История России. Часть IV — Экономика, образование и экспансия (Russia Pragmatica)

0
0

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Продолжаю публиковать цикл о России Прагматической, и сегодня речь пойдет об экономике, образовании и внешней политике императора Петра II. Рассмотрены будут вопросы того, как России найти больше денег, чем в реальности, меньше их потратить, и как найти учителей для сельских школ.

Вопросы экономики

Петр II абсолютно справедливо считал, что залогом успешного развития и процветания является сильная экономика, и ее укрепление стало одной из главных целей всего его правления. Понимал он также, что для ее достойного развития придется встряхнуть сами основы России и повести реформы еще круче, чем при его отце, ибо его отец ухватил лишь вершину айсберга, а самый его корень оставил нетронутым. Россия оставалась во многом дворянским государством, дворянство было титульным сословием, дворянству выдавались привилегии, дворянство решало государственные вопросы в свою пользу, дворянство относилось высокомерно и уничижительно к другим сословиям, которые приносили экономике куда больше пользы. Это привело к тому, что купцы и самостоятельные промышленники постоянно ущемлялись, а дворяне предпочитали заниматься земледелием с помощью крепостных, делая «простые деньги». Между тем именно купечество и промышленники должны были стать основной опорой государственной экономики, залогом прогресса и стабильности государства, и именно потому с самого начала своего правления Петр II начал возвеличивать и укреплять их с первых годов своего правления. В этом ему сильно помогала купеческая династия Бровкиных, самая богатая в России, к ней присоединились Демидовы, Строгановы, малоизвестные, но весьма многообещающие Гайды, Арсеньевы и Кондратьевы, и многие другие [1]. Петр II всячески отстаивал их интересы и стремился направить их деятельность в необходимое государству русло, а купцы и промышленники в ответ были ему целиком и полностью лояльны, выделяли большие средства на государственные проекты и поддерживали императора в его необъявленной войне с дворянством, тянущим Россию ко дну. Во многом благодаря поддержке этих предприимчивых и богатых слоев общества Петра II так и не свергли за весь его срок правления, хотя причин для этого у дворянства было более чем достаточно.

Одним из первых вопросов экономического характера, которые пришлось решать Петру II, стало решение судьбы Архангельска. При его отце город постепенно чах, торговля через него хирела, в том числе из-за различных запретов, направленных на укрепление государственной торговли через Петербург. Петр II отменил большую часть этих ограничений, и приказал восстановить и расширить Соломбальскую верфь, которая была более удобной для постройки кораблей из-за близкого наличия судостроительных материалов. Архангельский порт вновь открылся для активной торговли и начал укрепляться, воссоздавалась Беломорская флотилия для защиты города от возможных нападений противника или морских разбойников. При городе создавались огромные комплексы заготовки и просушки древесины, которые должны были обеспечить высокое качество постройки кораблей и долгий срок их службы. В 1730 году Петр II значительно повысил пошлины на покупку кораблей за границей, вместе с тем выделив субсидии на развитие частного гражданского судостроения – и в Архангельске начали строиться сразу две частные верфи, Бровкинская и Лобановская, которые стали строить торговые корабли для отечественных нужд, причем по качеству работы они не уступали заграничным. Бровкинская верфь особенно отличалась в этом плане – вложив в нее огромные средства, Иван Артемович Бровкин в результате стал крупнейшим частным судостроителем в России, и его предприятие оставалось таковым еще долгие годы. Строились гражданские верфи и на Балтике – в Ревеле и Риге были основаны Корфовская и Мюльграбенская верфи, хотя они и были значительно меньше. С 1760-х годов Россия практически полностью перешла на самообеспечение торговыми судами и даже начала продавать их за границу, в основном странам Балтики, хотя объемы этого экспорта длительное время оставались незначительными. Но Архангельский порт так и не вернул свою былую славу в качестве торгового – 2/3 торговли все равно шли через Петроград.

Одной из крупных проблем оставалось низкое качество производство продукции, в особенности там, где отсутствовал контроль военных. Придерживаясь слепого протекционизма, при Петре были установлены высокие пошлины на заграничную продукцию, а отечественные заводы были обеспечены заказами даже в том случае, если гнали один сплошной брак. Административные меры плохо помогали справиться с этим явлением, и при Петре II пришлось значительно изменить систему наказаний и воздействия на администрацию заводов. Так, была расширена еще более ранняя практика продажи казенных заводов в частную собственность – как показывал опыт, при прямом государственном контроле заводы зачастую становились убыточными или неэффективными. Но и частники, пользуясь гарантиями наличия заказов, часто не следили за качеством продукции. Петр II ввел в отношения с такими частниками рыночные отношения – на поставки той или иной продукции заключались контракты, в случае неудовлетворительного качества результата клиент, тобишь государство, мог расторгнуть контракт и закупить необходимую продукцию где угодно еще, хоть и за границей, а нерадивый частник оставался «за бортом», причем в случае подобных разрывов контрактов государство было на стороне клиента и снижало пошлины для таких пострадавших от «заводского произвола» людей и организаций, к которым принадлежало и само государство. Это подстегнуло контроль качества среди частных заводов. С государственными все было сложнее – с ними также были налажены рыночные отношения, и государство ни в коем случае не собиралось тратить деньги на брак, но помимо расторжения контрактов низкокачественная продукция грозила еще и масштабными проверками, и наказаниями виновных. Головы государственных управляющих слетали легко, если вместе с халтурой обнаруживалось еще и казнокрадство. Обойти эту систему было сложно – в таких случаях расследования совершались по сути двумя независимыми структурами (ревизорами и Тайной канцелярией, в которой имелся особый отдел на этот случай), и отчет как минимум одной всегда ложился на стол канцлеру или императору. Была также введена практика поощрений, при которых руководство завода и рабочие получали денежные премии в случае высокого качества исполнения заказов. В конце концов, ситуация с качеством производства постепенно стала исправляться. С 1738 года также появилась практика изымать за долги у нерадивых предпринимателей важные заводы и передавать их в руки более адекватных предпринимателей – таким образом, в частности, возвысилась промышленная династия Соболевых, до того малоизвестная. Большинство заводов, отобранных у неэффективных администраторов, попали в руки основателя этой династии, Михаила Гавриловича Соболева, который поставил все порученные им заводы на ноги и добился не только улучшения качества продукции и выхода их в прибыль, но и постоянно увеличивал объемы производства, выпускай продукцию в том числе на экспорт, используя свои близкие связи с купцами Бровкиными. При этом Петр II активно стимулировал появление новых фабрик, причем уже без участия государства – отдавал за бесценок необходимую землю, ставил низкие налоги на первое время работы предприятий, активно зазывал предпринимателей из Европы. Помимо уже разведанных запасов полезных ископаемых, постоянно искались новые, в том числе и за Уралом, хотя присутствие там России носило весьма относительный характер.

Сложным оставался вопрос статуса рабочих. Многие рабочие на заводах были вольнонаемными, но большинство все же составляли крепостные крестьяне, приписанные к заводам, и их положение было ничуть не лучше, чем у тех крепостных, которые принадлежали помещикам. Но в этой области император обладал куда большими возможностями просто в силу заметно меньшего количества и крепостных, и оппонентов реформ. И потому уже в 1732 году последовал Указ о государственных рабочих, который фактически освобождал от крепостного права всех крестьян, работавших на заводах. Отныне им присваивался особый статус – государственных рабочих, и де-юре они были в целом похожи на государственных крестьян, хоть и имелся ряд отличий. Так, в частности, для защиты интересов промышленников, поступивший на завод рабочий не мог уволиться с него в течении 15 лет, исключения делались лишь в случае получения увечий на производстве. Оговаривался максимальный рабочий день в 14 часов [2], определялся статус рабочих в судебной системе. Для потомственных рабочих выделялась за государственный счет надбавка к жалованию и содержанию, так как считалось, что они в будущем составят наиболее профессиональное ядро будущих рабочих масс русских заводов – в 1759 году эта надбавка была отменена, а вместо нее потомственным рабочим предоставили ряд льгот, в том числе и для их детей.

В 1733 году был создан Государственный банк Российской империи, по образу и подобию государственных банков Швеции и Англии, приступивший к эмиссии ассигнаций. Кроме того, этот банк объединил в себе многие другие финансовые функции – в частности, предоставлял ссуды дворянам на ведение хозяйства, малые и средние займы для предпринимателей, служил местом для вкладов купцов и промышленников. За надежность его работы ручался сам император, а охрана банка по суровости и боеспособности немногим уступала Дворцовой гвардии. После этой реформы начался период проведения постепенных налоговых реформ – обременительные, не приносящие больших выгод прямые налоги отменялись, вместо них вводились различные косвенные, с гибкой налоговой ставкой, что позволило постепенно наращивать эффективность налогообложения и количество доходов. Облагались налогами не только бедные, но и богатые – так, дворяне платили налоги за аренду государственной земли сверх вотчинной и «откупной налог» — аналог подушной подати для тех, кто отказался от государственной службы. Налоги для более богатых представителей общества были больше, чем для бедных, хоть и не настолько, чтобы ограничить рост частного предпринимательства – для успешных частников существовала также система налоговых льгот, которая стимулировала быть успешными и предприимчивыми. Пошлины менялись в зависимости от необходимости, но в целом оставались достаточно высокими, полностью отвечая политике протекционизма. Все это, а также прочие меры позволили изменить баланс между доходами и расходами, в результате чего бюджет становился дефицитным лишь в отдельные годы. Способствовали этому не только реформы, но и личная политика Петра II – вместо пышных пиршеств и многодневных гуляний он начал вести достаточно скромный образ жизни, и вынудил к тому же двор. Балы происходили в частном порядке и за частный счет. Царь экономил деньги на каждом шагу, если эти деньги не сулили какой-то реальной прибыли. Многие дворяне ворчали, но мирились с этим, считая Петра как минимум чудаком. Между тем император, осведомленный о расходах своего отца на содержание двора, одновременно вел два учета расходов собственных – какие они были в действительности, и какими могли бы стать, живи он на широкую ногу. В конце правления разница между первой и второй цифрой ежегодно составляла миллионы рублей [3], что было огромной суммой. Кроме того, в 1758 году Петр II установил винную монополию, которая стала приносить достаточно большую прибыль в стране.

Изменения в социальной и экономической структурах государства вызывали острую необходимость в переменах в другой сфере – юридической. В России на тот момент главным сводом законов числилось Соборное уложение 1649 года, которое уже плохо отвечало требованиям времени в силу неполного охвата всех сфер жизни государства. И потому в 1747-1752 годах специальная комиссия, составленная при Совете министров, занималась разработкой нового свода законов, который получил название Судебника 1752 года. В народе его назвали «Судебник Петра», и не зря – император активно принимал участие в его составлении. В целом, в нем были учтены все необходимые нюансы, были рассмотрены права и обязанности каждого сословия в подробностях, наказания за те или иные проступки, и т.д. Судебник был отпечатан в нескольких тысячах экземпляров и разослан по всем уголкам империи. В процессе его составления особо был рассмотрен статус купцов и промышленников – законы во многом благоприятствовали развитию их деятельности, и стимулировали частную экономическую деятельность в стране. Столь благоприятные условия, созданные для частного предпринимательства, еще больше ускорили экономический рост России.

Особое внимание при Петре II уделялось добыче драгоценных металлов. В 1729 году был ограничен вывоз золота и серебра, добытого в России, и введена система закупки у частных предпринимателей этих металлов в государственные запасы. На ценных месторождениях активно начали строиться государственные предприятия по добыче драгоценных металлов, которые управлялись в особом порядке и жестко контролировались имперской администрацией. Причиной подобной политики стала острая недостача драгоценных металлов, от которой Россия страдала уже достаточно длительное время. Еще Петр I всячески стремился увеличить добычу драгоценных металлов в России, но его достижений было недостаточно, да и то, что добыли, активно вывозилось за границу дворянами, в результате чего запасы золота и серебра накапливались очень медленно. При Петре II это положение стало понемногу улучшаться, а после расширения добычи при его внуке ситуация и вовсе перестала быть критической.

Наконец, важной мерой оказалось создание запасов зерна на случай голода в наиболее неблагоприятных регионах. Начался этот процесс еще в 1738 году, но продолжался он достаточно неуверенно и медленно, во многом из-за непонимания крестьянами такой необходимости, а действовать грубыми административными мерами Петр II предпочитал лишь в крайнем случае. В результате этого минимальные запасы в отдельных регионах начали появляться только к концу 1760-х, а функционирующая сеть складов с зерном появилась только в середине XIX столетия, после начала массовой постройки железных дорог. Зерно хранилось в амбарах максимум два года, после чего распродавалось по дешевке или попросту раздавалось местным жителям, заменяясь свежим. Первое время существовала значительная проблема обворовывания амбаров местными мелкими чиновниками, с которой пришлось бороться административными мерами, однако окончательно проблему решить так и не удалось – многие заведующие хранением зерна так или иначе становились «вороватыми». Тем не менее, когда случались неурожаи, сохранившиеся запасы зерна позволяли людям хотя бы выжить до следующего года, и в целом смертность от голода в России в правление Петра II несколько уменьшилась.

Образование

Так или иначе, а все вопросы развития России начинали упираться в образование. Образованные крестьяне легче могли вести самоуправление на уровне общин; образованные рабочие ценились куда больше, и были заметно более способными к производству качественной продукции; образованные рекруты в армии как правило быстрее обучались военному ремеслу и в целом имели лучшие качества, чем те, кто попадал в армию без элементарных знаний, а купцы, дворяне и прочие высшие сословия и вовсе с образованием могли творить чудеса и были архиважным ресурсом государства! Понимал это еще Петр I, и потому при нем для всех лично свободных сословий кроме горожан было введено обязательное образование. Горожане всеобщему начальному образованию сопротивлялись так активно, что с ними Петр решил отложить дело [4], планы по всеобщему начальному образованию и вовсе не продвинулись дальше самых общих идей, хотя главной проблемой тут становилась извечная проблема России, которую никто не называл, но которая постоянно усложняла любые общегосударственные реформы – огромные площади и множество мелких населенных пунктов, обеспечить каждый из которых школой и учителем было крайне проблематично.

Петр II, тем не менее, за образование взялся основательно. Первым был решен вопрос с городским населением – их просто поставили перед выбором: или начальное образование, или повышение налогов. Многие выбрали налоги, но потом, так или иначе, подавляющее большинство все же сдали своих детей на учебу, а налог в 1759 году был отменен и заменен всеобщим городским обязательным начальным образованием. Решался вопрос и с образованием государственных рабочих – обязательным оно еще не стало, но были выделены субсидии на постройку школ при заводах, где обучались грамоте и счету как сами рабочие, так и их дети. В крупных городах создали школы для сирот и найденышей, в том числе и неблагородного происхождения. В армии расширялся функционал солдатских школ, где учились не только рекруты, но и их дети. Также царь вместе с царицей активно стимулировали просветительскую деятельность своих поданных – строить приюты для бездомных, сирот, подкидышей, с обязательным наличием школ. Образованным кадрам открывались социальные лифты и доступ к работе в различных частных и государственных организациях – с 1749 года образованные люди незнатного происхождения получили возможность нести государственную службу, хоть и имели ограничения по карьерному росту, играя роль в основном на уровне волостей или местных администраций, а также помощников администраторов более высокого ранга.

С образованием для крестьян все было сложнее. Про образование крепостных можно было забыть – даже императорский указ о том, чтобы учить грамоте и счету своих крепостных, дворяне просто бы проигнорировали. Из-за этого пришлось ограничиться государственными крестьянами. Первым шагом для повышения их образования стало издание в 1730 году указа о создании церковно-приходских школ, где священники были обязаны обучать крестьян и их детей элементарным знаниям. В некоторых случаях от церквей требовалось предоставить только помещение, в то время как учителей предоставляло государство. Для этих целей было решено использовать все ту же армию, в которой обучение элементарным знаниям входило в часть общей боевой подготовки – выборных рекрутов из числа наиболее способных начали направлять в свободные школы отбывать рекрутскую повинность в качестве учителей. Постепенно число таких «солдатских учителей» стало увеличиваться, а с 1746 года их стали направлять еще и в сельские школы. Сами сельские школы появились в следствии реформы самоуправления государственных крестьян – среди их обязанностей числилось предоставление необходимого помещения для проведения образовательного процесса, но только в крупных общинах. Крестьян, отправлявших в школы детей, обычно премировали небольшими выплатами денег или натуральными продуктами. К концу правления Петра II уже значительная часть государственных крестьян умели худо-бедно писать, читать и считать в пределах 100 или более.

Помимо расширения системы начального образования, не забывал император и про высшее. Различных учебных заведений, особенно специальных, в его правление становилось все больше и больше академий и университетов, улучшалось качество образования и количество мест в уже существующих учебных заведениях. Постепенно все основные центры наук сосредотачивались в Петербурге, а Москва в этих функциях отходила на второй план. Возможно, именно поэтому в 1740-х годах Петр, не желавший падения престижа старой столицы, решил разместить в Кремле грандиозный Мариинский институт [5], названный в честь его жены. Проект был разработан и даже утвержден, но затем не единожды откладывался, и до конца правления Петра II так и не был реализован в полной мере. Вместо этого в Москве стали развиваться ВУЗы меньшей значимости, в основном гражданских направлений, в то время как Петербург становился центром военного образования. Тем не менее, идея крупного образовательного центра все равно не покидала императора, и в 1757 году началась разработка альтернативного Мариинского института, который включал бы в себя гигантский комплекс для обучения людей по всем возможным специальностям и различных научных исследований. В конце концов, проект был составлен, но реализовывать его пришлось уже его наследнику. Также в эпоху правления Петра II стали появляться институты благородных девиц – первый из них был открыт в 1744 году, а позднее специально для него был построен Смольный дворец. В целом же Россия постепенно входила в список самых образованных государств Европы, хоть и заметно отставала от лидеров.

Внешняя политика и экспансия

Примерная карта территориального роста России в Европе при Петре II. Карта ОЧЕНЬ примерная, и дана лишь для общего понимания процессов. Детально то, как эти территории входили в состав России, будет расписано в следующих статьях.

Во внешней политике Петр II с самого начала своего правления определил свои главные ориентиры – обезопасить западные границы империи, добиться авторитета в Европе, закрепить торговое влияние в мире. Однако самой главной целью своего правления Петр II считал обеспечение выхода к Черному морю и взятие его под контроль, а также приведение в полную безопасность южных границы – в его понимании для этого требовалось занять Кавказ с предгорьями, Причерноморье, Крым и прочие турецкие и татарские территории вплоть до границы Австрии. Кроме того, у него были большие планы на освоение южных территорий, которые были слабо заселены и в перспективе могли стать главной житницей империи. А ведь еще неизвестно было, насколько значительные богатства таятся в недрах этих земель….

Антитурецкое направление внешней политики Петра II привело его к союзу с Австрией, который был заключен в 1726 году. Союз устанавливал вечную дружбу России и Австрии, обязывал обе стороны поддерживать мир и стабильность в Европе, а также выступать единым фронтом против агрессии Османской империи против любого члена этого союза. Помимо очевидных плюсов, этот договор также накладывал на обе стороны определенные обязательства, которые сильно стесняли их действия – в частности, России пришлось активно участвовать в европейских делах, выступать в поддержку Прагматической санкции и частенько отсылать свои полки воевать вдалеке от своих границ. Кроме того, союз действовал далеко не всегда – так, в частности, во время войны за Австрийское наследство русский экспедиционный корпус в Австрию был выделен, однако его отправка и переброска в Австрию заняла столько времени, что в боевых действиях принять участие он попросту не успел. Участие приняла Россия и в войне за польское наследство, ограничившись фактически одной осадой Данцига [6]. Заканчивать первую в истории союза войну с турками России также пришлось самостоятельно. Однако самые крупные разногласия имели место быть в конце 1750-х годов, в ходе Семилетней войны. Австрийцы всячески уклонялись от боевых действий с пруссаками, в ответ Россия выделила экспедиционный корпус с большой задержкой. Несогласованность действий и своеволие австрийцев вызвали серьезное раздражение Петра II, а когда русские действия вызвали объявление ей войны со стороны Османской империи [7], и Австрия отказалась поддержать Россию, мотивируя это идущей в Европе войной, русский император едва не разорвал союз. Россия внезапно заключила с Пруссией мир, в результате которого посыпалась вся война со стороны союзников, и Пруссия в результате оказалась в победителях. Сепаратным миром Россия отплатила Австрии другой сепаратный мир, австро-турецкий, заключенный на 20 лет раньше. Тем не менее, союз сохранялся, и продолжал так или иначе работать и приносить пользу государствам, пускай и работал через раз, что на фоне дипломатии остальной Европы того времени было просто образцом надежности. Помимо прямых результатов от этого союза, участие в европейских конфликтах значительно подняли престиж русской армии и империи в целом. Османская империя же воевала с Россией при Петре II дважды, и все два раза терпела поражения. К концу правления сына Петра Великого практически все Причерноморье перешло под контроль России.

Много забот вызывал у Петра II вопрос Кавказа. В 1727 году был подписан договор с Персией, по которому от завоеваний его отца оставалась лишь часть – узкая полоса берега Каспийского моря до реки Кура, включая города Баку и Дербент. Однако напряженность в регионе сохранялась, и более того – закрепление в этом регионе категорически не понравилось Османской империи, которая не могла сразу напасть на русских из-за тяжелой войны с персами. Вдобавок, в регионе существовали три грузинских царства – Картли, Кахетия и Имеретия, формально независимые, но подверженные сильному влиянию Османской империи и Персии. Они постоянно засыпали Россию просьбами об установке протектората и принятия подданства, но Россия отказывалась делать это из-за опасения развязать крупную войну с Османской империи. При этом Петр II был совершенно не против включения этих трех государств в состав своей империи, так как владение ими позволяло укрепиться на Кавказе. После 1727 года возможность продвижения представилась далеко не сразу, только через 20 лет, в 1727 году. После, казалось бы, выхода из затяжного кризиса Персия вновь собралась воедино и даже смогла отразить натиск турок – как в 1747 году умер Надир-шах, и государство вновь распалось. Территория Закавказья раздробилась на большое количество фактически независимых ханств. Те, которые находились близко к русской территории, закрепленной договором 1727 года, начали совершать нападения на русские территории. Петр II некоторое время ограничивался защитой, однако в 1756 году была снаряжена небольшая, но сильная армия под началом Николая Баранова – одного из гвардейцев, возвысившихся благодаря протекции со стороны императора. Баранов вторгся в азербайджанские ханства, и без лишней спешки, но основательно стал подчинять их воле России. К 1758 году он подчинил все ханства к северу от реки Куры, а в 1759 году в результате смелого и быстрого рейда подчинил Карабахское и Гянджинское ханства, и вторгся на территорию Нахичевани. Это вызвало жесткую реакцию со стороны Османской империи, которая объявила России войну. Тем не менее, турок разбили, Россия дополнительно включила в свой состав два азербайджанских ханства, а до 1765 года – еще два. В этом же году был установлен протекторат над грузинскими царствами. В целом, продвижение России на Кавказке при Петре II шло успешно и основательно, хотя внимание сосредотачивалось только в регионах, где существовала сколь-либо развитая центральная власть – часть Кавказа, окруженная русскими территориями, оставалась неподконтрольной никому и была населена буйными горцами, которые тревожили местных поселенцев и русских поданных. На эти территории совершались карательные рейды, но о контроле разговор пока и не шел – ресурсы империи все же были ограничены.

Развивались отношения с Китаем. В 1727 году были заключены два договора – Буринский и Кяхтинский, которые устанавливали границу между государствами. Оговаривались масштабы государственной торговли и ее порядок, открывались границы для беспошлинной приграничной торговли в отдельных пунктах. В дальнейшем осуществлялись попытки открыть морскую торговлю с Китаем, однако при Петре II добиться этого так и не удалось. А вот другой вопрос, касающихся казахов, при нем решался успешнее. Казахи в то время жили с постоянной угрозой со стороны сильного Джунгарского ханства, и искали защиты у России. В 1730 году прошение об установлении протектората подал Младший жуз, и это прошение было удовлетворено, а в 1732 году протекторат был установлен над Средним жузом. В обмен на помощь и защиту от внешних угроз казахи платили ясак и обязывались защищать границу империи от вторжений извне – что, впрочем, было весьма условным обязательством, так как лихие казахские кочевники время от времени сами совершали небольшие набеги на территорию России, для защиты от которых создавались укрепленные линии и расселялись казаки. Россия не отсылала в Казахстан войска, однако помогала казахам оружием и советниками, а в 1748 году, когда умер пророссийский Абулхайр-хан, и вместо него к власти пришел самостоятельный Нуралы-хан, при помощи русских военных советников был устроен переворот, и ханом стал Ералы, целиком поддерживавший Россию и косвенным образом управлявший Средним жузом. При нем русское влияние постепенно распространялось среди казахов, отдельные роды склонялись к оседлому образу жизни. Тем не менее, Старший жуз оставался формально независимым, и в конце правления Петра II стал проявлять тенденции к усилению, раздувая смуту среди прочих жузов. Впрочем, эти проблемы пришлось решать уже следующему императору.

Время от времени приходилось принимать активное участие в европейской политике. В частности, в интересах торговли пришлось с 1730 года оказывать военную (оружием и ресурсами) и политическую поддержку Голландии, которая постепенно впадала в стагнацию, в обмен на возможность использовать голландские заморские базы и торговые преференции. Приходилось постоянно держать под контролем ситуацию в Швеции, где пророссийская партия «колпаков» конфликтовала с антироссийской партией «шляп». Несмотря на все усилия, последняя в результате одержала верх, что вылилось в новую русско-шведскую войну и потерю Швецией части Финляндии. Менялись отношения с Пруссией – после поражений и выплаты контрибуции Фридрих Великий, король Пруссии, решил пойти на сближение с Россией. Россия, также заинтересованная в отсутствии конфликтов с пруссаками, ответила взаимностью. Кроме того, в это время при дворе была популярна идея «Северного аккорда» — союза северных держав Европы при финансовой поддержке Англии, которые должны были противостоять Австрии и Франции, стремившихся к гегемонии в Европе. Несмотря на то, что Петр II холодно относился к подобным идеям, определенные подвижки для реализации «аккорда» были осуществлены. В частности, были установлены достаточно близкие, насколько это было возможно, отношения с англичанами, которые в том числе вылились в ряд выгодных торговых договоров. Тем не менее, отношения с этим государством всегда оставались достаточно сдержанными, в том числе и потому, что англичане начали видеть в России потенциального гегемона Европы – а противодействие гегемонам было основой английской внешней политики.

В целом, Россия при Петре II проводила достаточно активную внешнюю политику, и большинство ее начинаний приносили свои плоды. Экспансия России проходила успешно, за весь период его правления не было проиграно ни одной войны, и это при том, что до 1760-х годов армия практически не расширяла свой штат. Были получены и освоены новые территории, на полях сражений и усилиями дипломатов были достигнуты значительные успехи. Россия утвердилась как сильная европейская держава. Торговое влияние расширялось благодаря росту количества товаров и торговых кораблей. Союз с Австрией, хоть и не всегда работал, но стал крупной победой в свете антитурецкой направленности императора. Престиж, заслуженный русскими при Петре I, был удержан и даже приумножен при его сыне.

Примечания

  1. Из названных реальны только Демидовы и Строгановы, Бровкины взяты у Толстого, остальные целиком выдуманы. Не нашел больше ни одной знаменитой династии купцов или промышленников, которые жили бы в начале XVIII столетия – все остальные появились уже в XIX веке. Это при том, что при Петре русское купечество переживало расцвет.
  2. В реальности 14-часовой рабочий день установлен в 1741 году.
  3. Точных цифр я уже не приведу, ибо посеял их, но примерно до начала XIX столетия содержание двора обходилось империи в сумму денег, в отдельные годы сравнимую с содержанием всего флота. Это без учета 90 миллионов (три годовых бюджета по статьям доходов) рублей, которые раздала Екатерина II в качестве подарков, и прорвы крепостных, которых она также усиленно дарила своим фаворитам.
  4. Не совсем понятно, с чем это связано, но – реальный факт.
  5. Что-то я не могу отлипнуть от идеи создания грандиозного учебного комплекса. Такой был в Испании, такой будет и в России.
  6. Войнам Петра II будет посвящена отдельная статья.
  7. В реальности этой войны не было.

57
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
10 Цепочка комментария
47 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
arturpraetorГончаров Артемтохтаst.matrosfrog Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Михаил C
Михаил C

С удовольствием читаю Ваши

С удовольствием читаю Ваши публикации, отличная работа. Правда чувствуется этакий ветерок послезнания в действиях императора — может "попаданец" какой в его ближнем кругу затесался? smileyПрагматика-прагматикой, но чтобы так… Но работа отличная. yes+++++++

The same Fonzeppelin

(Задумчиво) А на чьей стороне

(Задумчиво) А на чьей стороне Россия оказывается в Семилетней Войне?

st .matros

В 1729 году был ограничен

В 1729 году был ограничен вывоз золота и серебра, добытого в России

Пардон, а его уже добывали?

Сделать из солдат учителей, мысль конечно свежая (всякий фельдфебель может быть учителем, но не из всякого учителя получиться фельдфебель (тм)) Но может вы приходских священников припашете? Нет, я в курсе что среди них тоже много безграмотных, но у них по крайней мере есть система образования. Уже есть архирейские школы, ставши в последствии семинариями, и есит Славяно-Греко-Латинская академия. На момент смерти Петра I единственное учебное заведение (вроде бы)

Еще такой вопрос, а надо ли нам за Кавказский хребет? Визгу от тамошних…гхм… обитателей много, а шерсти мало.

frog

…Наконец, в 1676 г. …Наконец, в 1676 г. тобольский воевода Шереметьев получил первые известия о рудных месторождениях Нерчинского округа. А в 1681 г., по сообщению Нерчинского воеводы, Павел Шульгин «приискал… на Аргуне-реке серебреные руды». Через три года даурский боярский сын Григорий Лонщаков вместе с казачьим десятником Филиппом Яковлевым разведали серебряные руды по рекам Шилке и Аргуни и подобрали место для строительствазавода по переработке этих руд. Следующее открытие последовало в 1696 г: боярский сын Степан Тупальский разведал месторождение серебряной руды на р. Каштак на Северо-Восточном Алтае. Образцы этой руды были отправлены для исследования за границу, где подтвердилось ее высокое качество.   1701-й и 1704-й – важнейшие «серебряные» годы для России. В 1701 г. впервые в Москву присланы пять золотников (21,3 г) нерчинского серебра, полученного при опытной плавке. В 1704 г. пущен первый в России Нерчинский сереброплавильный завод, а в столице началась чеканка первых в истории страны монет из «домашнего» серебра.   В 1717 г. найдены богатые запасы серебра на Алтае, в 1726 г. Акинфий Демидов получил разрешение правительства добывать здесь медные, серебряные и золотые руды, началась разработка алтайских серебросодержащих месторождений полиметаллических (медно-свинцово-цинковых) руд, которые значительно превосходили по всем показателям нерчинские. В 1728 г. найдено серебро в Печорском крае. В 1732 г.… Подробнее »

NF

++++++++++

++++++++++

тохта

«Это привело к тому, что "Это привело к тому, что купцы и самостоятельные промышленники постоянно ущемлялись, а дворяне предпочитали заниматься земледелием с помощью крепостных, делая «простые деньги»." Вообще  то  винокуренные  предприятия  это  дворяне, Строгановы  это  уже  дворяне  и  т.д. "В 1730 году Петр II значительно повысил пошлины на покупку кораблей за границей, вместе с тем выделив субсидии на развитие частного гражданского судостроения"  Насколько  я  знаю, за  рубежом  корабли  покупали  только  военные, для  гос. флота, так  что пошлины  это  как  то  через чур. А  вот  торговля  за  рубежом  в  то  время, да  и  до  конца  империи, находилась  в  руках  иностранцев, часть  из  которых  принимало  русское  поданство. У  наших  купцов  не  хватало  образования  и  кредита, что  бы  наладить  продажу  русских  товаров. "После этой реформы начался период проведения постепенных налоговых реформ – обременительные, не приносящие больших выгод прямые налоги отменялись, вместо них вводились различные косвенные, с гибкой налоговой ставкой, что позволило постепенно наращивать эффективность налогообложения и количество доходов."  То  же  спорный  вопрос. Косвенные  налоги  все  любят- они незаметны, но  и  от  прямых  никто  не  собирается  отказываться, так  как  они  нередко  более  справедливы. К  тому  же  в  слаборазвитой  с  точки  зрения  торговли  стране  косвенные  налоги  то  же  не  идеал- это  фактически  поощрение  натурального  хозяйства.… Подробнее »

Гончаров Артем

ИМХО, надо делить Польшу в

ИМХО, надо делить Польшу в 1733-34гг. Ситуация для России тогда почти идеальная. Избрание откровенно антироссийского Лещинского использовать как обоснование разрыва союза. Войска вводить тихой сапой, под видом поддержки сторонников Августа III. Пруссия тогда слабее, чем при Фридрихе Великом, а Австрия на грани династического кризиса, а значит особенно нуждается в в ярких успехах и поддержке союзников (в частности — России). При таком раскладе, раздел 33-34гг будет гораздо более выгодным для России, чем реальный. 

Не говоря уже о том, что раздел на десятилетия раньше позволит раньше начать рерусификацию Белоруси и Правобережной Украины, и получить относительно развитые территории максимально лёгким путём.

тохта

Согласен. Правда  думаю, что 

Согласен. Правда  думаю, что  поляки  будут  яростно  сопротивлятся, так  что  легким  это  дело  не  будет, тем  более  что   в  идеале  следовало  бы  вообще  уничтожить  польскую  шляхту  в  Болоруссии (т.е.  конфисковавать  все  владения  католиков), хотя  там, учитывая  загонную, ее  около  10 %  населения, и  даже  если  им  дать  статус  однодворцев, многие  будут  дряться.

Но  если  потратить  на  это  те  силы  и  средства, которые  ушли  на  войну  Турцией (35-39 гг.)  то  может  пройти.

тохта

Как  бы 

Как  бы  териториями.

Саксонии  и  Австрии.

Напомню  что  первый  раздел  Польши  как  раз  отяпал  у  нее  часть  територии.

Опять  таки  очень  важно  посмотреть  когда.

К  примеру  Османы  до  1736 г.  воюют  с  Ираном, и  посылать  войска  в  Польшу- для  них  тяжело  и  дорого.

В  РИ  война  за  польское  наследство  была, но  тогда  Россия  просто  сажала  на  престол  того  самого  Августа. А  надо  бы  было  забрать  территорию.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить