Испытано в Японии. Истребитель-перехватчик МиГ-25

Nov 5 2016
+
18
-

 

Наверное, ни один советский самолет не сравнится по количеству легенд и слухов с МиГ-25. Его появление на воздушном параде 1967 г., проходившем в Домодедово, вызвало фурор. В западной прессе появилась масса статей, где делались попытки дать оценку очень необычному самолету. Особенно широкие масштабы кампания в прессе, и не только в в ней, приняла в США. Журналисты, представители аэрокосмических фирм, даже конгрессмены и сенаторы начали активно раздувать миф о «суперсамолете», представляющем величайшую угрозу американскому господству в воздухе в любом вероятном конфликте. Американцы крайне не любят признавать (о восхищении речи не идет вообще!) техническое превосходство соперников, неважно – русских, немцев или англичан. Так зачем же понадобился этот шум вокруг «Фоксбэта»?

Больше всего в газетной шумихе были заинтересованы промышленники. Дело в том, что в США был свой Хрущев от авиации – министр обороны Роберт Макнамара. Он и его помощники в свое время посчитали истребители абсолютно устаревшим классом самолетов, на отказе от разработки которых можно хорошо сэкономить. В результате в течение 15 лет после создания «Фантома» работы по созданию новых истребителей в США не велись. Естественно, такое положение дело не устраивало ребят с Макдоннелл-Дугласа и Дженерэл Дайнемикс. По вопросу «Что такое МиГ-25 и как с ним жить дальше?» – были проведены специальные слушания в конгрессе. Военно-промышленное лобби смешало в кучу заведомую неправду, достоверную информацию, полуправду и добилось своей цели: проектирование истребителей возобновилось. Газетные публикации по поводу МиГа потихоньку сошли на нет, тем более что детальной информации по самолету не было; обозреватели сошлись на том, что МиГ-25 представляет собой трехмаховый истребитель завоевания превосходства в воздухе, изготовленный в основном из титана. Справедливость сего утверждения американцы проверили в 1976 г.

В 13 ч. 11 мин. 6 сентября 1976 г. сразу четыре РЛС японских сил самообороны, размещенные на о.Хоккайдо, засекли в 200 милях к западу от побережья острова воздушную цель, направлявшуюся к Хоккайдо со скоростью 440 миль/ч на высоте 6700 м. Через семь минут после ее обнаружения с авиабазы Читозе поднялась на перехват пара «Фантомов», между тем центр управления воздушным движением все еще не мог идентифицировать цель. В 1 ч. 26 мин. неопознанный объект исчез с экранов радаров; навести F-4J не представлялось возможным, и они вернулись на аэродром. Неопознанный объект обнаружился в 1 ч. 52 мин. над гражданским аэропортом Хакодате. Над взлетной полосой на высоте 300 м прошел МиГ-25; его летчик явно намеривался садиться, однако полоса была занята взлетавшим Боингом 727 авиакомпании «Олл Ниппон Эйруэйз». После взлета Боинга пилот МиГа сделал пару «пристрелочных» заходов и в 1 ч. 57 мин. приземлился. Самолет коснулся земли в середине ВПП и, хотя летчик выпустил закрылки и тормозной парашют, МиГ проскочил всю полосу, проехал еще 240 м по грунту и, завалив две антенны инструментальной системы посадки, остановился. Дальше действо разворачивалось в духе крутого голливудского боевика. Из кабины выбрался летчик, который пальнул в воздух из штатного ПМ, отгоняя любопытных служащих, а от незамедлительно прибывшего руководства аэропорта он потребовал немедленно закрыть самолет брезентом. МиГ отбуксировали сначала на парковочную стоянку, а затем в ангар. Аэропорт закрыли для полетов: в течение 5 ч. с него не взлетел и не сел ни один самолет. Советский летчик, старший лейтенант Виктор Беленко сначала заявил, что он приземлился из-за нехватки топлива, но вскоре попросил политического убежища, в чем японцы ему сразу отказали. Однако оставались еще американцы, они-то и были главными закулисными действующими лицами международного скандала.

На несколько дней г. Хакодате стал самым известным в мире. Информационные агентства всего мира разнесли потрясающую новость: «Русский истребитель приземлился в Японии». Сенсация была еще та... Даже в СССР долго ходил слух, что летчик-испытатель угнал в Японию новейший истребитель. Беленко не был летчиком-испытателем, а МиГ-25 был в 1976 г. отнюдь не новейшим самолетом, но от этого нашему командованию было не легче. Остаток дня 6 и ночь с 6 на 7 сентября наверняка навсегда запомнились японским ПВОшникам: истребители сил самообороны 143 раза поднимались в воздух на перехват советских самолетов, косяками летавших вблизи о. Хоккайдо. На земле «гостей» было куда больше, чем в воздухе. Первый советский гражданин – им был замполит торгового судна, стоявшего в порту Хакодате, – попытался проникнуть к МиГу спустя четыре часа после посадки; он был не один такой любопытный – за это время у ограды аэропорта собралась приличная толпа, но на летное поле никого не допустили. Вскоре прибыли и первые официальные лица – два представителя Аэрофлота, корреспондент «Известий», в компанию с ними попал и атташе ВВС Великобритании в Токио, ну а за ними потянулись штатные и внештатные сотрудники КГБ, ЦРУ и их коллеги из других стран. Ни к летчику, ни к самолету они допущены не были.

Похоже, японцы не знали, что делать с «подарком» Беленко. Только 8 сентября полиция (!!), а не местное отделение госбезопасности официально попросило исследовать самолет на предмет наличия взрывных устройств. Между тем Советский Союз требовал немедленной выдачи летчика и возвращения самолета. Хитроумные японцы, конечно, не собирались отдавать МиГ, основательно по нему не полазав, и уж тем более не думали отдавать Беленко. Причина задержания самолета и летчика в Японии была найдена достаточно оригинальная: поскольку летчик нелегально пересек государственную границу Японии, его поступок является не дипломатическим, а уголовным; на пилота заведено уголовное дело о незаконном пересечении границы, в котором самолет МиГ-25 рассматривается как вещественное доказательство и не может быть возвращен до полного окончания расследования. Советский Союз, естественно, подобные объяснения всерьез не принимал, и продолжал оказывать давление на правительство Японии по всем каналам с целью выдачи самолета и летчика. С другой стороны, на японцев давили США, преследуя диаметрально противоположные цели: как можно дольше держать МиГ в Японии и ни в коем случае не выдавать Беленко.

При работе над данной статьей автор пользовался исключительно авиационно-технической прессой; ни один уважающий себя журнал мимо угона МиГа в Японию не прошел. В силу технической направленности журналов авторов статей весьма мало трогало, почему советский самолет с советским летчиком приземлился на Хоккайдо. Тем не менее, целый ряд фактов указывает на то, что за полетом Беленко стояли парни из ЦРУ США. Операция сорвалась на последнем этапе. Беленко ушел в обычный тренировочный полет вместе с еще двумя МиГами с аэродрома Сахаровка, расположенного в 200 км от Владивостока. Вскоре после взлета он оторвался от строя, снизился до высоты 45 м, чтобы уйти из поля зрения РЛС, пролетел вблизи земли примерно 400 км и, набрав высоту 6000 м, взял курс па авиабазу Читозе, где были самые длинные на Хоккайдо ВПП. Увы, японский аэродром был закрыт туманом, а топливо кончалось. Летчик опять нырнул к земле (по одной из версий, чтобы уйти от японских радаров – могли бы ведь и сбить, по другой – дабы подыскать место посадки). Как бы то ни было, Ми Г-25 приземлился в гражданском аэропорту, и скрыть этот факт не было ни малейшей возможности. Угон самолета получил огласку. Американцам пришлось обращаться с официальной просьбой о совместном расследовании инцидента. Японский МИД был поставлен в затруднительное положение, ведь подобная просьба СССР была отклонена, пришлось отклонить и американскую.

В то же время японские чиновники не исключили участия «иностранных экспертов» в изучении «вещественного доказательства», формальным поводом для чего послужило наличие на борту «взрывоопасных устройств»; из какой страны появятся эти самые эксперты, сомнений ни у кого не было.

Зачем же ЦРУ (если в этом деле действительно была замешана американская разведка) гонялось за далеко не самым новым самолетом? Пожалуй, ни по одному советскому самолету не имелась столь противоречивая информация, и ни один наш самолет, кроме МиГ-25, не получал прозвище «несбиваемый». О полетах МиГов над Израилем писалось уже много раз. Но Израиль – это еще не все. В свое время в МАИ ходили легенды о полетах МиГ-25 над Западной Европой, относились тогда к этим байкам весьма скептически и, как оказывается, зря. В библиотеке ЦАГИ отыскался номер журнала «Флайт» от 10 апреля 1976 г. со статьей «МиГ-25 над Британией»? В конце марта министр обороны Великобритании категорически заявил, что ни МиГ-25, ни другие какие бы то ни было скоростные самолеты не вторгались в воздушное пространство Британии в предшествующие 12 месяцев. К чему бы такое заявление? Оказывается, в прессе США утверждалось, что советские разведывательные самолеты МиГ-25 регулярно совершают полеты в воздушном пространстве стран НАТО. Следом за американцами подобную информацию опубликовали некоторые английские журналы. Автор статьи во «Флайте» весьма скептически расценил возможность подобных полетов и доказывал, что сбить МиГ достаточно просто, для этого надо иметь «всего лишь» ЗРК «Найк-Геркулес» или истребитель F-14. Статья похожего содержания появилась примерно в это же время во французском журнале «Эр эт Космос». В конечном итоге вопрос о МиГах над Западной Европой пока остается открытым, ясно одно – с военно-технической стороны этот самолет был способен летать в воздушном пространстве стран НАТО. Слишком мало было средств ПВО, способных достать МиГ-25, когда он шел на потолке с максимальной скоростью. Шум в прессе мог быть поднят на основе реальных фактов, а мог быть и спровоцирован американцами. В марте-апреле появились публикации на тему коммунистических самолетов-шпионов, а сентябре – «живой» МиГ-25 приземлился в Японии. Вполне возможно, что статьи преследовали цель заранее оправдать необходимость угона и изучения столь опасного для стран «свободного мира» самолета.

Первоначальный осмотр самолета японцы проводили в Хакодате, но было понятно, что детально исследовать МиГ в гражданском аэропорту не получится. Решили перевезти самолет на военную авиабазу Хякари, расположенную в 80 км от Токио. Сложность была в том, что фюзеляж МиГа не помещался в японский военно-транспортный самолет С-1. «Добрые» американцы пригнали для такого дела свой С-5А, и 19 сентября 64 японских специалиста и 11 американских «экспертов», прибывших с авиабазы Райт-Паттерсон, начали подготовку МиГа к транспортировке: от самолета отстыковали крылья, кили, хвостовое оперение, сняли двигатели, слили горючее и масло. В ночь на 24 сентября, под эскортом 14 «Фантомов» и «Старфайтеров» сил самообороны Японии, «Гэлэкси» с драгоценным грузом перелетел с гражданского аэродрома на военный. На военных аэродромах, расположенных вдоль маршрута перелета, в готовности №1 находились дежурные звенья F-4J. Предосторожности не были лишены оснований: во время перелета РЛС засекли вблизи побережья Японии несколько неопознанных объектов, которые, скорее всего, были советскими самолетами.

В Хякари МиГ-25 снова собрали и подготовили к детальным исследованиям. Летать на нем не собирались, но оставшиеся в баках после посадки 200 литров топлива позволяли провести статические испытания двигателя; 3 октября оба движка «гоняли» в течение 1 ч. 20 мин. Из-за очень высокого расхода горючего для окончания намеченной программы «огневых» исследований ТРД пришлось добавить японского топлива. Статическая тяга каждого ТРД составила 11 т, как и полагали ранее многие западные эксперты. Затем выкаченный на летное поле МиГ-25 отсняли в оптическом и ИК спектрах с воздуха два RF-4J. Отмечалось, что особо ценными были данные о тепловой сигнатуре советского истребителя, которые очень пригодились разработчикам головок самонаведения ракет «воздух-воздух» и «земля-воздух».

Детальные исследования самолета показали, насколько сильно на Западе заблуждались в оценке его возможностей, технических характеристиках и конструкционных особенностях. Угнанный МиГ-25 оказался не многоцелевым истребителем, а узкоспециализированным высотным истребителем-перехватчиком. Показательно – практически все обозреватели сошлись во мнении, что МиГ-25 является наиболее совершенным истребителем-перехватчиком в мире. Его РЛС, хотя и выполнена на электронно-вакуумных лампах и не имеет режима селекции целей на фоне земли, превосходит западные. Электронное оборудование самолета довольно примитивно (один из экспертов высказался в отношении элементной базы электроники F-4 и МиГ-25 в том духе, что «это все равно, что сравнивать транзисторный приемник с граммофоном»), но общая интеграция системы управления оружием, автопилота, системы наведения с земли выполнена на уровне, по крайней мере не уступающем лучшим западным системам, разработанным в одно время с оборудованием МиГ-25. Топливная система советского перехватчика значительно превосходит топливную систему разведчика SR-71 – единственного самолета в мире, имеющего близкие к МиГ-25 летные характеристики. Настоящим открытием стало весьма скромное использование в конструкции планера МиГа титана; поскольку на Западе принято было считать МиГ-25 «титановым» самолетом, его масса ранее значительно занижалась, зато максимальная скорость завышалась: три «Маха» МиГ, видимо, все же не развивал, на самолете Беленко красная ограничительная черта стояла на скорости М=2,8. В целом самолет оценили как 

«высотный перехватчик, не имеющий себе равных, отличительными особенностями которого являются простота конструкции, ее прочность, надежность, легкость технического обслуживания и доступность пилотирования самолета летчикам не самой высокой квалификации».

Японцы были приятно удивлены радиусом действия МиГ-25: ранее считалось, что советские истребители способны долететь от Владивостока до Токио и вернуться обратно. Запас топлива во внутренних баках осуществить такой полет не позволял, а трубопроводов горючего в пилонах самолета Беленко не было – следовательно, подвесные баки нести этот МиГ-25 не мог. Избавившись от одной головной боли, самураи заработали другую: военных поразила легкость, с которой МиГ ушел от их ПВО. Чтобы заткнуть дыры в системе противовоздушной обороны, решено было закупить в США самолеты ДРЛО Е-2С «Хокай», способные обнаруживать низколетящие цели. Интересно отметить, что вопрос о приобретении силами самообороны «Хокаев» уже поднимался, но тогда посчитали, что имеющаяся система ПВО вполне справляется со своими задачами.

«Исследования» были закончены 5 октября.

Сказать, что в СССР болезненно переживали угон МиГ-25 – значит не сказать ничего. Все перемещения самолета в Японии, обстановка вокруг него отслеживались внимательнейшим образом, и постоянно шло давление по дипломатической линии. 22 сентября советский посол в Токио передал в МИД Японии ноту протеста, в которой выражалось недовольство позицией правительства страны восходящего солнца в отношении исследований самолета; в ноте указывалось, что если позиция Японии останется без изменений, возможно резкое ухудшение двусторонних отношений. Дипломатические демарши сделали свое дело, и 27 сентября премьер-министр Таксо Мики заявил, что самолет МиГ-25 будет возвращен СССР, но не ранее 5 октября, когда японские и американские эксперты планировали закончить свои исследования. «Исследования» сопровождались снятием образцов материалов с чего только можно, начиная от штанги ПВД и кончая изоляцией электропроводки, поэтому о возврате самолета «домой» по воздуху не могло быть и речи. Была достигнута договоренность о возврате МиГа в СССР на борту транспортного судна.

Советские представители потребовали выплатить финансовую компенсацию за ущерб, нанесенный летательному аппарату в процессе «расследования» уголовного дела о незаконном пересечении границы. Техническое состояние самолета должны были оценить специалисты из СССР, однако японцы, хотя и согласились выплатить компенсацию, отказались допустить русских на территорию авиабазы. Осмотр МиГа должен был быть проведен в течение светового дня, от восхода до захода солнца, на борту судна, в присутствии японских специалистов. Колонна грузовиков в ночь с 11 на 12 ноября доставила разобранный и тщательно упакованный в 13 контейнеров самолет в порт Хитачи, где уже стоял советский теплоход. Японцы не пожалели хорошего дерева, разных гводиков-винтиков на упаковку – расчет был на то, что почти все отведенное на осмотр время уйдет на «распечатывание» самолета. Увы, они не слышали русской пословицы «ломать – не строить», да и анекдот о русском ломе и японской пиле прошел мимо их ушей. Команда мускулистых ребят очень быстро разложила японские ящики на щепочки, после чего за дело взялись специалисты ОКБ Микояна. Выяснилось, что японцы не вернули большинство электронных блоков, в частности, систему опознавания «свой-чужой». В конечном итоге японцам был выставлен счет в 7,7 млн. рублей, что по тогдашнему курсу соответствовало примерно 11 млн. долл. Сыны восходящего солнца в долгу не остались и запросили 40 000 долл. за две антенны, поврежденных Беленко при посадке в аэропорту Хакодате и за транспортировку останков МиГа из Хякари в Читозе. После урегулирования финансовых вопросов 15 ноября теплоход покинул японский порт.

А что случилось с Беленко? Конечно же, он не стал дожидаться в Японии окончания расследования «уголовного дела». США предоставили ему политическое убежище, и уже через несколько дней после 6 сентября он вылетел за океан. О дальнейшей его судьбе автору мало что известно; по одним слухам, он стал полковником ВВС США, по другим – окончил жизнь в автокатастрофе.

Моральные и финансовые потери Советского Союза в результате угона самолета в Японию были огромны. За два последующих года приелось заменить электронное оборудование на всех самолетах МиГ-25, систему «свой-чужой» вообще на всех самолетах ВВС. К слову сказать, угон МиГ-25 был не первым и не последним случаем, когда МиГи улетали по воле пилотирующих их летчиков к вероятному противнику. Но в 1976 г. впервые самолет угнал советский летчик.


источник: Михаил НИКОЛЬСКИЙ «УБЕГАЮЩИЙ МИГ» // «Авиация и космонавтика» 09-1998

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Стволяр's picture
Submitted by Стволяр on Sat, 05/11/2016 - 12:18.

Ни разу не авиатор в душе, но статью прочел с неподдельным интересом.

С уважением. Стволяр.

NF's picture
Submitted by NF on Sat, 05/11/2016 - 10:29.

+++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.