История России. Часть X — Император Александр I (Russia Pragmatica)

0
0

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Продолжаю публиковать свой цикл «Россия Прагматическая», и сегодня речь пойдет о начале правления императора Александра I, которое по совпадению пришлось на то же время, что и правление реального императора того же имени и порядкового номера. Рассказано будет про первые реформы императора, подготовку к большой европейской войне и ее начало, а именно участие России в Третьей и Четвертой коалиции.

Содержание:

Император Александр I

История России. Часть X - Император Александр I (Russia Pragmatica)

Условно себе можно представить моего Александра I как реального Николая I. По крайней мере, я отталкивался именно от этого

Подрастающий цесаревич Александр был личностью неординарной, столь же выдающейся, сколь и странной. У него были свои взгляды на любую тему – крестьян, развития экономики, личной гигиены, порядков совершения церковной службы, и т.д., причем многие из этих взглядов он старательно доносил до сведения окружающих. Он почти всегда игнорировал сословные различия людей, презирал алкоголь и курение, обожал «творческий беспорядок», но не терпел хаос. Все это развилось в его детские годы, и было подкреплено либеральным по меркам своего времени образованием и образом жизни, при котором у юного цесаревича попросту не вырабатывались сословные предрассудки. При этом он активно «чудачил», причем эта привычка никуда не делась и после взросления, а его чудачества становились все более серьезными. «Наш цесаревич безумен», писал один из придворных мужей, член реакционной партии дворян – той партии, которая всегда подвергалась со стороны Александра насмешкам и нападкам. Также Александр любил красиво себя показывать, бросать афоризмами и резкими фразами, и до жути обожал женское общество, из-за чего частенько получал нагоняй со стороны родителей – по слухам, уже в 15 лет он имел как минимум трех любовниц, причем самой младшей из них было 22 года, а старшей – 29. Когда из Франции пришла весть о принятии там Конституции, кто-то из придворных резко высказался на этот счет – мол, таких делов нам не надо. В ответ цесаревич, находившийся рядом, с сумасшедшей улыбкой сказал, что не видит в Конституции ничего плохого, если она будет русской и написана русскими людьми. У многих присутствующих дворян едва не случился сердечный приступ. Но это было сущей мелочью в сравнении с тем, что говорил Александр на тему Великой Французской революции в 1790-м году – «Революция? Боже, какая глупость! Но глупость эта столь великолепна, что не будь я цесаревичем и наследником России, то помчался бы во Францию обычным волонтером». Придворные и дворяне, священники и сторонники старых порядков, сложив все эти факты вместе, стали серьезно опасаться за судьбу государства после того, как цесаревич станет царем….

Впрочем, это была лишь показная сторона цесаревича Александра Иоанновича, и близкие люди знали его с совершенно другого ракурса. Он очень много внимания уделял собственному образованию, в том числе военному – был неплохим мореходом и хорошо знал теорию судостроения, но куда бóльших успехов достиг в теории сухопутной войны. Его учителями, среди прочих, были Румянцев, Потемкин и Суворов – одни из лучших полководцев своего времени, причем все они признавали юношу очень талантливым в военном деле, сравнивая его с Александром Македонским. Развивал цесаревич также свои навыки управления государством, причем проявлял заметную настойчивость во всех делах. Впрочем, его управленческие навыки все же были не столь высоки, как это требовалось, но зато у Александра было четкое понимание того, какие реформы в России необходимо проводить и как добиваться тех или иных результатов. Его помощником в административных делах был младший брат Алексей, которому пришлось фактически бросить службу на флоте ради помощи в государственных делах. Значительное влияние цесаревич стал уделять научно-техническому прогрессу, который, по его мнению, должен был стать залогом могущества России в будущие годы. Именно при Александре лейб-гвардии Инженерный полк превратился в научно-техническую испытательную базу, в которой пробовались множество новинок, как в военной сфере, так и в гражданской, а сам полк с 1792 года фактически уже не нес постоянную охранную службу, а целиком сосредоточился на исследовательской деятельности. В него принимали всех, кто обладал достаточным образованием, навыками и идеями, в результате чего штат соединения стал раздуваться, хоть его численность так и не превысила отметку в тысячу человек.

В 1793 году, в возрасте 23 лет, Александр стал соправителем при своей матери, императрице Анне, хотя ранее он уже не раз привлекался к государственным делам. Соправителем его сделали сразу же после его женитьбы на Наталье Суворовой – дочери великого русского полководца, объявленного князем Рымникским, с правом наследования этого титула. Княжна Суворова была доброй, спокойной женщиной, и была полной противоположностью своего мужа. Тем не менее, цесаревич уделял своей жене много внимания, старался окружить ее любовью и комфортом, и даже на время прекратил свои любовные похождения на сторону, хоть и не отказался от них насовсем. Наталья Александровна терпела все чудачества и выходки мужа, и оставалась до конца верной ему женой, родив ему пятерых детей. В качестве соправителя при матери Александр развил бурную деятельность, направленную на укрепление императорской власти и реформ своих матери и деда, многие из которых в отдаленных уголках империи были еще не закончены. Именно он настоял на третьем разделе Польши. Также цесаревич Александр поддерживал войны на Кавказе, называя горцев «пятном позора на чести России, пока они грабят русских людей», и послужил твердой опорой «экономически ценного населения» — крупных землевладельцев, промышленников и купцов, которые при его участии переживали расцвет и фактически свели влияние старого дворянства к минимуму. При участии Александра как соправителя были снаряжены многие экспедиции по поиску драгоценных металлов в Сибирь, Дальний Восток и Аляску. Участие в управлении государством его было все больше, а его матери – все меньше, в результате чего после отречения Анны I от престола больших перемен или потрясений в государстве не произошло. Из-за задержки Александр I вместе с императрицей Натальей короновались только 4 февраля 1797 года, не встретив при этом никакого сопротивления. Народ и правящие слои государства и без этой условности видели в нем лидера, причем лидера многообещающего и талантливого, и готовы были идти за ним до последнего – или, по крайней мере, не стоять у царя на пути.

вернуться к меню ↑

Реформы

Первой крупной реформой императора Александра I стала образовательная. Вопросы образования тревожили Романовых еще начиная с Петра I [1], и правители всячески добивались его распространения и повышения уровня, но Александр, сам бывший человеком очень образованным, возвел требования на абсолютно новый уровень. Уже в сентябре 1797 года был принят ряд законов – снижались ограничения для получения среднего и высшего образования, полностью отменялись сословные ограничения, создавались дополнительные бюджетные места в самых важных ВУЗах, субсидировалось расширение Мариинского института. Но самое главное – это, конечно же, принятие 24 сентября 1797 года закона о всеобщем начальном образовании. Отныне в каждом населенном пункте, где имелись какие-то школы, дети обязаны были посещать занятия и учиться элементарным знаниям, которые в будущем могли им пригодиться на любой работе. При этом частично финансовые обязательства поддерживания системы начального образования ложились на волостные земства, а частично осуществлялось субсидирование из государственного бюджета, вводился дополнительный, хоть и весьма небольшой, налог на содержание школ для состоятельных слоев населения. Не отменялись при этом церковно-приходские и «солдатские» школы, сохранялись полковые школы милиции. Несмотря на всю передовую суть этой реформы, во многом она стала половинчатой и даже преждевременной – далеко не во всех селениях и волостях имелись школы как таковые, а их постройка требовала еще какого-то времени, не говоря уже о подготовке учительских кадров. В результате закон о всеобщем образовании не сделал его в самом деле всеобщим, но, по крайней мере, он способствовал увеличению темпов его роста, благодаря чему Россия постепенно догоняла передовые страны Европы [2].

Образовательная реформа сильно встряхнула русское общество, но Александр I не намеревался останавливаться – его правительством был подготовлен и утвержден в 1799 году проект так называемой «сословно-административной» реформы. Осуществлялось окончательное и решительное разделение гражданской, военной и судебной властей, значительно развивалась судебная система, составлялся новый Всероссийский Судебник, в котором объединялись все наработки былых времен. Сословные привилегии по отношению к закону окончательно упразднялись: отныне каждый, и безродный крестьянин, и князь были равны перед законом, и одинаково платили за нарушение этих законов вплоть до смертной казни, для чего вводилось понятие «Гражданин Российской империи». Единственными неподсудными людьми в государстве оставались император с супругой и прямыми наследниками, и то чисто формально – наказание за нарушение закона членами императорской династии определялось лишь ее лидером, и могло быть абсолютно любым – от помилования до смертной казни даже за мелкие поступки. Устанавливались четкие права на частную собственность, ее неприкосновенность. Объявлялась веротерпимость, хотя делался акцент, что государственной религией остается православие, и государство будет прилагать все усилия для его укрепления. Снимались некоторые ограничения с прессы, вводилось понятие презумпции невиновности. Реформировалась Тайная канцелярия – отныне из органа личной безопасности государя-императора она расширяла штат и функционал. Закончена эта реформа была манифестом 4 апреля 1800 года, от которого у многих консерваторов волосы встали дыбом – многие из его пунктов по сути повторяли французскую Декларацию прав человека и гражданина, которую во многих странах воспринимали как угрозу монархическому строю. На это обратили внимание самого императора, на что тот с усмешкой ответил – «Зачем мне бояться революции, если я сам революционер?». И действительно – при Александре государство стало преображаться настолько, что даже появившиеся было в России офицерские революционные кружки стали менять свою ориентацию и становиться национально-монархическими: если во Франции для перемен требовалась революция, террор и масштабные войны с половиной Европы, то в России эти перемены происходили по инициативе самого императора, который фактически начал устраивать в стране революцию без кровопролития. Новое законодательство, а также выделение субсидий и создание благоприятных условий подстегнули развитие российской промышленности, в результате чего в начале 1800-х годов в государстве постепенно начала набирать обороты промышленная революция, хоть ее темпы в этот период заметно уступали английским и французским.

Но все эти реформы стали второстепенными для Александра I, так как он, предчувствуя будущие потрясения и будучи человеком склонным к военному делу, решил кардинально преобразовать и расширить армию. В этом ему помогал его тесть, Александр Суворов, который с 1797 года стал военным министром империи и развил бурную деятельность по преобразованию русской военной машины – благо, экономика государства позволяла сделать многое, а армия былых времен уже давно поглощала довольно небольшую долю государственных расходов. Сам Суворов плохо подходил для поста министра, но ему в помощники был назначен Василий Киселев — человек с достаточно бедным воображением, но прекрасный функционер и верный сторонник новой России. Первым делом был пересмотрен вопрос офицерского корпуса и образования – отныне в офицеры свободно допускались люди незнатного происхождения, а требования по знаниям к офицерскому составу значительно повышались. Усложнялись экзамены, которые требовалось проходить при повышении в звании, причем условия пересдачи также ужесточались, что усиливало отсев плохих кадров и позволило повысить качество высшего офицерского состава. Кроме того, реорганизовывалась униформа, система снабжения, создавались новые полки и дивизии. В 1800 году началась серьезная модернизация артиллерии, которую закончат лишь к 1820-м годам – ее смысл заключался в полном переходе полевой армии на единороги разных типов за счет отказа от пушек, что должно было значительно расширить возможности полевых частей. В этом же году приняли на вооружение новую винтовку, бывшую на тот момент одним из лучших образцов нарезного оружия в мире – ее производство налаживалось в Туле, и планировалось иметь такое оружие в каждой пехотной роте хотя бы в количестве 2-3 на 100 человек личного состава. Развивались и тактические наставления, в том числе благодаря самому Суворову, который записывал и систематизировал свои взгляды и опыт – еще при жизни полководца они станут обязательными для изучения в армии [3]. Флот полностью переходил на кремневые орудийные замки, внедрялись новые технологии строительства кораблей, создавались новые проекты морской корабельной артиллерии, строились береговые укрепления…. Военные расходы империи значительно возросли, однако это признавалось допустимым в сложившихся условиях. Несмотря на то, что Александр I не стремился лезть в какие-то крупные внешние конфликты, на его правление их пришлось великое множество – пришлось и отстаивать былые завоевания, и воевать с европейскими гегемонами, и вынужденно расширять свои границы из-за неспокойных соседей. И первым крупным конфликтом его царствования стали войны на Кавказе.

вернуться к меню ↑

Кавказ, Грузия и Персия

История России. Часть X - Император Александр I (Russia Pragmatica)

На Кавказе с 1798 года шла уже четвертая, необъявленная Кавказская война. Кабардинцы, присмирев после поражений, за несколько лет восстановили силы и начали враждебные действия против русских и осетинских гарнизонов. Началась планомерная партизанская и противопартизанская война – группы повстанцев совершали набеги на русские и осетинские поселения, а те в ответ совершали рейды по лесам и аулам кабардинцев, действуя методами Потемкина — ликвидируя всякого, кто оказывал сопротивление, и выселяя всех остальных. Активно практиковалось усыновление малых детей и их крещение в православие, женщин также крестили и отдавали в жены в дальние поселения, а то и вовсе куда-то далеко. Столь жестокие действия были лишь ответом на жестокость – кабардинцы обычно или убивали всех без разбора пола и возраста, или брали пленных и продавали их в рабство, что оставалось распространенным среди горцев «бизнесом». Тем не менее, сказывался фактор поддержки России – присылались войска, оружие, боеприпасы, совершались рейды силами регулярной армии. В конце концов, после семи лет войны, в 1805 году остатки кабардинцев или присмирели, или покинули границы своих земель, отправившись в Черкессию, Чечню или Турцию. К этому моменту собственно мусульманского кабардинского населения на территории Малой и Большой Кабарды осталось чуть более 20 тысяч, и это были в основном лояльные русским поселения, которые между уничтожением и подчинением выбрали последнее.

В день 22 января 1798 года умер правитель объединенного Картли-Кахетинского грузинского царства, Ираклий II, и в Грузии началась война между претендентами на престол. Законный правитель, Георгий XII, обратился за помощью к правительству России, и Александр I поддержал его. В Картли-Кахетию вошли русские войска, заняв все важные населенные пункты и вытеснив претендентов в Имеретию и Османскую империю. Вскоре царь Георгий умер, и претенденты вновь заявили о своих претензиях на царский трон, не прекращая грызню между собой. Александр I, осознавая, в какое болото превращается Грузия, решил действовать радикально. Было объявлено, что в сложившихся условиях для сохранения безопасности Картли-Кахетии требуется… Упразднить ее государственность! Войска уже находились на ее территории, и в 1801 году царство было включено в состав Российской империи на правах губернии. В соседней Имеретии это восприняли крайне болезненно – местный царь, Соломон II, опасался усиления власти России в регионе и обратился за помощью к туркам. Это стало известно в России, и еще до установления тесного контакта между турками и Черноморский флот начал блокаду берега Имеретии, а русские войска вступили на ее территорию и, сметая сопротивление незначительных грузинских войск, заняли всю территорию царства – в июне 1802 года было объявлено о присоединении Имеретии к России на правах губернии. Соломон II был вынужден отречься от престола в письменном виде и бежал за границу, к туркам. В течении следующих 20 лет, различными средствами, от подкупа до ввода войск, были включены непосредственно в состав России все остальные мелкие грузинские княжества – их полунезависимость считалась ослабляющим фактором и угрозой южным границам России. При этом на низшем административном уровне сохранялась грузинская администрация, которая, впрочем, требовала реорганизации и подтягивания уровня образования для соответствия русским стандартам. Многие местные знатные династии, проявившие лояльность русской администрации, были включены в русское дворянство и всячески поддерживались, противники же русской власти наоборот преследовались, изгонялись или ссылались в другие регионы.

Это категорически не понравилось Персии, которая уже восстановилась после длительного упадка и начала понемногу возвращать утраченные территории. В начале 1800-х годов она уже восстановила контроль над азербайджанскими ханствами, однако при попытке вторгнуться в ханства, которые давно уже включила в свой состав Россия, 5-тысячная персидская армия в 1802 году была наголову разбита силами двух русских батальонов (чуть более тысячи человек). С этого момента началась русско-персидская война, в которой русские войска вместе с армянскими и грузинскими добровольцами находились в меньшинстве – всего свободными Россия имела от 10 до 15 тысяч человек максимум, в то время как персы действовали армиями численностью до 50 тысяч человек. В ходе первого этапа войны – с 1802 по 1806 год – Россия остановила несколько вторжений персов и нанесла им ряд тяжелых поражений. Тем не менее, ситуация в Европе вынуждала обратить внимание туда, и между Россией и Персией было заключено временное перемирие. Впрочем, оно быстро было разорвано самими персами, которых поддержали политически французы и финансово — англичане, несмотря на то что Англия и Франция на тот момент воевали друг с другом. Персия реорганизовала армию и в 1808 году вновь развила наступление, однако на этот раз у России нашлись и свободные войска, и способные генералы – персидская армия была вдребезги разбита, а затем русские войска сами перешли в наступление. Были взяты Ардебиль и Тебриз, ряд второстепенных крепостей, разбиты небольшие персидские отряды – и персы были вынуждены пойти на мир. По нему государства признавали граница возвращалась к той, которая была между государствами в 1802 году, т.е. с признанием персами включения в состав России северных азербайджанских ханств, а Россия признала за Персией возвращение в ее состав южных ханств. Кроме того, устанавливался порядок и условия торговли между Россией и Персией. Война установила окончательные границы между Россией и Персией, однако не стала последней в череде русско-персидских конфликтов.

вернуться к меню ↑

Третья коалиция

История России. Часть X - Император Александр I (Russia Pragmatica)

Пока в России проходили перемены, Европа воевала. Французская республика оказалась очень агрессивным и живучим образованием, яростно сопротивлялась попыткам вторжения контрреволюционных войск и даже постепенно начала проводить агрессивную политику завоеваний, подчиняя всё новые земли и раз за разом громя армии Первой и Второй коалиций. О себе заявил молодой полководец Наполеон, который постепенно сосредотачивал в своих руках власть во Франции, а в 1804 году он и вовсе провозгласил себя императором. Александру I на европейские дела было, как говорится, глубоко фиолетово – его волновали лишь вопросы развития своего государства, а Франция была далеко. Однако если раньше у него существовали подозрения по поводу агрессивных намерений Франции, то после коронации Наполеона он окончательно утвердился во мнении, что далекая империя начинает претендовать на титул европейского гегемона. В этом случае даже далекой России следовало определиться – заключить союз с Францией, или же выступить против нее. Были факторы и за, и против для любого варианта – так, с одной стороны Франция уже традиционно интриговала против России и поддерживала ее врагов, а сама Россия состояла в союзе с Австрией, которая выступала строго против Наполеона. С другой стороны, делить с французами, казалось бы, особо было нечего, зато другой противник России во внешней политике, Англия, мог не пережить франко-русского союза. Однако и сама Англия, интриговавшая против России и спонсировавшая ее врагов, выступала также в качестве ценнейшего торгового партнера – что, в свою очередь, делало Россию почти союзником англичан и почти врагом французов. Все эти, а также множество других доводов толкали императора к принятию простого решения – выжидать время, играя от нейтралитета, однако этому уже не суждено было случиться. Австрия и Великобритания «осаждали» русского царя, умоляя того выступить против Франции, так как все остальные сильные государства уже потерпели поражения, а из Парижа пришли сведения, полученные через агентуру – Наполеон якобы обмолвился о том, что после того, как он завоюет господство в Европе, он пойдет в Россию, дабы лишить Великобританию значительной части торговли. Существовала реальная вероятность того, что эта информация была предоставлена англичанами, и русским агентам банально приплатили за ее передачу – по крайней мере, иных доказательств особых планов Наполеона касательно России пока не было, однако все это, в конце концов, склонило Александра I к мысли о том, что с Францией воевать все же придется, однако и в этом случае он предпочел дождаться вестей еще и от русского посланника в Париже, которому была дана задача оценить возможности и перспективы русско-французских отношений. Ответ его был неутешительным – «Союз России с Францией возможен только в случае подчинения Петрограда Парижу; в ином случае, рано или поздно, Франция станет русским соперником, так как Россия может понадобиться Наполеону для победы над Великобританией». И уже после получения этих вестей был заключен союзный договор сначала с Великобританией, а затем и с Австрией и Швецией, которые должны были выступить против Франции единым фронтом. Россия обязывалась выставить 100-180-тысячную армию в поле, причем специально оговаривались размеры английских субсидий за каждые 100 и отдельные 10 тысяч человек, выставленных против Наполеона. Кроме того, Великобритания предоставляла России достаточно большой заем под низкие проценты на модернизацию русской военной промышленности, хотя имперская администрация на самом деле использовала его для развития экономики государства в общем.

Война Третьей коалиции началась в сентябре 1805 года, и сразу же пошла для союзников неудачно. Пока Россия собирала свою армию, австрийцы уже начали терпеть поражения от Наполеона, который лично возглавил войска. Под Ульмом капитулировала 72-тысячная армия фон Лейбериха, до этого вторгшаяся в Баварию не дожидаясь русской 50-тысячной армии под началом генерала Кутузова, в результате чего русским пришлось отступать под натиском французов в одиночестве. Весь план войны полетел к чертям, и вместо войны на вражеской территории пришлось срочно перебрасывать войска в Моравию. Возглавил их лично император Александр I, ранее командовавший войсками лишь на учениях. Впрочем, при нем были также опытные генералы Артемий Винник и Алексей Долматов [4], выступавшие в качестве советников, а также накопленные за многие годы знания и навыки, перенятые у Суворова и прочих русских полководцев. В результате этого его армия и армия Кутузова объединились вместе близ селения Аустерлиц, а вскоре туда подошла и австрийская армия во главе с императором Францем II. У русских насчитывалось 75 тысяч человек, у австрийцев – 25 тысяч. На военном совете мнения разделились. Австрийский генерал Вейротер настаивал на том, что у французов не более 40 тысяч человек, и вместе со своим императором отстаивал план по охвату французских войск своим левым флангом. Александр вместе с Кутузовым, которого он назначил своим заместителем, восприняли этот план более чем прохладно, тем более что Кутузов был уверен в гораздо большей численности французской армии, которая достигала 80 тысяч человек. В конце концов, был составлен компромиссный план: австрийские войска во главе с Вейротером и русскими частями, в общей сложности около 30 тысяч человек, в то время как остальные русские войска занимали центр (Кутузов, 20 тысяч человек) и правый фланг (15 тысяч, Багратион). Отдельно располагались резервы – сводный австро-русский кавалерийский отряд князя фон Лихтенштейна [5] и царевича Петра Ивановича, и пехотный резерв под началом генерала Долматова – лучшие части русской гвардии. Австрийцы были вынуждены смириться с этим планом, хоть и были уверены в победе, а при таком раскладе роль победителей Наполеона принадлежала именно им. Сам Наполеон не знал, чего ожидать от русского царя, и посчитал, что тот согласится с австрийцами – а австрийцы, конечно же, решат устроить обход его центральных позиций. В результате этого французские войска были расположены так, чтобы имитировать малую численность и завлекать австрийцев начать обходной марш и разделить свои силы; при этом французский центр насчитывал около 60 тысяч человек, и в его обязанности вменялось сокрушить центр русских войск.

История России. Часть X - Император Александр I (Russia Pragmatica)

Схема расположения войск перед битвой при Аустерлице. Стрелками указаны первоначальные планы обеих сторон

Битва началась 2 декабря 1805 года и стала первым серьезным военным испытанием императора Александра I и русской армии за долгое время – войны с турками, персами и шведами не шли ни в какое сравнение с войной против французов. Как и следовало ожидать, австрийцы начали обходной марш и отделились от основных войск, в то время как русские войска заняли Праценские высоты по центру и начали постепенное выдвижение правого фланга на охват французского центра. Дождавшись, когда австрийцы растянут фронт, Наполеон бросил свой центр в наступление – на 20 тысяч русских обрушились 40 тысяч французов из корпусов Бернадота и Сульта, а на 15-тысячный отряд Багратиона насел 20-тысячный корпус Жана Ланна. Встречный бой на правом фланге прошел с переменным успехом, но по центру стала складываться угрожающая обстановка. Французы упорно шли вперед под огнем русской пехоты и артиллерии, постепенно продавливая центр. Здесь впервые себя проявил полководческий талант императора Александра – видя нерешительность остальных генералов, он взял инициативу на себя. В бой была введена резервная артиллерия, а кавалерии Лихтенштейна был отдан приказ – нанести удар по флангу наступающих французов через пока еще ничейную полосу земли дабы выиграть время, а Долматов вместе с русской гвардией отправился на освободившийся после ухода австрияков участок фронта, чтобы оттуда нанести удар по другому флангу наступающих французов. Он прекрасно понимал, что время играет за него, и что надо действовать, иначе французы прорвут центр – но если выдержать их натиск, то австрийцы закончат фланговый обход и нанесут удар Наполеону в тыл, чего тот может уже не пережить. Сам он вместе с Кутузовым и Винником отправился к сражающейся русской пехоте в центр, намереваясь поднять ее боевой дух и помочь чем угодно. Русская пехота, несмотря на двукратное численное преимущество противника, пока еще держалась – сказывались последствия реформ Суворова и воспитанный в течении поколений высочайший боевой дух и дисциплина, а также вера в царя, особенно когда тот прибыл к ним и стал подбадривать солдат. Тем не менее, потери пехота несла огромные. То тут, то там начинались штыковые схватки. В один из моментов в бой пришлось вступить самому императору, возглавив Кавалергардский полк, который осуществлял его личную охрану во время кампании – отговорить его от участия в атаке не удалось, но она завершилась успешно, а сам Александр вышел из нее невредимым. Ситуацию немного облегчила контратака Лихтенштейна и царевича Петра Ивановича – русские и австрийские кирасиры, драгуны и уланы нанесли мощный удар по пехоте корпуса Бернадота и отбросили ее ценой больших потерь, выиграв время для передышки. Тем не менее, силы русской пехоты были на пределе, Александр дважды водил своих Кавалергардов в атаку, спасая положение, и вот-вот линия фронта русских войск должна была рассыпаться. И тут в бой вступили гвардейцы во главе с Долматовым. Их появление было великолепным – ровным строем, под пение дудок и грохот барабанов, с широко развевающимися знаменами в бой шла пехота двух пехотных дивизий Гвардейского корпуса Русской Императорской армии. Видя, что их товарищи держатся из последних сил, а французы торжествуют, гвардейцы еще более укрепились в намерении победить или умереть. Их появление поддержала артиллерия. Французы, не готовые к такому повороту, попытались было выдвинуться навстречу и нанести контрудар, однако тщетно – гвардия неистовствовала, сметая все на своем пути. Части корпуса Сульта, уже потрепанные обороняющейся русской пехотой, начали в полном порядке отступать, ведя ответный огонь по русским гвардейским стрелкам. Наполеон в ответ ввел в бой свою гвардию, и на поле боя встретились лучшие с лучшими. Завязались упорные штыковые бои. Пленных не брали – не было времени и возможности возиться с ними, легкораненые относили более пострадавших солдат в полевые медпункты, не обращая внимания на национальную принадлежность. Кавалерия Лихтенштейна, сильно потрепанная, повторила свою атаку, и заставила отступить части корпуса Бернадота, при этом и Лихтенштейн, и сражавшийся рядом брат русского царя, царевич Петр Иванович, были ранены. Кровопролитие в центре продолжалось.

Однако исход боя уже был предрешен. Обходящие русско-австрийские войска были встречены силами корпуса Даву, и в ходе коротких стычек австрийцы побежали вместе со своим императором. Дохтуров, возглавлявший русские войска на этом участке, начал отводить их под атаками французов и, чтобы выиграть время, был вынужден отправить в контратаку всю имевшуюся у него кавалерию. Та понесла большие потери, но задачу свою выполнила – Дохтуров оторвался от преследования и отвел свои части к русскому центру, выстроив оборону между сражающейся русской гвардией и озером Зачан. Повторные атаки французов на русскую пехоту не принесли большого успеха – к Дохтурову примкнули гвардейские полки, сильно потрепанные, но полные боевого задора, и остановили Даву. Видя складывающееся патовое положение, Наполеон решил отправить последний резерв – конницу Мюрата – в атаку на правый фланг русских, где упорно сражался князь Багратион. Удар французской конницы смял его порядки, началось отступление, некоторые части побежали. Сильно измотанный правый фланг отступил к русскому центру. Еще одна попытка французов переломить ход сражения здесь потерпела неудачу. Время близилось к вечеру, солдаты обеих сторон жутко устали, и потому битва прекратилась. Александр, принявший командование уцелевшими русскими и австрийскими войсками, решил отвести войска за реки Литаву и Раусниц, и на следующий день, если потребуется, повторить сражение, однако 21 ноября оказалось днем мирным, а 22 числа русские войска уже ускоренным маршем отступали прочь, на восток.

Битва под Аустерлицем стала поражением союзнической армии, однако поражение это было «почетным» — русские войска не были разбиты, хоть и понесли чудовищные потери. Общие потери союзников составили около 32 тысяч убитыми и раненными, самые тяжелые потери пришлись на кавалеристов Лихтенштейна и пехоту русского центра. Вдобавок к этому, около 10 тысяч австрийцев сдались в плен. Сам царь Александр был дважды легко ранен в бою – пуля попала ему в грудь, но не пробила кирасу, лишь глубоко вмяв ее, попутно сломав царю ребро, а за несколько часов до этого во время атаки ретивый французский гренадер распорол касательным ударом штыка левое плечо русского императора. Несмотря на поражение, боевой дух в войсках был высочайшим – сказывалось и героическое поведение участников в ходе сражения, и заработанный во время боя авторитет императора, в которого русские солдаты теперь поверили беззаветно и готовы были идти за ним хоть в пекло, так как тот не страшился сам водить в атаки войска, неплохо командовал ими в бою и всячески поддерживал своих солдат во время отступления, ведя себя как простой солдат. Наполеон потерял в сражении около 24 тысяч солдат и офицеров, и это были достаточно серьезные потери, к которым он не привык. Не привык он и к отсутствию решительной победы над врагом – сопротивление русских сломить не удавалось, они бились яростно, до самого конца, и мало сдавались в плен, что говорило об их высочайшей дисциплине. Тем не менее, битва принесла свои плоды – Австрия пошла на сепаратный мир с французами после такого разгрома, и Третья коалиция распалась. Однако Александр I отказывался заключать мир и при помощи Великобритании стал формировать Четвертую коалицию, готовясь к продолжению войны. Потрепанные русские полки были отведены на восток, где начали восполнять свои потери и готовиться к лету 1806 года.

вернуться к меню ↑

Примечания

  1. Петр Великий действительно имел пунктик по поводу образования. Вот после него, увы, на образование по большому счету забили, хотя были возможности его активно продвигать.
  2. Обязательное начальное образование к 1797 году имелось во многих государствах Священной Римской империи включая Пруссию и Австрию, а также в Шотландии и частично США. Вопреки устоявшимся теориям, последними обязательное начальное образование, не считая Российской империи, в Европе приняли Англия и Уэльс, хотя до этого имелась довольно развитая система необязательного начального образования. Аналогична ситуация и среди других образованных государств – во Франции обязательным начальное образование стало в 1881-1889 годах, хотя и без этого процент образованного населения там был достаточно высок.
  3. Думаю, с учетом относительно спокойной жизни, фавора у императора (родственники!) и хорошего медицинского обслуживания, Суворов может прожить лет на 5 больше реала.
  4. Оба генерала выдуманы.

33
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
8 Цепочка комментария
25 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
arturpraetorстанислав кst.matrosВадим Петровanzar Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
anzar

+++ коллега Артур,

+++ коллега Артур, понравилось хотя читал в основном «военную» часть.

если во Франции для перемен требовалась революция, террор и масштабные войны с половиной Европы, то в России эти перемены происходили по инициативе самого императора, который фактически начал устраивать в стране революцию без кровопролития.

Хм, не знаю что сказать… но на то и альтернативы smiley

А новый сайт- пока еще слишком «новый»… И да, введу правописную реформу русского- вместо ы  буду писать и. Я пишу фонетично, ы копирую, а новий редактор всегда копирует с интервалами, что надоедает((

Ест ли у вас доступ к «старой» папке с картинками? И каков их размер в етом посте- в старих постах уже не разширяются при кликании. Хотели как лучше….

Wasa

Коллега очень не плохо, есть

Коллега очень не плохо, есть конечено вопросы, но они не критичные.

st .matros

по слухам, уже в 15 лет он

по слухам, уже в 15 лет он имел как минимум трех любовниц, причем самой младшей из них было 22 года, а старшей – 35.

Попахивает геронтофилиейfrown В 15 лет надо влюбляться в ровесниц. А 35 в ту пору возраст  … не первой свежести.

Суворов — министр? Нуниняю… главком из него классный, а вот министр… там все-таки несколько иные способности нужны.

А вообще ++++!

Bull

Коллега — очень революционно,

Коллега — очень революционно, аж дух захватывает. Но понравилось — в душе противоречий не вызывает, скорее наоборот. +++++++++++++yes

Есть одна заковыка:

В этом же году приняли на вооружение новую винтовку, бывшую на тот момент одним из лучших образцов нарезного оружия в мире – ее производство налаживалось в Туле, и планировалось иметь такое оружие в каждой пехотной роте хотя бы в количестве 2-3 на 100 человек личного состава. 

Как бы весьма рано вы этот термин ввели. Ну, что это не штуцер я сразу понял. Но к тому моменту винтовка именовалась «винтовальным ружьем». И как я понял вооружались ими «застрельщики» — лучшие стрелки в ротах.

NF

++++++++++

++++++++++

Андрей Толстой

Уважаемый коллега Артур Уважаемый коллега Артур Праэтор, Прочитал с большим интересом ++++++++++++++!!! Новое законодательство, а также выделение субсидий и создание благоприятных условий подстегнули развитие российской промышленности, в результате чего в начале 1800-х годов в государстве постепенно начала набирать обороты промышленная революция, хоть ее темпы в этот период заметно уступали английским и французским. — Однако и сама Англия, интриговавшая против России и спонсировавшая ее врагов, выступала также в качестве ценнейшего торгового партнера – что, в свою очередь, делало Россию почти союзником англичан и почти врагом французов. Взаимоисключающие тезисы. Для Великобритании и той же Франции, Россия важна в качестве сырьевого придатка, а не конкурента. Прошу прощения, что напоминаю Вам, но для успешного промышленного развития требуются три составляющие: дешевая рабочая сила, источники сырья и рынки сбыта. Причем последнее как бы не главное. Производят для того, что бы продать, а не для того, что бы складировать, а иначе кризис перепроизводства. Именно за внешние рынки весь 18 и 19 век, велась борьба. Вот только в Вашей альтернативе, они как-то не просматриваются. Европейским рынкам от России нужно только сырье, товароемкость внутреннего рынка ограничена. А внешних рынков я что-то не наблюдаю. Может быть я, что-то пропустил? Но Вы знаете мой принцип – «критикуешь – предлагай». Может ли… Подробнее »

станислав к

А Котляревского не пора

А Котляревского не пора упомянуть?

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить