Израильский лев, который едва не затмил американского орла. Опытный истребитель IAI Lavi Часть 1 Эпизод 1

11
7

Предисловие редакции: После эмбарго, введенного Францией 2 июня 1967 года, израильтяне при финансовой поддержке США решили разработать свой собственный истребитель. Результатом работ стал IAI Lavi (לביא – молодой лев), который быстро превратился в грозного конкурента американскому F-16…

В 1967 году основными боевыми самолетами ВВС Израиля (חיל האוויר‏) были машины родом из Франции – главного поставщика авиатехники этой стране с 1954 года. На вооружении израильских ВВС состояли истребители MD.450 Ouragan, MD.452 Mystere II, MD.452 Mystère IV, Super Mystère, SO-4050 Vautour II и Mirage III. В те годы командование ВВС Израиля считало, что Mirage III очень хорошо подходят на роль истребителя, однако другие машины, поставленные в свое время Францией, начали устаревать. Вследствие этого были начаты работы над закупочными программами: планировалось приобрести легкий истребитель, который должен был заменить Ouragan и Mystère IV, и тяжелый истребитель, предназначенный для замены Super Mystère и SO-4050 Vautour II.

ВВС Израиля отдавали предпочтение американским палубным самолетам: легкому штурмовику A-4 Skyhawk и многоцелевому истребителю F-4 Phantom II, который также виделся в роли тяжелого ударного самолета. Однако вопреки мнению израильских военных в качестве преемника истребителей Super Mystère и Vautour руководство страны выбрало Mirage 5. Были заказаны 50 машин данного типа… но ни одна из них не была поставлена ВВС Израиля. Дело в том, что 2 июня 1967 года правительство Франции объявило эмбарго на поставки оружия в Израиль с целью замедлить гонку вооружений на Ближнем Востоке. В Израиле французское эмбарго было расценено как предательство, поскольку Франция на протяжении многих лет была главным сторонником Израиля и модели этой новой нации. Израильтяне надеялись, что после шестидневной войны эмбарго будет снято. Однако этого не произошло: эмбарго было не снято, и новенькие Mirage 5 были направлены в состав ВВС Франции.

ВВС Израиля оказались в сложной ситуации: в ходе шестидневной войны (5-10 июня 1967 года) они потеряли более 50 боевых самолетов – около 25% довоенной численности – и должны были быстро компенсировать потери и восстановить списочный состав подразделений.

В середине 1960-х годов США начали заменять Францию в качестве поставщика вооружений в Израиль, но делалось это с некоторыми оговорками. Американцы соглашались поставлять самолеты в случае, если израильтяне не могли найти их эквиваленты в другом месте. Таким образом, израильский запрос на поставку F-4 Phantom II был отклонен, поскольку Dassault Mirage 5 рассматривался в качестве его полноценной замены. Однако израильтяне смогли убедить американцев, что эквивалента A-4 нет. Таким образом, американцы согласились продать 48 штурмовиков A-4 Skyhawk: контракт был подписан в 1966 году со сроком поставки машин с сентября 1967 года по декабрь 1968 года.

Однако программа сопровождалась задержками: первый полет A-4H состоялся 27 октября 1967 года. Первоначально легкие штурмовики Skyhawk и истребители Mirage должны были заменить устаревшие самолеты и увеличить количество имеющихся в наличии боевых самолетов, но осенью 1967 года ситуация кардинальным образом изменилась. A-4 и Mirage 5 должны были в первую очередь восполнить потери шестидневной войны, но к разочарованию израильтян на поставки «миражей» было наложено эмбарго, а американцы приостановили поставки вооружений на Ближний Восток. Наконец, первый A-4 прибыл в Израиль в декабре 1967 года.

Травма войны Судного дня

В январе 1968 года американцы согласились помочь преодолеть эмбарго на поставки Mirage 5 и начать поставки многоцелевых истребителей F-4 Phantom II. Тем не менее, шок, вызванный с одной стороны французским эмбарго, а с другой стороны задержками в поставке американской техники, побудил израильтян к производству собственных истребителей, чтобы свести к минимуму свою зависимость во время кризиса. Первое решение заключалось в сборке на территории Израиля истребителей Mirage. Компанией Israel Aircraft Industries (IAI) была создана линия по производству истребителей Mirage 5, и в октябре 1971 года израильским ВВС был поставлен первый самолет, получивший к этому времени обозначение Nesher (נשר – стервятник).

Перед войной судного дня (6-24 октября 1973 года) командование ВВС Израиля ускорило замену французских боевых самолетов на американские: на 6 октября в боевом составе израильских ВВС было 300 американских самолетов и всего 100 машин, имевших французское происхождение. Однако американцы передавали самолеты в зависимости от собственных дипломатических интересов. В частности, поставки требовали одобрения государственного департамента. С целью избежать ситуации, сходной с французским эмбарго 1967 года, израильтяне решили преобразовать Nesher в Kfir (כְּפִיר – львенок) путем адаптации двигателя J79 (от F-4 Phantom II) к планеру Mirage III.

Война судного дня стала серьезным предупреждением для Израиля: она завершилась победой, за которую пришлось заплатить большую цену. Израильские ВВС потеряли около 100 самолетов – примерно четверть предвоенной численности боевых машин. Количество потерь не было катастрофичным и в процентном соотношении было схожим с итогами шестидневной войны, но израильтяне извлекли из конфликта несколько уроков. Один из них заключался в том, чтобы довести к 1980 году численность ВВС до 800 боевых самолетов, чтобы достойно встретить и завершить крупномасштабную войну.

Несмотря на то, что война судного дня укрепила взаимоотношения США и Израиля, было ясно, что американцы не будут поддерживать амбициозный план наращивания израильских ВВС и доведения их численности до 800 боевых самолетов, и доводы в пользу производства собственных самолетов по достаточной цене нашли себе новых сторонников.

Новый проект – Arie

Еще до первых поставок истребителей Kfir, состоявшихся 14 апреля 1975 года, в IAI была создана команда по разработке преемника этого самолета. В декабре 1974 года команда, руководимая главным инженером Овадией Харари (עובדיה הררי), предложила проект Super Kfir, представлявший собой истребитель Kfir, в котором двигатель J79 был заменен на Pratt & Whitney F100, который устанавливался на американские самолеты-истребители следующего поколения – F-15 и F-16 [1]. Тем не менее, установка новейшего двигателя в планер 1950-х годов не делала Super Kfir современным самолетом. Тогда инженеры IAI решили начать с нуля и отразить в новом проекте все достижения как в двигателестроении, так и в аэродинамике и в авионике. Новый проект получил наименование Arie (אריה – лев).

Было рассмотрено несколько конфигураций Arie: от легкого одномоторного до тяжелого двухмоторного со взлетным весом в диапазоне от 15 до 23 тонн. Легкий Arie должен был получить один двигатель F100, а тяжелый – два F404. Моторы этого типа устанавливались на американском истребителе McDonnell Douglas F-18, первый полет которого состоялся 18 ноября 1978 года. В то время израильтяне уже рассматривали возможность приобретения F-15 и F-16, но их количества было слишком мало для требуемых 800 машин в боевой линии.

Командующий ВВС Израиля Беньямин (Бенни) Пелед (בני פלד) заявил 3 августа 1975 года:

«Политика, реализуемая израильской армией с 1967 года, состоит в том, чтобы сделать Израиль как можно менее зависимым от внешних поставщиков основных видов вооружений: танков, самолетов, кораблей, ракет и боеприпасов.

За рубежом приобретаются эквивалентные системы вооружений, чтобы завершить укомплектование наших боевых порядков. Данные системы приобретаются исходя из их наличия, стоимости, а также в соответствии с дипломатическими и экономическими соображениями.

Что касается области боевой авиации, то выпущены технические требования на самолет 1980 года, который позволит израильским ВВС удерживать технологическое превосходство над машинами противника как в воздушном бою один на один, так и в количественном плане. Справедливость данных оперативных требований была продемонстрирована в ходе войны 1973 года и, следовательно, они стали более актуальными. В результате ВВС Израиля требуются средства на принятие в 1977 году на вооружение истребителей F-15 и F-16, которые удовлетворяют требованиям спецификации на самолет завоевания превосходства в воздухе для 1980 года.

С 1967 года Израиль изготавливает истребители Nesher и Kfir, представляющие собой кульминацию политической воли по производству основных систем вооружения в Израиле. Данная политика является постоянной и неизменной и ведет израильские ВВС к разработке и производству самолета следующего поколения – Arie. ВВС Израиля выбрали Arie не только потому, что он соответствует оперативным требованиям, но и потому, что нашей волей является производство боевых самолетов в Израиле!»

Аргументы в пользу производства самолета в Израиле

Первоначально Соединенные Штаты не хотели продавать F-15 и F-16, но после состоявшегося 4 сентября 1975 года подписания соглашения между Египтом и Израилем относительно Синайского полуострова руководство США согласилось продать F-15. Первоначально Израилем были запрошены 50 самолетов, но первоначальный контракт был заключен на 25 машин (в конечном итоге было поставлено 106 истребителей F-15).

На фоне снижения объема поставок, вызванного какими-то внутриамериканскими причинами, аргументы в пользу собственного производства боевых самолетов вновь получили поддержку. Тем не менее, уже состоявшиеся поставки F-15 и потенциальные поставки F-16 сделали необходимость постройки собственных самолетов – особенно после ухудшения экономической ситуации в стране – менее актуальной. В целях найти партнера и разделить расходы на создание нового боевого самолета израильское правительство предложило сотрудничество Южно-Африканской Республике. Однако данная идея оказалась нереализованной. У находившейся под международным эмбарго ЮАР были более насущные потребности, да и в самом Израиле подобное предложение было воспринято негативно, поскольку сводило на нет экспортный потенциал будущей машины.

Поставки A-4 Skyhawk и F-4 Phantom II были завершены в конце 1976 года, и лишь производство истребителей Kfir позволяло израильским ВВС нарастить численность боевых самолетов до 800 машин. Истребители F-15 поступили на вооружение в декабре 1976 года, но поскольку руководство Соединенных Штатов еще не одобрило поставки F-16 в Израиль, то разработка Arie была продолжена.

От социализма к капитализму

В 1977 году партия «Ликуд» (‏ליכוד‏‎‎‎ – консолидация) выиграла выборы и сменила правившие в Израиле с 1948 года левые партии (с 1948 по 1966 «МАПАЙ» [‏מפלגת פועלי ארץ ישראל, מפא»י‏‎‎‎ – Партия рабочих Земли Израильской‏‎‎‎] и с 1966 по 1977 «Маарах» [‏המערך‏‎‎‎ – блок, массив]). Несмотря на то что процесс разработки, производства и ввода в эксплуатацию истребителей Nesher и Kfir был засекречен, общественная дискуссия относительно развития израильского истребителя и покупки американских машин началась вскоре после выборов 1977 года. В то время как правительства левых поддерживали создание истребителей Nesher и Kfir, новая администрация в нерешительности колебалась между несколькими вариантами: продолжение разработки Arie, приобретение американских преемников Nesher-а и Kfir-а или же сочетание первых двух вариантов. Подобное двойственное отношение было и к IAI – государственной компании, которую новое правительство планировало приватизировать (извечное желание всех правых…).

В июле 1977 года Моше Аренс (משה ארנס) – член правления партии «Ликуд» и бывший заместитель директора IAI (1962-71 гг.) – заявил, что Израиль должен решить что ему нужно: разрабатывать собственный истребитель, или же приобрести американские F-16. 18 июля 1977 года министр обороны и бывший командующий ВВС Израиля (1958-66 гг.) Эзер Вейцман (עזר ויצמן) [2] предложил Ирану сотрудничать в разработке нового истребителя. Эта новая попытка сотрудничества не принесла никаких результатов, вновь заставив столкнуться с высокой стоимостью разработки Arie.

В начале 1978 года руководящий комитет кнессета рекомендовал начать разработку Arie для ввода самолета в эксплуатацию в 1985 году. Опираясь на программу Kfir, будущий самолет должен был быть сравним в плане характеристик и цены с современными ему боевыми самолетами других стран. Для обеспечения будущего программы комитет рекомендовал, чтобы бюджет развития программы Arie не был частью бюджета министерства обороны, а являлся отдельной национальной программой.

Участие Египта и Ирана

В октябре 1977 года Давид Иври (דוד עברי) сменил Бенни Пеледа на посту командующего ВВС Израиля. В июле 1978 года Иври выразил свои взгляды относительно разработки израильского боевого самолета:

«Данный вопрос носит общенациональный масштаб: способен ли Израиль со своими ограниченными ресурсами производить данные самолеты? Разве самолет, не имеющий двигателя национальной разработки, удовлетворит нашим целям? Был упомянут вариант применения европейского двигателя, но кто даст гарантию, что европейское эмбарго будет менее вероятным, чем американское?

Учитывая все обстоятельства, я считаю, что в конце 1980-х годов Arie сможет хорошо вписаться в структуру израильских ВВС, но упомянутые выше оговорки должны быть приняты во внимание.

Бюджетные ассигнования на разработку самолета не должны исходить из бюджета ВВС или бюджета министерства обороны. ВВС Израиля не могут тратить из своего бюджета много средств на самолет, который поступит на вооружение через десять лет».

Очевидно, что Давид Иври придерживался линии Бенни Пеледа. Если государство решит, что разработка отечественных боевых самолетов является делом национальной безопасности и что бюджетные изменения не повредят ВВС Израиля, то у них найдется место для Arie. В августе 1978 года руководство США приняло, наконец, решение о продаже Израилю истребителей F-16, что без сомнения ставило под удар ход программы Arie.

Два внешних события послужили в Израиле поводом для размышлений: 26 марта 1979 года был подписан мирный договор между Израилем и Египтом, а 1 апреля 1979 года в Иране была свергнута монархия и страна стала исламской республикой. Если Иран начинал внушать недоверие, то в качестве дивидендов от мирного договора с Египтом можно было ожидать снижения гонки вооружений на Ближнем Востоке. Это делало планы оснащения ВВС Израиля 800 боевыми самолетами менее актуальными.

В Израиле стал ребром вопрос, что делать дальше: покупать американские самолеты, производить их по лицензии или же продолжить разработку собственного боевого самолета? Израильские ВВС хотели иметь на вооружении F-15 и F-16, к которым мог быть добавлен еще один новый истребитель по выбору правительства. Со своей стороны Соединенные Штаты предлагали несколько вариантов. Производство F-15 в Израиле считалось самым дорого­стоящим вариантом в свете небольшого числа самолетов, которые будут изготовлены. Производство F-16 в Израиле не было хорошим вариантом уже для американцев, которые согласились на лицензионное производство данного истребителя в Европе и не были заинтересованы в расширении сборочных линий, планируя производить F-16 самостоятельно. Поскольку экспортные продажи F-18 были небольшими, то с американской точки зрения наиболее реальной альтернативой представлялось производство в Израиле этих истребителей-бомбардировщиков. Израильтянам были предложены две версии этого самолета: палубный истребитель-бомбардировщик F/A-18A и более легкий истребитель F-18L, лишенный оборудования для применения с борта авианосца.

Американское предложение должно было быть представлено в начале декабря 1979 года, но было перенесено на март 1980 года. В период с 22 января по 2 февраля 1980 года делегация министерства обороны США посетила Израиль с целью изучения оперативных требований израильских ВВС и оценки производственных возможностей IAI. В ходе обсуждения израильская сторона почувствовала, что американская делегация не будет рекомендовать передачу лицензии на производство истребителя. Более предпочтительным для американцев казался вариант продажи F-16 или F-18.

От Arie к Lavi

Находясь под впечатлением, что американцы не будут идти навстречу производству своего истребителя в Израиле, и в связи с планируемым окончанием производства Kfir-ов в 1985 году, Эзер Вейцман 8 февраля 1980 года санкционировал крупномасштабную разработку в Израиле боевого самолета. Однако это был уже не Arie.

Эзер Вейцман, будучи в сердце и душе летчиком-истребителем, оценил ситуацию с хорошей степенью предвидения. Первым самолетом, предназначенным для замены, был A-4, состоявший на вооружении в шести эскадрильях (пять боевых и шестая учебная). Это требовало более легкой машины, чем F-15 и F-16, и достаточно дешевой, чтобы ее можно было приобрести в достаточных количествах. При суммировании штурмовиков A-4 и истребителей Kfir становилось очевидным, что потребуется замена 300 боевых машин.

Эзер Вейцман говорил о будущем боевом самолете как о

««спитфайре» 1980-х годов».

Это должен был быть самолет в классе 10 тонн, что позволяло ему не вступать в прямую конкуренцию с F-16, находившимся в классе 15 тонн. Легкий истребитель должен был сочетать в себе превосходство в качестве и количестве. Изменения концепции привели к новому названию – Lavi.

Вейцман-провидец

Решение Вейцмана, возможно, было основано на интуиции бывшего летчика-истребителя, нежели на сложном процессе принятия решения (за что он часто впоследствии подвергался критике). В новом истребителе была своя логика. Травмы, вызванные потерями в ходе войны судного дня, подчеркивали, что качество не всегда может полностью заменить количество. Достижения в технологии давали надежду, что легкий истребитель будет в состоянии выполнить те же задачи, что и более тяжелый. Цифровые системы снижали вес авионики, а применение композитных материалов и электрической системы управления снизили бы массу самолета в целом. Использование высокоточных боеприпасов должно было привести к сокращению нагрузки, необходимой для уничтожения цели.

Решение министра обороны было утверждено правительством 20 февраля 1980 года, и два дня спустя Эзер Вейцман сообщил министру обороны США Гарольду Брауну (Harold Brown):

«Наше предположение заключается в том, что в будущем F-15, F-16 и F-18 образуют костяк ВВС Израиля, а такие машины, как A-4, F-4 и Kfir, нуждаются в замене. Наше решение состоит в необходимости оборудования элитных частей двумястами боевыми самолетами большой стоимости (F-15, F-16, F-18).

Помимо этого существует потребность в относительно недорогих самолетах для оснащения основной части ВВС Израиля. Мы намерены заменить наши старые самолеты машиной собственной конструкции. Этот самолет будет иметь аэродинамическую схему «утка» и будет оснащен одним двигателем F404 и авионикой израильского производства.

Участие израильской аэрокосмической промышленности в модернизации ВВС Израиля важно в плане сохранения персонала и материально-технической базы, использовавшихся при производстве истребителей Kfir».

В августе 1980 года ВВС Израиля выпустили паспорт программы (fiche programme). Руководство компании IAI заявило, что планы развития исключают затраты на разработку двигателя и элементов, предоставляемых непосредственно правительством.

Вопреки широко распространенному мнению на Lavi официально не планировалась установка двигателя General Electric F404. Данное решение не было официально принято и являлось выбором министра обороны Израиля, о чем указано в приведенном выше отрывке его письма своему коллеге в США. В паспорте программы и плане развития IAI также первоначально было указано применение для Lavi двигателя F404, так как на тот момент израильтяне не имели никаких реальных альтернатив для выбора другого американского двигателя. В мае 1980 года компания General Electric уведомила министерство обороны Израиля о согласии американской стороны на производство двигателей F404 в этой ближневосточной стране. Принятие двигателя F404 казалось решенным вопросом, но состоявшаяся 25 мая 1980 года отставка правительства Эзера Вейцмана изменила все.

При подготовке паспорта программы Lavi в командовании израильских ВВС было решено, что легкого боевого самолета будет недостаточно. Нужен был более тяжелый и крупный самолет.

У компании Pratt & Whitney появилась возможность бросить вызов выбору F404. Данная компании не имела в своей номенклатуре двигателя, подобного F404, но предложила израильтянам разработать на основе ТРД F100, уже эксплуатировавшегося в Израиле на закупленных истребителях F-15 и F-16, новый двигатель PW1120. В июле 1980 года компания Pratt & Whitney анонсировала разработку двигателя PW1120 с началом летных испытаний в 1983 году и серийными поставками в 1985 году. Новейшие израильский и шведский (будущий Gripen) боевые самолеты являлись потенциальными клиентами рынка ТРД PW1120, оценивавшегося в 4000-5000 двигателей.

Израильский лев, который едва не затмил американского орла. Опытный истребитель IAI Lavi Часть 1 Эпизод 1 

Израиль заказал истребители Mirage 5, но после эмбарго, введенного Франицей 5 июня 1967 года, поставка не состоялась

Израильский лев, который едва не затмил американского орла. Опытный истребитель IAI Lavi Часть 1 Эпизод 1

 

до введенного Францией в 1967 году эмбарго израильские ВВС были почти полностью оснащены французской авиатехникой. На снимке слева направо: SO-4050 Vautour II, Mirage III, Super Mystère, MD.452 Mystère IV, MD.450 Ouragan и Fouga CM.170 Magister

Израильский лев, который едва не затмил американского орла. Опытный истребитель IAI Lavi Часть 1 Эпизод 1

премьер-министр Израиля Леви Эшколь (‏לֵוִי אֶשְׁכּוֹל‏) (в центе) во время церемонии получения первого штурмовика A-4 Skyhawk; 30 декабря 1967 года. С этого момента в израильских ВВС началась замена французских боевых самолетов американскими

Израильский лев, который едва не затмил американского орла. Опытный истребитель IAI Lavi Часть 1 Эпизод 1

премьер-министр Голда Меир (вторая слева) во время церемонии получения первого многоцелевого истребителя F-4 Phantom II; сентябрь 1969 года. В кабине самолета сидит Авиху Бен-Нун (אביהו בן-נון), командовавший ВВС Израиля в 1987-99 годах. Слева Мордехай (Моти) Ход (מרדכי הוד) – тогдашний командующий ВВС Израиля. Бен-Нун и Ход были ярыми сторонниками программы Lavi

Израильский лев, который едва не затмил американского орла. Опытный истребитель IAI Lavi Часть 1 Эпизод 1

собранный в Израиле истребитель Mirage III, получивший обозначение Nesher. Первые два экземпляра (запечатленный на данном снимке №512) были переданы в октябре 1971 года 101-й эскадрилье, базирующейся на авиабазе Хацор (בסיס חצור)

Израильский лев, который едва не затмил американского орла. Опытный истребитель IAI Lavi Часть 1 Эпизод 1

на трибуне Ицхак Рабин, выступающий на церемонии передачи первого изготовленного истребителя-бомбардировщика IAI Kfir; 14 апреля 1975 года. Компания IAI изготовила свыше 200 самолетов типа Kfir, представлявших собой соединение планера истребителя Mirage III и двигателя от F-4 Phantom II

Израильский лев, который едва не затмил американского орла. Опытный истребитель IAI Lavi Часть 1 Эпизод 1

в марте 1979 года под эгидой президента США Картера президентом Египта Анваром Садатом и премьер-министром Израиля Бегином было заключено мирное соглашение, замедлившее гонку вооружений между двумя бывшими противниками и сыгравшее сыграл важную роль в запуске программы Lavi

Израильский лев, который едва не затмил американского орла. Опытный истребитель IAI Lavi Часть 1 Эпизод 1

схемы варианта истребителя Arie, оснащенного передним горизонтальным оперением; вид спереди

Израильский лев, который едва не затмил американского орла. Опытный истребитель IAI Lavi Часть 1 Эпизод 1

модель истребителя Arie для испытаний в аэродинамической трубе

Израильский лев, который едва не затмил американского орла. Опытный истребитель IAI Lavi Часть 1 Эпизод 1

в период с 1974 по 1980 год инженеры IAI проработали несколько вариантов конфигурации истребителя Arie. На снимке двухмоторный вариант

Израильский лев, который едва не затмил американского орла. Опытный истребитель IAI Lavi Часть 1 Эпизод 1 

первый истребитель General Dynamics F-16 Fighting Falcon с опознавательными знаками израильских ВВС. Американцы задерживали поставку F-16 (первые самолеты данного типа были получены в июле 1980 года). Одно время поставки были приостановлены, что внесло большой вклад в запуск программы Lavi

Израильский лев, который едва не затмил американского орла. Опытный истребитель IAI Lavi Часть 1 Эпизод 1

Эзер Вейцман в кабине F-16. Бывший летчик-истребитель Вейцман играл ведущую роль в запуске и определении начальных параметров Lavi, которого он хотел видеть ««спитфайром» 1980-х годов»


  1. первый полет F-15 состоялся 27 июля 1972 года; F-16 – 20 января 1974 года
  2. см. «Истребители Spitfire в ВВС Израиля» в ««Le Fana de l’Aviation»» №№508-509

источник: Par Shlomo Aloni. Traduit de l’anglais par Alexis Rocher. «Israel Aircraft Industries Lavi» «Le Fana de l’Aviation» 2013-11

4
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Cirnoredstar72doktorkurganNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

doktorkurgan

В общем, насколько я понял,

В общем, насколько я понял, израильские ВВС хотели получить более современный аналог Миража-5.

redstar72

+++++++++ 

+++++++++ yes

Cirno
Cirno

Теперь, когда результат есть
Теперь, когда результат есть в железе (J-10), осталось только дождатся каких-нить учений в ЮВА, куда J-10 и F-16 прибудут лично
Хотелось бы еще видеть Flogger с AL-31N, но он появился слишком поздно и существовал в единственном экземпляре

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить