История Испании. Часть XV — Вторая мировая война (Gran España)

0
0

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Продолжаю публиковать свой цикл по Великой Испании, и сегодня речь пойдет о большой и сложной теме – Второй мировой войне. Участие в ней Испании строилось мною по определенным принципам, и с некоторым ущербом в пользу реализма, так что сказочность этой статьи мною даже не оспаривается. С другой стороны – мне для дальнейшего сказания нужна успешная Испания, а не разрушенная войной, так что….

На пороге войны

История Испании. Часть XV - Вторая мировая война (Gran España)

В первый день сентября 1939 года началась Вторая мировая война. «Испанский Триумвират» в лице императора Энрике, премьера Кальво Сотело и вице-президента Артуро Кабальеро ждали этого дня с того момента, как в 1938 году был заключен Мюнхенский договор. Если до него еще была надежда, что агрессивные намерения Германии остановят, и состояние хрупкого мира еще продлится, то после него стало ясно, что Германию «понесло», и она вновь стремится к усилению и установлению господства как минимум в Центральной Европе – а все члены Триумвирата прекрасно помнили, как несколькими десятилетиями ранее Германия не остановилась после получения такого же результата. Артуро Кабальеро на этот счет высказался просто – «Они (т.е., Британия и Франция) не хотят войны сегодня, и потому получат ее уже завтра, и размах ее будет куда страшнее». В дальнейшем эти слова подтвердились Аншлюсом Австрии и установлением германского протектората над Богемией – Германия хотела еще, еще и еще, а Великобритания и Франция не спешили ее сдерживать. И потому, когда война началась, Испания заняла нейтральную позицию и была намерена соблюдать ее и дальше – союзного договора с Францией больше не было, да и французы вместе с англичанами сами были виноваты, допустив укрепление Германии до той степени, что она рискнула бросить им вызов.

Однако летом 1940 года все изменилось. Франция была разгромлена и капитулировала, в войну вступили также итальянцы, которым те же Великобритания и Франция ранее позволили восстановить их могучий флот. На континенте осталось всего две большие державы, которые еще не примкнули к войне – СССР и Испания, и в последней уже начали догадываться, что Германия не остановится и будет планировать следующую часть своей Чингизиады, нанося удар по какому-то из этих двух государств. И Кальво Сотело помчался на встречу с Риббентропом в Перпиньян, где 1–4 июля 1940 года прошли переговоры между Испанией и Германией. Испанский премьер-министр всеми силами старался убедить германского министра иностранных дел, что у Испании нет намерений вступать в войну на стороне Великобритании, она нейтральна, и вообще в Мадриде много друзей Гитлера, а что он делит власть в стране с левыми – так это вынужденная мера чтобы избежать гражданской войны, а сам он спит и видит, когда этих социалистов всех арестуют да повесят…. Все эти слова убедили Риббентропа, но не убедили Гитлера. Зато убедили его слова собственных же генералов, которые всего несколько лет назад наблюдали за маневрами испанских вооруженных сил, и даже сражались вместе в качестве союзников во Второй Лаплатской войне. На вопрос, каковы шансы Германии одержать быструю победу над Испанией в континентальной войне, генералы ответили, что да, победы добиться они смогут, но испанская армия – это не рыхлые англичане и французы, и география на их стороне (пригодными для вторжения в Испанию были лишь два узких участка берега у Средиземного моря и Бискайского залива, где было тяжело развернуть маневренную войну), да и взять под контроль Испанию будет можно посредством вторжения, но правительство может отказаться капитулировать, а что такое партизанская война на полуострове – осознал еще Наполеон, и вообще испанские военные близки по духу к германским, так к чему воевать с ними, если можно заполучить в качестве союзника? И в Испанию решено было не вторгаться. Вместо этого был заключен договор о поставках сырья из Испании и ее колоний в Германию, особенно того, чего Третьему Рейху сильно не хватало – испанцы попросту откупились от германцев. Кроме того, из числа оставшихся в живых крайне правых были составлены отряды добровольцев, которые перешли в распоряжение Вермахта. Многие из таких деятелей попали в армию Германии прямиком из тюрем, где сидели как политические преступники со времен кризиса 1932–1933 годов.

А тем временем Артуро Кабальеро в секретной обстановке вел переговоры с британским МИДом, и были они не шибко легче тех, которые вел Кальво Сотело в Перпиньяне. Англичан требовалось убедить, что Испания не выступит на стороне Германии, и что любое соглашение о сотрудничестве может носить только временный характер, и испанцы просто хотят выиграть время, чтобы привести в порядок вооруженные силы. Посредниками в этом случае выступали американцы – они за годы сотрудничества с испанцами убедились в том, что Испания ни при каком раскладе не будет поддерживать претендента на европейскую гегемонию, и тем более такого, как Германия Гитлера. Убедить британцев в этом было сложно, особенно после получения новостей из Перпиньяна о том, что отныне Испания продавала ресурсы военной машине Германии. Те уже начинали рассматривать перспективы возможного вступления в войну испанцев на стороне Оси, и перспективы были весьма мрачными: на Средиземном море у англичан и так были серьезные проблемы из-за итальянского флота, который наглел с каждым днем, а ведь Испанская Имперская Армада была еще больше…. С огромным трудом удалось убедить англичан в дружественном нейтралитете Испании. А он именно таким и являлся – британские летчики, сбитые над Францией, без особого труда через Испанию возвращались домой, через Испанию также вышло большое количество военных Великобритании и Франции, желавших продолжить сопротивление. Кроме того, SSI по секретным каналам стала делиться разведывательной информацией с британскими спецслужбами…. Постепенно отношение англичан к Испании изменилось – вместо вероятного противника они стали рассматривать эту державу с Пиренейского полуострова как будущего союзника, стремившегося выиграть время. Так оно, в общем-то, и было – все члены Триумвирата понимали, что воевать с Германией придется, иначе Германия рано или поздно подчинит себе Испанию.

Огромное облегчение испытала Испания 22 июня 1941 года, когда Германия вторглась в Советский Союз. Это означало две вещи – во-первых, Испания пока может расслабиться, а во-вторых – испанцы прекрасно помнили судьбу Наполеона в России и были уверены, что Германия там просто увязнет на долгие годы. Оставалось лишь дождаться нужного момента – и можно было вступать в европейскую войну, вновь открыв Западный фронт. Вопрос начал обсуждаться с Великобританией, которая была согласна отправить свои войска на Пиренейский полуостров при необходимости, хотя ей самой их сильно не хватало в Северной Африке, где итальянцы рвались к Александрии и существовала реальная угроза потери Египта [1]. Были созданы отряды добровольцев из числа левых, включая коммунистов, которые через Мексику (для конспирации) вместе с большим количеством добровольцев из других стран Испанского Альянса отправились в СССР – воевать против Германии. Из строевых частей в армии других государств никого не отпускали – вскоре опытные кадры ВВС, ВМС и армии Испании могли потребоваться Родине. И они потребовались – война пришла в Испанию, пускай не тогда и не в том месте, где этого ожидали в первую очередь….

Битва за Тихий океан

История Испании. Часть XV - Вторая мировая война (Gran España)

В конце 1930-х годов Япония оказалась перед очень сложным выбором – воевать с прочими великими державами из-за колоний, или промышленность империи просто встанет без поставок таких ресурсов, как нефть, каучук и сырье для металлургии, которые целиком приходилось импортировать. К войне толкали и экономическое эмбарго, наложенное США, и сами японские военные, и идеология империи, требовавшая объединения всей Азии под началом Японии. И Япония начала готовиться к войне – основательно, выжимая из своей экономики максимально возможные усилия. Впрочем, требовалось также определиться с направлением экспансии. Выбирать приходилось всего из двух вариантов – на север, в СССР, или на юг, в Индокитай, Филиппины и далее. Первый вариант не сулил практически никаких серьезных выгод, в то время как второй позволял Японии получить доступ ко всем необходимым для нее ресурсам. Проблема заключалась в том, что на севере пришлось бы воевать только с одним Советским Союзом, который из-за сухопутной логистики имел весьма ограниченные возможности по переброске и снабжению войск на Дальний Восток, в то время как при выборе южного направления японцам пришлось бы воевать с США, Великобританией, Испанией, Францией и Голландией. Не слишком облегчало задачу и то, что флот Нидерландов был весьма небольшим и плохо сплаванным [2], Франция в 1940 году проиграла войну в Европе, а Великобритания вела тяжелые бои на Средиземном море с итальянцами и не могла выслать лишние корабли в Азию. Главные проблемы состояли в том, что флот США не сильно уступал ВМС Японии на Тихом океане, а в общем и целом вообще превосходил его, да и ВМС Испании на Филиппинах были достаточно серьезной силой, хоть и уступали по численности эскадрам японцев и американцев. К тому же, предчувствуя угрозу со стороны Японии, Испания в 1940 году перевела на Тихий океан ряд современных кораблей, частей морской пехоты и сухопутной армии, а также поставила во главе местных вооруженных сил лучших своих командующих, включая адмирала Франсиско Морено Фернандеса, который стал настоящим бедствием для японской разведки из-за своей непредсказуемости и манеры безо всякой длительной предварительной подготовки выводить в море Тихоокеанскую Армаду по частям или целиком на учения, базируясь при этом на порты кроме Кавите. Несмотря на все эти проблемы, было выбрано именно южное направление. По составленному плану требовалось сначала нанести удар палубной авиации по американской ВМБ Перл-Харбор и нанести американскому флоту значительный урон, выведя из строя или потопив его главные силы, а затем нанести мощные удары по Сингапуру, Филиппинам и Индонезии.

Удар по Перл-Харбору был нанесен 7 декабря 1941 года, и основные силы американского флота на какое-то время выбыли из войны. 10 декабря были разгромлены основные силы Великобритании на море. 14 декабря японские войска вторглись в Индонезию, встречая лишь слабое сопротивление. Успех первых дней войны вскружил японцам голову, однако начав операции против Филиппин, Императорский флот Японии встретил ожесточенное сопротивление со стороны испанцев. Ситуация усложнялась еще и тем, что буквально за несколько недель перед войной из метрополии прибыли испанские авианосцы и транспорты с береговой авиацией, в результате чего тяжелые бои развернулись не только на суше и море, но и в воздухе. Японцы смогли высадить десант в северной части острова Лусон, но на юг пришлось продвигаться с боями и большими потерями. Однако практически сразу же после начала войны Филиппины оказались отрезаны и от союзников, и от метрополии, что вызвало определенные затруднения. Боеприпасы и топливо быстро заканчивались, сохранялась угроза полного окружения – и в начале февраля 1942 года была проведена масштабная эвакуация гарнизона Филиппин и Тихоокеанского флота, проведенная успешно, хоть и с большими потерями. Все, что не смогли эвакуировать, было уничтожено. Часть гарнизона Манилы вместе с филиппинской армией эвакуировать не удалось вовсе, и еще два месяца шла тяжелая осада столицы королевства. Те части, которые отступили в Австралию, практически сразу же включились в бои – армия приняла участие в сражениях на Новой Гвинее, а Армада оказала самое деятельное содействие флотам союзников и обеспечила крупную победу в морском сражении в Коралловом море в мае 1942 года [3] и у Мидуэя в июне, после чего в ходе войны наметился перелом.

В дальнейшем участие Испании в войне на Тихом океане несколько сократилось, и их соединения в основном действовали вместе с американскими, не предпринимая самостоятельных операций. Обусловлено это было тем, что с осени 1942 года Испания воевала в Европе и не могла много внимания уделить Тихому океану – пришлось даже отозвать некоторых командиров и корабли. Тем не менее, испанские морские пехотинцы, моряки и летчики вновь и вновь доказывали свою храбрость и умение, одерживая победы над японцами в больших и малых стычках. Испанцы отлично показали себя в морских сражениях за Гуадалканал, оказывали поддержку американским авианосцам во множестве последующих битв. В конце концов, когда в начале 1944 года [4] стартовала битва за Филиппины, испанские корабли и морские пехотинцы шли в первой линии атаки, освобождая потерянные ранее территории. Когда война на Тихом океане подошла к концу, вклад в победу испанцев на этом ТВД уступал лишь усилиям американцев, для которых Тихий океан стал главным полем боя всей войны.

Европейская война

История Испании. Часть XV - Вторая мировая война (Gran España)

Летом 1942 года Третий Рейх рвался к Волге, Сталинграду и Кавказу, и уже казалось, что победа стран Оси в Европе близка. Близка была и победа в Африке – после провала британского наступления в Ливии казалось, что итальянская армия, превосходившая англичан по численности, сломит сопротивление островитян и все же займет Египет. Однако все это было пока лишь вероятно, но не гарантировано – советские и британские солдаты сражались стойко, время шло, а решительная победа так и не достигалась. Требовалось найти какое-то решение, и итальянцы неожиданно нашли его – требовалось втянуть в войну Турцию! Через нее можно было нанести удар по советскому Кавказу и через Ближний Восток на Египет с севера, что позволило бы окончательно разбить сразу и русских, и англичан. И турки были согласны влезть в войну на стороне Оси, но с одним требованием – вернуть им потерянные территории, которые находились теперь на территории Греции. А Греция состояла в союзе с Испанией, что значительно усложняло все дело. Германия продолжала получать ресурсы из Испании, хоть и в ограниченных количествах, да и армия и флот испанцев, несмотря на войну на Тихом океане, по большей части остались в метрополии, и все еще были «желанными союзниками» Германии. Впрочем, после объявления войны испанцам Японии на союз можно было уже не надеяться. И все же Германия была против, в том числе и по стратегическим соображениям – в Западной Европе оставалось не слишком большое количество германских войск, чтобы отразить возможное наступление испанцев во Франции.

А Испания тем временем ускоренными темпами готовилась к войне с Германией. Начало войны с Японией лишь подстегнуло испанцев, которые готовились к началу войны в Европе еще в начале 1942 года, но все обошлось. Тем не менее, было решено, что больше тянуть с вступлением в войну нельзя, и требуется перейти к решительным действиям. Были установлены постоянные каналы связи с англичанами, американцами и «Свободной Францией» де Голля. Был разработан план, получивший название «Нормандия» – специально, чтобы запутать германскую и итальянскую разведку в случае утечки. Так как сосредотачивать заранее англо-американские войска на территории Испании было рискованно – слишком высока была вероятность их обнаружения местными германофилами – было решено начать высадку одновременно с объявлением войны Германии и Италии, т.е. первое время наступательные действия должны были вестись исключительно испанскими войсками. Начало операции было назначено на 2 ноября 1942 года. Но события начали развиваться стремительно намного раньше – в конце июля Испания, мотивируя свое решение необходимостью расширения своих усилий в войне с Японией, прекратила поставки ресурсов в Германию. К тому же произошла непонятная утечка информации, или Гитлер начал что-то подозревать – и отношения между государствами резко ожесточились. Италии был дан зеленый свет, на испанской границе начали сосредотачиваться войска Оси (преимущественно итальянские). 10 августа 1942 года в Испании объявили скрытую частичную мобилизацию после вскрытия сосредоточения итало-германских войск на границе. В ночь с 14 на 15 августа Греции предъявили ультиматум – передать территории Малой Азии туркам и пропустить итальянские и германские войска на восток. На ответ дали 48 часов, и греки отказались выполнять требования. 17 августа Германия и Италия объявили войну грекам, и их дипломаты намекнули Испании, что в ее же интересах оставить эллинов в этой войне и забыть про союзы, однако все члены Триумвирата сошлись во мнении, что если не помешать Оси сейчас – то к концу года она может одержать победу в Египте и на Кавказе, и потому Испания медлила с ответом, а 21 августа и вовсе объявила войну Германии и Италии, полноценно вступив в войну на стороне Союзников. Еще в ночь с 20 на 21 августа в Андалусии, Кантабрии и Бискайе стали высаживаться первые английские, канадские и американские дивизии, а к северу от Кадиса начала строиться новая военно-морская база – Ла Рота, специально предназначенная для обслуживания прибывающих войск. Из-за необходимости раньше времени начать операцию «Нормандия» союзники перебросили в Испанию гораздо меньше войск, чем планировалось, да и возникли определенные нестыковки и проблемы, но с этим пришлось смириться – тянуть время было уже нельзя.

Наступление в Лангедоке и Аквитании хоть и началось с определенными затруднениями, но развивалось в целом успешно – страны Оси не успели сосредоточить свои войска в достаточном количестве, да и были это в основном второстепенные дивизии, в то время как среди испанцев было большое количество ветеранов многих войн, а командовал ими талантливый генерал Франсиско Франко Баамонде, хорошо зарекомендовавший себя на Филиппинах, где командовал оборонительными боями на подступах к Маниле. Наступающие с двух независимых направлений войска встретились у города Ажен на юге Франции и продолжили развивать наступление. Войска союзников при этом, согласно составленным ранее планам, перетекали на левый фланг и должны были действовать на атлантическом побережье, в то время как центр и правый фланг фронта отводились испанским войскам и «Свободной Франции». Подразделения вишистов сопротивления практически не оказывали, а чаще всего и вовсе переходили на сторону наступающих. Однако сопротивление германских и итальянских частей постепенно усиливалось, а в октябре и вовсе были нанесены два мощных контрудара – по левому флангу у Орлеана (германские войска) и по правому у Марселя, через несколько дней после его освобождения. До конца ноября продолжались встречные бои и контрудары, пока противники настойчиво обескровливали друг друга. В конце концов, в начале декабря 1942 года фронт стабилизировался по линии рек Луары и Роны, за исключением большого плацдарма у Орлеана, удерживаемого германскими войсками. Вступление в войну Испании фактически сорвало наступательные планы стран Оси, хоть на Ближнем Востоке ситуация все равно оставалась сложной.

На 1943 год у всех сторон конфликта были свои планы. Гитлер настойчиво требовал провести наступление, но не мог определиться, где именно – на Восточном фронте, или на Западном. На Западном фронте шансы на успех выглядели более убедительными, да и там поддержку оказывали итальянцы. На Восточном же фронте был лишь один вменяемый вариант проведения наступления – в районе Курского выступа, но в случае успеха Вермахт мог вновь открыть себе путь на Москву [5]. Выбор был сделан в пользу варианта Западного фронта, наступление назначили на 5 июня, но в первоначальном виде оно так и не состоялось – 2 мая войска союзников перешли в наступление. Наступление стало возможным во многом благодаря инициативе испанцев и американцев – англичане и канадцы хотели взять большую паузу, но генералы Франко и Эйзенхауэр настояли на том, что ждать лета бессмысленно, ибо тогда инициатива будет в руках Германии. В результате была произведена перегруппировка войск, благодаря которой удалось выделить оперативный резерв и ударную группировку. Решено было наступать на Париж, предварительно окружив Орлеанскую группировку двумя мощными ударами в районе Орлеана и Буржа, а затем развить наступление на Руан и Гавр. В план наступления, помимо значительных сил и ресурсов, включая многочисленную авиацию, были включены также расчеты по подходу пополнений для всех участков фронта – свежие американские, британские, канадские и испанские дивизии должны были занимать место уже прошедших боевую закалку частей, которые высвобождались и отправлялись в зону боевых действий. За ликвидацию окруженной Орлеанской группировки отвечали англичане. В случае успеха наступления от Германии оказалась бы отрезана значительная группировка войск, расположенная в районе Бреста, Ренна и Ле-Мана. В разработке плана также учитывался полученный в 1942 году опыт мобильной войны.

Наступление союзных войск 2–7 мая вылилось в кровопролитные столкновения с германскими войсками в районе Блуа. Вспомогательные удары, нанесенные в других участках фронта, также не имели большого успеха, но после 7 числа удалось прорвать линию фронта, и в прорыв вошли мобильные части испанской и американской армий. Уже 18 мая Орлеанская группировка оказалась отрезана от основных сил – союзники захватили основные переправы и быстрыми темпами стали продвигаться к Парижу. Вслед за ними шли английские и канадские части, которые сформировали дополнительное кольцо вокруг Орлеана и стали постепенно его сжимать. Не желая отводить войска из Бретани, Гитлер приказал силами еще не до конца сформированной ударной группировки нанести мощный контрудар южнее Парижа, дабы остановить продвижение союзников. На вооружении этой группировки находилась новейшая бронетехника, включая танки «Тигр» и «Пантера», и ее сокрушительный удар на время остановил и парализовал ударную группировку союзников. Закипели встречные бои, испанцы с американцами быстро перешли к обороне и даже были отброшены. В бой пошла авиация и испанская гвардия, и все возможные новинки в области вооружений, включая первые испанские тяжелые танки, сведенные в отдельные ударные полки. А в начале июня пришли новости с Восточного фронта – Советский Союз перешел в наступление по всему фронту и местами прорвал его, и Германии пришлось раздергивать едва собранную полнокровную группировку, чтобы отправить подкрепления на восток. Это значительно облегчило положение союзников, но 10 июня в наступление перешли итальянцы, и теперь уже испанцам и американцам пришлось бросать свои резервы на другие участки, дабы поддержать линию фронта. Битва на Роне кипела два месяца, но уже в июле стало ясно, что итальянцы, несмотря на огромные приложенные усилия, не смогут прорвать фронт – испанцы могли уступать странам Оси в наступлении, но в обороне стояли крепко, до последнего [6]. Стойкость испанских частей, переброски германских дивизий на восток и эффективные действия союзной авиации в конце концов принесли свои плоды – в августе германцы выдохлись наносить контрудары под Парижем, и напрягшись, союзники начали новое наступление. Попытки стран Оси деблокировать окруженцев у Орлеана также провалились, хоть им и удалось эвакуировать личный состав танковых дивизий по воздуху. Фронт был прорван, 4 сентября союзные части вошли в Париж, 14 сентября капитулировала Орлеанская группировка, окончательно задавленная англо-канадскими войсками, 19 сентября был освобожден Руан, 23 – Гавр. Окружение замкнулось. Бретанская группировка и германские войска с «большой земли» попытались прорвать кольцо окружения – но без толку, так как весь наступательный потенциал их был исчерпан в предыдущих сражениях. Перешли в наступление и остальные участки Западного фронта – по настоянию испанцев, из текущей ситуации требовалось выжать максимум до того, как Германия оклемается, и потому измотанные дивизии англичан, французов, американцев, испанцев, канадцев и прочих [7] двинулись вперед, сражаясь до полного изнеможения. Таким образом к концу 1943 года была освобождена почти вся Франция, Бретанская группировка капитулировала, фронт стабилизировался в Бельгии, Шампани, Лотарингии и Пьемонте. Советский Союз на своем фронте практически везде вышел к своим границам на 22 июня 1941 года, хотя этих успехов удалось достичь очень большой ценой. Зимой наступила пауза, и Германия с Италией начали выжимать из себя последние усилия, отбросив былые амбиции и сосредоточившись на стратегической обороне.

Год 1944 на Западном фронте должен был стать последним годом войны. Союзный флот целиком завоевал господство на Средиземном море, и это позволило уже 20 апреля начать серию десантных операций на острова, занятые силами Оси, после чего последовала высадка в Калабрии. Повторялся ход Первой мировой войны – Италия, истощенная войной, не смогла выдержать натиска с двух сторон, а тут еще и с территории Греции в наступление перешли новые войска союзников – и итальянская армия, все еще оказывая ожесточенное сопротивление, начала рушиться. Муссолини покинул Рим и отправился в Тироль, откуда мог наблюдать, как союзники занимают всю Италию и вытесняют итальянскую армию на территорию Австрии. Германия пыталась помочь своему самому ценному союзнику, но оказалась бессильна. И если на Рейне наступление союзников встретило серьезное сопротивление, и его результаты на практике оказались весьма незначительны, то успехи на юге убедили перебросить туда как можно больше войск, и в результате этого границы Германии окончательно рухнули. Лишь на Восточном фронте удавалось оказывать кое-какое сопротивление, но и там в результате случилось одно большое поражение. Фронты окончательно рассыпались, и началась оккупация Германии. Ее капитуляция состоялась 25 декабря 1944 года, после взятия Берлина советскими войсками. На этом Вторая мировая война в Европе закончилась.

Средиземноморье

История Испании. Часть XV - Вторая мировая война (Gran España)

Вторая мировая война на Средиземном море началась вместе с вступлением Италии в боевые действия в середине 1940 года, и сразу же Великобритания оказалась в критическом положении – на Средиземном море у нее было меньше кораблей, чем у итальянцев, и необходимость защищать метрополию делала невозможным кардинальное усиление Средиземноморского флота. Немного исправила положение англичан лишь…. жадность итальянцев, которые попробовали захватить французские корабли в Тулоне. Подобный поступок вызвал резкое возмущение со стороны французских моряков, которые ранее намеревались подчиняться условиям капитуляции, в результате чего значительная часть французского флота перешла на сторону англичан [8]. Однако проблемы англичан только начинались – в июне итальянские войска высадились в Тунисе и Триполи, столицах двух колоний, которые по условиям французской капитуляции достались Италии. ВМС Великобритании были не в состоянии предотвратить это, как и не смогли надежно блокировать переброски войск и снабжения из Италии в Африку – в результате чего Тунис и Ливия быстро перешли под контроль итальянцев, там собралась большая армия и перешла в наступление. Британцы, практически лишенные возможности снабжать Египет напрямую через Средиземное море, смогли собрать меньшие войска, но выступили раньше итальянцев и заняли Тобрук, превращенный ими в город-крепость. Итальянцы приступили к осаде лишь в октябре 1940 года, и провозились с городом до середины августа 1941 года. Британский гарнизон частично погиб, частично сдался, но большую часть войск эвакуировали в Александрию, где собиралась большая британская армия. В ходе сражений конца 1941 года наступление итальянцев удалось остановить, а затем англичане и вовсе перешли в контрнаступление. Был вновь занят Тобрук, захвачена Дерна, но на подступах к Бенгази английское наступление выдохлось. В дальнейшем англичане перешли к обороне, так как все свободные силы пришлось перебрасывать в Австралию из-за угрозы вторжения японцев. Этим воспользовались итальянцы и в апреле 1942 года перешли в наступление, оказавшееся чрезвычайно успешным. Тобрук, вновь укрепленный, был взят без боя, и итальянцы начали продвигаться к Александрии, вступив в Египет во второй раз в начале июля 1942 года. Все это время в Средиземном море кипели морские сражения разной интенсивности, а Мальта находилась на осадном положении и сильно зависела от конвоев снабжения, хотя высаживаться на нее итальянцы не решались, имея активный и достаточно многочисленный флот противника под носом.

В августе 1942 года у итальянцев появился еще один фронт – в Греции, через которую они должны были занять Ближний Восток и ударить по Египту через Палестину. Для этого сначала требовалось разбить греков, но те яростно сопротивлялись и даже нанесли ряд поражений итальянцам, в результате чего операция против них затянулась, и лишь в конце октября итало-германские войска вступили в Константинополь. Греческая армия, испытывая огромные затруднения, смогла отступить в Смирну и оттуда была эвакуирована при поддержке греческого и британского флотов сначала на Кипр, а затем и в Сирию. Греческую империю [9] оккупировали страны Оси, и к ним примкнула Турция, объявив войну грекам и Советскому Союзу, развернув наступление на Кавказ. Поддержку им оказывали германские и итальянские части, но основная их масса перешла в наступление на Сирию и Ирак, где им противостояли относительно немногочисленные греческие (греческая армия не успела толком отмобилизоваться), британские и французские части «Свободной Франции», испытывающие проблемы со снабжением и единоначалием.

Но Италия также ввязалась в войну с Испанией и всеми ее колониями, бывшими и нынешними! И это уже вызвало серьезные перемены в войне на Средиземном море. У Реджиа Марина появился новый противник, помимо британцев – Испанская Армада, которая тут же развернула активные действия против итальянцев. В Алжир вступила Марокканская армия, передавшая колонию под контроль «Свободной Франции» и быстрым маршем перешедшая на территорию Туниса. Наконец, в войну как союзник Испании вступила Эфиопия, которая сразу же двинула в Египет и Палестину дивизии недавно сформированной регулярной армии, которые, с одной стороны, еще не имели достаточного количества вооружения, включая авиацию и бронетехнику, но с другой – укомплектовывались чрезвычайно выносливыми и упорными солдатами. Участие Эфиопии в войне, как и вообще ее интерес к конфликту, были обусловлены желанием эфиопов заявить о себе в мире, заработать хотя бы крупицу престижа, поддержав Союзников, ну и само собой, получить инвестиции – Эфиопию по сути «купили» испанские, американские и британские финансисты, пообещавшие за участие в войне эфиопов с их пока еще небольшой, но довольно крепкой армией европейского образца обширные денежные вливания [10]. Самим итальянцам пришлось перебрасывать свои войска из Египта – сначала в Тунис, а затем и в Европу, по мере того как развивалось наступление союзников с Пиренейского полуострова. Однако остановить Марокканскую армию итальянцам так и не удалось – она паровым катком прошлась от Алжира до самого Тобрука, где заперлись остатки североафриканских итальянских войск (основную часть эвакуировали в Европу), окруженные британцами и испанцами. Оставив Тобрук своим союзникам, марокканцы, забрав эфиопские части и доукомплектовав их оружием и боеприпасами, переправились в Сирию, где уже было остановлено итало-германо-турецкое наступление. В результате масштабного сражения, развернувшегося в январе-феврале 1943 года войска Оси были разбиты, в том числе и советскими войсками на Кавказе, и начали откатываться из Малой Азии. К середине осени была полностью оккупирована Турция, ВМС Италии оказались разбиты в череде крупных сражений, и союзники без труда переправились на Балканы, принявшись освобождать Европу с востока. Впрочем, на этом их успехи в 1943 году и закончились – Германия и ее союзники бросили большие силы, чтобы остановить это наступление, а силы союзников, прошедшие тысячи километров, были довольно малочисленны и измотаны непрерывными боями. В результате этого фронт стабилизировался в Албании, Македонии и Болгарии, и наступила оперативная пауза, выгодная обеим сторонам. Возобновились военные действия лишь в начале 1944 года, когда союзники на Балканах (в основном – греческие и эфиопские дивизии) начали постепенно освобождать от германцев и итальянцев Югославию и Румынию, войдя своим правым флангом в соприкосновение с наступающими советскими частями. Вскоре и левый фланг наступающих частей соединился с испанцами, наступающими через Италию – удавка на шее Оси затягивалась все туже и туже, и конец войны был уже близок.

Итоги

Германия, а вместе с ней и Италия капитулировали 25 декабря 1944 года. Япония ненадолго пережила их – капитуляция была принята 14 февраля 1945 года. Гитлер покончил с собой до капитуляции, Муссолини застрелился на пути к пункту сдачи американцам – в начале 1990-х годов станет известно, что застрелился он примерно тремя дюжинами пуль. Время сражений закончилось, пускай и не для всех участников войны – в частности, в Китае война продолжалась и дальше. Настало время делить победный пирог, и Испания в этой дележке приняла самое активное участие. Как другие союзники обдирали как липку Германию за счет репараций, так испанцы поступили с Италией, поверженной ими уже во второй раз, проведя масштабное изъятие ценного имущества и наложения дополнительных финансовых обязательств. Италию вновь лишили всех колоний, да к тому же забрали Истрию, передав в состав Югославии [11], и на всякий случай ограничили ее армию и флот – от греха подальше, чтобы в них вновь не проснулся дух древних римлян и не понесло искать приключений. Свое получила и втянутая Испанией в войну Эфиопия – ей достались не только финансовые и материальные богатства, но и многое итальянское заводское оборудование, что позволило резко усилить промышленный потенциал государства. Кроме того, в счет репараций эфиопам были переданы многие итальянские корабли, которые в результате составили военно-морской флот страны. Свою долю от репараций получили также Колумбия, Перу, Гватемала, Антилия. За счет Японии большие репарации получили Филиппины, сильно пострадавшие в ходе войны, да и сама Испания тоже – в частности, были получены несколько японских боевых кораблей, которые не вводили в строй и в дальнейшем использовали в опытных целях. Казалось, что все, в мире больше не будет больших конфликтов и кровопролития, и можно будет сосредоточиться на внутреннем развитии и спокойной жизни. Как сказал в середине 1945 года император Энрике V – «В мире, наконец, наступил мир, и настало время радоваться жизни», однако уже очень скоро он забрал свои слова обратно. Над миром вновь сгущались тучи, и он опять был на пороге новой войны….

Примечания

  1. ВМС Италии на Средиземном море в 1940–1941 году в альтернативе по-любому будут доминировать, а иных фронтов кроме Африканского у Италии также не будет. Следовательно, британцам в Египте придется нелегко.
  2. Вполне реальная проблема голландских моряков – будучи индивидуально храбрыми, они в рамках одного корабля могли действовать храбро и ничем не уступали морякам других держав, но в крупных соединениях чувствовали себя скованно и плохо взаимодействовали с союзниками.
  3. Если в битву в Коралловом море добавить на стороне союзников крупное соединение с авианосцами, линкорами и крейсерами, то исход боя становится немножко предсказуем.
  4. Так как японцы в начале войны понесут большие потери, то их флот «сдуется» быстрее, следовательно, наступление на Японию будет развернуто раньше и пройдет успешнее, и потому война на Тихом океане закончится раньше. Атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, скорее всего, не будет.
  5. Ага, как же….
  6. Вполне реальная черта испанцев – если у них все хорошо с дисциплиной, мотивацией и снабжением, то оборону держат твердо. Впрочем, дисциплина тут совершенно не обязательна, да и снабжение временами тоже – ключевую роль играет традиционное испанское упрямство: если испанец видит, что сражаться надо, то он сражается до последнего. Ну а если не видит – то без лишних зазрений совести дезертирует.
  7. Речь про бывшие колонии Испании, которые тоже предоставили дивизии.
  8. Загребущие руки итальянцев в ВМВ хорошо известны, как и их жаркая любовь к французам, абсолютно взаимная и преисполненная нежности, так что такой исход вполне вероятен.
  9. Не знаю, как иначе назвать эту новую Византийскую империю. Именно Византией называть не вариант – это по сути уже другие люди и другое государство, так что будет Греческая империя (или точнее – Империя Эллинов).
  10. Знаю, эфиопские дивизии, громящие итальянцев под Александрией и у Дамаска – это уже упорото, но условия как бы складываются вполне себе…. Да и, насколько мне известно, из эфиопов действительно получались неплохие солдаты – выносливые и упорные. Обучить их по-европейски, и соответственно вооружить – и получится армия вполне себе очень даже.
  11. Так как Югославию освобождали союзники, а не СССР, то Тито не оказывается у руля, а в самой Югославии возрождается монархия.

10
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
5 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
arturpraetoranzarЯрослав 2WasaNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

Wasa

Ну большой сказачности я не

Ну большой сказачности я не увидел. Вполне годно.

Ярослав 2

Чингизида

Хороший неологизм.

Чингизида

Хороший неологизм. Или, чуть вернее будет Чингизиада? 

anzar

+++ коллега Артур, в общем

+++ коллега Артур, в общем правдоподобно, хотя будет ли терпеть Гитлер мощную Испанию на континенте- еще вопрос. Как минимум не было бы французская Виши зона, а немецкий Пиренейский вал.

А тем временем Артуро Кабальеро в секретной обстановке вел переговоры с британским МИДом, и были они не шибко легче тех, которые вел Кальво Сотело в Перпиньяне. Англичан требовалось убедить, что Испания не выступит на стороне Германии, и что любое соглашение о сотрудничестве может носить только временный характер…

Ето не очень правдоподобно. Во первых Кабальеро- фигура видная, секретность будет не очень… Кстати что значит "вицепрезидент" при императоре?

Во вторых улыбнуло, что "Англичан требовалось убедить…" Кому "требовалось" в 40г? А они не верили… Что сделали бы они, если не "убедились"? "Катапулта"-2 против Армады? :)) Из Гибралтара)) Паралельно с "битвой за Англию"…

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить