История России. Часть XXII — Болгарский кризис. Русские в Средней Азии (Russia Pragmatica)

1
0

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Продолжаю публиковать свой цикл про Россию Прагматическую, и сегодня будут рассмотрены несколько важных вопросов, среди которых стабилизация обстановки на Балканах, и завоевания и начало освоения русскими Средней Азии.

Содержание:

Болгарский кризис

История России. Часть XXII - Болгарский кризис. Русские в Средней Азии (Russia Pragmatica)

После оглашения результатов Стокгольмского конгресса в Болгарии поднялся вопрос о том, чем же ей быть: республикой, монархией, или чем-то еще. Власть фактически принадлежала военной верхушке во главе с генералом Драгановым, но это была только временная мера – требовалось сформировать постоянное правительство, все механизмы государственной власти, ну а заодно и решить, что делать с болгарскими мусульманами, которые тоже были болгарами – но не выказывали особой лояльности правительству. В конце концов, было решено провести уже традиционные для Балкан плебисциты по выбору формы правления государства, и его главы — правда, выбор осуществлялся Народным собранием делегатов из всех селений. На первом плебисците, прошедшем уже в 1878 году, большинство болгар проголосовало за монархическую форму правления. За этим последовали выборы монарха – рассматривались все доступные кандидатуры, согласно заранее оговоренного списка, в который толи по упущению, толи ради шутки включили заодно и турецкого султана Мурада V вместе с его братом Абдул-Гамидом. Люди, понимающие современные реалии Болгарии и международных отношений, сразу же насторожились, в России начали готовиться к очередным проблемам…. И совершенно не зря. Наибольшее количество голосов согласно плебисцита набрал сын русской императрицы Марии, Александр Владимирович. Вторым по результатам плебисцита стал другой сын императрицы, Иван, за ним шел племянник императрицы – Михаил Романов-Нарышкин. После них заметное количество голосов набрали Александр Баттенберг как абсолютно нейтральная кандидатура, и – что стало полной неожиданностью – Мурад V и Абдул-Гамид. В случае утверждения на болгарском троне родни русской императрицы баланс сил на Балканах мог пошатнуться, и западные державы, заранее готовые к такому результату плебисцита, уже начали выказывать возмущение на этот счет, но остальные кандидатуры были крайне нежелательными уже с точки России – что Баттенберг, подверженный влиянию Германии, что турки.

Результаты этого плебисцита стали причиной еще одного крупного межгосударственного кризиса. Против русских кандидатов выступила Великобритания, которая тут же нашла поддержку в лице Австрии и Германии. Австро-Венгрия при этом выдвинула своего ставленника – Фердинанда Саксен-Конбург-Готского, который готов был действовать целиком в ее интересах в случае избрания болгарским монархом. Османская империя, само собой, поддержала кандидатуру Абдул-Гамида, хотя и осталась в этом деле в гордом одиночестве. Россия и Временное правительство Болгарии, само собой, поддерживали любого из русских кандидатов. Ситуация ожесточилась, Австрия и Германия начали переброску войск к русской границе, а Великобритания провела частичную мобилизацию флота…. Но вновь свою роль сыграла дипломатия императрицы Марии, которая после Крымской войны умело играла на противоречиях между другими державами, и не допускала дипломатической изоляции Российской империи. В поддержку русских кандидатов высказалась Франция – дескать, Болгария и так уже в сфере русского влияния, русский кандидат на троне мало что поменяет. В поддержку России вновь высказалась Италия, в интересах которой был конфликт Австрии с кем-то на Балканах, лишь бы австрияки саму Италию не трогали, да еще и предложила своего «абсолютно нейтрального» кандидата, который не числился среди вариантов во время плебисцита – Амадея Савойского, уже успевшего побывать королем Испании. Великобритания после этого сменила предпочтения, и тоже выступила за Амадея, опасаясь укрепления германского влияния на Балканах через Александра Баттенберга…. Антироссийский фронт раскололся, и императрица Мария решилась на радикальные меры. Ее сыновья, Александр и Иван, отказались от прав на престол в пользу следующего кандидата – Михаила Романова-Нарышкина, племянника императрицы через ее родную сестру Софию и князя Эммануила Нарышкина. Он тоже был человеком царских кровей, и потому мог быть уверенным кандидатом на корону Болгарии, к тому же сам Михаил был хорош собой и разделял идеи панславизма, что было Болгарии только в плюс. И он согласился стать правителем Болгарии. В кратчайшие сроки он прибыл в Софию, и 7 марта 1879 года был коронован как царь Болгарии Михаил IV. Международному сообществу было объявлено, что такова воля Болгарии и ее народа, и что Романов-Нарышкин не является прямым членом династии Романовых, а значит не нарушает баланс сил в Европе.

Коронация Михаила произвела эффект бомбы в европейских кругах, особенно в Великобритании, которая уже было собралась собирать международную конференцию для решения болгарского кризиса. Большинство стран повздыхали, попричитали – и смирились с подобным исходом: в конце концов, Болгария и так уже была целиком в сфере русского влияния, Нарышкина избрали законным способом, а двое других кандидатов, слишком уж тесно связанных с русским троном, отреклись от прав на трон, так что все вроде было вполне в рамках приличий. Великобритания, осознав тот факт, что сколотить антирусский фронт не получится, также смирилась с коронацией Михаила IV. Но вот Австрия…. Совершенно другое дело. Австрийцы, смирившиеся с созданием сильной Болгарии, совершенно не смирились с тем, что она теперь будет надежно закреплена за Россией, планируя еще побороться за влияние в этом новом государстве. У кандидатуры Фердинанда Саксен-Кобург-Готского имелись и сторонники в Болгарии, которые тут же начали раскачку внутри страны. Правительственные реформы саботировались, участились случаи выступлений против текущего правительства и царя. Была получена поддержка со стороны болгарских мусульман, которые избежали изгнания – в случае чего они были готовы выступить в поддержку австрийского претендента. В 1880 году начались нападения на русских представителей, больше похожие на террористическую деятельность. Под удар попали и болгары-русофилы, начиная от простых крестьян и заканчивая такими видными деятелями, как генерал Драганов, митрополит Климент и сам царь Михаил. Впрочем, это не помешало все же утвердить государственную администрацию современного образца и принять в 1881 году Конституцию. На следующий год назначили выборы в Народное собрание, главными конкурентами в которых стали Панслависты и Народники, которые, соответственно, были сторонниками России и Австро-Венгрии. Само собой, Панслависты на выборах одержали победу. Само собой, Народники возмутились, заявили о подтасовке выборов, и усилили давление на власть. В ответ правительство провело ряд арестов самых активных австрофилов, а Народную партию упразднили как антигосударственную. И вот это уже стало последним штрихом к общей картине – после запрета партии Австро-Венгрия, еще недавно притихшая после избрания Михаила, вдруг заявила о том, что Фердинанд Саксен-Кобург-Готский – законный правитель Болгарии, что результаты плебисцита были подтасованы, и все в таком роде. Австрия опасалась прямого вмешательства России в грядущий конфликт, и потому решила использовать свою марионетку – Сербию. Недавно провозглашенный король Сербии, Милан Обренович, поддержал кандидатуру Фердинанда, который прибыл в Белград, и объявил Болгарии войну. Сербская армия уже не первый год готовилась к подобному исходу, и потому активно накачивалась не только австрийским оружием, но и различного рода «добровольцами». Всего в наступление на Болгарию выступили около 150 тысяч человек.

В Болгарии также ожидали войны, и потому оказались готовы к ней. По экономическим причинам полевая армия была ограничена 120 тысячами человек, но все они были достаточно хорошо вооружены и подготовлены к военным действиям. Имелось большое количество русских офицеров и добровольцев, к тому же Россия неофициально оказывала поддержку болгарам, что компенсировало малую численность армии. Во главе войск встал герой войны с турками, генерал Драганов, и двоюродный брат болгарского царя, Иван Владимирович Романов, который был известным болгарофилом и точно так же воевал в Балканской войне, заслужив генеральское звание. Первое наступление сербов на Софию, развернувшееся в июле-августе 1882 года, удалось остановить у Сливницы, где разыгралось крупное сражение с большими потерями с обеих сторон. Ожесточенности конфликту добавляли и взаимные болгаро-сербские счеты, и то, что в обеих армиях сражались не просто солдаты, а ветераны тяжелой войны с турками. Обе стороны были сильно замотивированы, по крайней мере на государственном уровне – Фердинанд обещал в случае победы передать сербам Македонию, а Михаил говорил об «исторической справедливости» и возвращении территорий, населенных болгарами, в состав национального государства – подразумевались прежде всего Юго-Восточная Сербия и Северная Македония с городами Пирот, Враня, Куманово и Скопье, которые по Стокгольмскому миру перешли сербам. И Австро-Венгрия, и Россия были не против подобных приобретений своими «младшими братьями», так как вместе с этим усиливались и их собственные позиции на Балканах. Как бы то ни было, после сражения у Сливницы, несмотря на большие потери, болгарская армия перешла в контрнаступление и смогла вернуть под контроль все утраченные территории, вытеснив сербов на запад. Параллельно с этим сражения прошли и на других участках границы – севернее, в районе Видина, и в Македонии. Сербы показали себя хорошими солдатами, но им все же не хватало и хорошего командования, и припасов. От недостатка припасов начинала страдать и болгарская армия – война «по правилам» требовала огромных затрат ресурсов. В результате этого к октябрю сражения затихли, и армии перешли на зимние квартиры. Мириться пока еще никто не собирался, обе стороны готовились продолжить войну.

Первыми в 1883 году начали наступление сербы. На сей раз они изменили направление удара, вторгнувшись в Македонию. Одновременно с этим начались волнения среди болгарских мусульман, стали собираться отряды башибузуков, началась резня в ближних христианских селениях. Болгарская армия была вынуждена разделить силы, отправив часть войск вместе с территориальной милицией на подавление восстания. С башибузуками и прочими армия не церемонилась, и ее действия вызвали новую волну исхода мусульман из Болгарии. На западе тем временем сербы уже заняли практически всю Македонию, но при попытке повернуть на восток были вынуждены остановиться, а затем и вовсе отступить – болгарская армия, хоть и ослабленная отсылкой войск, сама перешла в наступление, разбила небольшие отряды сербов у Пирота, и вступила в Ниш, перерезав линии снабжения сербских войск. Те были вынуждены ускоренным темпом идти на север с целью вернуть город, но болгары Драганова также не спали, и у Лесковаца произошло еще одно крупное и тяжелое сражение, которое болгары выиграли. Кружными путями сербскому командующему, Милойко Лешанину, удалось вывести свои войска из наметившегося окружения, однако удержать дальнейшее наступление болгар он не смог. К тому же восстание болгарских мусульман уже подавили, а Македонию вернули под контроль царя Михаила, который, к слову, присоединился к армии, предвкушая дальнейший победный марш…. И этот марш все же случился. Перегруппировавшись, болгары в конце лета двинулись в наступление на север. Сербская армия могла лишь сдерживать их, давая арьергардные бои, пока наконец не оказалась прижата к Дунаю и отрезана от столицы у Смедерево, где Лешанин был вынужден капитулировать.

Однако здесь вмешалась большая политика – против Болгарии выступила Австро-Венгрия, заявив, что если болгарские войска приблизятся ближе чем на 10км к сербской столице, то двуединая монархия выступит против них. Болгары, само собой, остановили свое наступление, а из России в Вену пошли депеши и предупреждения о том, что если Австро-Венгрия вмешается в «сугубо местный и второстепенный конфликт, к тому же начатый не Болгарией», то Россия также будет считать себя свободной в своих решениях – что звучало как замаскированная угроза войны. Король Милан Обренович и сам уже был не рад тому, что решился на войну с болгарами, но приходилось выполнять функции австрийской марионетки, и делать вид, что все хорошо. В конце концов, Сербия и Болгария пошли на мирные переговоры, прошедшие в нейтральной столице – Афинах, которые свелись к переговорам между российским и австрийским представителями. В конце концов, мирный договор, с учетом полного разгрома сербов, выглядел для болгар большим достижением – Фердинанд Саксен-Кобург-Готский отказывался от претензий на болгарский трон, а Сербия передавала Болгарии спорные пограничные территории с городами Пирот, Враня, Куманово и Скопье. В ответ Болгария и Россия признавали Милана Обреновича королем (так как титул был самопровозглашенный, то признавать его другие государства не спешили, и королевством Сербию признали только Австрия вместе с государствами-сателлитами), а Сербия окончательно признавалась австрийской сферой влияния. На этом болгаро-сербская война завершилась.

История России. Часть XXII - Болгарский кризис. Русские в Средней Азии (Russia Pragmatica)
Болгария после войны с Сербией

Конфликт этот фактически похоронил идеи панславизма, так как конфликт шел между двумя православными славянскими государствами. Старые лозунги о единстве всех славян пошли прахом, и некогда просто напряженные отношения между двумя славянскими народами – сербами и болгарами – обострились до предела. С другой стороны, Россия значительно укрепила свои позиции на Балканах, там появилось достаточно большое и сильное, а главное – дружественное государство, и началось постепенное расширение влияния на остальные территории региона. Уже третий член династии Романовых занимал трон дружественных государств, что выдвигало эту фамилию в один ряд с другими влиятельными династиями Европы, которые также раздавали своим родственникам короны различных держав. Ну а для Балкан, помимо негативных эффектов, имелись также и положительные – территории Греции и Болгарии постепенно превращались в оплот стабильности и прогресса, где христиане из коренного населения чувствовали себя вполне благополучно. На какое-то время наступил «золотой век» русской сферы влияния на Балканах….

вернуться к меню ↑

Русские в Средней Азии

История России. Часть XXII - Болгарский кризис. Русские в Средней Азии (Russia Pragmatica)

Средняя Азия в XIX веке становилась традиционной головной болью Российской империи. Казахские степи постепенно осваивались, казахи переходили на оседлый способ жизни и превращались просто в еще один народ большой и сильной империи, но на южных границах при этом постоянно шла борьба. Кочевые туркмены, Хива, Коканд, Бухара – все они были примерно такими соседями, какими некогда было Крымское ханство и кавказские горцы для России. Случались набеги, похищались люди, в ханствах процветала работорговля. Ответные рейды часто оборачивались неудачами – из 8 крупных операций за 1840-е годы только 5 завершились относительно успешно, 2 пришлось прервать, а одна и вовсе завершилась разгромом русских. Сказывалась и малочисленность русских войск, и местные географические условия, и отсутствие толковых лидеров, способных адаптироваться к окружению – и потому положение сохранялось, хоть оно и считалось неприятным. Ситуация осложнилась в 1830-е годы, когда Великобритания в стремлении отодвинуть границы своих колоний подальше от Индии вышла к Афганистану. Он был последним препятствием на пути к Средней Азии, а там – и к русскому Казахстану. В случае, если бы Великобритания закрепилась там, положение России грозило стать шатким. В Бухару, Хиву и Коканд уже начало попадать английское оружие, пускай еще в незначительных количествах. Более того – начались восстания среди казахов, которые хоть и не представляли серьезной угрозы из-за небольшого размаха, но все же были тревожным сигналом. Стало ясно, что дальше так продолжаться не может, и России придется выбирать – или ослабить свои позиции и допустить возникновение угрозы Казахстану, а тем, при неудачном стечении обстоятельств, и Уралу – или же перейти самой в наступление и ликвидировать угрозу. Россия, само собой, выбрала второй вариант. Начались переброски войск, формировались новые части и особая, Туркестанская армия – правда, численность ее никогда не превышала численности обычного армейского корпуса. Однако решительное наступление какое-то время откладывалось по разным причинам.

Началось оно лишь в 1848 году, и под удар попало Кокандское ханство. Отряд в 8 тысяч человек с кавалерией и артиллерией возглавил генерал Лукьян Синицын – «новый русский», из старообрядческой семьи, добившийся своего положения благодаря реформам предыдущих царей, открывшим социальные лифты для простолюдинов, и выдающимся организаторским и военным навыкам. Материальная часть похода была поставлена образцово, особое внимание уделялось снабжению и защите от жары. Вместо обычной униформы темно-зеленого цвета была специально изготовлена белая, ставшая затем стандартной униформой различных «колониальных» частей Российской империи. На вооружении имелись многочисленные винтовки, шрапнельные снаряды к орудиям. Были предусмотрены меры против цинги, в качестве кавалерии были завербованы казахи из числа лояльных родов. Выступив в поход, Синицын сразу же столкнулся с кокандской армией, и в ходе нескольких сражений разбил ее. Быстрота и решительность, хорошая материальная подготовка позволила небольшой русской армии быстро развить наступление на юг. С ходу была взята крепость Ак-Мечеть, построенная в 1820 году для защиты от русских. Не дожидаясь подхода постоянного гарнизона и оставив несколько рот для ее защиты, русские войска продолжили наступление. В 1848 году пала еще одна крепость – Туркестан, в начале 1849 года – Аулие-ата, а в 1850 – Пишпек. После этого, впрочем, продвижение русских войск остановилось – требовалось закрепиться на новых территориях, дождаться подхода поселенцев, собраться с силами. Для защиты строящихся русских колоний войск едва хватало, и потому дальнейшее наступление постоянно откладывалось. А вскоре случилась Крымская война, и дальнейшее завоевание Средней Азии вовсе отложили в долгий ящик.

Однако уже вскоре после окончания Крымской войны ситуация в регионе обострилась. Англичане значительно усилили поддержку местных правительств, появились и турецкие эмиссары. А в 1860 году Кокандское ханство и вовсе объявило газават против русских. Очень быстро они собрали 20-тысячную армию, и та двинулась в наступление. Захваченный ранее Пишпек попал в осаду, все русские поселения в округе были разрушены, а поселенцы убиты или уведены в рабство. К Коканду присоединились Бухара и Хива, в поддержку газавата высказались и туркмены, совершившие несколько набегов на русские территории через Хивинское ханство. Ситуация серьезно осложнялась, и требовались экстраординарные меры для ее разрешения. В 1862 году командующим Туркестанской армией назначили Михаила Соболева – человека отчаянного и упорного, воевавшего в Крымскую войну под началом генерала Еремеева, который не раз отмечал воинские таланты своего подчиненного. Вместе с ним в регион прибыли массовые подкрепления, новое оружие, включая еще экспериментальные нарезные орудия. Статус Туркестанской армии вырос до элитного, она получила высокий приоритет в пополнении, перевооружении и снабжении. Собрав в кулак около 15 тысяч штыков и сабель (из них около 6 тысяч войск 1-й линии и 9 тысяч второстепенных подразделений, предназначенных для гарнизонов захваченных крепостей), Соболев сразу же выступил в поход. План действий его был основательным, и требовал значительных усилий и времени. В Петрограде четко обозначили цели для туркестанцев – завоевать Среднюю Азию, дабы та перестала быть проблемой для России, а для этого необходимо было занять все сколь-либо значимые населенные пункты в регионе. Коканд, как главный источник смут и волнений, само собой послужил первой целью Соболева. Началась затяжная война, в которой полевые сражения чередовались с осадами и штурмами. К 1865 году пал весь Восточный Коканд, а в 1866 году была взята штурмом крупная крепость Ташкент, причем соотношение сражавшихся было далеко не в пользу русских – у Соболева под рукой были лишь 3,5 тысячи человек против примерно 36 тысяч «воинов газавата». Тем не менее, дисциплина, лучшее вооружение и качественное снабжение позволили избежать крупных потерь. Более того – сразу же после штурма Ташкента Соболев собрал все доступные у него войска (около 5 тысяч) и ускоренным маршем двинулся на Коканд. Столица ханства к подобному оказалась совершенно не готовой, и потому быстро пала. Кокандское полностью перешло в распоряжение русских, хотя хану удалось бежать и возглавить своеобразное «правительство в изгнании» в Бухаре, которая продолжала войну. В Коканде, Ташкенте и прочих городах обосновалась русская гражданская администрация и гарнизоны, и территории официально вошли в состав Российской империи. Как и ранее, за армией практически сразу же шла волна поселенцев, которые закрепляли завоевания, основывая новые крепости и населенные пункты. Среди них находились и деятельные люди, с ходу начавшие процесс освоения новых территорий, развивая сельское хозяйство и ведя разведку и разработку полезных ископаемых.

Год 1868 прошел в пограничных стычках, но крупных сражений не случилось. Причин тому хватало – русские готовились к новому витку войны, а Хива и Бухара наоборот «расклеились» и готовились к обороне по отдельности, не планируя наступательных операций или совместных действий после падения Коканда. А между тем план Соболева отталкивался от наихудших опасений, и потому был сложным и затратным, из-за чего и пришлось взять паузу. Планировались две крупные независимые экспедиции – восточная Соболева, и западная Кауфмана. Соболев, собрав под своим началом около 8 тысяч человек, должен был нанести удар по Бухаре от Коканда, в то время как силы Кауфмана планировалось высадить силами Волжской военной флотилии на юго-восточном берегу Каспийского моря, основать там опорный пункт, и начать постепенное продвижение к Хиве. При этом Кауфману в своих действиях требовалось опираться на железную дорогу, которую предстояло еще построить – финансировать ее строительство пришлось целиком государству, хотя спустя некоторое время к нему присоединился и частный капитал. Помимо этого, осуществлялись еще три вспомогательных удара небольшими силами с севера, которые должны были очистить от враждебного присутствия пространство от Сырдарьи до Амударьи, а заодно отвлечь силы Хивы и Бухары от основных ударов. Наступление началось в 1869 году, и проходило хоть и с затруднениями, но в целом успешно. Уже в первый год удалось подчинить значительные территории Бухарского эмирата, включая Самарканд и Душанбе, а на берегу Каспийского моря появилось поселение Красноводское, от которого по направлению на Хиву началось строительство железной дороги. Попутно Кауфман вел военные действия с туркменами, постепенно подчиняя их русскому влиянию. В 1870 году была взята и Бухара, а к 1871 уже вся территория эмирата попала в руки русских. Оставался последний крупный игрок в регионе – Хива, и наступление на нее началось в 1872 году. Был с ходу взят город Ургенч, а Хива попала в осаду. В день 15 августа 1872 года произошло знаменательное для региона событие – у стен города объединились армии Соболева и Кауфмана, последняя действовала в небольшом отрыве от железной дороги, которая была уже практически завершена несмотря на все затруднения, и которая уже стала гордостью Туркестанской армии и России в целом. Хива пала уже 21 августа, в плену, помимо защитников крепости, оказались ханы Хивы и Коканда, и эмир Бухары. Здесь же, в Хиве, 3 сентября 1872 года был подписан договор, по которому эти три государства официально входили в состав Российской империи. Ханы и эмир формально сохраняли свою власть, но фактически становились лишь марионеточными де-юре лидерами, а всеми делами заправляла русская администрация.

Однако этим завоевание Средней Азии не завершилось – остались еще беспокойные регионы. Самым крупным из них была территория туркменов с крупным городом Мервом, который формально входил в состав Хивы, но с 1870 года вышел из ее подчинения. Сюда направил свои усилия генерал Соболев после падения Хивы. Боевые действия с туркменами оказались куда более сложными, чем против кокандцев, бухарцев и хивинцев – они были отличными воинами, особенно племена текинцев, в результате чего две первые экспедиции против них понесли большие потери и были вынуждены отступить. Тогда было решено действовать тем же способом, который ранее помог Кауфману по пути к Хиве – строить железную дорогу, и действовать, опираясь на нее. Впервые в России были применены первые прообразы бронепоездов, а точнее отдельные вагоны, укрепленные за счет мешков с песком и толстого листового железа. На некоторых таких вагонах устанавливались полевые орудия. Как и в прошлый раз, первоначально финансирование выделялось исключительно за счет государственной казны, но уже вскоре к нему присоединился частный капитал, привлеченный возможностями выращивания в Средней Азии хлопка, для вывоза которого требовалась развитая инфраструктура. Постройка дороги началась в 1875 году, и уже в 1876 году был очищен от враждебного присутствия оазис Геок-Тепе, а текинцы разгромлены в ходе решительных сражений у железной дороги. В 1878 пал Мерв – и уже в этом году полотно железной дороги достигло города. Подобная методика подчинения земель, с помощью железной дороги, стала в России легендарной, и породила различные шутки вроде «туркестанцы воевали не штыками, а лопатами». Эффективность этого подхода была достаточно высокой – к 1879 году были подчинены все туркменские территории, а отряд генерала Михелева даже столкнулся с афганской армией в долине реки Кушка и выиграл сражение. Впрочем, на этом завоевание Средней Азии для России почти что завершилось – сражение у Кушки стало причиной серьезного обострения отношений с Великобританией, которая видела в русском продвижении на юг угрозу для Индии. Дело едва не дошло до войны, но в 1880 году произошла Тегеранская конференция, установившая границу между Россией, Персией и Афганистаном, и дальнейшая экспансия России в регионе носила уже непрямой характер.

Пока затухали бои в Средней Азии, уже шло активное освоение присоединенных территорий, в чем русские проявили небывалую ранее активность и предприимчивость. Прежде всего, конечно же, дело касалось развития местной инфраструктуры и логистики – для связи между территориями требовались развитые пути сообщений, прежде всего – железные дороги. Помимо того, что строилось в процессе боевых действий, стали возникать и новые ветки, идущие от строящегося Транссиба на юг, через территории казахов в Бухару, Самарканд, Ташкент, Коканд и прочие крупные населенные пункты. Активно совершенствовалось местное сельское хозяйство, началась реализация проектов по постройке оросительных каналов, которые, в свою очередь, должны были обеспечить возникающие хлопковые плантации – Средняя Азия воспринималась прежде всего как источник этого ценного сырья для текстильной промышленности. Появился достаточно большой напор переселенцев – прежде всего рабочих и научных исследователей, составлявших карты и осуществлявших поиск полезных ископаемых. Обнаруженные запасы практически сразу же начинались разрабатываться, особенно месторождения угля, серебра и золота. Все это, конечно же, вызвало сопротивление со стороны местных, которых начали «оттирать» от экономической деятельности. Впрочем, значительная часть местного населения постепенно включалась в новые правила игры русского капитализма, а остальные становились жертвами не целенаправленной деятельности переселенцев, а старых обычаев и привычек, из-за чего традиционное хозяйство оказалось неконкурентоспособным в сравнении с новым. Периодически случались выступления против русской власти, в том числе и вооруженные, а в 1884 году и вовсе грянуло восстание, которое возглавил хан Коканда. На этот случай в регионе сохранялась Туркестанская армия, которая оперативно подавляла любые выступления, в том числе и это – участники были наказаны ссылками с лишением имущества, а хана попросту низложили и изгнали с территории империи. Постепенно Средняя Азия вместо проблемного региона и постоянной головной боли превращалась в полноценную провинцию большой империи, и стала приносить доходы и стратегические выгоды. Впрочем, действительно выгодным приобретением эти территории стали уже после смерти императрицы Марии.

33
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
9 Цепочка комментария
24 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
arturpraetorWasaanzarИз майкудука.Ansar02 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

byakin

Еще одно продолжение России

Еще одно продолжение России Прагматической средней унылости.

почему уныло? по-моему очень интересно и увлекательно

 

st .matros

Михаила Соболева 

Михаила Соболева 

Андрей Толстой

Уважаемый коллега Артур

Уважаемый коллега Артур Праэтор,

Прочитал с интерсом. Не скажу, что впечатлило, но мило, симпатично и правдоподобно +++++++++++!!! Но вот волнуют меня два вопроса. Первый скорее не к Вам, а к уважаемому коллеге anzar. Меня всегда волновало, а почему бы царем не избрать своего местного болгарина? Какого-нибудь Семеона III или Луку I? Зачем на болгарский престол обязательно зажают, то Саксен-Кобургских, то Баттенбергов, то Романовых? Причем, что характерно, как в нашей альтернативной литературе, так и в не нашей. Неужели «маленькая», но гордая Болгария не заслужила своего царя? На фига её «пришлые варяги»? Пусть хоть кто-нибудь мне объяснит сей феномен. Неважно кто. А второй вопрос уже к Вам. Если в России столь интенсивное железнодорожное строительство, то надо бы поскорее класть (ложить) :)))))))))))))) железную дорогу в Персию (Иран) и столбить за собой территории. Опять же по собственной железке богатства Персии, вывозить сподручнее, если нагличане Суэц перекроют. Поляков и Ротшильд, Вам в помощь. И обязательно сделать её экстерриториальной как КВЖД. Свое управление, свой корпус охраны. И да не обойдусь без маленького хвастовства. Я там в «Они могли быть такими» пару новых БрКр, выложил. Как по мне, так на №36 имеет смысл взглянуть.

                                                  С уважением Андрей Толстой

st .matros

Коллега, а из кого выбирать?

Коллега, а из кого выбирать? В отличии от других балканских стран вроде Румынии и Сербии, сохранивших хоть какую-то автономию, Болгария была просто вилайетом Османской Империи. Там не было хоть какой-нибудь болгарской элиты, кроме, может быть, церковной. (Как они от греков-фанариотов отпихивались, это отдельная, очень интересная тема). Максиму кем мог быть богарин при турках, это мелкий торговец, священник, сельский учитель. Собственно от этого многие последующие проблемы Болгарии. Что делать понятно, а вот как…

Андрей Толстой

Уважаемый коллега st.matros,

Уважаемый коллега st.matros,

Коллега, а из кого выбирать? В отличии от других балканских стран вроде Румынии и Сербии, сохранивших хоть какую-то автономию, Болгария была просто вилайетом Османской Империи. Там не было хоть какой-нибудь болгарской элиты, кроме, может быть, церковной. (Как они от греков-фанариотов отпихивались, это отдельная, очень интересная тема). Максиму кем мог быть богарин при турках, это мелкий торговец, священник, сельский учитель. Собственно от этого многие последующие проблемы Болгарии. Что делать понятно, а вот как... Но ведь народное собрание, в Болгарии было. Представителей собрали. Пусть бы каждая фракция народного собрания выдвинула своего кандидата на царство. Набравшего максимальное количество голосов помазали бы на царство, с огрничением прав, превратив Болгарию в конституционную монархию. Правда, как правильно заметил уважаемый коллега Артур Праэтор, быть с международным признанием такого монарха я не знаю. Впрочем а нужен ли Болгарии — царь? Может быть имело смысл превратить Болгарию в парламентскую или президентскую республику. Мне кажется, что в этом случае Болгария избежала бы некоторых проблем.

                                       С уважением Андрей Толстой

anzar

Набравшего максимальное

Набравшего максимальное количество голосов помазали бы на царство, с огрничением прав, превратив Болгарию в конституционную монархию.

Болгария и была в реале конституционная монархия. Народное собрание могло запустить процедуру детронации владетеля! (сейчас бы назвали «импийчмент») Русские емисары дали Болгарии одну из самых демократических конституции (не как себе)))) Расчет видимо был на русофилство народа, в противовес козням великих сил…

И таки да- в те времена неблагородник на троне- нонсенс, во всю Европу только 2 республики…

Ansar02

!!! Всё понравилось. Вопросов

yes!!! Всё понравилось. Вопросов нет. Отличная работа.

Ansar02

!!! Всё понравилось. Вопросов

Дубль.

Из майкудука.

Казахские степи постепенно Казахские степи постепенно осваивались, казахи переходили на оседлый способ жизни  Увы, вплоть до революции не сильно в этом направлении продвинулись. Если на юге, в районе семиречья, входившем в состав Бухарского ханства и в 19 веке было развито сельское хозяйство, но приобладало вертикальное кочевое скотоводство, как наиболее выгодное. А вот остальные территории занимались меридианной откочёвкой, очень трудной, а сельское хозяйство было да же в северных районах рискованное. А главное не было транспортных путей вывоза товаров. Максимально можно развить посевы в басейнах рек Табол, Ишим, Иртыш. Да и то твёрдых сортов пшеницы, а это в основном манка или булгур, или вообще макаронные изделия придётся Вам развиать в своём государстве. Кукуруза подойдёт. Вобщем осёдлое земледелие без возможности вывоза продукции не пойдёт, только железные дороги, так как навигация ограничена по времени. Ну а Казахстанский мелкосопочник это вообще мраки.  Лучше осёдлое животноводство с выращиванием кормовых и немного продуктов «для себе». Животноводство имеет одно неоспоримое преимущество, «товар» сам передвигается. Ну и соответственно переработка шерсти и кожи, плюс заготовка мяса. Правда возникает проблема социального уровня, земля не являлась частной собственностью, это владения рода, пастбища делились уже внутри рода. И ещё у казахов деления на жузы и далее на рода, а не кланы. Принадлежность к определённому… Подробнее »

Wasa

Любо…. Но сербов вы не

Любо…. Но сербов вы не любите Артем. Как Вячеслав Кондратьев не любит болгар.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить