Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

0
0

Специфическое военно-политическое окружение, в котором развивалась социалистическая Югославия, в сочетании с занимаемым страной стратегически важным положением, сделало возможным принятие на вооружение боевой техники как восточного, так и западного производства. Югославия вошла в число немногих стран мира, в ВВС которых крылом к крылу летали американские «Сейбры» и русские «МиГи». Становым хребтом противовоздушной обороны СФРЮ долгое время являлся истребитель МиГ-21. В 1962 — 1986 гг. на вооружение югославских ВВС поступил 261 самолет этого типа модификаций Ф-13, ПФМ, М, МФ, Р, бис, У, УС и УМ. Легкий микояновский истребитель идеально соответствовал концепции боевого применения истребительной авиации вооруженных сил Югославии: небольшой, скоростной, маневренный, простой в эксплуатации. К тому же он был в 2-3 раза дешевле западных аналогов. Однако опыт локальных войн показал возрастание значения воздушных боев на дистанциях, превышающих дальность прямого видения — в таких боях американские самолеты обладали явным преимуществом. Впрочем, в части маневренного боя считалось, что старая «Двадесеjединица» будет удерживать первое место еще долго.

В Югославии еще в 70-е годы задумались и о приобретении нового истребителя, который не заменил бы, а дополнил МиГ-21. Положительного отклика требования военных не получили в силу экономических причин и, в большей степени, политических разногласий.

Внутриполитическая ситуация в Югославии в то время была сложной. Совсем недавно стихла буря, спровоцированная «Пражской весной», затем, в начале 70-х годов, хорваты устроили собственную «весну», обострившую национальный вопрос. После долгих колебаний, вызванных страхом перед советской интервенцией, Тито «замирил» (но не подавил) это движение. Сточки зрения экономики страна пребывала в отнюдь не идеальном состоянии, хотя многие югославы по сей день вспоминают то время как период благосостояния.

На международной арене Тито боролся за право быть лидером неприсоединившихся стран, балансируя на небольшом пятачке между двумя враждебными военно-политическими блоками и стараясь ни одному из этих блоков не оказывать явного предпочтения. «Вечный» президент Югославии (по конституции Тито обладал «мандатом без ограничения» на власть в стране, то есть смерть не лишала Тито должности президента!) последнее десятилетие своей жизни провел в страхе, что чрезмерное сближение с СССР обернется военной интервенцией США и наоборот. Хотя экономическое сотрудничество с СССР развивалось очень успешно, в политике Тито держал дистанцию и особо не доверял генералам из своего окружения, подозревая некоторых из них (как «просоветских людей», способных угрожать его власти).

В таком свете, в частности, рассматривались пожелания отдельных генералов закупить в СССР, по примеру Ливии, истребители МиГ-23 и МиГ-25. Формальным отказом от закупки послужила «высокая стоимость этих самолетов и сложность конструкции, из-за которой эксплуатация в сравнении с МиГ-21 значительно усложнялась». Таким образом, Югославия осталась приверженицей 21-го «МиГа» — в августе 1977 г. на вооружение поступили первые самолеты новой модификации: МиГ-21 бис-САУ (югославское обозначение Л-17). Последние из 46 заказанных Л-17 поступили в эскадрильи ВВС Югославии за несколько месяцев до кончины Тито.

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

Товарищ Тито скончался 4 мая 1980 г., после чего в стране быстро обострились внутренние противоречия, возникли угрозы иностранной военной интервенции и распада СФРЮ. Руководство Югославией взял на себя коллективный политический орган. В политических и военных верхах страны всерьез ожидали военной интервенции, результатом которой мог стать переход под контроль НАТО западной части СФРЮ — Словении и большей части Хорватии, в то время как Советы установили бы контроль над большей частью Югославии. Такие оценки подтверждала информация о передислокации советской 35-й мотострелковой дивизии из словацкого Зволена в Венгрию и усиление группировки сухопутных войск переброской частей по железной дороге из Украины. Тревожное настроение усилила информация, переданная начальником Генерального штаба Венгрии Иштваном Олахом югославскому генералу Бранку Мамули об усилении войск Вашавского Договора на венгерской территории, Олах обещал сообщить о дате напеде-ния, отметив, что венгерская армия, конечно же, тоже примет участие в операции. Похожая информация поступала от спецслужб Запада, а в Болгарии стали обвинять Югославию в том, что она опять попала под тлетворное влияние Запада.

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

Реагировать требовалось быстро. В США направили делегацию, которая заверила президента США в верности Югославии идеям движения неприсоединения, а в качестве конкретного доказательства продолжения курса на сотрудничество с Западом делегация проявила интерес к новейшей американской военной технике. Случайно или нет, но в области авиации американцы предложили югославам самолет, главным конструктором которого являлся их соотечественник — серб Велько Гашич (Welko Е. Gasich). Речь шла об F-5.

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

Переговоры с США не означали отказа от получения военной техники с Востока. Желая продемонстрировать преемственность политики Тито, в СССР была заказано новая партия (45) МиГ-21 — теперь уже МиГ-21бис-Лозурь (Л-17К). Рост количества «бисов» позволил довести число эскадрилий, вооруженных этими истребителями, до шести и снять с вооружения все уцелевшие Л-12 (МиГ-21Ф-13). По своим маневренным качествам новые МиГ-21 полностью отвечали требованиям югославских ВВС Бортовое оборудование новых МиГов по своим возможностям значительно превосходило БРЭО МиГ-21 более ранних модификаций, хотя и уступало БРЭО самолетов вероятных противников. Дальность обнаружения воздушных целей РЛС РП-22СМА составляло всего 30 км, выделять цели на фоне земли радиолокатор не мог. Вооружение обеспечивало уничтожение воздушных целей на дальности не более 15 км и только при пуске из задней полусферы. Самым серьезным недостатком считалось отсутствие аппаратуры радиоэлектронной борьбы.

Параллельно в верхах югославских ВВС изучался вопрос обновления порка разведывательных самолетов, поскольку разработка разведывательного варианта «Орла» (HJ-22) сильно отставала по сроком, его оборудование уже не удовлетворяло требованиям, а двенадцати МиГ-21Р (Л-14И) с контейнерами аэрофотосъемки «Д» и радиотехнической разведки «Р», приобретенным в 1968 — 1970 гг. (б/н 26101 — 26112), требовалось модернизация. Но самом деле Л-14И всегда ценились как отличные самолеты (хотя их РЛС могли обнаруживать цели на дистанции не более 20 км), на обработку информации относительно старого разведывательного оборудования требовалось слишком много времени. Особенно проблематичным являлось использование контейнеров «Р», так как при выполнении полетов вдоль границ на разведку сопредельных территорий эти контейнеры мешали роботе собственных, югославских, радиолокаторов. Интересно, что донные контейнеры югославские ВВС начали использовать в 1969 г., хотя СССР из-за чехословацкого кризиса отказался от обучения югославов методике их применения. В Югославии разработали собственную тактику ведения разведки с контейнерами «Р». В 80-е годы невозможность точного определения координат РЛС противника, равно кок и типов РЛС, рассматривалась в качестве главного недостатка МиГ-21P. С целью модернизации в 1978 г. в СССР закупили новые контейнеры «Н», благодаря которым были расширены возможности самолето в части аэрофотосъемки.

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

Авиационную делегацию с задачей испытания самолета-разведчика RF-5E «Tiger Еуе» (глаз тигра) сформировали меньше чем через четыре месяца после похорон Тито. В случае положительной оценки разведчика планировалось начать переговоры о возможности закупки истребительного варианта (одна эскадрилья разведчиков и две эскадрильи истребителей-бомбардировщиков). Из летного состава в делегацию включили майора Суада Хамзича, опытного летчика МиГ-21, который на заре своей карьеры летал на «Тандерджете» и «Сейбре». Хамзич служил в дислоцированной в Бихаче 352-й разведывательной эскадрилье, совсем недавно летчик прошел курс переподготовки в колледже ВВС Великобритании. Конечно, более логичным был бы выбор летчика-испытателя из Опытного авиационного центра (Ваздухопловни опитни центар), но там не нашлось летчиков со знанием английского языка и опытом полетов на сверхзвуковых истребителях.

Перед летчиком стояла задача оценить летные данные самолета, разведывательное оборудование и боевую эффективность. Судьба распорядилась так, что автор статьи говорил с полковником Хамзичем летом 2011 года. У полковника нашлось время ответить на мои вопросы. Первое же высказывание Суада удивило меня чрезвычайно:

«На МиГах, всех модификаций, которые имелись в СФРЮ, я выполнил более 2000 полетов, а на F-5 всего десяток… Но если бы меня кто-нибудь среди ночи, сонного, поднял криком: «Вставай, война… Лети на задание», а на стоянке были бы МиГ-2) и F-5 (оба подготовлены для выполнения задания), то я бы полез не в МиГ, а в F-5!

Первые МиГ-21 Ф-13 (наш Л-12) обладали великолепной маневренностью, но имели очень скромное оборудование и вооружение. Все последующие варианты становились все сильнее за счет лучшего оборудования и вооружения, но потеряли в маневре».

Кое-как я пережил удар по любимому с детства самолету, после чего мы начали

«смотреть кино с первого кадра»…

В сентябре 1980 г. в Америку отправился и инженер майор Ратко Обрадович, выбранный лично Хамзичем. Перед Обрадовичем стояла задача оценить самолет на предмет пригодности эксплуатации в ВВС Югославии.

На Белградском аэродроме Сурчин (ныне «Никола Тесла»), перед посадкой в DC-10 авиакомпании «JAT», военный атташе США в Югославии Джон Перхаузер лично вручил летчику и инженеру аккредитационные письма и другие сопроводительные бумаги. Конечной точкой маршрута значилась авиабаза Вильямс в Фениксе, шт. Аризона, которую американцы охарактеризовали как

«самую большую истребительную авиабазу в мире».

База предназначалась, в том числе, и для обучения иностранных летчиков.

На авиабазе «Вильямс» Хамзича и Обрадовича встретила делегация фирмы «Нортроп». С самого начало стало ясно какое значение американцы придают маркетингу во всех его проявлениях: гостям из Югославии предоставили генеральские апартаменты!

К реализации намеченного плана приступили уже на следующее утро. После краткого знакомства с командиром эскадрильи была представлена программа, составленная представителями ВВС США и фирмы «Нортроп»: ознакомление с самолетом, его конструктивными особенностями, бортовыми системами, эксплуатационными нормами… Следующий день посвятили курсу выживания. Американцы оказались столь дотошными, что Хамзичу пришлось очень быстро запомнить всех ядовитых змей и другие опасности пустынь Аризоны и Нью-Мексико. Четвертый день отвели на «10-42» — так у американцев называлась проверка состояния здоровья летчика (от лабораторных анализов до теста на гипоксию и взрывную декомпрессию в барокамере). Только на пятый день Хамзич получил возможность выполнить полет на F-5F с инструктором Джимом Робю. Степень ответственности Хамзича можно оценить по одному из условий югославско-американского соглашения: всю материальная ответственность за пробный полет несла югославская сторона!

С утра был запланирован экзамен на действия летчика в чрезвычайных ситуациях, связанных с самолетом. Этот краткий тест Хамзич прошел успешно, его тревога оказалась напрасной. То была всего лишь формальность, после выполнения которой стало наконец-то возможным выполнить первый полет.

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger EyeИспытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

Достоинства F-5F стали очевидными уже в первых полетах. Хамзич вспоминал:

«Полеты продолжались 60 — 70 минут в зависимости от удаленности рабочей зоны от аэродрома и характера роботы в самой зоне. Посадка обычно выполнялось с остатком топлива 400 — 500 литров. Интересно, что емкость топливных баков МиГ-21 и F-5 одинаково — примерно 2760 л, но продолжительность полета МиГа в два раза меньше из-за большего расхода топлива и большего аварийного остатка».

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

Но американском истребителе стояли два двигателя J-85GE-21A, однако на безопасность полетов данный факт никак не влиял. После четвертого полета на F-5F Хамзичу разрешили выполнить самостоятельный полет на F-5E «Tiger» II. В воздухе Хамзича сопровождал второй самолет, выполнявший функции контролера и спарринг-партнера при имитации воздушных боев. На F-5E была выполнена имитация ближнего воздушного боя и проверена работа силовой установки на разных режимах.

«На маршруте к зоне, расположенной в непосредственной близости от границы с Мексикой, чтобы «не гладить» воздух просто ток, я несколько раз переводил РУДы от «малого газа» до «полного форсажа», выключил один двигатель, потом запустил, а затем проделал то же самое со вторым двигателем.

Оставшееся время полета до зоны посвятил маневрированию — лететь в горизонтальном полете я не любил никогда, даже ночью.

Бочку, резкие виражи, полупереворот, боевой разворот, переворот, петлю и иммельман, думаю, нет нужды описывать. Если коротко, то: УДОВОЛЬСТВИЕ от танца с прекрасной дамой. На перегрузках от 0 до 7g F-5E очень сильно напомнил мне Л-12 (МиГ-21Ф-13), который был у нас на вооружении и но котором я летал с начала 1968 г. до июня 1969 г., после чего пересел на Л-14 (МиГ-21ПФМ) с более совершенным БРЭО, но менее маневренный. Мне стало ясно, почему этот самолет, F-5E, выбрали для так называемой «эскадрильи агрессоров», имитирующей действия «МиГов» но учениях ВВС США.

Вскоре рукой я подал сигнал Джиму о начале проверки стабильности работы двигателя. Перевел самолет в пикирование с углом 30 град, на номинальном режиме работы двигателя. Скорость начало очень быстро расти. На высоте порядка 2000 м и скорости более 600 миль/ч (965 км/ч) вывел двигатели на режим полного газа и перевел самолет в режим вертикального набора высоты (угол тангажа 90 град). Я старался как можно точнее контролировать горизонт визуально, потому что авиагоризонт начал врощаться и стал бесполезным, Стрелка но шкале высотомера наматывала круг за кругом, а стрелка скоростемера склонялась к нулю. Показания оборотов, процентов тяги и других приборов контроля работы двигателей оставались постоянными. На высоте около 15000  м скоростемер показал 0. Я ощутил, как самолет застыл, после чего начал медленно скользить но хвост. Двигатели работали стабильно но режиме полной тяги, органы управления находились в нейтральном положении — я хотел увидеть в какую сторону самолет начнет валиться. Долго ждать не пришлось. Через пару секунд самолет опустил нос, прошел горизонт и, слегка вращаясь относительно продольной оси, вертикально устремился к земле (Хамзич выполнил колокол — фигуру ныне хорошо известную и которую без проблем выполняют Супергалеб Г-4, МиГ-29, «Мираж 2000». Но колокол на F-5E — не управляем: невозможно предсказать, в какую сторону самолет свалится). Сдвинул РУДы слегка назад, а когда скоростемер показал 250 миль/ч (402 км/ч) отклонил ручку от нейтрали и слегка добавил тяги.

После перехода в режим набора высоты, Джим показал мне, что берет командование но себя и добавил тяги. Набрали мы примерно 4500 м. Инструктор дол знак занять положение для ведения воздушного боя, после чего сразу начал маневрировать, постепенно увеличивая перегрузку. На дистанции 150 — 200 метров, вне зависимости от маневрирования «оппонента», я держал прицельную марку на фюзеляже его самолета, а точнее на кабине, на белом ЗШ летчика. На перегрузке 4 — 4,5g я начал отставать, и самолет Джима «убежал» из сетки прицела. Восстановить положение я не смог, несмотря на все усилия. Сказал об этом Джиму. Ответ был кротким: «Закрылки — в маневренное положение».

Я установил трехпозиционные закрылки в среднее, маневренное, положение. Самолет подкинуло относительно поперечной оси. Через несколько секунд светлая точка марки автоматического прицела AN/ASG-31 снова лежало на белом шлеме моего инструктора. До перегрузки 7g прицельная марка не выходило за пределы его кабины! Стало ясно, что мой любимый МиГ-21 дуэль с применением пушки на дозвуковых скоростях с F-5 проиграет!»

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

А итог разговора был таким: оба самолета — небольшие, идеальны для ближнего воздушного боя, но «Тигр» обладает лучшим обзором из кабины (хотя и худшим в сравнении с F-16, F/A-18, МиГ-29) и меньшим радиусом виража. С другой стороны, у МиГа лучшие разгонные характеристики, выше скороподъемность, больше максимальная скорость, а с ростом скорости преимущество МиГа увеличивается. МиГ вооружен мощной 30-мм пушкой, но «Тигр», благодаря двум 20-мм пушкам М39, имеет большую «плотность» огня. Ракетное вооружение примерно одинаковое, за исключением МиГ-21бис, способного использовать УР Р-60, более эффективные в ближнем маневренном бою. Дальность обнаружения целей американской РЛС Emerson AN/APQ-153 составляет 18 км, что несколько меньше, чем у РП-21 и значительно меньше, чем у установленной на «БИСе» РЛС РП-22СМА. Очевидно, что преимущество МиГа, особенно «бис», которые начали в те годы поступать на вооружение югославских ВВС, будет увеличиваться пропорционально увеличения дистанции воздушного боя. Американский истребитель мог получить преимущество в случае установки на него РЛС AN/APQ-159, дальность обнаружения целей которой на 7 — 8 км больше, чем у РП-22СМА. Данный вывод сделан на основе паспортных данных производителей РЛС, поскольку воздушный бой на большой дальности не имитировался по одной-единственной причине: югославы прибыли для изучения не истребителя, а разведчика. Необходимо отметить, что «Тигр» оказался более простым в пилотировании и был более предпочтителен с точки зрения безопасности полетов; последний фактор для разведчика особенно важен. Югославских летчиков данная информация не удивила — и сегодня в ходу поговорка: 

«Кто может летать на МиГ-21, тот сможет летать на любом другом истребителе».

После полета летчики обменялись пилотскими знаками. В тот же день югославская делегация улетела на принадлежавшей фирме «Нортроп» Цессне 402 в Лос-Анжелес, где предстояли осмотр завода и знакомство с особенностями разведывательного варианта самолета. Гостей из Югославии разместили в отеле категории «люкс», но югославам пришлось оплатить 10% стоимости номера (38 долларов) — такое антикоррупционное правило ввели после нашумевшей в те годы «аферы Локхид». На следующий день из Лос-Анжелеса перелетели на базу Эдвардс, расположенную в очередной американской пустыне, на сей раз — Мохаве. Рейс Лос-Анжелес — Эдвардс выполнялся ежедневно, югославская делегация смогла с воздуха посмотреть на Беверли-Хиллз с его роскошными виллами, самолет пролетел прямо над знаменитой надписью «Hollywood».

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

Окрашенный в привлекательный синий цвет прототип RF-5E (первый полет этот вариант выполнил в январе 1979 г.) во всех отношениях являлся ультрасовременным разведчиком, оснащенным самой современной фотоаппаратурой и инфракрасным сканером. «Нортроп» только готовилась начать серийное производство разведчика. Визуально RF-5E было легко отличить от F-5E по удлиненной на 1,22 м носовой части фюзеляжа, в которой разместили разведывательное оборудование, сняв РЛС и одну пушку. После полета но разведчике летчик не нашел отличий в пилотировании самолета от F-5E. Истины ради, югославские МиГ-21Р (с полным комплектом оборудования) значительно уступали в характеристиках перехватчику: максимальная скорость была не выше М-1,3, потолок не более 14000 м (облегченный самолет набирал 15000 м), снизились дальность полета (1130-1600 км) и маневренность. Значительно большая, чем у МиГа, кабина F-5E позволила разместить органы управления и контроля разведывательного оборудования без ущерба для обычного истребительно-бомбардировочного оборудования. Самолет мог нести разнообразную боевую нагрузку массой до 3200 кг (для сравнения — масса боевой нагрузки МиГ-21Р — 1000 кг, МиГ-21бис — 1300 кг и «Орао» 2800 кг). Американский самолет имел на два пилона для подвески внешних грузов больше, но еще важнее факт универсальности пилонов, за счет чего было возможно комбинировать нагрузку в широких пределах. Одна эскадрилья таких самолетов могла за раз поднять большую боевую нагрузку, чем половина всех самолетов ВВС и ПВО СФРЮ!

Однако МиГ-21Р и RF-5E являлись концептуально разными самолетами. Микояновский разведчик имел ярко выраженные истребительные корни: на начальном этапе эксплуатации в Югославии самолет чаще использовался как истребитель (70% выполняемых заданий были «истребительными», в том числе и задачи обеспечения отдыха товарища Тито на Ядранском море). Американский же разведчик претендовал скорее на выполнение бомбардировочных задач, и, хотя самолет обладал отменной маневренностью, отсутствие РЛС не позволяло эффективно использовать его как истребитель (вооружение для самообороны включало две УР «Сайдуиндер» и одну 20-мм пушку с боекомплектом 280 патронов). Достоинством американской машины являлось наличие большого количества аппаратуры активной и пассивной защиты. Недостатки системы защиты МиГа югославские летчики впоследствии ощутили на своей шкуре — два МиГ-21Р (б/н 26109 и 26111) в 1991 — 1992 годах, во время Гражданской войны, были сбиты ПЗРК «Стрела-2М».

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

Югославам самолет представил летчик Даглас И. Корелл (погиб в 1988 г. при выполнении демонстрационного полета на F-20). Хамзич в своем полете выполнил фотосъемку десятка различных объектов с разных высот различными камерами и их комбинациями, различными способами. Результаты впечатлили, но это, впрочем, неудивительно: разведывательное оборудование было на 10 лет моложе оборудования советских МиГ-21Р и на 25 лет моложе американских RT-33A, состоявших в то время на вооружении югославских ВВС.

«Десятки аэрофотоснимков и сотни метров пленки вместе с подробной документацией о самолете, его модификации и оборудовании в одном огромном чемодане доставили в Югославии и передали по назначению».

Первичный анализ проводился в Авиационном техническом институте (Ваздухопловни технички институт) Жарково.

«Начальник овиоционно-технической службы ВВС и ПВО СФРЮ генерал Златко Рендулич заявил на заседании военно-технического совета Генерального штаба ЮНА:

«О самолете F-5 знаем больше, чем о МиГ-21, который состоит у нас на вооружении уже почти 20 лет!»

Генерал сделал такое заявление после ознакомления с документацией, упакованной американцами в тот самый огромный чемодан».

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

компоновка RF-5E

Все было совершенно иначе, чем в марте — июне 1968 г., когда четыре югославских летчика и десять техников в Краснодаре проходили переучивание на МиГ-21Р. Тогда все было «секретно». Очевидно, американцы знали о советской «концепции» и постарались продемонстрировать радикально иной подход.

«Мы имели возможность спрашивать о чем угодно и на всякий вопрос получали ответ. Ничего или почти ничего не являлось тайной. Американцы никогда не колебались с ответами, даже на секунду, отвечали на любые вопросы. Рассказывали о том, о чем не спрашивали. Так, один из представителей фирмы рассказал мне о типах активных и пассивных радиотехнических средствах зашиты, которые могли быть установлены на самолет. Одобрил бы или нет конгресс США продажу Югославии суперсовременных (и секретных) систем — это совсем иное дело, но мы узнали о возможностях использования RF-5E! Пребывание в Испытательном центре ВВС США и NASA, на авиабазе Эдвардс, не носило туристического характера, но ном никто не запрещал свободно перемещаться, смотреть налево и направо… нас даже предупреждали — не пропустите того или этого… А на базе Эдварде просто глаза разбегались. База выглядела одновременно и как музей авиации и кок декорация к фантастическим фильмам. Видел несколько «Тандерджетов», TV-2, F-86Е, даже В-70 «Валькирию», В-1 и один совершенно мне незнакомый аппарат, на мой взгляд, даже более интересный, чем В-2: это был «Шаттл» на Боинге 747».

Интересной представлялась не только «военно-туристическая» деятельность. Югославы получили возможность прикоснуться к «американскому образу жизни» от Аризоны до Калифорнии и Нью-Йорка. Не исполненным осталось одно-единственное желание Хамзича — «прокатиться» верхом на механическом мустанге. Хозяева предложили этот аттракцион отложить до следующего раза: случись травма… и полетов «нема ништа»! Гости быстро поняли, что стоимость их трехнедельного «отпуска» в США примерно равноценна денежному довольствию за пять лет службы! Тоже показатель того, насколько американцам было важно возобновить поставки своих самолетов в Югославию. Югославы тогда не ничего не знали о состоявшихся несколькими годами ранее оценочных испытаниях трофейных F-5E в СССР и Польше.

МиГ-21 в базовом, истребительном, варианте стоил 3,5 — 4 млн. долл., самолеты часто оплачивались бартером — встречными поставками изделий югославских заводов и продукцией сельского хозяйства. Американская техника была дороже: за F-5E просили 5,5, за F-5F — 6,2, а за RF-5E — невероятные 12,7 млн. долл., причем оплату требовали производить в валюте! Поэтому не стоит удивляться массовости МиГ-21: МиГов было построено во много раз больше, чем F-5. С точки зрения ресурса предпочтительнее смотрелся американец: ресурс МиГ-21Р составлял 3600 ч, МиГ-21бис — 2400 ч, а ресурс F/RF-5 — фантастичные 8000 часов! Ресурс двигателя General Electric J85-21 составлял 2400 ч, намного больше 400-500 часов Р11Ф2С-300 или Р25-300. Стоит напомнить, что опыт эксплуатации МиГ-21Р в ВВС Югославии, без скидки на ресурс, оценивается очень позитивно. В отдельные года самолеты налетывали до 110 ч на борт, а общий налет разведчиков за все время эксплуатации составил 21108 ч при средней исправности 89,5%! В летных происшествиях было потеряно три самолета (б/н 26102, 26106 и 261 10), ни в одном случае причиной не являлся отказ техники. МиГ отличался очень прочной конструкцией, что доказал ряд аварийных ситуаций, типа посадки с убранным шасси на контейнер «Д» без последствий как для летчика (Слободан Чургуз), так и для самолета.

Другой пример: командир эскадрильи Родолюб Рочко Гайич, летевший на высоте 2 метра, сбил разведывательным контейнером дорожный знак без каких бы то ни было последствий для самолета.
Самой интересной особенностью бортового оборудования RF-5E являлись фотокамеры для боковой съемки с больших высот, поэтому командование ВВС СФРЮ пришло к логичному выводу о покупке такого оборудования и установке его на существующие разведчики. Окончательную точку в истории с идеей закупки RF-5E поставили в 1981 г., когда началась эксплуатация системы LORAP (The long-range aerial panoramic photographic system), основой которой являлся аэрофотоаппарат КА-112А. В отличие от русских АФА с классическими объективами, в КА-112А использовалось параболическое зеркало с гироскопической стабилизацией. Стоила эта аппаратура «символические» 3,5 млн долл.

Однако, в духе высокого профессионализма, фирма «Нортроп» 2 февраля 1983 г. направила подполковнику Суаду Хамзичу письмо следующего содержания:

«Дорогой полковник Хамзич, первый серийный тактический разведывательный самолет Нортроп RF-5E «Тайгер Ай» выполнил первый полет 15 декабря 1982 г. Сейчас самолет проходит сертификацию ВВС США перед поставкой ВВС Малайзии, намеченной на третий квартал 1983 г. Гордимся «Тайгер Ай» и ожидаем, что самолет станет важным элементом обороны многих стран мира. Поскольку ваши ВВС принимали участие в программе демонстрационных полетов, посылаем вам этот фотоальбом, кок знак благодарности за проявленный интерес. С уважением Рой П. Джэксон».

Птица от «Нортроп» оказалась дорогой не только для Югославии: построили всего 12 самолетов, приобретенных Малайзией, Саудовской Аравией и Сингапуром. Югославы летали на своем «тигрином оке». Специальный подфюзеляжный контейнер (контейнер «Л»), в котором разместили оборудование американского производства, изготовила западногерманская фирма «Мессершмитт». Аппаратура контейнера позволяла выполнить с высот в диапазоне от 8000 до 15000 м 550 снимков, в идеальных условиях; «дальность действия» фотоаппаратуры составляла 150 км. Такие системы ранее (в 1978 г.) закупил Пакистан для Mirage VPA, а позднее Китай — для нескольких своих J-8.

Югославский завод «Змай» и Авиационный опытный центр в Батайнице в 1983 — 1984 гг. доработали под установку контейнера «Л» четыре МиГ-21МФ (б/н 22865-22868). Новые самолеты, предназначенные для ведения стратегической разведки, модернизация каждого из которых обошлась примерно в 4,5 млн. долл., получили обозначение Л-15М.

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

В отличие от русских контейнеров, западный контейнер смотрелся космическим изделием, но на практике дела обстояли по другому. Из-за огромных размеров контейнера жесткая посадка исключалась. В полете самолет с контейнером не отличался стабильностью, управлять разведчиком требовалось нежно и точно. Сам контейнер обладал тремя крупными недостатками.

Во-первых, германская фирма совершила ошибку, установив обогреватель в опасном месте, из-за чего в длительных полетах могло произойти возгорание контейнера, чреватое потерей самолета. Этот недостаток исправил техник эскадрильи.

Во-вторых, из-за недостаточной прочности контейнера максимальную скорость полета пришлось ограничить величинами 850 — 1004 км/ч в зависимости от высоты полета.

Наконец, в-третьих, защитное покрытие контейнера было столь непрочным, что отлетало от возникавших в полете вибраций. Перед каждым полетом температуру внутри контейнера требовалось стабилизировать на значении +21,5 град, на что уходило два часа. Были проблемы со шторками, закрывавшими окно объектива. Если кратко: немцы поставили контейнер, непригодный для эксплуатации в войсках.

Для обеспечения устойчивости в полете подкрыльевые баки приходилось подвешивать, даже если характер выполняемого задания этого не требовал. Само фотооборудование не давало тех результатов, которые оно демонстрировало в американских пустынях. В условиях климата Балкан дальность действия фотоаппаратуры была значительно меньше 50 км, что совсем не соответствовало заявленным производителем 150 км. Процесс обработки фотоматериалов ускорило использование мобильной фотолаборатории.

Л-15М являлись «чистыми» разведчиками, не способными выполнять другие боевые задачи, так как с них демонтировали РЛС и пушки. При выполнении заданий над водной поверхностью практиковались полеты на высоте 2 — 3 м до расчетной точки, в которой разведчик резко набирал высоту 10000 м (МиГ-21МФ с контейнером «Л») или 5000 м (МиГ-21Р с контейнером «Р»), откуда велась аэрофотосъемка и радиотехническая разведка вероятного противника (порты Италии и Албании, корабли американского 6-го флота). Уместно отметить, что проблем с эксплуатацией русских контейнеров, имевших более скромные возможности, никогда не было — они были рассчитаны на самые экстремальные условия эксплуатации. Поставленная с контейнером техническая документация была достаточно детальной, а запасные части покупать не требовалось — их можно было изготовить самостоятельно, но потребности в этом не возникло.

Один югославский техник так вспоминает о тех временах:

«Контейнер «Р» имел обычные часы, с помощью которых на пленке отмечалось время съемки. Это были обычные мужские механические наручные часы. Работали они точно, без ошибок, тридцать лет. А вот в контейнере «Л» стояли часы на батарейке определенного типа. Когда батарейка садилось, а садилась она быстро, найти новую — мука».

Югославия купила четыре контейнера «Л», но опыт эксплуатации показал, что требовалось не менее десяти по причине неприемлимого количества отказов.

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

Летчики 352-й разведывательной эскадрильи с аэродрома Желява в окрестностях Бихача, наученные печальным опытом эксплуатации МиГ-21МФ как платформы для LORAP, в начале 1992 г. предложили доработать в разведчик единственный отремонтированный МиГ-23МЛ ВВС Ирака (борт 23269, один из десяти, направленных в Югославию на ремонт с августа 1989 г. по 17 января 1990 г.). В этом случае ВВС Югославии могли получить стратегический разведчик, способный с высоты 14 ООО м просматривать на скорости М-0,82 территорию противника на расстоянии до 150 км от самолета. Доработку самолета были готовы выполнить специалисты завода «Мома», имелся и летчик с допуском на МиГ-23 — Омер Авдакович. Однако командование ВВС и ПВО зеленого света на реализацию данного плана не дало. Самолет перебазировали в Батай-ницу, где он выполнил еще один полет, после чего занял прочное место на стоянке, где находится до сих пор. В начале 90-х годов Саддам Хуссейн был готов все свои самолеты, находившиеся в ожидании ремонта в Югославии или уже отремонтированные (10 МиГ-23МЛ и 10 МиГ-21бис), передать в счет оплаты государственного долга Ирака.

Согласно Венского договора о сокращении вооружений, все четыре Л-15М уничтожили в 1997 г., а их сложное оборудование отправили на склад. В 1998 г. один МиГ-21М (б/н 22823) доработали в носитель системы LORAP.

Как еще одно следствие испытаний RF-5E необходимо вспомнить установку на самолет HJ-22 «Орао» линейного ИК-сканера, вооружение истребителей-бомбардировщиков J-22 американскими бомбами МК-82, МК-82К «Snake-еуе» и УР «воздух-поверхность» AGM-65 «Maverick». Был приобретен драгоценный опыт изучения новой американской техники. Совершенно неожиданным оказался факт преимущества новых американских истребителей перед МиГ-21 в ближних маневренных воздушных боях. Этот опыт во второй половине 80-х годов отразился в формулировании технических требований к новому истребителю иностранной конструкции и, в конечном итоге, привел к принятию на вооружение МиГ-29.

Американцы до самого конца существования «второй» Югославии не теряли надежды продать ей какой-нибудь вариант F-5. В середине 80-х годов появился легкий однодвигательный маневренный истребитель F-5G «Tigershark» (позже обозначение изменили на F-20), развитие F-5. То был самолет с максимальной скоростью полета М=2, предназначенный для поставок в государства, которым по политическим соображениям конгресс США отказывал в продаже F-16. На истребителе установили цифровое приборное оборудование кабины, улучшивший обзор фонарь, конструкция планера была выполнена с использованием композитных материалов, установлено крыло с корневым наплывом.

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger EyeИспытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

Ракетный арсенал был расширен введением в ассортимент боевой нагрузки УР «воздух-воздух» средней дальности AIM-7 «Sparrow». Будучи однодвигательным, самолет стал более дешевым в эксплуатации, с меньшим расходом топлива, хотя тяга двигателя на 60% превышала тягу двух двигателей, установленных на F-5E. Дальность полета увеличилась на 10%. Увеличение площади крыла и стабилизатора, изменение обводов носовой части фюзеляжа, наряду с изменением центровки и установкой двухканальной электродистанционной системы управления значительно повысили эффективность самолета в ближнем маневренном бою.

Американцы рассчитывали лицензионным производством (которое включало и двигатель F404) торпедировать разработку истребителя «НА» («Нови Авион»), которая велась в югославском авиационно-техническом институте под влиянием «Рафаля», «Грипена» и «Лави». Югославскую сторону в наибольшей степени интересовали двигатель, помощь в разработке ЭДСУ и РЛС для «НА». Когда Франция пообещала поддержку в работах по югославскому сверхзвуковому самолету, проект которого на тот момент представлял собой фактически «Рафаль» в варианте с одним двигателем, то немедленно появились заявления генералов ЮНА и инженеров на тему устарелости F-5G (F-20), не способного вывести авиапромышленность страны но новый технологический уровень. На самом деле, едва ли не единственным недостатком F-5G являлась его история, корни которой уходили в 60-е годы. Конечно, сыграл свою роль и «простоватый» внешний облик истребителя, в то время как проект западноевропейского самолета смотрелся так футуристично… Кроме того, югославские генералы отмечали, что F-5G не принят на вооружение ВВС США и интересовались почему США не предлагают Югославии F-16? Ответ на этот вопрос был простым: югославская промышленность была намерена поставлять самолеты на экспорт, чего конгресс США в случае с F-16 не разрешил бы никогда. Сделка с США не являлась «игрой в одни ворота»: американцев интересовал выпуск по лицензии Г-4 «Супергалеб» (вариант SOKO/General Dynamics получил обозначение Г-5) для замены Т-38 «Talon». Кроме того, США обещали продвижение «Супергалеба» в Турцию. Мог ли данный амбициозный план, будь он реализован, изменить судьбу всей Югославии — сказать сложно.

В настоящее время над просторами бывшей Югославии продолжают летать МиГ-21. Нет среди них уже славных разведчиков Л-14И и Л-15М, некогда нервировавших соседние с СФРЮ страны. Последние МиГ-21Р сняли с вооружения в 2003 г. МиГ-21М-LORAP списали в 2006 г. Два МиГ-21 бис (б/н 17407 и 17409) Сербия модернизировала (летные испытания были начаты в 2004 г.) в вариант «бисР», установив из-за несовместимости с системой LORAP более скромную фотоаппаратуру, размещенную внутри доработанного подфюзеляжного контейнера: РП-В-Д (Reccoinsanse Pod Vinten — Dnevno izvijanje).

«Сердцем» контейнера являются плановая камера Vinten 880 и панорамная камера Vinten V753A, позволяющие вести фотосъемку в диапазоне высот от 50 до 10 000 м на скоростях до 1000 км/ч. Вместо экрана РЛС в кабине установлен блок управления УК-АФИ-М, из-за чего самолет серьезно потерял в боевой эффективности как истребитель, стае при выполнении перехвата почти полностью зависимым от наведения с земли. Сброс контейнера в полете, в отличие от подфюзеляжного топливного бака, исключен — пиропатроны демонтированы. Предусмотрена возможность замены контейнера при выполнении других, неразведывательных, заданий обычным ПТБ. Решение о замене системы LORAP на более старую «Vinten», которая использовалась на разведчиках «Орао», оказалось провидческим, так как количество исправных истребителей с годами резко сократилось.

Хотя на вооружении ВВС и ПВО Сербии состоят МиГ-29, боевое дежурство несет пара МиГ-21бис — так будет продолжаться до марта 2013 г. По необходимости, из-за нехватки исправных самолетов, боевое дежурство в настоящее время несут и два «бисР», вооруженные УР Р-60. Резон в использование МиГ-21 есть как экономический, так и практический: МиГ-21 способен подняться в воздух через 7 минут после получения приказа, в то время как МиГ-29, «Грипену», F-16 и другим современным истребителям времени на это требуется в два-три раза больше! В выполнении заданий в мирное время, в духе «воздушной полиции», данное качество зачастую является важнейшим.

Сербия ищет партнеров для продления ресурса МиГ-21бис, каленарный 30-летний ресурс которых истрекает в марте 2013 г. (самые новые два МиГ-21бис, которые несут боевое дежурство, изготовлены в марте 1983 г.). Завод «Мома» самостоятельно ремонтирует спорки МиГ-21 УМ (на вооружении ВВС и ПВО Сербии помимо 21 МиГ-21бис состоят семь «УМ»).

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

Испытано в Югославии. Разведчик Northrop RF-5E Tiger Eye

Несколько МиГ-21бис охраняют небо Хорватии. Их основным оружием является пушка ГШ-23, так как у ракет Р-60 истек календарный ресурс. Хорватская дежурная пара, как и сербская, не использует РЛС, потому что румынская фирма «Аэростар» не способна выполнить квалифицированные ремонт РЛС. Хорватия, вместо закупки новых истребителей, скорее всего, отремонтирует семь МиГ-21бис/УМ и купит на Украине восемь МиГов, ранее состоявших на вооружении в Йемене. Однако, согласно опубликованной в конце декабря 2012 г. в хорватских СМИ информации, совместная работа с Украиной не только стала предметом внутриполитических дискуссий, но и запрещена НАТО.

источник: Светозар ЙОКАНОВИЧ «Тигриные глаза красной авиации» «Авиация и космонавтика» № 2/2013

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++
 
Хороший

++++++++++

 

Хороший материал.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить