История России. Часть VIII — Императрица Анна Петровна (Russia Pragmatica)

0
Add to WishlistAdded to wishlistRemoved from wishlist 0

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Продолжаю публиковать цикл про Прагматическую Россию, и сегодня речь пойдет о новой императрице – Анне Петровне, или же Анне I, которая примет власть у своего отца, Петра II, и будет править в конце XVIII века, решая по ходу дела накопившиеся проблемы и справляясь с наметившимися кризисами.

Императрица Анна Петровна

Так себе можно представить Анну Петровну Романову, дочь Петра II и внучку Петра Великого, в молодые годы. В реальности — Екатерина Гольштейн-Бекская.

Цесаревна Анна Петровна Романова, младшая дочь Петра II, была девушкой умной и строгой, но недостаточно решительной. С этим активно пытался бороться ее отец, но и управлять государством, и воспитывать дочь времени все это не хватало, и потому вопреки желаниям пришлось довериться нянькам, которые ничего не смогли сделать, и учителям, которые также не смогли привить Анне Петровне решимость. Специально для ее обучения вместе с другими придворными девочками был создан Институт благородных девиц, но как цесаревна она также посещала и другие занятия, куда другим девочкам доступ был закрыт, включая основы военного дела – Петр II считал, что его дети и наследники должны быть специалистами широкого профиля дабы хотя бы по минимуму разбираться во всех государственных делах. Там она подружилась с князем Иваном Волковым, с которым они быстро нашли общий язык и отлично понимали друг друга. Семья Волковых пользовалась при дворе большим успехом и считалась благонадежной, или, как говорил сам глава семьи, Василий Волков, «император не доверял мне меньше, чем большинству других дворян». Это, а также личные качества подрастающего Ивана, который был младшим сыном Василия, обусловили заключение матрилинейного брака между Анной и Иваном. Иван в письменном виде отказывался от прав на трон и даже коронации императором, получив титул царевича, а после коронации жены – консорта. Все дети от брака принадлежали династии матери, т.е. Анны Петровны.

Коронация Анны Петровны была проведена 14 сентября 1768 года, и уже скоро начались проблемы. К ней заявилась делегация дворян с «челобитной» — фактически набором требований по отмене многих реформ, а заодно с прошением разрешить покупать крепостных крестьян и распространять крепостничество на остальные регионы России. Столь смелый поступок был обусловлен тем, что при дворе все еще существовала оппозиция реформам, пускай и ушедшая в глубокое подполье, а сама императрица была известна нерешительностью, и пока еще не освоилась с управлением государством. Императрица подверглась давлению со стороны дворянской партии, и была вынуждена подписать часть предложенных законов, лишь бы избавиться от делегатов. Теоретически, ничего особо противозаконного они не сделали, однако та легкость, с которой им удалось продавить откат реформ, вскружила дворянам голову. Между тем, о произошедшем узнал Волков, и буквально сразу же в дело пошла Тайная канцелярия. За теми, кто приносил челобитную, была установлена слежка, а когда члены тайной партии собрались вместе — на них обрушились солдаты. Задержанием лично руководил консорт — Иван Волков не собирался так просто упускать власть из рук своих и своей жены, да и был ярым сторонником реформ в России, воспринимая дворян-реакционеров как врагов государства. Против арестованных было составлено дело о гос. измене, причем до сих пор неизвестно, какие улики были сфабрикованы, а какие найдены в процессе расследования и дознания. Неизвестно, были ли правдивыми главные обвинения в заговоре с целью свергнуть, а то и убить царицу, работе на иностранные правительства, казнокрадстве и даже мужеложстве. Как бы то ни было, большая часть дворян отделалась относительно легко — ссылкой на срок от 5 до 15 лет с частичным лишением собственности. Главные участники тайной партии реакционеров были сосланы на Аляску с полным лишением собственности и всех чинов и званий, а четверым, которые в личной переписке упоминали о возможном убийстве царицы, отрубили головы. Этим Волков дал понять всем, что не уступит просто так власть своей супруги дворянам, не даст помыкать ею, и жестоко расправится с любым, кто попробует манипулировать им или императрицей. Подписанные ею бумаги изъяли и сожгли, откат реформ так и не успел начаться. В дальнейшем Волков практически никогда не покидал Анну Петровну, обеспечивая ей защиту от чужого влияния, и вместе они стали довольно необычным и своеобразным дуэтом, который благодаря уму царицы и решительности Волкова позволил и дальше проводить запланированные Петром II реформы.

Эта история стала последним эхом возмущения со стороны дворянства радикальными реформами отца новой императрицы. В дальнейшем еще тлело недовольство, организовывались тайные кружки противников реформ, но все это уже имело характер клубов по интересам и не приводило ни к каким практическим результатам. Дворянство, желающее заполучить власть в стране, проиграло войну с имперской администрацией, возглавляемой императрицей. Но это выступление стало не единственным последствием реформ Петра II, с которым пришлось бороться Анне Петровне, и даже не самым серьезным – впереди еще была Крестьянская война.

Крестьянская война 1769-1772

Несмотря на все реформы императора Петра II, положение крестьян в России оставалось достаточно тяжелым. Крепостные целиком зависели от произвола своих господ, и чем дальше они проживали от крупных городов – тем меньше шансов было на то, что их жалобы будут услышаны. Положение государственных крестьян тоже не отличалось простотой – несмотря на реформу общин, во многих местах те продолжали действовать старыми методами, в результате которых из простых крестьян выкачивались деньги и уходили на сторону. А тут еще и умер царь Петр II, которого в народе обожали, и прошел слух, что сейчас всех начнут обратно записывать в крепостные. Их подкрепляли – случайно, или специально – различные охочие люди и дворяне, которые, зная о слабовольности царицы, планировали вернуть былые порядки. Сказывалось и непонимание в народе многих прогрессивных реформ Петра II – хоть они и объявлялись благом, но у крестьян складывалось совершенно другое впечатление, как будто хорошие реформы при плохом исполнении дворян на местах ухудшали их положение (что характерно — во многих случаях так и было). Значительно подогрел ситуацию слух о попытке переворота в столице – и хотя ситуация быстро разрешилась благодаря смелым действиям консорта, свое грязное дело он сделал. В 1769 году начались серьезные волнения, которые первое время имели бессистемный характер и в целом контролировались, но все же были тревожным звоночком.

Но тут полыхнуло на Яике [1]. Местные казаки всегда отличались особым своеволием, а царские власти систематически игнорировали это и продолжали проводить централизацию в Яицком войске. Росло возмущение, среди казаков произошел раскол – часть выступала за возвращение былой вольницы и сохранение выборности войскового атамана. А тут еще и по реформам 1760-х годов были установлены дополнительные ограничения на все казачьи войска, и если где-то на Кубани или в Причерноморье это не играло такой большой роли, то на Яике реформа стала последней каплей. В 1770 году вспыхнуло восстание под началом Афанасия Овчинникова [2], к которому присоединились казахи. К нему стали стекаться беглые крепостные и крестьяне, «ищущие справедливости», и простой различный лихой люд. Овчинников осмелел и объявил себя цесаревичем Алексеем Петровичем, якобы выжившим, но скрытым сыном Петра II и Марии Меншиковой. В таком случае у него могли иметься права на престол, и он провозгласил себя полноправным императором, который проследит за тем, чтобы все было по справедливости и по заветам его горячо любимого отца, Петра II. И что удивительно – народ «клюнул», и под знаменами Овчинникова стали собираться многочисленные, но плохо вооруженные войска. После этого взбунтовались еще и башкиры. В который раз уже России аукалось Смутное время с его самозванцами….

Императрица Анна не хотела лишний раз проливать кровь своих же поданных, да и войска требовались для начавшейся войны с Османской империей, но что-то делать было надо. Местные войска – в основном лояльные казаки и гарнизонные полки, сильно уступавшие по боевым качествам регулярной армии – вели себя нерешительно, что отдало инициативу в руки мятежников. Овчинников собрал под своим началом до 40 тысяч человек и осадил Оренбург, но крепость держалась. Волнения бывших крепостных в остальных регионах удалось сдержать и усмирить без большого кровопролития, хотя небольших стычек хватало с избытком. Горели заводы, деревни, города были в страхе. Вокруг бунтовщиков возникли слухи, не соответствующие действительности, но сильно возвеличивающие их, в результате чего волнения стали появляться даже там, где ранее было спокойно. Некоторых особо деспотичных дворян убили свои же крепостные. Случались погромы и на заводах, где хозяева нещадно эксплуатировали рабочих, заработав их ненависть. В конце концов, на Урал прислали Петра Алексеевича Бровкина, сына сподвижника Петра II, вместе с двумя полками регулярной пехоты. Собрав лояльных казаков и гарнизоны в кулак, он деблокировал Оренбург и нанес ряд поражений восставшим. Овчинников бежал, и стал собирать на Яике еще одну армию, но Бровкин был неутомим, подавляя очаги восстания и не давая мелким группам собираться в одну кучу. Бои шли до весны 1772 года, когда казацкая старшина, предчувствуя поражение, выдала властям Овчинникова. Тот под пытками признал, что никакой он не царевич, а обычный казак, и вместе со сподвижниками был повешен.

Восстание, прозванное Крестьянской войной несмотря на свой более широкий социальный охват, завершилось. Большинство рядовых участников мятежа были прощены и никаким серьезным наказаниям не подвергались, но были выселены в Забайкалье и Приамурье, пополнив ряды местных поселенцев и казачьих войск. Яицкое войско сильно поредело, но отныне целиком подчинялось воле императора. Восстановление местных хозяйств и экономики после волнений заняло долгое время. Из Крестьянской войны был сделан один важный вывод – несмотря на снижение роли крепостничества и количества крепостных крестьян, с этим явлением требовалось покончить раз и навсегда. И правительство императрицы Анны Петровны с 1774 года начало постепенно разрабатывать план крестьянской реформы.

Русско-турецкая война 1768-1774

В конце 1760-х годов обострилась ситуация в Речи Посполитой. Это было уже слабое государство, пускай и с обширными территориями, которое не могло противостоять внешнему влиянию. Выборы короля в 1864 году фактически превратились в фикцию — русские ввели войска в Речь Посполитую, и королем был выбран Станислав Август Понятовский, член партии Чарторыйских, сторонник реформ в Речи Посполитой и уже несколько лет как работавший в интересах русской разведки, состоя у нее на жаловании. При короле Станиславе II русское влияние в Речи Посполитой еще более усилилось, и ее представители стали активно отстаивать интересы православного населения польско-литовского государства. В сейм были допущены православные, что с учетом права liberum veto не давало католической части населения проводить политику дискриминации православных. Россия продолжала расширять свое влияние, что пришлось польской шляхте совсем уж не по вкусу…. В 1768 году была созвана Барская конфедерация, которая издала манифест о своих намерениях. Тут же против них подняли восстания крестьяне Правобережной Украины, ведомые Зализняком и Гонтой. Несмотря на то, что короля она обошла вниманием, Понятовский тут же отправил просьбу о помощи Петру II, но тот тянул время, а вскоре и вовсе умер. Но как только к власти пришла Анна Петровна, то в Речь Посполитую сразу же были отправлены русские полки. Впервые и ярко показал себя полководческий талант Александра Суворова. Призванные на Правобережье русские полки, которые должны были подавлять восстание местного населения, негласно поддерживали восставших, в результате чего королевские войска провозились с его подавлением несколько лет; Зализняк и Гонта вместе с остатками повстанцев бежали в Россию, где тайно были приняты в Черноморское казачье войско [3], а официально — подвергнуты аресту и посажены в темницу в Николаевской крепости (вместо них там сидели другие люди). Барская конфедерация была окончательно разгромлена к 1772 году. В подавлении восстания принимали участие также прусские и австрийские войска, и после помощи, оказанной королю Речи Посполитой, была потребована плата. Так был осуществлен Первый раздел Речи Посполитой, по которому России достались территории в Беларуси и Литве. Инициатором раздела выступала Пруссия, но Анна Петровна поддержала идею раздела Речи Посполитой – планы об этом составлял еще ее отец, да и русскую политическую элиту откровенно утомила польская шляхетская вольница у своей границы, которую необходимо было постоянно контролировать и от которой с трудом удавалось добиться улучшения положения православного населения Речи Посполитой.

За происходящим с самого начала пристально наблюдали турки, которые продолжали систематически не выплачивать контрибуцию за две войны и совершенствовали свои вооруженные силы, надеясь на реванш и активно используя французских специалистов и финансы – сама Франция начала серьезно опасаться усиления России, и искала любые средства противодействовать ей, используя Османскую империю в качестве «бойцовского пса». Был даже представлен отличный повод – в 1768 году пророссийские гайдамаки совершили нападение на османских представителей и пожгли селения близ Хотина, на турецкой территории. Какое-то время турки не реагировали на происходящее, страшась ответных мер Петра II, который уже успел заработать у османов репутацию жесткого и непобедимого правителя. Но как только пришли вести о том, что он умер – турки без промедления, 10 октября 1768 года, объявили войну Российской империи, решив, что успеют как следует повоевать и отхватить часть территорий у русских, пока те воюют в Речи Посполитой. Однако правительство Анны Петровны не было намерено терпеть турок, и более того – императрица целиком поддерживала курс своего отца на ослабление и уничтожение Османской империи. И потому начались не только переброски войск на юг, к русско-турецким границам, но и подготовка масштабной десантной операции на Пелопоннесе, где еще в последние годы правления Петра II готовилось греческое восстание. Для этого на Средиземное море должна была отправиться эскадра Балтийского флота с десантом из морских пехотинцев Балтийской морской дивизии.

Война началась на Кубани и Днестре, где турецкие отряды стали переходить границы и наносить удары по русским поселениям. В ответ черноморские и кубанские казаки стали осуществлять рейды вглубь османской территории и захватывать небольшие поселения. Настоящие боевые действия развернулись в 1769 году сразу по трем направлениям: с территории Речи Посполитой на Хотин и Молдавию наступал корпус генерала Григория Потемкина, друга Ивана Волкова и неплохого организатора, через Днестр на Дунайские крепости турок наступала главная армия Румянцева, а из района Еревана наступление развивал небольшой отряд Андрея Волкова, старшего брата консорта. Кубанские казаки первое время находились в обороне, но к концу года также перешли в наступление вместе с калмыками и донцами под началом Захария Чепиги. Война на суше в целом шла успешно – Румянцев умудрялся и бить полевые армии османов, и потихоньку брать под свой контроль дунайские крепости. В 1772 году на театр военных действий прибыл Суворов, и последовал еще ряд крупных сражений. Османские войска были разбиты, крепости пали, и русская армия вступила в Болгарию.

Тем временем с лета 1769 года в Средиземном море действовала Архипелагская экспедиция под началом адмирала Спиридова и генерала Козловского. Действовала экспедиция в две волны – первая должна была завоевать господство на море, а вторая – высадить десант на Пелопоннесе и поддержать греков, которые с началом войны подняли там восстание. Разбить с ходу турок не удалось, однако высадка все равно была осуществлена благодаря тому, что османский флот был вынужден разрываться на два фронта – одновременно с Архипелагской экспедицией активизировался Черноморский флот под командованием адмирала Чичагова. В конце концов, действия на море привели к Чесменскому сражению и гибели большей части османских кораблей, а на Пелопоннесе генерал Козловский активно громил турок. В ходе боевых действий вскрылась одна проблема греческой милиции – в наступлении она не была надежной и часто проигрывала туркам, в результате чего пришлось вести активные действия одними лишь морскими пехотинцами. Однако хватало и этого – греко-русские войска смогли блокировать все турецкие крепости на полуострове, вытеснить турок в Аттику и создать угрозу захвата Афин. После всех русских побед на суше и на море туркам пришлось пойти на мирные переговоры.

Опять была затребована контрибуция, которая составляла сумму двух невыплаченных ранее и новой, причем императрица настояла на том, чтобы турки выплатили всю сумму [4]. Пелопоннес получал автономный статус в составе Османской империи под русские гарантии. Подтверждались права прохода через черноморские проливы торговых кораблей, а к России для обеспечения безопасности Одессы присоединялась Бессарабия. Османская империя оказалась разгромлена, казна пуста, а население недовольно – особенно в свете того, что греки получили автономию. Эта война послужила прологом к окончательному падению Османской империи, но вместе с тем стала весьма затратной и для России. Стало ясно, что просто так турок полностью не разгромить, для этого могут понадобиться титанические усилия – а Анна Петровна унаследовала от отца в том числе и экономность, и воевать лишний раз не стремилась, хоть и провоевала фактически всю свою жизнь.

Завершая реформы отца

Все еще ведя войну с османами, Анна Петровна приступила к проведению реформ в России. Первым делом она сняла некоторые ограничения по поступлению в ВУЗы детей горожан и государственных крестьян, а также издала указ о создании стипендиальных мест – причиной подобных трат стала нужда в большом количестве бюрократов для проведения будущих реформ. Бюрократический аппарат России всегда оценивался как нечто столь же ужасное, как и европейские, однако выполняя ту же работу он был малочисленнее, и нагрузка на него получалась больше — с этим явлением следовало бороться всеми силами. Кроме того, в 1770 году императрица поменяла законы наследования земли в империи – вместо равного раздела был утвержден майорат, в результате чего была решена одна из старых проблем России, и был ликвидирован большой и болезненный пережиток времен феодализма. В 1771 году произошли серьезные изменения в плане подконтрольных России народов – случился Торгутский побег, и большая часть населения некогда процветающего Калмыцкого ханства попросту погибла или попала в рабство вне территории России. В ответ имперская администрация упразднила автономию Калмыцкого ханства, на его территории была введена гражданская администрация. Оставшихся в России калмыков перевели на положение казаков, присоединив к сильно поредевшему из-за мятежа Яицкому войску, переименовав его заодно в Уральское. За участие в восстании были наказаны и казахи – началась постройка новой укрепленной линии от Каспийского моря до Алтая, которая лишала казахов значительных территорий на севере ханства. Ералы-хан, к тому времени воюющий за подчинение со Старшим жузом, был вынужден согласиться с этими территориальными уступками из-за нужды в русской помощи, без которой он мог проиграть войну и потерять свой ханский титул.

Совершенствовались вооруженные силы. Казачья кавалерия, вооруженная пиками, хорошо себя зарекомендовала в войнах с турками, и потому было решено создать полки регулярной пикейной кавалерии, названные попросту конными. Уже в годы правления наследника Анны Петровны эти полки будут преобразованы в уланские из-за схожей тактики и вооружения. Расширялись штаты стрелков, также по опыту русско-турецкой войны – в стрелковых полках теперь было по 3 батальона вместо 2, как и в пехотных, но в пехотном батальоне было 6 рот, в то время как в стрелковых – 4. Активно использовались единороги и прочая артиллерия, развивалась теория ведения войны. Особый вклад в ее развитие сделали Григорий Воронов и Петр Румянцев, вместе составившие «Кодекс Русской армии», которые стали генеральным руководством по организации, логистике и тактическому использовании сухопутной армии. Этот Кодекс пользовался большим успехом не только в России, но и во всей Европы, а в 1790-е годы он был дополнен еще одной великолепной книгой по военному делу – «Наукой побеждать» авторства Александра Суворова. Армия активно переучивалась от обычной линейной тактики на новые виды армейского боя, комбинируя ружейный огонь стрелков и мощь штыкового удара мушкетер и гренадер.

Также при Анне Петровне начал постепенно снижаться градус угнетения дворянства. Оно уже было побеждено, хоть недовольство политикой Петра II и его наследницы в нем еще тлело, и оставалось лишь добить его – или слепить из этого материала такое дворянство, которое было необходимо государству. В результате этого в 1777 году была проведена реформа, которая значительно упростила положение дворянства, но не вернула старые обязанности. Дворяне все еще обязывались служить государству, но откупные суммы становились значительно меньше. Отменялись физические наказания дворянам за проступки, при сохранении жестких кар за тяжелые преступления вплоть до ссылки и смертной казни.

Кавказские войны

А тем временем на Кавказе стала складываться напряженная обстановка. Из-за упразднения Крымского ханства и ограничения Россией работорговли, цены на рабов выросли до небес. Этим начали пользоваться кавказские племена, которых на это толкала и Османская империя, снабжавшая их оружием и припасами через черноморские порты. Набеги на русские территории Кубани, Терека и Закавказья участились, ответные карательные рейды, проводимые казаками, не принесли желаемых результатов. На рынках рабов стали появляться все больше русских людей – в основном детей и женщин, так как мужчины в тех регионах были суровыми, практически поголовно владели оружием и в плен сдавались крайне редко. Ситуация усугублялась тем, что России необходимо было держать связь с вассальными грузинскими княжествами, а она осуществлялась по одной-единственной дороге, которая шла прямо через горы и была чрезвычайно уязвимой. Приходилось создавать гарнизоны и укрепленные линии, которые должны были стать барьером на пути горцев, но в результате лишь усугубили ситуацию – вместо небольших групп набеги стали совершать настоящие армии. Кроме того, явно враждебные действия начала предпринимать Кабарда – государственное образование якобы нейтральное, но абсолютно не довольное Россией и стремящееся проводить независимую политику.

В 1780 году Григорий Потемкин предложил план освоения Кавказа, который должен был свести на нет все набеги горцев и подчинить их воле России. Для этого требовалось взять территории под прямой военный контроль, построить сеть небольших укреплений, и заселить их постоянными военными поселенцами – казаками, или гарнизонами регулярной пехоты. Для этого требовалось прежде всего сломить Кабарду, после чего распространить русское влияние по всем направлениям. План был одобрен, но его реализация «застряла» на первом же этапе – кабардинцы или оказывали упорное сопротивление, или уходили в горы чтобы затем вернуться и ударить в тыл проходящим русским войскам. В результате кампанию 1781-1783 Россия фактически проиграла, Потемкин отвел войска. Впрочем, кабардинцы имели дело с человеком чрезвычайно упорным и одаренным в плане организаторской деятельности, так что их ожидала лишь небольшая передышка. И уже в 1785 году Потемкин вернулся в Кабарду. Вместо «мягкой» стратегии подчинения враждебные населенные пункты попросту уничтожались, население переселялось в другие регионы, где их было легче контролировать. В случае оказания сопротивления по аулам без всяких попыток вести переговоры открывали огонь артиллерии. Сразу за русской армией шли поселенцы из центральных областей России, казаки-добровольцы из числа черноморцев и донцов, осетинские семьи – все они имели особый статус, освобождались от налогов и обязывались нести охранную службу в этом регионе. Окончательно это было узаконено указом 1790 года о создании Кавказского казачьего войска, которое располагалось между Кубанским и Гребенским (Терским). Всего за два года так была очищена и взята под контроль Малая Кабарда, дорога из России в Грузию стала абсолютно безопасной.

Следующий этап Кавказских войн прошел в 1791-1795 годах, когда завершилась очередная русско-турецкая война. Все тот же Потемкин возглавил новую армию, и принялся теми же методами подчинять Большую Кабарду. Ситуация облегчалась тем, что за это время в Кабарде дважды прошла эпидемия чумы [4], и численность населения сильно сократилась. Тем не менее, бои шли нешуточные, и требовалась капитальная и основательная работа чтобы ликвидировать подобный очаг сопротивления. К счастью, Потемкин был именно тем человеком, который имел все навыки к подобной работе, а императрица Анна Петровна дала ему «зеленый свет» на крайние меры. На любые жестокости по отношению к поселенцам или нападения на русские войска шла жесткая ответка: гражданские выселялись, взрослые мужчины или уничтожались в бою, или брались в плен и ссылались на каторгу куда-то в Сибирь или на Дальний Восток. Кабардинцы, к своему несчастью, не знали меры, и потому оказывали сопротивление до последнего, что негативным образом сказывалось на их численности.

Как результат – к 1795 году Большая Кабарда была целиком подчинена России и заселена преимущественно дружественным населением, к тому же хорошо вооруженным и способным за себя постоять. Численность враждебных кабардинцев сократилась с примерно 300 тысяч человек до 50-80 тысяч, они были рассеяны по всему Кавказу вперемешку с поселенцами или эмигрировали — в Османскую империю или к черкесам или чеченцам. Народ осетин, уже давно дружественный России, получил обширные территории для освоения и толчок к развитию, что в будущем позволит закрепить центральную часть Кавказа за Россией. Отлично зарекомендовали себя кубанские казаки, в частности первый регулярный пластунский полк в России – 1-й Кубанский. Были выработаны эффективные механизмы подчинения горцев, развитие получили тактика и стратегия. Были построены множество новых укреплений. Однако среди потерь первых трех Кавказских войн (1780-1782, 1785-1787 и 1792-1795 годы соответственно) числился и главный их автор: здоровье Григория Потемкина было подорвано постоянным нахождением «в поле», из-за чего он умер незадолго до окончательного подчинения Кабарды в 1794 году [5]. Еще долгое время в России не было личности сравнимых административно-командных талантов, в результате чего подчинение Кавказа после его смерти застыло в ожидании новых решительных командующих.

Личная жизнь императрицы Анны

Личная жизнь императрицы Анны Петровны удалась. Иван Волков не был слишком амбициозным человеком, ему хватало того, что у него уже есть – тем более что титул консорта и признанного мужа императрицы для мужчины из не самого влиятельного дворянского рода был очень и очень неплохим достижением. Вместе они неплохо «спелись» — императрица обладала холодным умом, а Волков – решительностью для реализации сложных и затратных планов. Царица и консорт отлично дополняли друг друга и формировали очень эффективный дуэт. В знак признательности мужу в 1782 году была даже проведена его коронация, в результате которой Иван Волков стал императором-консортом Российской империи. Всего у императрицы Анны от него было 9 детей, из которых до совершеннолетия дожили пятеро:

Мария Ивановна (1762-1819), царевна, в 1762-1772 годах цесаревна. Отличалась острым умом и решительностью, предпочитала скромную частную жизнь, но при этом постоянно оказывала поддержку своему брату во время его правления. Замуж, несмотря на все попытки родителей, так и не вышла, из-за чего стала центром многих слухов, в основном неприличного содержания.

Екатерина Ивановна (1764-1769), царевна, умерла от оспы.

Елизавета Ивановна (1765), царевна, умерла вскоре после родов.

Анна Ивановна (1767-1768), царевна, умерла после тяжелой болезни в младенчестве.

Анна Ивановна (1769-1790), царевна, умерла при первых родах.

Александр Иванович (1770) – цесаревич, наследник престола. Назван в честь Александра Невского. В детстве отличался слабым здоровьем, но постепенно окреп и к совершеннолетию отличался выносливостью и хорошим телосложением. С 1793 года женат на Наталье Суворовой, дочери знаменитого полководца.

Петр Иванович (1772-1812), царевич, генерал от кавалерии, командир русской кавалерии в годы Наполеоновских войн. Женился на дочери обедневшего дворянина, Татьяне Булатовой, от брака остались двое детей – сын Константин и дочь Ксения. Погиб в войне с французами, возглавляя атаку тяжелой кавалерии.

Алексей Иванович (1775-1851), царевич, генерал-адмирал, знаменитый организатор русского флота и морской офицер, при этом большую часть своей жизни посвятивший гражданской службе в качестве доверенного лица императоров. Женат на Луизе Марии Августе Баденской [6], детей не было. До конца своей жизни оставался верной опорой своих родственников в государственных делах. Считался одним из самых уважаемых людей своей эпохи.

Иван Иванович (1778), царевич, умер через две недели после рождения.

С 1762 по 1772 год цесаревной числилась Мария Ивановна, после 1772 года, когда пропали все тревоги за здоровье сына Александра, цесаревичем был провозглашен он. Семья Анны Петровны и Ивана Волкова была чрезвычайно дружной, выступая в роли образца для всей России – братья поддерживали сестер, сестры – братьев, и никто не забывал про родителей. Частично эта привязанность распространилась и на следующее поколение Романовых.

Было одно серьезное отличие Анны Петровны от своего отца – она любила пышные балы и приемы, хоть и проводила их относительно редко. Покровительствовала она и искусствам, повторяя в этом свою мать. Императрица любила позировать для скульпторов и художников. Полная жизни, довольно красивая, она постоянно привлекала к себе мужчин, но всегда отвергала их ухаживания. В последние годы жизни, особенно после смерти мужа, она предпочитала проводить время в Царском Селе, преимущественно в одиночестве, делая исключение лишь для ближайших родственников – детей и внуков.

Примечания

  1. Кто не в курсе – до конца 1770-х годов так называлась речка Урал.
  2. Один из приближенных Емельяна Пугачева в реальности.
  3. В реальности по приказу Екатерины II русские полки поучаствовали в разгроме повстанцев, Гонту передали полякам, где он был жестоко казнен, а Зализняку сами русские вырвали ноздри, били кнутом, заклеймили и отправили в ссылку в Нерчинск. При этом рядовые участники восстания по возможности усмирялись без применения оружия, и переводились на территорию России в качестве поселенцев или рекрутов для армии, как особо благонадежные и верные русскому царю кадры.
  4. Реальный факт – чума гуляла на Кавказе в то время охотно и часто.
  5. В реальности Потемкин умер чуть раньше, в 1791. Будем считать, что отсутствие романа с Екатериной II благотворно сказалось на его здоровье.
  6. Реальная жена реального Александра I.
15 комментариев
  1. Эта статья — первая из двух,

    Эта статья — первая из двух, посвященных периоду правления императрицы Анны Петровны. Описываться годы ее правления будут не столь подробно, как Петра II, ибо насыщенность различными событиями в конце XVIII века несколько ниже, да и многие важнейшие реформы у меня уже проведены. Вот на Наполеонике я оторвался по полной…

    Также спешу обрадовать некоторых коллег, что уже потихоньку пилится "техничка", и как только дойдет до Крымской войны — параллельно с "историчкой" начнут публиковаться альтернативные русские броненосцы, пока еще первые робкие шаги, но в такой эпической обстановке, что аж вах… По броненосцам Крымки так вообще отдельный цикл светит, статьи на 3-4.

  2. Прелестно, дякую.

    Прелестно, дякую.

  3. ++++++!
    Что-то заговор,

    ++++++!

    Что-то заговор, какой-то беззубый…

    Р.S. а с кем Понятовский переспал в этой реальности?wink

    • ++++++!

      Спасибо!
      Что-то

      ++++++!

      Спасибо!

      Что-то заговор, какой-то беззубый…

      Лучше ничего не придумал, так что решил опубликовать в таком виде, и по советам коллег внести исправления. Нужно что-то дерзкое, но в то же время без лишней помпы, чтобы и проблемы с заговором не возникли особые, и куча слухов из ничего возникли, подогревая бунт. В принципе, можно его и вообще убрать, но будет уже не то.

      Р.S. а с кем Понятовский переспал в этой реальности?wink

      А кого предлагаете выдвинуть в пророссийские короли Речи Посполитой вместо Понятовского? Выдумывать с нуля там, где есть реальные кандидатуры, не вижу смысла. Тем более что он и так был достаточно… Ну, не то чтобы лояльным, но в целом старался держаться своей "крыши".

  4. Подробнее по замечаниям

    Подробнее по замечаниям коллеги st.matros:

    1) Заговор.

    Особого хардкора с заговором я не планировал, просто попытка недобитков воспользоваться недавним приходом к власти царицы и ее неуверенностью. Можно это выставить в следующем формате: заговорщики принуждают царицу подписать указ об откате части реформ во время ее визита куда-то вне Петрограда, пока рядом не так много гвардейцев, после чего консорт Волков резко реагирует на случившееся, поднимает по тревоге гвардию, и заговорщиков арестовывают. Ну и далее как написано. Императрица, само собой, подписанное не признает, бумажку рвет — по аналогии с Анной Иоанновной и "Кондициями".

    Проблема — заговор все равно остается достаточно беззубым.

    2) Смена пророссийского кандидата в польские короли.

    В реале кандидаты были следующими:

    Фридрих Кристиан Саксонский — умер в год выборов от оспы;

    Адам Казимир Чарторыйский — личность достаточно неоднозначная. Вроде как рассматривался кандидатом от партии прогресситов, но уступил свое место Понятовскому. Теоретически, поставить на него можно, но в целом это скорее австрийская лошадка, и сам он кадр довольно… Своеобразный.

    Михаил Казимир Огинский — еще один мутный кадр проавстрийской направленности. Вроде как сотрудничал с Понятовским, но при этом отметился участием в Барской конфедерации. Вариант не то чтобы удачный.

    Ян Клеменс Браницкий — а этот вообще французский ставленник и содействовал Барской конфедерации, так что не вариант.

    И Понятовский, выдвиженец от партии умеренных реформаторов Речи Посполитой. Королем стал при активном содействии Екатерины II да, но остальные кандидатуры еще менее желательны в свете реальных фактов…. К тому же Понятовский при любом раскладе служит при дворе в Петрограде, и там его могут как следует "обработать", завербовать как своего агента влияния и поддержать его кандидатуру на выборах на этой основе. И без постельных отношений с очень влиятельными особами blush Кроме Понятовского остается Чарторыйский, который может и не отказаться от своей кандидатуры, но надежность этого кадра… Еще более сомнительна, чем Понятовского. В любом случае, для избрания любого из этих двух кандидатов, России придется вмешиваться в выборы напрямую.

  5. на новую тактику колонн и

    на новую тактику колонн и рассыпного строя,

    А не рано ли колонны? Колонны французы придумали не от хорошей жизни, а чтобы компенсировать недостаток качества своей революционно-мобилизационной пехоты. Пусть и ценой роста потерь от огня по плотным колоннам. В русской же армии качество подготовки очень высокое. Т.е. та же задача может решаться и развёрнутыми порядками, и потерь при этом меньше.

    • А не рано ли колонны?

      Не

      А не рано ли колонны?

      Не рано. Впервые экспериментировать с тактическими построениями начали сразу с началом расширения штата легкой пехоты в середине XVIII века, в том числе в России.

      Колонны французы придумали не от хорошей жизни, а чтобы компенсировать недостаток качества своей революционно-мобилизационной пехоты. Пусть и ценой роста потерь от огня по плотным колоннам.

      Коллега, колонны и рассыпной строй придумали не французы. Точнее, официально в канон ее записал именно Наполеон, но русская армия лет 30-40 уже воевала в основном именно по этой тактике, комбинируя колонны тяжелой пехоты, алчущей засадить во врага штык, и стрелковыми цепями егерей. Открываетелем этой тактики считается наш родной Румянцев, который начал на эту тему думать еще в Семилетнюю войну, и эту же тактику совершенствовал Суворов — само собой, она в первоначальном виде была немного другой, постоянно менялась, пока не приняла классический вид. Помните суворовских чудо-богатырей, которые строили колоннами, а не линиями, и штыками нагибали всех, кого видели, а потом и тех, кого еще не увидели? Это, кстати, упрощенное описание, так как начисто игнорирует русских егерей, тобишь стрелковую легкую пехоту, которая и в Наполеонику считалась одной из лучших в мире. Были эксперименты как минимум еще у испанцев, австрияков и пруссаков, но дальше экспериментов они не пошли, пока французский петух не клюнул. Учитыавя комплектацию высшими командными кадрами в Европе того времени, это не удивительно — там такие "прекрасные" кадры порой войсками командовали, что начинаешь понимать, как нам эпически повезло с Румянцевым с Суворовым.

      И да, французы приняли эту тактику не потому, что у них была низкокачественная пехота и только от плохой жизни, а потому, что эта тактика давала большие выгоды, и для нее требовались лишь два условия: чудовищно дисциплинированная тяжелая пехота, и более или менее многочисленная легкая. У французов в революционные войны проблемы были со всем, но первое, что улучшил Наполеон — это как раз дисциплину, что позволило прокачать его оборванцев до уровня нагибаторов, именно благодаря использованию этой тактики, ставшей доступной после прокачки дисциплины, ну а легкая пехота у французов всегда была неплохой. Это позволяло наносить поражения противнику вопреки остальным проблемам французской революционной армии, ибо противники — кроме русских — использовали старую добрую линейную тактику. И упор на потери, увы, ошибочен — что у Суворова, что у Наполеона при атаке на обычного противника колонны обычно несли потери несоизмеримо меньшие, чем этот самый противник. Затык в другом: колонна, прущая на вражескую линию дабы перемолоть ее штыками, уязвима на этапе сближения, и чтобы колонна не рассыпалась, требуется та самая дисциплина, в больших количествах, чем для удержания обычной пехотной линии, чего в Европе практически не встречалось до Наполеона. Если же колонна рассыпется под воздействием противника на этапе сближения, то и атака не получится. Преимущество колонн и рассыпного строя перед обычной линейной тактикой очевиден: вместо обычной линейной тактики с ее перестрелкой пехотных линий, егеря сражаются в рассыпном строю и несут меньшие потери, при этом отстреливая вражеских солдат, а колонны не особо отвлекаются на перестрелку и сразу навязывают противнику штыковой бой, где колонны более эффективны, чем линия. Собственно, так и есть — эта тактика более эффективна, чем традиционная линейная, а вы говорите так, как будто она более отсталая и негодная, и принята французами только из-за низких качеств их пехоты. Нет, это популярный взгляд, конечно, но увы — ошибочный.

      В русской же армии качество подготовки очень высокое. Т.е. та же задача может решаться и развёрнутыми порядками, и потерь при этом меньше.

      Коллега, прошу прощения, но, похоже, в истории тактики этого периода вы разбираетесь хуже меня. В русской армии на высочайшем уровне держалась дисциплина, вероятно — на самом высоком во всей Европе, что первой ей и позволило перейти к передовой тактике колонн и рассыпного строя стрелков, хотя ее так еще никто не называл (потому, кстати, и "забывают" про русские корни этой тактики). Подтверждение этому есть даже в детских книжках про Суворова, или в эпическом шедевре "Книга будущих командиров", не говоря уже про серьезные источники — достаточно вдуматься в текст: очень часто там прямым текстом указывается, что тот же Суворов в бою наступал именно колоннами, стремясь навязать противнику штыковой бой, который противник никогда не выдерживал, что вкупе с активным использованием егерей русской армией дает нам ту самую тактику колонн и рассыпного строя гораздо раньше Наполеона, пускай и в несколько иных вариациях, и еще не названную таковой, а значит — формально не существующую.

      • Про то, что русские применяли

        Про то, что русские применяли манёвр, штык и рассыпной боя со времён Румянцева, я в курсе. Вот только в колонны, в позднейшем понимании этого слова, их не строили. По крайней мере, в подавляющем большинстве случаев. Термин "колонна", конечно, применялся, но только в общем смысле, как группа,  marcshirt nach… Основной боевой порядок русской пехоты в войнах с Турцией — "атакующее каре" с неравномерным распределением бойцов по фасам. В подавляющем большинстве случаев, русской пехоте не было нужны массировать "штыки", поскольку и наличной плотности развёрнутого порядка было более чем достаточно. "Первая шеренга рвёт, вторая валит, третья довершает" (Суворов). Т.е. трёх шеренг Суворову хватало. Поэтому его потери обычно были не столь высоки.

        Русский солдат служил 25-20 лет, за такой срок он волей-неволей стновился профессионалом. Причём сплочённым единой верой и народом. Это естественным образом давало уровень боеспособности русской армии гораздо выше среднего по Европе.

        Колонна, как конкретный порядок на поле боя, требует меньшего уровня подготовки и дисциплины, чем развёрнутый порядок. Но большего уровня мотивации/боевого духа, т.к. нужно было переносить бОльшие потери от огня противника. Именно поэтому колонну как конкретное построение ввели в армии революционной Франции, в которой с числом и боевым духом всё было хорошо, а с подготовкой всё плохо. И Наполеон тут ни при чём. Изобретателем считается Дюмурье при Жемаппе, хотя это несколько условно, точно отследить все подробности революционной войны не всегда удаётся. Наполеон только отшлифовал. И процент потерь в войнах времён Наполеона — ужасающий. Это самый кровопролитный период в истории войн по проценту потерь.

        • arturpraetor 09.07.2018 из 14:04

          Похоже, спор у нас получается

          Похоже, спор у нас получается сугубо из терминологии.

          Я не утверждаю, что русской армией использовалась та самая тактика колонн и рассыпного строя, однако основные элементы — наличие передовых стрелковых (егерских) цепей, упор на штыковой удар тяжелой пехоты, отход от основных канонов линейной тактики — уже понемногу развивались. Потому я и обобщил это термином более поздних времен, возможно не очень удачно. Я не приписывал русской армии конкретно наполеоновскую тактику, но что одно, что другое — одного поля ягоды, тобишь комбинация стрелковой легкой пехоты и "штыковой" тяжелой, как отличие от былых времен, когда фузилеры — они и пострелять, и в штыковую сходить, и все в линию. Я имел в виду именно это. По возможности перепишу этот кусок текста, чтобы стало яснее, что я хотел сказать.

          По потерям — не забывайте, что выросла численность армий в сравнении с былыми временами. Смотреть надо на потери сторон, и тут французская армия, которая пользовалась колоннами и рассыпным строем, в открытом поле часто несла заметно меньшие потери, чем проигравшая сторона. Исключения обычно были связаны с необходимостью форсирования преград, штурмом укреплений или сложными погодными условиями — Асперн-Эсслинг (форсирование Дуная), Бородино (использование русскими полевых укреплений), Прейсиш-Эйлау (сложные погодные условия). Потери французов убитыми и ранеными достаточно редко превышали потери их противников.

        • Гончаров Артем 10.07.2018 из 09:25

          По потерям. Конечно, когда

          По потерям. Конечно, когда французы использовали колонны, а их противник — линии, французы несли меньшие потери. Тупо потому, что побеждали. Но когда сталкиваются колонны против колонн, процент (именно процент, а не просто общее количество) убитых и раненых оказывается стабильно больше, чем при слолкновении линий с линиями.

          В том же Бородино, в некоторых полках потери доходили до 90%. И тут уже неважно, кто русский, а кто француз. Колонны были с обеих сторон, и основным методом обороны была уже контратака.

  6. Внес следующие коррективы в

    Внес следующие коррективы в статью:

    — заговор уже не заговор, а просто попытка манипулировать императрицей тайной партией реакционеров. Попытка в общем-то удачная, если бы не консорт. Такая история более реалистичная, и все еще задает нужный мне тон для дальнейшего повествования;

    — Понятовский так и остался королем Речи Посполитой, но чуть-чуть расширена предистория его отношений с русским правительством.

    Думаю, так будет чутка лучше.

    •  заговор уже не заговор, а

       заговор уже не заговор, а просто попытка манипулировать императрицей тайной партией реакционеров.

      То есть перефразировал историю с кондициями Анны Иоановны?

      • По сути да, но несколько в

        По сути да, но несколько в ином виде. Как я уже акцентировал внимание, Анна Петровна женщина хоть и умная, но силой воли не отличается, и этим могут пользоваться разные всякие, не только реакционеры, ибо это открывает разные возможности. Но в таком случае не учиывается одно — Волков Собсно, эта история должна была иллюстрировать следующее:

        — отсутствие монополярности власти в империи. В смысле, все обычно приписывается царям-императорам — они то, они это. Про Петра II я все время приписывал все реформы ему, хотя по факту у него там своя команда, и что стало его идеей, а что — идеей приближенных, я не указыавл, действуя согласно нашим традициям приписывать все и вся лидеру. Здесь же по факту достаточно жестко все решил консорт, пускай и с одобрения царицы, и в дальнейшем такая ситуация будет повторяться, хотя опять же, все будет традиционно приписываться царице;

        — обозначить важную роль Волкова. По сути, с его помощью я обошел довольно узкий момент: отсутствие наследника мужского пола у Петра II вынудило назначить наследником женщину, но женщина это как бы не совсем удачный выбор для правителя и реформатора…. В отличие от Ивана Волкова. На западе существовала традиция еще с римских времен усыновлять способных мальчиков и делать из них наследников, но у нас она не прижилась, и смотрелась бы дико — дворяне не приняли бы царем человека не-царских кровей даже теоретически, нужна обязательная кровная связь с Романовыми и далеко-далеко — Рюриковичами. А тут был сделан "финт ушами": Ивана Волкова, вполне себе достойного наследника по идейности и талантами, способного проводить реформы и дальше, попросту женили на дочери Петра II. Да, он консорт…. Но вся прелесть положения консорта в том, что его права ограничены теми, которыми его наделяет императрица — а та в правах может уравнять его с собой, что, собственно, в конце концов и произойдет (спойлер) blush Т.е. по факту эпоха правления Анны Петровны, женщины хоть и умной, но не способной эффективно править — это скорее эпоха правления Ивана Волкова при интеллектуальной и моральной поддержке императрицы. При этом все формальности соблюдены — у руля остаются Романовы, и необходимые кадры в государственной верхушке продолжают сохраняться и вести дальше реформы.

        — эффективность работы репрессивного аппарата Тайной канцелярии. "Сопротивление революции бесполезно!". Хотя какая тут революция, так, мелочи пока — вот сынок у Волкова и Анны Петровны будет той еще творческой личностью….

        — ну и какие-то непонятные разборки нужны для подогревания волнений Крестьянской войны, чтобы эти непонятки дали почву различным диким слухам, из-за которых крестьяне начали бунтовать.

Оставить ответ

Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить