История Испании. Часть VIII — Судьба Португалии, Бразилии и Аргентины (Gran España)

0
0

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Продолжаю публиковать статьи своего исторического цикла по испанской альтернативе, и сегодня речь пойдет не столько про Испанию, сколько про другие государства, судьбу которых серьезно затронули изменения относительно реала. Государства эти – Португалия, Бразилия и Аргентина: с ними привычный мне детерминизм для большинства событий не прокатывает вообще никак, а если начинать копать глубже – то напрашивается отдельная статья, что, собственно, у меня и получилось.

Португалия в огне

История Испании. Часть VIII - Судьба Португалии, Бразилии и Аргентины (Gran España)

Король Португалии Мигель I.

Португалия относительно слабо пострадала в ходе Наполеоновских войн – французы успели занять лишь приграничные территории перед тем, как по ним нанес удар будущий герцог Веллингтон вместе с португальской армией, после чего война шла где-то далеко и Португалии почти не касалась. Казалось бы – так легко отделаться тогда, когда вся Европа горит в огне больших войн, это просто чудо и хороший знак! Однако суровая действительность оказалась куда более мрачной, кровавой и печальной для Португалии. Еще во время реформ в соседней Испании в Португалию начали прибывать беглецы-консерваторы из числа противников Габриэля, а затем и Карлоса IV. Они нашли в Португалии много единомышленников и стали оказывать большое влияние на принца-регента Жуана, правящего от имени душевнобольной матери, королевы Марии. В результате тот стал ярым поборником традиционных ценностей и консерватизма. Полной его противоположностью оказался его старший сын, Педру, сторонник либерализма и широких реформ, столь необходимых для Испании. Зато второй сын Жуана, ставшего в 1816 году королем Жуаном VI, Мигель, пошел в отца, и был точно таким же фанатичным консерватором. Эта ситуация заложила первые камни в фундамент будущей трагедии.

В 1820 году в Португалии случилась либеральная революция – народ требовал реформ, причем началось все с выступления крупного гарнизона военных в Порту, и восстание поддержали многие части португальской армии. Однако другая часть твердо поддержала абсолютистов, и Жуан VI приказал жестоко подавить восстание. Под удар попало и гражданское население города Порту, в результате чего штурм превратился в бойню. Это только разожгло страсти в стране, и в 1821 году Жуан, надеясь уладить конфликт, отрекся от трона в пользу своего сына Педру, который тут же договорился с восставшими, принял Конституцию и начал проводить либеральные реформы. На какое-то время все наладилось. Но в 1825 году полыхнуло вновь, и на сей раз серьезно. Восстание возглавил Мигель, младший брат Педру, и пользовался он широкой поддержкой всех консерваторов и реакционеров в Португалии. Либералы резко оказались в меньшинстве и с треском проигрывали войну – уже к 1826 году они контролировали лишь Лиссабон и Порту с окрестностями, а в 1827 году Педру и вовсе разочаровался в своей стране и решил сдаться, однако сдался он весьма красиво. Пользуясь практически полной поддержкой небольшого португальского флота, он покинул метрополию, отправился в Бразилию и там провозгласил ее независимость к огромной радости местных патриотов. Это стало еще одним ударом для Португалии – Бразилия была ее самой богатой колонией.

Королем Португалии провозгласили Мигеля, и он сразу же развернул реакцию на полную катушку, вплоть до физической ликвидации тех, кто поддерживал либералов. Конституцию отменили, как и большинство реформ; отныне вся власть в метрополии принадлежала церковникам и земледельческой аристократии, которые принялись делить Португалию на части. Фактически страна уверенно скатывалась во времена феодализма, и в 1832 году таки скатилась – передел земли, отнятой у либерально настроенных аристократов в пользу мигелистов, вызвал конфликт между сторонниками короля. Они обратились за судом к Мигелю, и тот приказал передать все спорные земли своему любимчику, потомку беженцев из Испании, Педро Аранде. Другой спорщик, Жуан де Бейра, из старой португальской знати, не смирился с приговором, и силой отнял у Аранды спорную территорию. Фактически началась вялотекущая война, которая закончилась только в 1835 году со смертью Аранды. Из-за этого между влиятельным землевладельцем и королем начался конфликт, который, однако, не вылился в открытое противостояние.

Репрессии Мигеля были столь жестоки, а своеволие аристократов-консерваторов достигло таких масштабов, что не выдержали уже крестьяне, и в 1838 году началась полномасштабная крестьянская война, продлившаяся до 1842 года. Восстание было подавлено, однако мигелисты понесли серьезные потери, среди которых были симпатии англичан. Великобритания традиционно поддерживала Португалию, выступала в ее защиту взамен на торговые привилегии и доступ к их колониям; однако, наломав дров во внутренней политике, мигелисты принялись делать ошибки во внешней. Один из приближенных португальского короля оскорбил британского посла Конингема, а затем еще и конфисковал часть его имущества, которое англичанин успел купить в Португалии. Это едва не стало причиной войны, однако король и его люди вовремя образумились, когда под Лиссабоном появилась британская эскадра, готовая открыть по городу огонь. Конингему принесли извинения и выплатили компенсацию, однако он отказался дальше нести дипломатическую службу в Португалии, и посла заменили на Ричарда Конроя, человека наблюдательного и острого в своих оценках происходящего. В своих письмах к министру иностранных дел Великобритании, которые он еженедельно отсылал в Лондон, Конрой делал все более мрачные оценки и прогнозы касательно будущего Португалии с таким правительством. Одно из писем заканчивалось фразой «любое другое правительство в Португалии будет лучше, чем текущее, даже если оно будет враждебным Великобритании».

Новый круг кровопролития в Португалии начался в 1848 году, во время «Весны народов». На сей раз восстание было полномасштабным, ибо мигелисты, в общем-то, успели так или иначе задеть все слои общества. Против них выступала буржуазия; мигелистов ненавидели крестьяне и горожане; мигелисты были предметом ненависти мелкой аристократии. Мятеж возглавили либералы, в 1849 году к ним примкнула армия. Мигель был вынужден пойти на попятную, принял Конституцию и провозгласил либеральные реформы, однако как только волнения утихли – он отменил все нововведения, и вновь развернулись репрессии, которые стали утихать лишь в 1851 году. Великобритания всячески старалась поддержать либералов, однако безрезультатно – те все равно проиграли. Вдобавок в стране с развитым сельским хозяйством и активной торговлей случился голод. Экономика государства пребывала в глубоком упадке, связь с оставшимися колониями носила весьма относительный характер, репрессии и тяжелое положение вызывали массовый отток населения в Бразилию или соседнюю Испанию. Население Португалии в 1827 насчитывало около 3 миллионов человек – и к 1860 году уменьшилось до 2,5 миллионов. Вопросом времени оставалась и потеря оставшихся колоний, и окончательное забвение Португалии как вообще сколь-либо влиятельного государства.

Бразильская империя

История Испании. Часть VIII - Судьба Португалии, Бразилии и Аргентины (Gran España)

Флаг Бразильской империи. Очень даже симпатичный и аутентичный.

А Бразильская империя, провозглашенная Педру I, императором Бразилии, с самого начала взяла достаточно неплохой темп развития, даже с учетом того, что три года – с 1827 по 1830 – пришлось потратить на войну за независимость, которая, впрочем, не была слишком обременительной для бывшей колонии Португалии. Конечно же, и в Бразилии существовали консервативные слои населения, и точно так же балом правила земельная аристократия и духовенство, однако имелась и значительная прослойка либералов, благодаря которым король принялся проводить умеренные реформы. В Бразилии сохранялось рабовладение и многие старые порядки, но новые законы, в том числе поддержка мигрантов, позволили начать быстро укреплять экономику. Кроме того, с 1830-х годов Бразилией активно заинтересовалась Великобритания, которая стала вкладывать в ее развитие деньги, вести торговлю и укреплять экономику – само собой, не без выгоды для себя. Англичане рассуждали просто – в Южной Америке соблюдалась гегемония происпанских сил, недавно созданная Аргентина оказалась неспособной эффективно противостоять испанцам одна, а значит, надо укрепить еще одного противника – Бразилию. Надо сказать, что у Бразилии были все задатки для гегемонии в Южной Америки, требовалось лишь как следует реализовать имеющийся потенциал.

Однако начинала свой путь Бразилия тяжело. В 1834 году император Педру I умер от туберкулеза, едва успев написать Конституцию Бразилии – которая, к слову, во многом копировала испанскую [1]. Новым императором Бразилии стал Педру II, которому на тот момент было всего 9 лет. Регентами при нем стал Триумвират влиятельнейших людей государства, и то, что они сделали, предопределило затяжной кризис власти в империи. С 1834 года Конституция частично не соблюдалась; государство едва не распалось на отдельные провинции, каждая из которых содержала свою армию, отдельно собирала налоги и вообще вела себя практически независимо от центра; постоянно возникали внутренние очаги сопротивления и восстания. Восстания вообще стали бичом первого этапа существования независимой Бразилии – бунтовали рабы, бунтовали крестьяне, бунтовали гаучо, бунтовала армия. В стране воцарилась анархия, хотя в сравнении с тем, что творилось в это время в Португалии, бразильцы просто наслаждались порядком. Этот хаос закончился только в 1843 году, когда Педру II достиг совершеннолетия и взял власть в свои руки. Государство было реорганизовано, Конституция переписана, а самые крупные восстания подавлены. Вместо либералов балом стали править консерваторы, которым покровительствовал император.

За время правления Педру II экономика Бразилии значительно окрепла, в основном за счет сельского хозяйства и экспорта хлопка, кофе, табака, сахара, каучука и прочих культур, выращиваемых преимущественно только в этом государстве. Для сбора урожая активно использовались рабы, что стало одним из сдерживающих факторов развития экономики. Великобритания еще с 1825 года запретила работорговлю, и старалась склонить к этому и другие страны, включая Бразилию. Та подписала договор, однако торговлю рабами с Африкой не прекращала, что вызвало некоторое обострение отношений с британцами. Дошло до того, что в 1850 году у англичан закончилось терпение, и они разрешили топить суда работорговцев даже в бразильских портах – и только после этого Педру II издал акт об официальном запрете работорговли. С этого момента в Бразилию стали прибывать также и английские инвестиции – в частности, началась постройка железных дорог, столь необходимых для улучшения логистики страны. Но даже с учетом всех этих достижений преобладающий консерватизм в Бразилии тормозил развитие государства и негативно сказывался на всех сферах его жизни. Номинально могучая империя была по факту достаточно уязвимым и нестабильным государством.

Особенно ярко это проявилось во время аргентино-бразильской войны 1851–1853 годов. Причиной этой войны послужило восстание в аргентинской провинции Уругвай, которое Педру II решил поддержать и позднее присоединить эту территорию к себе, установив контроль над судоходством по реке Парана, которое являлось стратегически важным для экономики Бразилии. Война началась успешно, бразильцы смогли занять Монтевидео и ряд приграничных территорий, но затем подоспела аргентинская армия, и войска Педру II оказались разбиты. Более того – сокрушительным поражением закончилась экспедиция формально более сильного бразильского флота в устье Параны, когда более слабый аргентинский флот практически полностью уничтожил вражеские корабли при поддержке береговых батарей. Бразилия еще пыталась как-то закрепиться в Уругвае, но все тщетно – в результате этой войны только чудом удалось отделаться без территориальных потерь, но аргентинцы получили большую контрибуцию и расправились с сепаратистами. Поражение в этой войне вызвало такой правительственный кризис, что Педру II был вынужден отречься от престола в пользу своей несовершеннолетней дочери Изабел и покинул страну, переехав во Францию [2].

Регентский совет включил в себя большое количество либералов и военных, что наложило на дальнейшее развитие Бразилии свой отпечаток. Уже в 1857 году было решительно отменено рабство, а вызванные этим выступления крупных землевладельцев-латифундистов подавлялись лояльными частями армии. Военные расходы Бразилии заметно выросли, и к 1865 году она не только целиком восстановила свой флот и армию после поражения, но и значительно усилила их – так, в армию начали массово принимать бывших рабов, что позволило резко увеличить ее численность. Принявшая бразды правления в свои руки в 1864 году императрица Изабел поддержала либералов, и с этого момента экономический рост Бразилии настолько ускорился, что во всей Америке стал уступать разве что США. Строились железные дороги, заводы, центральная власть все глубже проникала в джунгли Амазонки, увеличивая добычу гевеи. Само собой, это вновь разожгло бразильские амбиции и заставило вновь задуматься о территориальном расширении. Такие возможности существовали лишь в двух местах – за счет Перу или Аргентины, но бразильцы откровенно боялись выступать против колоний Испании, особенно имея перед глазами печальный опыт аргентинцев. В конце концов, было решено обратить взгляд на юг, к тому же самому Уругваю, где все еще тлело недовольство центральными властями Аргентины, тем более что после 1867 года эта южная империя пребывала в далеко не лучшем виде после крупного поражения в войне с Испанией.

Великая Лаплатская война

История Испании. Часть VIII - Судьба Португалии, Бразилии и Аргентины (Gran España)

Попытка бразильской эскадры прорваться вверх по течению Параны. В реальности – один из эпизодов Лаплатской войны 1851–1852 годов.

Бразилия объявила войну Аргентине практически сразу же после заключения последней мира с Испанией – в 1867 году. Сразу же полыхнуло восстание в Уругвае и начались волнения в провинциях Парагвая, а Бразилия двинула в наступление армию численностью около 180 тысяч человек, которой аргентинцы могли противопоставить лишь истощенную в боях 70-тысячную армию, часть которой к тому же была рассеяна по стране. Но если война с Испанией не пользовалась большой поддержкой среди населения, то вторжение бразильцев, наоборот, сплотило аргентинцев и вызвало небывалый патриотический подъем. Началось формирование различных волонтерских частей и новых полков из числа эмигрантов, начался сбор средств на покупку вооружения в Европе, а для этого, в свою очередь, требовалось закупить корабли для перевозки и защиты грузов. Правительство Великобритании настояло на том, чтобы ее судостроители не поставляли вооружение воюющей стране; тем не менее, аргентинский флот быстро стал пополняться новыми кораблями родом из Британии. Корабли и вооружение закупались также и во Франции, США, и даже Пруссии и Испании – последняя предоставила в распоряжение ВМС Аргентины, в разгроме которых недавно приняла непосредственное участие, 2 мореходных монитора, 1 фрегат и 4 корвета, официально построенных для Перу, чье правительство так же внезапно поддержало Аргентину, с которой совсем недавно воевало, а мониторы вообще закладывались по заказу правительства КША. Появился также и большой приток добровольцев, в том числе из Испании и ее колоний – агрессия Бразилии активно осуждалась иностранцами.

В результате этого с трудом удалось остановить продвижение бразильских войск к столице, закрепив линию фронта по реке Уругвай. Сильно помогло аргентинцам и то, что бразильский флот в начале войны не проявлял особой активности, в результате чего аргентинцы смогли собрать воедино все свои «европейские покупки», в кратчайшие сроки восстановив собственные ВМС. Это позволило им активизировать свои действия в начале 1869 года и перейти в наступление. Была отбита часть утерянных территорий на севере страны и одержаны победы над бразильской армией. В конце концов, правительство императора Альфонсо решилось на отчаянный шаг: при поддержке флота, который, несомненно, доминировал на море из-за малой активности бразильцев, высадить десант в Монтевидео и отвлечь бразильскую армию, а самим тем временем форсировать реку Уругвай и нанести по бразильцам удар, разгромить их и отбить свою провинцию обратно. План был принят, однако с его реализацией поначалу возникли затруднения, связанные с активизацией бразильского флота под командованием адмирала да Силвы. До этого ВМС Бразилии командовал адмирал Аларгоса, чья нерешительность вывела из себя даже императрицу. В отличие от Аларгосы, да Силва сразу же вывел свои корабли в море и отправился в устье Параны с целью восстановления судоходства и проводки конвоев с сырьем из провинции Риу-Гранди-ду-Сул. Активизация бразильцев оказалась столь неожиданной, что аргентинцы оказались к ней не готовы и отложили высадку в Монтевидео до тех пор, пока бразильский флот не будет нейтрализован. Состоялись две морские битвы – 8 и 18 сентября 1869 года. Бразильцы смогли провести крупный конвой вверх по Паране и обратно, забрав все необходимые грузы, однако в ходе второй битвы флоту да Силвы пришлось тяжело, и конвой был защищен лишь ценой гибели нескольких кораблей. На некоторое время бразильские ВМС были фактически выбиты из игры, и хотя аргентинцы тоже понесли большие потери, но все же сохранили достаточно боевых кораблей для прикрытия десанта, который начался уже 21 сентября.

Успех был полным – удалось обеспечить высадку десанта в Монтевидео и за короткое время захватить город. Попытавшиеся было помешать высадке десанта бразильские войска попали под обстрел с кораблей и вынуждены были ретироваться. Бразильцам пришлось разворачивать свою армию во главе с герцогом Кашиасом и брать Монтевидео в кольцо, однако тут же через реку Уругвай переправились главные силы аргентинской армии во главе с генералом Митре. У аргентинцев имелось в распоряжении 70 тысяч человек в главной армии и 15 тысяч в Монтевидео, Кашиас располагал 90 тысячами человек – все остальные войска были на севере. Бразильцы решили отступить, однако у небольшого пограничного городка Вергара получили небольшое подкрепление, и решили дать бой аргентинцам. Битва, продлившаяся три дня – с 5 по 8 октября 1869 года – превратилась в одну из самых кровавых в истории Южной Америки, обе стороны потеряли в сумме около 8 тысяч убитых и более 20 тысяч раненых, многие из которых вскоре тоже умерли из-за невысокого уровня полевой медицины обеих армий. Бразильцы сумели отразить натиск аргентинцев, и генерал Митре решил начать отводить свои войска. Кашиас помешать отступлению противника не смог из-за понесенных потерь. Сведенная в ничью битва у Вергары обернулась в результате стратегической победой бразильцев, так как аргентинцы не смогли вторгнуться на территорию враждебного государства и были вынуждены отступить.

Оставшийся 1869 год и весь 1870 год свелся к боевым действиям на суше и море близ Монтевидео и у реки Уругвай. Аргентинцы яростно защищались, а бразильцы упорно старались добиться перелома в войне. Людские ресурсы обеих сторон начали подходить к концу. В конце концов бразильцы пошли на отчаянный шаг – затопив в устье Уругвая несколько крупных кораблей, они форсировали с боем реку и перешли в наступление, оставив у Монтевидео и у остальных участков лишь немногочисленные заслоны. Аргентинская армия оказалась разделенной на несколько частей, и смогла дать отпор бразильцам лишь у Брасо Ларго, где она была разбита и стала откатываться дальше на юг, к Буэнос-Айресу. Положение удалось спасти лишь благодаря отважным действиям моряков, которые без поддержки армии преградили путь бразильцам через Парану, а когда флот да Силвы попытался прорваться к устью реки и заблокировать его с целью обеспечения свободной переправы армии, аргентинская эскадра адмирала Салазара дала ей генеральное сражение той войны на море – и выиграла его. Это позволило выиграть время для перегруппировки войск. Бразильцы же, не имея возможности завоевать господство на море, принялись планомерно оккупировать территории на «своем» берегу рек Параны и Парагвая, и уделили особое внимание Монтевидео, блокированному с суши, но поддерживаемому с моря припасами, подкреплениями и пушками флота. Лишь после двух штурмов города в начале 1871 года бразильцы согласились пойти на переговоры. Аргентинцы, истощенные долгой войной, согласились.

Первоначально Бразилия выдвинула Аргентине огромные территориальные требования, включавшие в себя практически все северные провинции страны. Однако героическая оборона Монтевидео и умелые действия флота во главе с адмиралом Салазаром дали аргентинцам достаточно крепкие позиции на переговорах, благодаря чему удалось заставить бразильцев отказаться от части требований, включая разоружение и большую контрибуцию. Тем не менее, Аргентина потеряла значительные свои территории – весь Уругвай, весь левый берег Параны и Парагвая. Из-за высоких военных расходов и больших людских потерь некогда великая Аргентинская империя, претендующая на звание гегемона Южной Америки, превратилась в едва ли не самое бедное и слабое государство континента. Достаточно долгий и кровопролитный конфликт уже после его окончания был назван Великой Лаплатской войной.

Судьба Португалии

История Испании. Часть VIII - Судьба Португалии, Бразилии и Аргентины (Gran España)

Король Португалии Карлуш I де Бурбон. В реальности – дон Карлос Младший.

А в Португалии в 1866 году умер король Мигель I. Его наследнику, сыну Мигелю II, исполнилось всего 13 лет, но регента для него не назначили, а сразу посадили на трон. Страной фактически стал управлять фаворит Мигеля, Криштиану Роха. Он был выходцем из обедневшей аристократической семьи, выбился в люди благодаря беспринципности и умению лизать пятки нужным господам, и не имел реального авторитета где-то, кроме как при королевском дворе. В результате этого уже спустя два месяца после коронации короля Роху в результате заговора убили, просто и незатейливо – искромсав кинжалами. Врач, осматривавший тело фаворита вскоре после этого, насчитал 61 колотую рану. При короле Мигеле II организовался Тайный Совет, который и принялся править государством от имени короля, а так как все советники оказались из числа консерваторов – то в государстве ничего не изменилось, в то время как народ уже жаждал улучшений.

Либералы, которые все еще оставались в государстве, возлагали большие надежды на нового короля и быстро в нем разочаровались. Разочаровалась в правительстве и консервативная часть населения – в частности, жители северных провинций Португалии всегда поддерживали позиции церкви и короля, не воспринимая идеи либерализма, но даже им надоели жестокости и беззаконие, которые творила земельная знать. И в 1867 году в Португалии опять случилась гражданская война – на сей раз последняя. Сначала взялись за оружие крестьяне северных провинций, которых поддержали горожане и мелкая аристократия; тут же к ним присоединились либералы и просто возмущенные жители юга, на сторону которых перешла часть армии. К Лиссабону стали стягиваться со всех сторон народные силы, требуя одного – реформ. Масштаб происходящего был настолько большим, что практически все члены Тайного Совета покинули Лиссабон в ужасе за свои жизни; оставшиеся не представляли никакой ценности и не пытались что-то изменить. Зато юный король, которому исполнилось 14 лет, проявил себя с «лучшей» стороны, приказав верным войскам утопить восстание в крови, и они вышли встречать мятежников – но лишь для того, чтобы перейти на их сторону и рассказать всем о приказе короля. В конце концов, 24 июня 1867 года народные массы ворвались в Лиссабон, освободили его от остатков войск мигелистов, которых набралось не более тысячи, окружили королевский дворец и потребовали отречения короля от трона. Уговаривать Мигеля II сделать это пришлось матери, и мальчик сопротивлялся до конца, однако все же ближе к полуночи подписал акт об отречении, не указав наследника. На следующий день он и его семья покинули Португалию на английском корабле, а ночь с 24 на 25 июня с тех пор в Португалии считается национальным праздником – Днем Избавления, а сами события получили название Славной Революции.

Впрочем, проблемы Португалии этим не кончились. Требовалось решить будущее страны, которая внезапно оказалась без короля и правительства (многие члены Кортесов также разбежались). Был сформирован временный орган управления – Регентский совет, в который вошли не только аристократы, но и представители буржуазии и духовенства. В одном они достигли единодушного согласия – пора оставить позади старые конфликты, ибо Португалии позарез нужен мир и толковый правитель. Либералы выступали за республиканскую форму правления, однако против этого категорически выступили консерваторы, требуя сохранения монархии. Были рассмотрены несколько кандидатур из числа британских и германских принцев и принцесс, однако все кандидатуры имели своих противников – так, британские кандидатуры поддерживали либералы, но не поддерживали консерваторы, а с германскими все было строго наоборот. В конце концов, Луиш де Калабрия, потомок итальянских переселенцев и торговец, предложил нейтральный вариант – пригласить на царствование испанского инфанта. Португалия и Испания были близкими по духу державами, и Испания уже много лет как прошла подобный кризис с минимальными потерями и уже давно активно развивалась, превратившись в одно из сильнейших государств мира. Португалия была настолько истощена мигелистами, что и либералы, и консерваторы в конце концов согласились подписать с Испанией унию, пригласив на трон императора Карлоса V.

Предложение было встречено в Мадриде с восторгом – Испания давно с печалью смотрела на родственную страну, регулярно помогала чем могла пострадавшему населению соседа и даже свободно отпускала волонтеров на войны против мигелистов, однако здесь ситуация была весьма деликатной. Подобная уния объединяла весь Пиренейский полуостров под началом Испании, но подобные ситуации в международной политике воспринимались всегда очень остро. В частности, Великобритания при первой же возможности дала понять, что строго против унии, позднее также пришли возражения со стороны Франции, которые расценивались как прямая угроза войны за португальское наследство – а этого никто не желал. Кроме того, португальцам требовался правитель на местах, способный сплотить их и четко обозначить правильный курс, а также контролировать деятельность португальской администрации прямо из Лиссабона – только в таком случае можно было гарантировать, что усилия по поднятию Португалии из бездны, в которую она себя загнала, не пропадут зря. В результате Карлос V отказался от португальской короны, но при согласии британской стороны предложил Португалии своего кузена Карлоса Арагонского, сына Фердинанда Арагонского, брата великого Карлоса IV и сына короля Габриэля. Кузен испанского императора был молод, уже имел здоровое потомство и острый ум, часто бывал при дворе, знал все нюансы государственного управления, а в совсем юные годы даже прожил несколько лет в Бразилии, участвуя в местных вооруженных конфликтах не только в качестве наблюдателя, но и в качестве воина, к чему его толкала горячая испанская кровь.

Кандидатура была попросту идеальной, и Регентский совет, дабы соблюсти все условности и заодно отбить любые возможные претензии, провел плебисцит среди населения метрополии. За Карлоса Арагонского проголосовало абсолютное большинство – 87 процентов населения, обладающего правом голоса. Новый король Португалии, Карлуш I, был коронован 14 ноября 1867 года в Лиссабоне, дав начало династии Португальских Бурбонов. С этого момента Португалия стала выбираться из кризиса, получила Конституцию по образцу Мадридской, и стала быстро восстанавливаться при помощи английского и испанского капитала. Карлуш следил не только за тем, как развивается его государство, но и продолжал отстаивать испанские интересы – в 1871 году между Португалией и Испанией был подписан большой договор о дружбе и взаимопомощи, который, впрочем, учитывал также интересы и влияние Великобритании. Фактически с этого момента Португалия попала в испанскую сферу влияния и превратилась в союзное государство, надежно закрепленное за Испанией не только договорами, но и династическими связями. В рамках британо-испанских отношений Португалия стала нейтральной территорией, которая ни при каком раскладе не должна была участвовать в возможных будущих конфликтах между Великобританией и Испанской империей.

Закат Аргентинской империи

История Испании. Часть VIII - Судьба Португалии, Бразилии и Аргентины (Gran España)

Эпизод гражданской войны в Аргентине. В реальности — сражение при Касеросе 1852 года.

Поражением в войне с Бразилией проблемы Аргентины не ограничились. После подписания мира император Альфонсо отрекся от престола в пользу своего сына Хуана I, однако тот тянул время с принятием короны, что дало повод действовать радикально настроенным либеральным кругам. В конце 1871 года была провозглашена Аргентинская республика, и в стране началась гражданская война, которая, впрочем, не продлилась достаточно долго – флот, пользовавшийся большим уважением у аргентинцев после войны, целиком поддерживал Хуана и смог быстро сплотить вокруг себя значительные силы и взять Буэнос-Айрес, захваченный республиканцами. Однако короткий период республиканского правления еще больше усугубил тяжелую ситуацию в стране.

Но даже мятеж республиканцев не стал концом бед, обрушившихся на Аргентину – новый король оказался большой бестолочью и наделал много ошибок за время своего недолгого правления. В частности, ему удалось довести обычное для Аргентины возмущение в западных провинциях до крайней степени, из-за чего в 1873 году они объявили о независимости и создании республики Чили. Военные действия против повстанцев, начатые императором, оказались организованы кое-как, и чилийцы стали одерживать победы одна за другой. Только благодаря талантам генерала Митре кое-как удалось вначале остановить продвижение чилийцев, а затем и вовсе подавить восстание и привести чилийские провинции в порядок. Однако не тут-то было! Император Хуан II, поддавшись влиянию придворных интриганов, отправил в Чили приказ – арестовать генерала Митре, героя войны с Бразилией и недавнего подавления восстания.

Само собой, Митре не арестовали. Узнав о таком решении императора, генерал решил действовать, ибо был ярым патриотом Аргентины и видел, куда ее ведет нынешний бестолковый лидер. В результате в 1876 году вновь началась гражданская война, причем сразу на три стороны – в Чили Митре неожиданно возглавил недавно разбитых сепаратистов, переформировав их в движение федералистов, в Буэнос-Айресе засел император Хуан, поддерживаемый частями гвардии и флотом, а на севере, при поддержке бразильцев, стало набирать обороты движение республиканцев, к которым примкнуло большое количество гаучо и крестьян – многие из них раньше выступали за сохранение монархии, но теперь, после действий императора, были готовы отказаться от нее. Однако никто не хотел начинать первым – республиканцы и федералисты устали воевать, а император Хуан просто не обладал достаточными силами. Все боевые действия свелись к партизанщине и рейдам небольших отрядов, зачастую – карательных, которые не занимались ничем другим кроме истребления политических оппонентов или просто грабежом. Вне территорий, которые напрямую контролировались сторонами, царила анархия и запустение.

Наконец, в 1877 году Митре выступил в поход на север, против республиканцев. Противопоставить опытным ветеранам многих войн республиканцы практически ничего не могли и быстро рассеялись – однако не были уничтожены. После того, как федералисты справились с ними, Митре двинул армию к Буэнос-Айресу. При подходе к городским укреплениям он остановил продвижение и стал чего-то ждать. В ночь на 9 мая 1877 года группа офицеров ВМС, возглавляемая другим героем войны, адмиралом Салазаром, арестовала императора Хуана II и приказала силам морской пехоты и вооруженных экипажей кораблей занять все важнейшие посты в городе. Правительственным войскам был отдан приказ сложить оружие. На следующий день Митре вошел в город без единого выстрела. Императора заставили отречься от престола, однако он не имел наследников – и трон остался вакантным. Было сформировано Чрезвычайное Правительство, установившее в стране фактическую диктатуру армии и флота. Последовавшее за этим подавление восстания республиканцев в 1877–1879 годах стала последней вспышкой войны на территории Аргентины в XIX столетии.

Главой правительства стал Митре, его ближайшим помощником – Салазар и бывший губернатор провинции Сантьяго Мигель Бланкес. Этот триумвират принялся проводить в Аргентине масштабные реформы, включая федерализацию государственного устройства и реформу финансов. Выборы официально были отменены, по заявлениям Митре – временно, пока Аргентина не будет восстановлена после войн. Трон империи оставался вакантным – никто не спешил занять это место, а аргентинцы не спешили кому-то предлагать делать это. Вместе с восстановлением разрушенной экономики, триумвират также принялся вкладывать достаточно большие суммы денег в развитие вооруженных сил – армии и особенно флота, который, как считалось, был сдерживающим фактором на случай нового вторжения Бразилии. А таковое едва не случилось – заручившись поддержкой Великобритании, в 1881 году Бразилия решила полностью взять под свой контроль судоходство на реке Паране и приготовилась воевать. Флот и армия Аргентины еще не восстановились после войн, что означало поражение в надвигающейся войне – сразу или со временем. Однако за Аргентину неожиданно вступилась Испания: мол, Бразилия и так уже получила свое с аргентинцев, чего они еще хотят, это прямое нагнетание обстановки и угроза интересам Испании, и т.д. Аргентина получила крупный заем, а из бухты Пакоча в Буэнос-Айрес отправилась крупная испанская эскадра с целью демонстрации серьезности намерений Мадрида – и Бразилия была вынуждена отступить. Аргентинцы смекнули, что да как, и тут же отправили «послов дружбы» в бывшую метрополию. С 1881 года началось быстрое восстановление хороших отношений между Испанией и Аргентиной, которое позднее выльется в длительную и взаимовыгодную дружбу и покровительство.

Примечания

  1. Бразильская Конституция Педру I и в реальности была достаточно близкой к тому, что я считаю оптимальным для стран Иберо-Америки на XIX век – соблюден баланс между либеральными и консервативными элементами, а также сохранены значительные рычаги власти для монарха, которыми он может пользоваться при желании и необходимости, хотя это вовсе и не обязательно.
  2. На самом деле Педру II правил до самого своего свержения и утверждения Бразильской республики в 1890 году. Историю этого правления можно назвать весьма типичной для Латинской Америки того времени: опора на консерваторов, поступательное развитие и успехи в первый период правления, а затем постепенный упадок, глубокий кризис и революция.

6
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
2 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
arturpraetorredstar72st.matrosNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

st .matros

предложил Португалии своего

предложил Португалии своего кузина Карлоса Арагонского

кузЕна 

redstar72

++++++++++++ 

Аргентинская

++++++++++++ yes


Аргентинская армия оказалась разделенной на несколько частей, и смогла дать отпор бразильцам лишь у Брасо Ларго, где были разбиты и стали откатываться на юг, к Буэнос-Айресу.

Как-то не совсем понятно, кто же был разбит…

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить