История России. Часть IX — Освобождение (Russia Pragmatica)

0
0

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Продолжаю публиковать цикл статей по России Прагматической, и сегодня речь пойдет о втором этапе правления императрицы Анны I, она же Анна Петровна Романова, дочь Петра II Освободителя и внучка Петра Великого. Речь пойдет об очередной русско-турецкой, а заодно русско-шведской войнах, войне в Казахском ханстве, разделах Речи Посполитой и вообще всем, что касается конца XVIII столетия.

Освобождение

После окончания русско-турецкой войны 1760-1763 годов Петр II в узком кругу людей заикнулся о крупной реформе – отмене крепостного права. Оно уже, в общем-то, напрашивалось естественным образом: страна росла, росло население, появлялись новые территории, но крепостное право согласно старому указу Петра II на них не распространялось, в результате чего удельный вес крепостных крестьян к 1763 году оказался меньше 20 процентов, а дворяне после попыток мутить воду получили такие ответные репрессии, что уже не могли оказать серьезного сопротивления. Тем не менее, советникам Петра II удалось убедить императора в том, что рубить с плеча рано, и вообще вредно, и что нужно делать все постепенно, составив подробный план. Составление его часть императорских советников саботировали, саму реформу императору так и не удалось провести при жизни. Однако наследница императора, Анна Петровна, целиком поддерживала реформу, как и ее муж. И вместе они довели составление плана реформы до конца и склонили к ее необходимости всех министров. В этом им помогла и Крестьянская война, и откровенный подкуп, и даже угрозы. Все это заняло много времени, да и на реформу требовались большие деньги, в результате чего составление его плана было завершено лишь в 1780-е годы.

Реформа затрагивала много важных аспектов. Государственные крестьяне освобождались от статуса государственных крепостных и становились целиком и полностью лично свободными, причем освобождение их шло вместе с той землей, которой они владели конкретно на момент освобождения. Крестьянские общины расформировывались, вместо них вводилось местное самоуправление на уровне волости – земства, и создавалась правовая основа для формирования крестьянских артелей, которые должны были заменить общины в плане объединения усилий по возделыванию земли, но на добровольных началах. Земства представляли собой выборные органы самоуправления, во главе которых определялись выборные местные представители – считалось, что они лучше справятся с решением местных проблем, чем присланные из центра чиновники. Вместо коллективной уплаты налогов вводилась индивидуальная налоговая ответственность каждой «ревизской души». Оставшиеся в России крепостные крестьяне окончательно получили возможность выкупа, причем по фиксированной цене, вместе с землей или без, и помещик не имел права отказать крестьянину в самовыкупе. Для самовыкупов государством выдавались беспроцентные займы. Освободившийся крепостной крестьянин становился полностью свободным, получал право свободного перемещения по стране и мог без особых затруднений становиться горожанином или заводским рабочим. Вместе с освобождением развернулась широкомасштабная кампания по агитации переселения на недавно присоединенные территории – мол, освобождайтесь, господа крепостные, без земли, а землю мы вам дадим новую, просто не здесь, а в другом месте, что значительно упрощало выкуп для крестьян. Кроме того, реформировалось городское самоуправление, также на принципах расширения местной автономии. Начата реформа была в 1786 году.

Теоретически, реформа имела много плюсов и была революционной – до этого лишь отдельные правители некоторых стран задумывались о радикальном решении вопроса крепостных крестьян, а тут русская императрица нашла способ решить этот сложный вопрос. Однако неожиданно реформа показала, что есть у нее и серьезные недостатки. Так, бюрократический аппарат империи оказался явно не готов к подобной реформе, и испытывал большие затруднения с вменяемой организацией послереформенной администрации. Не поняли благих намерений правительства и освобожденные крестьяне, которых лишили общины и вместо этого дали какие-то высокоранговые земства – поползли слухи о том, что таким образом крестьян хотят обратно закрепостить, и начались бунты, постепенно набирая силу. Особенно недовольными были крепостные крестьяне – без земли они выкупаться не хотели, а с землей сумма выкупа достигала таких цифр, что бывшие крепостные в результате попадали в настоящую кабалу. Во многих случаях удавалось погасить волнения крестьян благодаря разъяснительной работе, но в центральных регионах России бунты стали принимать серьезный характер, и 1787-1789 годы прошли в сплошных волнениях. Государство терпело убытки, но старательно пыталось не доводить дела до кровопролития – несмотря на это, за время бунтов численность убитых дошла до 13 тысяч человек по официальным оценкам, а по неофициальным – до 90 тысяч.

Правительство осознало некоторые свои ошибки, и в 1791 году провело Земскую реформу. Она несколько изменяла организацию волостных земств, но полностью сохраняла их бессословность и выборность на свободных принципах. Возрождались сельские общины, однако теперь они играли роль не более чем минимальной административной единицы в пределах одного села или деревни, и не имели большого влияния на личные дела крестьян в вопросах распоряжения землей, которая так и осталась в частной собственности. Велась активная разъяснительная работа касательно новых прав крестьян и особенностей артелей, которые получили большую рекламу и постепенно стали появляться во всех уголках России, приняв форму коллективных хозяйств. При этом артели продолжали оставаться объединениями на свободных началах – если крестьянин желал вести хозяйство самостоятельно, никто ему в этом не мешал. Все эти меры позволили постепенно погасить недовольство среди освобожденных крестьян, и все постепенно вернулось на круги своя, хотя времени для этого потребовалось немало – последний крупный бунт был в 1794 году, и его пришлось подавлять войсками, а окончательно все стихло лишь к середине 1796 года.

По результатам реформы в России окончательно утвердился полноценный рынок труда, и стало дальше развиваться и укрепляться местное самоуправление. Были созданы предпосылки для полного освобождения крестьян в ближайшие годы – по мере их выкупа у дворян. Был сделан ряд ошибок, которые в будущем обернутся серьезными проблемами, которые придется решать наследникам Анны Петровны. Впрочем, кое-каких серьезных ошибок, которые будут сделаны другими государствами при проведении аналогичных реформ в будущем, удалось избежать. Так, во Франции фактическая отмена крепостного права послужила причиной значительного падения темпов роста населения – в России же, при активной политике переселения на неосвоенные земли, и огромном количестве таких территорий, демография практически не изменилась, а излишки населения попросту пользовались программами по переселению и получали землю в других районах России, в результате чего стало ускоряться освоение новых территорий, ранее находившихся в запустении. Тем более этот процесс облегчался в связи с тем, что границы России становились все более и более безопасными, и понемногу стали забываться разрушительные набеги степняков, которые мешали развитию сельского хозяйства и больно били по демографии. В целом, реформы конца правления Анны Петровны стали хорошей основой для дальнейшего быстрого развития России и выхода ее в число мировых лидеров.

Государственные вопросы

Большой Гатчинский дворец, в альтернативе — главный корпус Мариинского института.

В 1784 году администрацией Анны Петровны была проведена крупная судебная реформа. Отныне суды становились независимыми структурами, влияние государства на суды становилось минимальным. Расширялся «Петровский судебник», хотя его функциональность уже подвергалась сомнениям – требовался новый свод законов, но его составление решили отложить. Наметившийся было рост коррупции и казнокрадства привел к финансовой реформе 1785 года. Отныне все финансы требовали строгого учета, перерабатывалась система финансовых расчетов, составлялась общая роспись государственного бюджета, вместо откупов на алкоголь стали использовать акцизные марки. Продолжился курс по уменьшению прямых налогов в пользу косвенных. Проводилась также административная реформа – увеличивалось число административных единиц, а большие города делились на районы.

Если волнения государственных крестьян к 1790-м годам закончились, то бывшие крепостные продолжали бунтовать, хоть и не так активно. Это привело ко 2-й крестьянской реформе 1793 года, которая обернулась большими убытками для казны, но окончательно решила этот важный и сложный вопрос. Все еще не успевшие выкупиться крестьяне освобождались безо всяких выплат, но и без земли, которую им давали в Сибири, Приамурье и Причерноморье, фактически в принудительном порядке выселяя на новые территории. Уже выкупившимся крестьянам простили все долги, что обернулось крупными потерями, но ликвидировало главный очаг возмущения. На законодательном уровне было установлено право на частную собственность, в том числе и на землю, что отдавало крестьянам ее в полное владение, и позволило окончательно ликвидировать диктат сельской общины. Возмутившихся дворян попросту проигнорировали. Несмотря на сохранение напряженности еще в течении какого-то времени, крестьянский вопрос наконец-то был решен.

По мере развития Российской империи постоянно увеличивался штат бюрократов. В 1791 году в ВУЗах, подготавливающих соответственные кадры, были окончательно сняты все сословные и религиозные ограничения для набора кандидатов – администрации империи требовались все новые и новые подготовленные кадры. Помимо этого, значительно снизились требования в педагогические ВУЗы – «солдатские учителя» и церковно-приходские школы считались уже недостаточными, хоть и исправно выполняли свои функции, а само количество таких ВУЗов постепенно увеличивалось. В 1794 году был закончен грандиозный Мариинский институт в Гатчине, для чего пришлось построить Большой Гатчинский дворец [1], который постоянно расширялся и достраивался. В нем стали получать образование высшие гражданские имперские кадры. ВУЗ пользовался большой популярностью и за границей, из-за чего даже пришлось построить отдельный корпус для проживания иностранных студентов. Комплекс зданий постоянно расширялся и совершенствовался, дополняясь новыми шедеврами архитектуры, появлялись новые предметы и специальности. Так была реализована заветная мечта Петра II о создании высшего образовательного комплекса под Петроградом.

Весьма неоднозначную реакцию в России вызвала Великая Французская революция, и последовавшие за этим события. С одной стороны, происходящее было где-то там, вдалеке, и в общем-то оно было на руку России – Франция уже набралась опыта противодействия России, хоть и в основном негативного, и явно не собиралась прекращать, если бы не революция. С другой стороны, прецедент столь масштабных и кровавых событий, свержение и казнь короля Франции, террор – все это заставляло задуматься над тем, чтобы подавить в зародыше это явление, иначе оно могло задеть и Россию. Впрочем, на счет последнего не было единого мнения даже среди правителей – если Анна Петровна очень негативно воспринимала Французскую революцию, то цесаревич Александр Иванович наоборот, был склонен считать ее шагом вперед, и заявлял, что «если бы я не был русским цесаревичем – я бы стал французским революционером», доводя до сведения окружающих свои прогрессивные планы на будущее и вызывая у них весьма неоднозначную реакцию. Как бы то ни было, Россия решительно заняла нейтральную позицию по поводу начавшихся коалиционных войн, и не спешила в них ввязываться.

Русско-турецкая война 1787-1790

Россия, заполучившая Причерноморье при Петре II, уже во времена правления его дочери, Анны Петровны, успешно осваивала эти земли. Умножалось население, строились города, ирригационные каналы, разведывались полезные ископаемые, под Кривым Рогом и в Луганске началось создание литейных заводов – пока еще первых, небольших. С каждым годом Россия усиливала торговлю через Одессу, вывозя все больше товаров – как промышленных, так и натуральных вроде зерна. Османская империя смотрела на это с большим раздражением, как и на постепенное укрепление России на Кавказе и в Крыму. Казалось, что еще немного, и Османская империя потеряет эти территории окончательно и бесповоротно – а ведь турки постоянно тешили себя надеждами на реванш! Между тем, в конце 1780-х годов уже и Англия начала менять свое отношение к России и была намерена сдерживать ее любой ценой, несмотря на наличные торговые отношения. В Стамбул отправились послы и деньги, военные советники и оружие. И когда в России грянули бунты из-за крестьянской реформы, Османская империя решила действовать. Был предъявлен ультиматум в России – отказ от Причерноморья и Крыма, грузинских царств, сожжение Черноморского флота. Само собой, Россия отказалась, и 14 сентября 1787 года началась очередная русско-турецкая война.

Война с османами оказалась достаточно предсказуемой, но в целом войска не были к ней готовы. Только Черноморский флот, всегда готовый к сражениям, сразу же начал вести активный поиск противника под командованием адмирала Ушакова, но на суше дела обстояли не самым лучшим образом – у русских было банально мало войск. Не слишком облегчало положение и то, что к войне присоединились австрияки. Однако, как и всегда, русские полки были отлично подготовлены и замотивированы, а самое главное – во главе их встали два знаменитых полководца: Григорий Потемкин-Кавказский [2], и Александр Суворов. Был отражен десант у Кинбурна, развернулось наступление небольшой русской армии через Валахию, где начался разгром собиравшихся турецких войск по частям, на Кавказе начал свирепствовать генерал Долгоруков, активно привлекающий для службы в своем небольшом войске армянских и грузинских волонтеров. Османская армия хоть и оказалась подготовлена к войне лучшим образом, но на протяжении 1788 года терпела одни только поражения. На море между тем Ушаков учинил настоящий беспредел: используя Черноморскую дивизию морской пехоты, он натуральным образом принялся разорять прибрежные порты турок и громить их эскадры. Мало того – восстал вассальный османам Пелопоннес, к которому подошла русская эскадра Балтийского флота под началом адмирала Чичагова, и туркам пришлось сражаться еще и в Фессалии! Кое-как выдержав сражения 1787-1788 годов, османы окончательно и вдребезги проиграли войну в 1789 году: их армия в Фессалии отступала, севернее Суворов разбил у Рымника в пух и прах превосходящие его в 5 раз силы турок, а на море Ушаков перетопил или захватил все имеющиеся на Черном море корабли в сражении у мыса Калиакра [3]. Более того, на Крите подняли восстание местные греки, в результате чего остров был потерян. В конце концов, в Стамбуле осознали, что война ими проиграна, и в 1790 году был заключен мир. Самым забавным в этой войне стало то, что австрияки вновь фактически проиграли войну туркам, и уже намеревались заключить сепаратный мир, когда турки согласились прекратить войну с обоими государствами.

По условиям мирного договора Россия практически не получала никаких территориальных приобретений – лишь незначительные прирезки на Кавказе, но при этом иные ее интересы значительно укреплялись. Османская империя вновь письменно отказывалась от владения Крымом и Причерноморьем, и признавала все территории России за ней. В княжествах Молдавии и Валахии устанавливалась полностью местная администрация, при этом они становились совместными протекторатами с Россией. Аналогичный статус получала Греция, хотя ее автономия теперь распространялась на острова Эгейского моря, Аттику и Крит, а столица переносилась в Афины. Создавалась также небольшая автономная Сербия, которая становилась совместным австро-турецким протекторатом. К Австрии перешли незначительные территории в Хорватии. Помимо этого, турки вновь обязывались выплатить России контрибуцию за эту войну и еще за три прошлые, в результате чего общая сумма перемахнула за 50 миллионов рублей. В который раз Османская империя потерпела поражение от рук русских, а Россия вновь усилила свое влияние на южных границах.

Русско-шведская война 1788-1791

Крестьянскими волнениями и русско-турецкой войной решила воспользоваться и Швеция. Там борьба между партией «колпаков» и партией «шляп» вновь привела к власти последних, и они вновь начали готовиться к войне, активно строя флот и развивая сухопутные войска. Финансировать эту войну взялись англичане и французы. Момент для вступления в конфликт в 1788 году казался идеальным – русский Балтийский флот в основном отправился в Средиземное море, войска были на юге, воевали с турками, крепости на границах были малочисленными и плохо укрепленными. Король Густав III решил склонить общественное мнение на свою сторону и создать повод для войны, сфабриковав повод в виде нападения русского патруля на шведскую территорию – при том что в патруле были ряженые шведы. Риксдаг «клюнул» и проголосовал за войну.

Как и в прошлую русско-шведскую войну, Россия оказалась сильно стеснена в силах на Балтике, причем теперь уже и во флоте. Пришлось срочно извлекать из резерва старые корабли, выводить на поле боя гарнизоны и формировать волонтерские части. Войска возглавили лично консорт Иван Волков и генерал Мусин-Пушкин, флот – адмиралы Грейг и Богдан Андреевич Мартос, морской офицер из малороссийских дворян, показавший себя дерзким и храбрым командующим с самого начала войны. На суше шведов удалось быстро обыграть, начав оккупацию севера Финляндии и осадив Або, но на море бои шли с переменным успехом. У Эланда, Гогланда, Роченсальма и Ревеля были одержаны значительные морские победы, в ходе которых удалось захватить много шведских кораблей. Со Средиземного моря срочно вызывались корабли – обратно на Балтику, воевать со шведами. На суше к концу 1789 года с трудом удалось взять Або после длительной осады – шведы до войны активно укрепляли город, и он представлял собой первоклассную крепость, которую шведы снабжали морем. После этого боевые действия велись в основном Балтийским флотом. Победы давались дорогой ценой – в очередном сражении, у Выборга, были потеряны множество кораблей и людей, в том числе и храбрый адмирал Грейг, которого заменил Мартос, с трудом выигравший второе Роченсальмское сражение. Ценой больших потерь удалось наконец-то завоевать господство на море, и Мартос не замедлил нанести визит под шведскую столицу. Всю осень шведы готовились к десанту, и русские таки пришли – но лишь зимой, повторив подвиг героев прошлой войны и пройдя к Стокгольму по льду Ботнического залива. На сей раз у стен шведской столицы произошла битва, известная также как «Битва в снегу», в результате которой шведы потерпели поражение, и были вынуждены капитулировать.

На сей раз условия мира были серьезными. Швеция передавала России всю Финляндию и Аландские острова, признавая за русскими контроль над этой территорией. Также шведы выплачивали России значительную контрибуцию, которая определялась как ущерб, нанесенный русским в войне, в полуторакратном размере. Обе стороны возвращали всех пленных без всяких оговорок. При этом Россия давала Швеции определенные гарантии ее территориальной неприкосновенности, а также подтверждала частные права шведской знати на русской территории. Подобный разгром, как это не странно, поспособствовал разрешению последних противоречий между государствами, после чего началось постепенное сближение обеих сторон — Швеция наконец-то уяснила, что с Россией ей воевать не с руки, а России ничего не нужно было от шведов, кроме их дружественного нейтралитета. В конце концов, это приведет к фактическому включению Швеции в сферу влияния России, но произойдет это через много лет….

Казахское ханство

Сырым Датулы, он же Сырым Датов.

Против собственного желания России пришлось ввязаться и во внутренние разборки казахов. Хан Ералы, силой подчинявший своей воле всех казахов, в 1789 году завершил взятие под контроль родов Старшего жуза. Казалось бы – отличная победа, особенно в свете русофилии Ералы, но не тут-то было! Как оказалось, амбиции Ералы были поперек горла многим казахам, и уже в 1790 году против него началось восстание, к которому присоединились хивинцы. Возглавил его Сырым Датов – лидер амбициозный и весьма способный, но при этом настроенный против русских, чье вмешательство в дела казахов было уж слишком очевидным. Ералы потерпел ряд поражений и был вынужден отступить под защиту укрепленных линий с остатками своего войска, а казахи, не унимаясь, бросились за ним в погоню и пожгли пограничные укрепления, вырезав их гарнизоны.

Терпеть подобное Россия была не намерена. Начала собираться армия, во главе которой поставили Суворова, князя Рымникского. Больше половины войск составляла казачья кавалерия, привычная к степным боевым действиям, пехота использовалась лишь в качестве общей опоры. Позднее к армии Суворова присоединился Ералы-хан. Под началом русского военного гения казаки с казахами стали одерживать над восставшими одну победу за другой, и вскоре вернули контроль над Младшим и Средним Жузом. В 1793 году была окончательно взята под контроль территория Старшего жуза, бывшего центром восстания. Сырым Датов сбежал в Хиву. Война якобы закончилась, и Суворов повел свои войска на север, на собственно русскую территорию, на места постоянной дислокации…. Однако уже очень скоро, в 1794 году, Суворову пришлось вернуться на эти земли вновь – Ералы-хан умер, его сын Булакай, объявленный ханом, не смог удержать ситуацию под контролем и оказался в меньшинстве, к казахам вернулся Сырым Датов, и все началось по новой.

На сей раз Суворову пришлось прибегнуть к стратегии, которая ранее применялась Потемкиным на Кавказе, с небольшими поправками на местные условия – вслед за русской армией шли поселенцы, которые устраивали на стратегически важных точках укрепленные поселения. Пока кавалерия во главе с самим Суворовым громила мятежных казахов, русские поселенцы закреплялись на территории под защитой пехоты, фактически создавая вместо былых укрепленных линий укрепленную сеть. С восстанием удалось покончить лишь в правление Александра I, в 1798 году, но победа эта была основательной – Сырым Датов был убит в боях, остальные лидеры казахов или разбежались, или сдались в плен. Ханом был поставлен Болекей, сразу над всеми тремя жузами, но при этом автономия казахов была сильно урезана, и создавались все условия для их перехода к оседлому способу жизни. Основывалось Семиреченское казачье войско и расставлялись гарнизоны в недавно построенных русских поселениях. Началась активная деятельность православных миссионеров среди казахов. Во время этих боевых действий казахи понесли такие серьезные потери, что уже не решались начать новое восстание, и потому смирились со всеми этими условиями. Россия начала активно осваивать территорию жузов, переселяя сюда людей из других регионов, и начала интеграцию казахов в имперскую машину, надеясь, что больше воевать с казахами не придется. Увы, еще одна война с беспокойным степным народом еще была впереди….

Раздел Речи Посполитой

После Первого раздела Речи Посполитой дела в стране шли не так чтобы очень плохо. Король Станислав II Август всячески проводить реформы, чтобы привести в порядок государство, но шляхта активно протестовала, отстаивая свои древние вольности, которым было не место в современном мире. В результате противостояния двух партий – «патриотической» и русофильской – к 1790 году Речь Посполитая оказалась в крайне плачевном состоянии, которое всячески усугублялось Пруссией, через территорию которой шла вся торговля поляков. Тем не менее, пруссаки казались меньшим злом, чем русские, и «патриотическая» партия добилась заключения союза с Пруссией в 1790 году. Но условия его были таковыми, что ситуация в стране только усугубилась. В 1791 году была принята польская Конституция, которая фактически исключала все русские интересы в Речи Посполитой.

Поляки-русофилы, конечно же, оказались недовольны, и сформировали Тарговицкую конфедерацию, которой активно помогала Россия. Россия же вернула на территорию Правобережья Зализняка с Гонтой, которые мгновенно подняли там восстание за присоединение территории к России. Речь Посполитая потихоньку «посыпалась», русофилы разгромили «патриотов» и были вынуждены договариваться с гайдамаками, которые после Правобережья подняли восстание и в Беларуси. Король был вынужден принять сторону русофилов. В 1793 году Россия, наконец, договорилась с Пруссией, и произошел Второй раздел Речи Посполитой – русским доставались «мятежные» православные земли, а Пруссия забирала себе западные воеводства. Это событие православное население присоединенных территорий восприняло с восторгом, тем более что в России уже было отменено крепостное право, и их ждала судьба свободных крестьян, что не могло не радовать местных. Однако поляки не смирились с этим, и в 1794 году началось восстание Костюшко, которое полностью отрицало уже свершившийся факт, и требовало восстановить старые «природные» границы Речи Посполитой. Против повстанцев выступили не только русские, но и пруссаки с австрийцами, которые и близко не собирались возвращать что-то полякам. В результате этого к 1796 году восстание было подавлено, Костюшко арестовали и сослали осваивать Забайкалье [4]. Речь Посполитую разделили третий раз и окончательно – к России перешла обширная территория к востоку от линии Западного Буга, Немирова и Гродно. Герцог Курляндии отрекся от своего титула в пользу императрицы Анны Петровны.

В результате этих разделов практически без серьезных военных усилий Россия значительно подвинула свои западные границы и впервые за многие века объединила под своим началом практически все территории старой Руси за исключением Галиции. Значительно увеличились население, площадь возделываемой земли, открылся доступ к незамерзающим берегам Балтийского моря. Была ликвидирована Речь Посполитая – государство, которое уже в течении нескольких десятилетий «жило в долг», так как при обширных территориях уже не представляло из себя заметной силы из-за постоянных склок и своеволия шляхты. Разделы Речи Посполитой стали самыми крупными и последними достижениями в эпоху правления императрицы Анны Петровны, завершив 28-летнее правление на весьма оптимистической и победной ноте.

Последние дела и отречение императрицы Анны

Примерные очертания западной границы России к концу правления императрицы Анны Петровны.

В 1794 году умер Иван Волков – человек, без которого правление Анны Петровны было бы куда более сложным и менее результативным. К моменту своей смерти он уже был официально коронован как император-консорт за свои заслуги, и пользовался почетом и уважением в государстве. Также ему был дарован титул князя Ингерманландского, что добавляло весомости его личности, хотя сам князь к подобному титулу отнесся весьма прохладно. Императрица искренне скорбела о его смерти, и начала удаляться от дел. Еще с 1793 года ее соправителем стал ее сын Александр, как только тот женился – и все бремя власти стало сосредотачиваться в его руках. Фактически он уже правил сам, без своей матери, и та не мешала ему, хотя и давала советы, продолжая выполнять роль формального лидера государства. В конце концов, 18 декабря 1796 года она отреклась от престола и удалилась в Царское Село, освободив трон для сына, который уже успел показать себя. Последним указом, который она издала как императрица, стало выделение пенсиона некоему мальчику, Юрию Рябушкину, подкидышу, который на тот момент готовился поступить на флот. Причины подобной протекции породили различные слухи, среди которых самыми стойкими оказались слухи об измене Волкова своей жене всего один раз за всю свою жизнь, и о результате этой измены в виде мальчика Юры. Тем не менее, эта теория так и осталась недоказанной.

Анна Петровна, ставшая вдовствующей императрицей, в возрасте 56 лет удалилась в Царское Село, и вела там тихую жизнь, составляя личные воспоминания о правлении своего отца, своем собственном и том, что она еще застала в начале правления своего сына. Позднее эти мемуары будут изданы в четырех томах, и станут яркой характеристикой того, как русский дух возвращал свое при этих правителях: если из детства Анна Петровна помнила, как многие важные чиновники, особенно иностранные «наемники», не умели изъясняться на русском, и общались в основном на английском, французском или немецком, то уже к началу ее собственного правления не знать русский язык было плохим тоном, а к началу правления ее сына двор уже не мог себе представить иного языка общения, кроме как русского. При Анне Петровне начался расцвет русской литературы и поэзии, при дворе появлялись все меньше иностранцев, и все больше русских или связанных с русскими – курляндцев, шведов и прочих. Написание воспоминаний об этом заняло почти десять лет, и Анна Петровна словно специально жила лишь ради того, чтобы закончить это последнее дело своей жизни – 20 июля 1806 года, спустя месяц после завершения составления мемуаров, бывшая императрица Анна I умерла от инсульта прямо во время ужина. Хоронили ее пышно, как она того и заслуживала. Уже посмертно она была одарена почетным титулом, став Освободительницей.

Примечания

  1. Я так подумал – а почему бы и нет? На благо образования отгрохать такое чудо всяко лучше, чем во славу любовника. Да и сам дворец планируется тоже «альтернативный» — куда крупнее, с несколькими дополнительными крыльями, плюс Мариинский институт явно не одним этим дворцом будет представлен….
  2. Таки что поделать, будет броненосец называться не «Князь Потемкин-Таврический», а «Князь Потемкин-Кавказский».
  3. В реальности русские корабли из-за невысокого качества древесины сильно уступали по скорости турецким, так что драпающих турок догнать не получалось никак. В альтернативе дерево в России сушат как надо, так что Ушак-пашу турки бояться будут еще круче, ибо уцелевших турецких кораблей он после себя оставлять будет несколько меньше…. Место битвы, кстати, не менял, но дату выставил другую.
  4. Так как Суворов занят с казахами, то подавление восстания Костюшко естественным образом может затянуться.
15 комментариев
  1. !!!
    «…если крестьянин желал

    yes!!!

    "…если крестьянин желал вести хозяйство самостоятельно, никто ему в этом не мешал…"

    Так, по-мелочи, "добрые общинники" могли потравить скот, вытоптать посевы, сжечь двор и т. д. Ралии жизни. Люмпены в русской деревне физиологически не могли вынести самого факта существования у них под боком успешных единоличников.

    С уважением, Ансар.

    • Так, по-мелочи, «добрые

      Так, по-мелочи, "добрые общинники" могли потравить скот, вытоптать посевы, сжечь двор и т. д. Ралии жизни.

      А судебная система для чего? Я специально про частную собственность заикнулся (в этой части вроде как). Посягательства на частную собственность — подсудное дело: как начнут такое дело, так после первых судебных дел и прекратят. Да и община в классическом виде упраздняется: это лишь орган гражданского самоуправления, в хозяйственных делах он никакого веса не имеет.

      Люмпены в русской деревне физиологически не могли вынести самого факта существования у них под боком успешных единоличников.

      Вот только от участия в артели (общины, повторюсь, лишь орган гражданского самоуправления, а не хозяйственного) успешных единоличников люмпены ничего не выигрывают — описанная вами ситуация могла стать регулярной при сохранении налоговой ответственности перед государством общины, с круговой порукой, а у меня как бы ни того, ни другого не остается — налоги платит каждый отдельно, и каждый сам по себе. Артели — добровольное коллективное хозяйство, где каждый скидывается в общий бюджет по желанию и возможности. Ну загонят туда силой успешного единоличника, и что? Земля у него в собственности — не отберешь и не переделишь, нет прав таких, община/артель такой власти не имеют, в общую казну он деньги не даст, если не захочет, а коли продолжатся наезды — волостной суд с большим интересом рассмотрит дело о посягательстве на частную собственность. Ну а коли в суде дело не пойдет — продаст единоличник землю ближайшему крупному землевладельцу, и поедет поселенцем хоть в Причерноморье, хоть на Дальний Восток, где ему новую землю за просто так дадут, от налогов освободят, да еще и при деньгах будет. Вариантов больше чем один — главное государству их обеспечить, и установить, блин, частную собственность на землю, индивидуальную ответственность каждого перед законом и неприкосновенность частной собственности, а то так и останемся на уровне организации земледелия времен царя Гороха.

  2. Приветствую.
    Уважаемый arturp

    Приветствую.

    Уважаемый arturpraetor спасибо, альтернатива интересная. 🙂

    По карте "Примерные очертания западной границы России к концу правления императрицы Анны Петровны." 

    ИМХО очень полезно отжать у шведов Финмарк, хотя бы его восточную часть с мысом Нордкин. 

    Тем более на тот момент население там фактически смешанное поморско-норвежское. 

    Ну и Грумант (Шпицберген) с островами Медвежий и Надежда под русский флаг. С Груманта кстати вполне могут до ЗФИ (земля франца иосифа) добраться. Будет в альтернативе например земля императрицы Анны 🙂

     

    • Уважаемый arturpraetor спасиб

      Уважаемый arturpraetor спасибо, альтернатива интересная. 🙂

      Спасибо, что читаете)

      ИМХО очень полезно отжать у шведов Финмарк, хотя бы его восточную часть с мысом Нордкин. 

      Но Финнмарк не шведский, а датский, а позднее — норвежский. А когда он станет шведским (вместе со всей Норвегией), будет уже поздновато — шведы не нарываются, и даже наоборот, а отжимать территорию у дружественного государства-  контрпродуктивно. Хотя есть один вариант — на Венском конгрессе Данию, как союзницу Наполеона, немного ободрали, собственно передав шведам всю Норвегию, можно как посреднику и гаранту хапнуть чуточку Финнмарка (но не весь).

      Ну и Грумант (Шпицберген) с островами Медвежий и Надежда под русский флаг. С Груманта кстати вполне могут до ЗФИ (земля франца иосифа) добраться. Будет в альтернативе например земля императрицы Анны

      Боюсь, на то время это маловероятно — слишком суровый климат делает невозможным основание постоянных поселений, а за неимением таковых, по реалиям того времени, территория остается ничейной. Какие-то подвижки на эту тему можно начать только примерно с середины XIX века, до того там климат еще жестче был, чем в наше время, а он и сейчас не сахар. И то, ничего гарантировать не буду — я все таки не из тех альтернативщиков, которые гребут под свои государства все, что плохо лежит, должны быть и тупняки, и поражения, и уступки, и возможно, что Шпицберген так и не станет целиком русским.

      • Уважаемый arturpraetor привет

        Уважаемый arturpraetor приветствую

        Но Финнмарк не шведский, а датский,

        Чорд, точно ведь 😉

         Хотя есть один вариант — на Венском конгрессе Данию, как союзницу Наполеона, немного ободрали, собственно передав шведам всю Норвегию, можно как посреднику и гаранту хапнуть чуточку Финнмарка (но не весь).

        Отличный вариант! 

        Собственно русское население и лапландцы там как раз в восточной части. Так что граница по Лаксе-фьерду, а ежели повезёт по Порсангер-фьерду, очень ок.

        Ну и Грумант (Шпицберген) с островами Медвежий и Надежда под русский флаг. С Груманта кстати вполне могут до ЗФИ (земля франца иосифа) добраться. Будет в альтернативе например земля императрицы Анны

        ничего гарантировать не буду — я все таки не из тех альтернативщиков, которые гребут под свои государства все, что плохо лежит, должны быть и тупняки, и поражения, и уступки,

        Совершенно правильный подход. 

        и возможно, что Шпицберген так и не станет целиком русским.

        На всё (священная) воля автора (с)

        Успехов 🙂

  3. ++++
    под началом адмирала

    ++++

    под началом адмирала Чичигова, и туркам

    Чичагов?

    Чичиков?

  4. Так-с, значит орловским

    Так-с, значит орловским рысакам не суждено появиться в России? А жаль, думаю обыграть ситуацию с нападением на кортеж императрицы, вооруженной группы "реакционного" дворянства, не очень сложно. А прецидент, для выведения выносливых лошадей, будет. Хотя по линии вашей АИ, уважаемый коллега, пологаю рысаки будут "волковскими".

    • Я еще альт-коневодство не

      Я еще альт-коневодство не описывал…))) Скорее уж альтернативные породы кроликов — там я хотя бы что-то когда-то знал.

      На самом деле, в реале появление этой породы было обусловлено личными желаниями Алексея Орлова, так что ничего не мешает этой или похожей породе появиться в следствии личных желаний кого-то другого — может, позднее, а может и раньше 1776 года. Но детально это расписывать особого желания нет, и так много чего приходится рассматривать дополнительно, дописывать и переписывать, а там, где я охватил всю альт-историю Испании и связанных государств, я только дошел до Крымки (статья номер 17 и, возможно, 18, если по объему получится слишком много всего)

      • Да в общем то так. Но вот

        Да в общем то так. Но вот само желание у Алексея Орлова появилось когда Екатерина пешком топала по снегу, потому как собственные лошадки, не выдержав темпов передвижения отказались двигаться в направлении С-Петербурга.

        Ну это так к слову — коневодство конечно описывать смысла нет и восхвалять Сметанку тоже. Я говорил про прецидент — очень надеялся увидеть его в вашем описании. Ведь противодействие Императрице со стороны дворянства имелось. Почему оно не могло вылиться в такой демарш как нападение на кортеж? С вынужденным топаньем по снегу самой Императрицы до бижайшей деревни, в связи с падежом собственных лошадей, при уходе от погони?

        • arturpraetor 12.07.2018 из 16:47

          Боюсь, дворянская

          Боюсь, дворянская оппозиция при Анне Петровне загнана под половичок, и ничего кроме тихих попыток манипулировать ею сделать толком не может, попытка нападения — это прыжок выше головы. Тут и почти-что-заговор большой натяжкой получается, после того, что творилось при Петре II. Да и не вижу смысла вписывать эту историю в альтернативу ради породы коней, уж простите за это.

        • Про коней понял, но жаль —

          Про коней понял, но жаль — хорошие лошадки.

          Судя по карте вы очень далеко отодвинули границу от устья Колы, видимо на это есть причины?

        • arturpraetor 12.07.2018 из 17:34

          Судя по карте вы очень далеко

          Судя по карте вы очень далеко отодвинули границу от устья Колы, видимо на это есть причины?

          Есть — она и в реале была такой после последней русско-шведской) И раньше тоже, фиг знает сколько времени. Это по факту реальная граница Российской империи к 1810 году. Плюс, там как бы более или менее развитая база для торгового и военного флота, хоть и по минималке, и подвинуть границу на запад — вполне естественное действие. Но, думаю, это не окончательный вариант северо-западной границы Российской империи.

  5. Когда-то, когда сайт наконец

    Когда-то, когда сайт наконец-то доработают напильником, форма написания статьи приобретет адекватный вид, станет доступным файловый браузер, и вообще все вернется на круги своя, я таки опубликую одно морское чудище, которое лично у меня вызывает бурный восторг. А пока засвечу лишь его нераскрашенный фрагмент:

    Ну а пока остается ждать и надеяться, что сайт таки доведут до ума хотя бы до конца лета…

Оставить ответ

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить