-1
2

             «С бронёю надо разговаривать на Вы…» —  Семён Израилевич Сахин.

История создания новых броневых марок стали.

 

Текст доклада к пленарному заседанию на ХХХVI годичной
      международной научной конференции » К 70-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ».
              СПб. научный центр Российской академии наук.

В 1930 г. на Ижорском заводе (ИЗ) началось производство бронекорпусов и башен лёгкого танка Т – 26 и танкеток Т – 27. Корпуса и башни изготовлялись из противопульной высоколегированной хромомолибденовой цементируемой стали. Хром и никель покупали за рубежом. Высокая стоимость такой брони и её служебные характеристики не удовлетворяли ни военных, ни производственников.
ИЗ, имевший богатый опыт производства корабельной брони, должен был быстро освоить изготовление танковой брони высокой твёрдости.
Производство танковой брони было сосредоточено на двух заводах. Южном, в Мариуполе, и на Северном, в Колпино. В Мариуполе предложили использовать для брони углеродистую сталь У-8. Идея показалась заманчивой, потому как образцы-карточки цементированной закалённой углеродистой стали хорошо противостояли пулевому обстрелу. По этой технологии на Мариупольском заводе было изготовлено около 1000 тонн брони. Дальнейшие испытания показали, что это ошибочный путь.
Встал вопрос о необходимости глубокого изучения и проверки в промышленных условиях материалов и технологии производства заготовок для танковой брони.
В 1931 г. в отделе спец. производства ИЗ существовала группа инженеров, занимавшаяся проведением опытных работ и контролем за выполнением основных операций в цехах завода. В неё входили Я.И. Куландин, О.Ф. Данилевский, С.М. Миронов и С.А. Сычёв. Они подчинялись непосредственно Н.Д. Булину, заместителю технического директора, первому заводскому орденоносцу советского периода.
Николай Дмитриевич Булин (1876-1942) был талантливым инженером практиком, изучавшим опыт производства брони на заводах Крупа в Германии. В 1929г. Булин изобрёл кольцевую нагревательную печь для нагрева трубной заготовки и получил международный Патент на это изобретение. Разработал новые марки броневой стали. Нарком тяжёлой промышленности Орджоникидзе наградил в 1936 г. Булина личным автомобилем, — «Эмкой». 30 апреля 1938 г. Николай Дмитриевич был арестован и два года провёл во внутренней тюрьме «Большого дома». Судебного процесса не было. 10 марта 1940 году его освободили. «Эмку», конфискованную при аресте, вернули, вернули и орден Трудового Красного знамен,которым он был награждён в 1936 г.
В Ленинграде в начале 1930 г. во Всесоюзном институте металлов (НИИ-13) возникла научно-исследовательская группа, так называемая «Броневая группа».
20 мая 1932 г. приказом Наркома тяжёлой промышленности Орджоникидзе из НИИ-13 на ИЗ переводятся инженеры: А.С. Завьялов, М.Н. Попов, С.И. Сахин вместе с инженером-исследователем Менделем Израилевичем Ходаком. Из них на ИЗ создаётся Отдел лабораторий во главе с А.С.Завьяловым.  В конце 1932 г. завод начал освоение в производстве танковой брони марки «ПИ» (Путиловско-Ижорской).
В течение 1933 г. был уточнён хим. состав стали, обоснована t отпуска после прокатки, установлены оптимальные t закалки и последующего отпуска. Весьма важным обстоятельством было появление чётких технологических инструкций по всему металлургическому переделу, разработанных Отделом лабораторий и опирающихся на научно-исследовательские и опытные работы, проведённые на заводе.
Появление технологических инструкций было встречено недоверчиво не только работниками цехов, но и частью руководителей завода.
Однако резкое снижение потерь от брака и существенное повышение качества брони, произошедшее после внедрения инструкций, показало правильность их внедрения в производство.
В начале 1930-х гг. в СССР, как и во всём мире, изготовление танковых корпусов и башен выполнялось в весьма трудоёмком, клёпаном варианте. В 1933 г. Отдел лабораторий закончил разработку и внедрение технологии сварки танковых корпусов и башен. Опыт ИЗ был срочно применён на других заводах, в результате чего у нас в стране и впервые в мире все корпуса и башни танков и бронеавтомобилей стали изготовлять сварными. Известность Отдела лабораторий вышла далеко за пределы ИЗ. При переходе на сварку корпусов и башен, броня марки «ПИ» оказалась мало технологична. Это побудило Отдел лабораторий начать работы по изысканию новой стали для брони, которая была бы менее легированна, более технологична и свариваема.
В электропечи было выплавлено шесть композиций стали с разными вариантами легирования. К этой работе А.С.Завьялов привлёк студентов ЛПИ Л.А. Каневского и М.М. Замятина. Один из 6 опытных слитков, из которого были изготовлены броневые плиты, показал, при обстреле на полигоне, пулестойкость, превосходящую броню «ПИ». Основными легирующими элементами были кремний, марганец и молибден. Стоимость новой стали была ниже, чем у прежней брони.
Для подтверждения технологичности и пулестойкости новой стали были отлиты две мартеновские плавки. Из этих плавок были изготовлены броневые плиты.
На основании полученных результатов по согласованию с Главным Артиллерийским Бронетанковым Управлением (ГАБУ), новой стали было присвоено наименование «ИЗ» (Ижорский завод) Из этой брони была изготовлена партия корпусов и башен танка Т-26.
В 1934 г. после проведённых полигонных испытаний танков директор ИЗ А.В. Белов и А.С.Завьялов доложили результаты проведённой работы Наркому тяжёлой промышленности. Орджоникидзе даёт указание всем заводам перейти на изготовление брони из стали марки «ИЗ». Эта сталь, с небольшой модернизацией, использовалась по назначению вплоть до 1970-х гг. прошлого столетья.
В 35 г. Отделом лабораторий была представлена новая корабельная броневая сталь марки ФД-7954, которой были бронированы крейсер «Киров» и «Максим Горький». Андрей Сергеевич Завьялов писал о новой броне: «…впоследствии мы имели возможность убедиться, что она является лучшей в мире» (Ой, пи…здит… Авт.).
Лаборатория представляла крупную организацию численностью 250 человек. 104 человека из этого числа были инженеры-исследователи. Отдел лабораторий был переименован в Центральную лабораторию завода (ЦЛЗ). ЦЛЗ стали выделяться бюджетные средства на НИР работы и на оборудование, закупаемое по импорту.
Когда в 34 г. заводу был дан заказ на броневые корпуса для танков и бронеавтомобилей для Турции, ему присвоили шифр «Ш». К заказу «Ш» отнеслись очень ответственно. По всему металлургическому переделу при изготовлении брони был установлен жесточайший контроль со стороны работников ЦЛЗ. В результате при выполнении заказа было отбраковано значительное количество броневых плит.
Когда заказ «Ш» был выполнен, ИЗ получил заказ на изготовление корпусов танков и башен для Красной армии. Техническим директором завода Р.И. Шестопаловым и его заместителем Н.Д.Булиным было предложено использовать значительную часть броневых листов и плавок, выбракованных работниками ЦЛЗ и военпредом, Геннадием Ильичём Зухером.
Руководство завода предложило использовать эту броню на том основании, что формально броневые плиты отвечали требованиям Технических Условий Главного Артиллерийского и Бронетанкового Управления Красной армии.
Как мы уже говорили при выполнении заказа «Ш» были выпущены технологические инструкции по всему металлургическому переделу: на выплавку стали, на прокат броневых плит, на термическую обработку и т.д. Однако соблюдение этих инструкций держалось на личном контроле, за всем металлургическим переделом, работников ЦЛЗ.
Между руководством завода, считавшим возможным использование оставшихся от заказа «Ш» заделов, и работниками ЦЛЗ возникли принципиальные разногласия. Военпред, инженер-полковник танковых войск Геннадий Ильич Зухер, так же как и руководство ЦЛЗ, считал использование отбракованных броневых плит невозможным при поставке танков Красной Армии.
В 1935 г. ЦЛЗ провела обстоятельные испытания танковой брони бронебойными снарядами 37 калибра. Результаты оказались неудовлетворительными. Броня не только пробивалась, но и раскалывалась при скорости снаряда ниже максимальной и расстоянии выше расчётного. Это означало, что наши танки не защищены от противотанковой артиллерии противника. Война в Испании это подтвердила.
В результате конфликта, о котором сказано выше, Завьялов и Попов были уволены, а коллектив ЦЛЗ попал в опалу. Значительное количество инженеров были направлены мастерами, начальниками смен на производство.
Однако Завьялова и Попова поддержал партком и завком завода. Вопрос был вынесен к Жданову, а 17 мая 1936 г. состоялось заседание СТО, которое вёл Сталин. Высшее ком. руководство было представлено Ворошиловым, Гамарником, Халпенским. От ИЗ были приглашены: директор Белов, Шестопалов, военпред Зухер, Завьялов и Попов. Заседание продолжалось 8 часов.
Принципиальную позицию Завьялова и Попова поддержали Орджоникидзе и Сталин.

История создания новых броневых марок стали.

Совет Труда и Обороны принял решение о коренной перестройке и укреплении броневой промышленности.
1. О необходимости создания танков, бронирование которых надёжно защищает от противотанковой артиллерии
2. Об оснащении броневых заводов современным оборудованием
3. О передаче всех броневых заводов в Главспецсталь (И.Ф.Тевосяну)
4. О реорганизации ЦЛЗ в Центральную броневую лабораторию ЦБЛ -1 ( ЦБЛ-2 была создана в г. Мариуполь, на заводе Ильича)
5. О смене руководства Ижорского завода.
6. О восстановлении на работе Завьялова и Попова.
Решение СТО повлияло на всю броневую промышленность страны. На реконструкцию и строительство Ижорского завода  были выделены из госбюджета 20 000 000 рублей, Колпино было выведено из областного подчинения и стало районом Ленинграда. Стала бурно развиваться социальная инфраструктура Колпино.
Если в январе 1936 г. в ЦЛЗ работало 266 человека, то в октябре 1938 г. в ЦБЛ-1 работало 1950 человек, в т. ч. 758 инженеров и техников. ЦБЛ-1 стала самой большой лабораторией в стране.
В конце марта 1938 года в Кремле состоялось совещание по урокам войны в Испании. Было принято решение по усилению противоснарядной защиты танков, уже в конце 1938 г. Ижорский завод изготовил, по проекту КБ Котина, броню для тяжёлого танка. Испытания прошли успешно. Этой бронёй, разработанной в ЦБЛ-1 на ИЗ, были защищены танки КВ и Т-34, лучшие танки Второй мировой войны.
1 января 1939 г. были организованы новые Народные комиссариаты: авиационный, вооружений и боеприпасов, судостроительный и др. Судостроительный наркомат возглавил И.Ф.Тевосян. Ижорский завод был передан в Судостроительный наркомат.
Вступив в должность, Тевосян в тот же день подписал Приказ о создании на базе ЦБЛ-1 научно-исследовательского института НИИ-48. Директором был назначен Андрей Сергеевич Завьялов. Часть высококвалифицированных  инженеров, из ЦБЛ-1, ушла в НИИ-48.
В ЦБЛ-1 остались: Анатолий Фролович Якимович, О.Ф. Данилевский, М.И. Ходак, Я.Н. Куландин, Дмитрий Яковлевич Бодягин, Н.М. Кандрашов, Д.Х Гершман, И.А. Фрумкин, Т.И. Михалёв. Главным металлургом был назначен Якимович. Лаборатория была введена в подчинение Главного металлурга.
В июне 1941 г. группой инженеров-ижорцев: М. Н. Поповым, А.Ф. Якимовичем, Д.Я. Бадягиным, И.А. Фрумкиным, Петром Андреевичем Романовым, Яковом Израилевичем Мащуком, и другими, при участии работников НИИ-48: А.С. Завьялова, С.И. Сахина, Е.Е. Левина, А.Я Вергазова была разработана технология выплавки броневой стали в основных мартеновских печах (ранее броневую сталь выплавляли только в кислых печах)
Новая технология была отработана на самой крупной мартеновской печи №8 ИЗ, что существенно приближало процесс плавки к большегрузным мартеновским печам заводов чёрной металлургии. Новая технология была оформлена в виде технологических инструкций, когда враг был уже на подступах к Ленинграду.
8 сентября 1941 года при артобстреле Ижорского завода  погиб начальник мартеновского цех Александр Ильич Шмаков. И.А. Фрумкин сохранил фотографию с пропуска Александра Ильича. На обороте он написал об обстоятельствах его гибели. Через 73 года внук Шмакова обратился к автору очерка с надеждой найти фотографию деда. Я отправил в Киев фото, сохранённое Иосифом Ароновичем.
8 сентября 1941 г., когда замкнулось кольцо блокады вокруг Ленинграда, Иосиф Аронович Фрумкин вывез спец. авиарейсом техническую документацию по выплавке брони в основных мартеновских печах из осаждённого Ленинграда. Самолёт с документацией сопровождали два истребителя. Из Москвы вся документация ушла на все заводы, где выплавляли броню.
Наличие технологических инструкций, созданных на Ижорском заводе, позволило заводам чёрной металлургии в начале ВОВ начать массовое производство танковой брони в кратчайшие сроки.
Приказом Наркома танковой промышленности все ведущие специалисты броневого производства  были направлены на различные заводы Урала и Сибири: А.Ф. Якимович был назначен Гл. металлургом завода №200 в Челябинск, его замом был М.И. Ходак.  Д.Я.Бадягин стал Гл. металлургом Уралмаша, О.Ф. Данилевский Гл. металлургом завода №112 в Сормово, а нач. март. цеха завода №112, назначен И.А. Фрумкин.
В 1942 г. Олег Фёдорович Данилевский был арестован, осуждён Горьковским военным трибуналом по ст. 58-10 к 15 годам ИТЛ с поражением в правах на 5 лет.

И.А.Фрумкин и коллеги Данилевского вытащили его из лагеря в 1943 году.

В 1942 г. И.А. Фрумкин был назначен Гл. металлургом завода №178 в г. Кулебаки, Л.М. Кузнецов был назначен Гл. металлургом Муромского завода, г. Муром, Г.А. Петров был назначен начальником  мартеновского цеха на Нижне-Тагильский металлургический завод.

После Сталинграда Сталин поинтересовался, чем надо помочь танковой промышленности. Нарком танковой промышленности Исаак Моисеевич Зальцман поднялся и сказал, что танковой промышленности необходим инженер Данилевский. В наступившей тишине поднялся Иван Фёдорович Тевосян и сказал: — т. Сталин, я лично знаю Данилевского и ручаюсь за него. Вопрос был решён.
Олега Фёдоровича освободили. Прямо из канцелярии ИТЛ он пришёл к Г.А Петрову, который работал на Нижне-Тагильском  металлургическом заводе начальником мартеновского цеха. В Справке об освобождении Данилевскому было предписано явиться в Свердловск в распоряжение НИИ-48. Через несколько дней Олег Фёдорович получил назначение Гл. инженером в Московский филиал НИИ-48.

За время Великой отечественной войны танковая промышленность СССР поставила фронту более 90 000 танков. Фашистская Германия  произвела за это же время 53 000 танков.

Сейчас, в канун 70-летия Победы, мы видим, как огромен и неоспорим вклад ижорских инженеров-металлургов в дело Победы в Великой Отечественной войне.

История создания новых броневых марок стали.

Испытание бейсбольного шлема. США. 1924 год.

Список использованной литературы:
1. О.Ф. Данилевский «Как делалась броня». Рукопись 1992г.
2. О.Ф. Данилевский «Воспоминания». Рукопись 1983г.
3. Г.И. Зухер «Воспоминания». Рукопись 1973г.
4. С.И. Сахин «Биография»
5. А.И. Мелуа «Инженеры Санкт-Петербурга» . Энциклопедия 1,2,3 издания 1996,1997, 2003гг
6. Л.Д. Бурим «Юбилей заводской лаборатории». Ижора-Информ №31 (145), Колпино 1999г.
7. С.И. Ривкин «Путеводная звезда». Очерк о ЦЛЗ, СПб, из-во «Гуманистика» 2004г.
8. Ю.И. Фрумкин «Броня России». Очерк, альманах «Ижорские берега» №9 2008г.
9. М.Н. Попов «Ижорская броня». Воспоминания, альманах «Ижорские берега», 2002г.

Автор: Юлиан Фрумкин-Рыбаков

7
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
2 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
7 Авторы комментариев
TungstenатиСтволярСан Санычboroda Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о

За статью спс. Хорошо скопировал.

Радует список литературы и автор

boroda

Не знаю за что минуса. Я плюс поставил.

Сан Саныч

Уважаемые коллеги , минусанули тупо хейтеры Сергей Сталк , возможно с твинками . Было бы не плохо привести ситуацию к нормали , проще говоря , скинемся плюсами .

Стволяр

И от меня однозначная благодарность и плюс за данный материал.
С уважением. Стволяр.

БПМ
БПМ

1.странно Комменты для скопированной статьи почему-то не отключены…

2.А к чему «Испытание бейсбольного шлема. США. 1924 год.»?

Tungsten

А к чему «Испытание бейсбольного шлема. США. 1924 год.»?

Это для разгона вентилятора .

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить