4uk's picture
Submitted by MOTOP4uk on вс, 10/09/2017 - 07:08.

Есть у меня этот выпуск Гангута.