Испытано в СССР. Танкетка TK-S и легкий тягач C2P

10
7

С конца 30-х годов испытатели в подмосковной Кубинке начали получать «на пробу» образцы трофейной техники из разных уголков мира. Первенцами стали трофеи, полученные из Испании во время гражданской войны в этой стране, но по-настоящему массово иностранные машины стали поступать с 1939 года. Сначала это были японские танки, включая лёгкий «Ха-Го», следующими на очереди оказались польские машины. Одной из них была танкетка TK-S.

Содержание:

Стремительным наскоком

17 сентября 1939 года началась военная операция, известная как Польский поход Красной армии. Фактически это было возвращение территорий, которые отошли Польше в ходе Советско-польской войны 1919–1921 годов. Среди наступавших частей Красной армии находилась и 24-я легкотанковая бригада под командованием полковника П. С. Фотченкова. Уже к 18:00 17 сентября разведывательные подразделения бригады вышли к Тернополю, а в 2 часа ночи 19 сентября первые танки ворвались во Львов. В это время с другой стороны Львова подходили немецкие части. В неразберихе начался бой между советскими танками и немецкими противотанковыми пушками. Итогом небольшого сражения стали два сгоревших броневика и один подбитый танк БТ, немцы потеряли три противотанковые пушки.

Помимо советской и немецкой бронетехники, в районе Львова находилась и как минимум одна польская часть, оснащённая боевыми гусеничными машинами, 10-я моторизованная кавалерийская бригада под командованием Станислава Мачека. Эта бригада стала первой частью такого типа, организованной в польской армии. На начало Второй мировой войны бригада находилась в районе Кракова и участвовала в сражениях с немцами. Спустя несколько дней бригада была отозвана с фронта и направлена во Львов. Её включили в состав группировки, оборонявшей город.

В таком виде TK-S с серийным номером 194 поступил на испытания. НИИБТ Полигон, декабрь 1940 года

В таком виде TK-S с серийным номером 194 поступил на испытания. НИИБТ Полигон, декабрь 1940 года

После того как Красная армия начала продвижение ко Львову, Мачек получил приказ прорываться в сторону Венгрии, стараясь не вступать в открытые боевые столкновения с советскими войсками. Вскоре значительная часть бригады оказалась на венгерской территории. Оставив матчасть в Венгрии, польские солдаты и офицеры перебрались во Францию, где сражались против немцев в мае-июне 1940 года. После выхода Франции из войны польские танкисты оказались в Великобритании, где стали основой при формировании в феврале 1942 года 1-й польской танковой дивизии под командованием Мачека, получившего к тому времени звание генерал-майора.

Как можно заметить, вооружения на танкетке не оказалось

Как можно заметить, вооружения на танкетке не оказалось

5 октября личный состав советской 24-й легкотанковой бригады начал обживать во Львове новые места дислокации, а днём спустя был сформирован отряд из 152 человек, задачей которого стал сбор трофейной техники. Среди трофеев оказалось и 10 польских танкеток TK-S, хотя, судя по всему, в это число включили и тягачи C2P, строившиеся на шасси TK-S. Часть танкеток оказались захвачена на территории казарм, в которых размещался польский 6-й танковый батальон (г. Львов, улица Шевченко, южнее Яновского кладбища). Позже на этом месте расположился один из парков 4-го механизированного корпуса. Остальные танкетки были захвачены в ходе рейда в Томашёв, где находилось значительное количество польской бронетехники, подбитой во время боёв 18–20 сентября 1939 года.

Помимо знака 10-й моторизованной кавалерийской бригады, на борту машины хорошо читается надпись Szwadron śmierci («Эскадрон смерти»)

Помимо знака 10-й моторизованной кавалерийской бригады, на борту машины хорошо читается надпись Szwadron śmierci («Эскадрон смерти»)

Захваченные танкетки TK-S относились к одному из самых распространённых (наряду с похожими танкетками TK-3) типов польской бронетанковой техники. Как и в случае с советской танкеткой Т-27, базой для её создания послужила английская танкетка Carden-Loyd Mk.VI. Роднило польскую разработку с советской машиной и то, что английскую конструкцию сильно переделали. Фактически, от исходного Carden-Loyd Mk.VI у польской «родственницы» осталась ходовая часть (и та усовершенствованная путём установки рессор). Всё остальное в TK-S было новым. Корпус получился значительно более просторным, удобнее размещалось вооружение, вместо откровенно слабого мотора Ford T на свою машину поляки поставили двигатель Polski FIAT-122. В результате получилась вполне современная для середины 30-х годов и достаточно мобильная конструкция.

Правда, к концу 30-х годов TK-S значительно устарела. В Польше началась разработка более совершенного малого танка PZInż (4TP), но в серию он так и не пошёл. 24 TK-S были переоборудованы в истребители танков с 20-мм пушками. Но таких машин среди захваченных отрядом 24-й легкотанковой бригады танкеток не оказалось. Кстати, в Томашёве такие танкетки были, и их даже позже использовали немцы, но в руки советского летучего отряда они не попали.

вернуться к меню ↑

Для учебных целей

На полигон Научно-исследовательского института бронетанковой техники (НИИБТ Полигон) трофейную польскую матчасть переправили уже в 1940 году. Судя по переписке, полученные полигоном машины изначально находились в неисправном состоянии. Всего в Кубинку было доставлено три TK-S, причём в переписке они почему-то называются TK-3. О том, что это точно не более ранняя версия танкетки, красноречиво говорит акт о списании, датированный 14 января 1941 года. В нём указывается машина с серийным номером 109 и регистрационным номером 1621, которая относилась к TK-S 2-й производственной серии (в ней было выпущено 85 танкеток). Эту машину пустили на запчасти для комплектации двух других танкеток.

Одна из них, с серийным номером 128 и регистрационным номером 1640, также относилась ко второй производственной серии. Куда она делась, неизвестно, но уже в апреле 1941 года эта машина на НИИБТ Полигоне не числилась. Вторая, с серийным номером 194 и регистрационным номером 1724, относилась к третьей производственной серии, в которой было построено 63 машины. Выпущена эта машина была 27 июля 1936 года и находилась на вооружении 10-й моторизованной кавалерийской бригады, о чём свидетельствует значок этого соединения на её броне. Машина носила ещё и имя собственное — Szwadron śmierci, то есть «Эскадрон смерти», как назывались польские кавалерийские части, воевавшие в 1919–21 годах.

Справа крепился вертлюг, куда пулемёт ставился для зенитного огня

Справа крепился вертлюг, куда пулемёт ставился для зенитного огня

Как уже говорилось выше, в качестве основы при проектировании TK-S польские инженеры взяли английскую танкетку Carden-Loyd Mk.VI, сильно переделав исходную конструкцию. Неудивительно, что машина подверглась пристальному изучению специалистами НИИБТ Полигона. Правда, для начала пришлось машину отремонтировать, поскольку прибыла она не в ходовом состоянии. Использовав аналогичный TK-S в качестве источника запчастей, машине вернули возможность перемещаться, хотя о полном техническом восстановлении речи не шло. У танкетки не было и вооружения, о чём красноречиво говорит составленное по итогам изучения техническое описание:

«Корпус танкетки в передней части справа имеет нишу с маской для установки вооружения.

На данной танкетке вооружение отсутствовало. По информационным сведениям известно, что на танкетках данного типа устанавливалось различное вооружение – станковые пулеметы типа «Гочкис», крупнокалиберные пулеметы и мелкокалиберные пушки.

Для стрельбы по зенитным целям имеется специальный кронштейн для ручного пулемета, прикрепленный к корпусу танкетки с правой стороны. Во время стрельбы по зенитным целям стрелок должен выходить из танкетки».

Весьма занятным фактом является то, что при изучении как TK-S, так и танка 7TP советские специалисты не обратили особого внимания на перископический прибор разработки Рудольфа Гундлаха (Rudolf Gundlach). При изучении танкетки был просто отмечен факт его наличия, а в отчёте по 7TP о нём дали краткую справку. Между тем этот прибор был, пожалуй, самой интересной деталью в танкетке.

Дело в том, что разработанный Гундлахом перископический прибор, более известный как Vickers Tank Periscope MK.IV, или просто MK.IV, являлся лучшим образцом танковой оптики своего времени. Обладающий хорошей обзорностью и возможностью быстрой смены повреждённой призмы, перископ сначала скопировали англичане, а за ними – танкостроители во многих других странах. В СССР же его как будто и не заметили, «опомнившись» только в 1943 году. Что интересно, здесь обозначение MK-IV он получил не в соответствии с английской спецификацией, а в честь танка MK-IV, то есть «Черчилля».

Кормовая фара оказалась утрачена, по этой причине поставили советский стоп-сигнал

Кормовая фара оказалась утрачена, по этой причине поставили советский стоп-сигнал

Корпус польской танкетки особого впечатления на специалистов НИИБТ Полигона не произвёл. С одной стороны, он был создан практически с нуля и явно превосходил по всем параметрам не только английский оригинал, но и все остальные машины, созданные на базе Carden-Loyd Mk.VI. В отличие от других танкеток, экипаж здесь не чувствовал себя как в кокпите гоночного болида, машина получилась вполне просторной. И командир, и механик-водитель имели неплохой обзор, широкие люки обеспечивали нормальный вход и выход, удобным было и обслуживание агрегатов. С другой стороны, миниатюрные размеры машины всё равно не позволяли разместить двигатель отдельно от экипажа, и по этой причине его пришлось установить в боевом отделении. Здесь же находились и баки, установить которые в другое место оказалось невозможно.

Схема корпуса, на которой указана и толщина брони

Схема корпуса, на которой указана и толщина брони

Бронирование поляки увеличили до 10 мм в лобовой части и 8 мм по бортам, чем обеспечивалась защита от огня стрелкового оружия на дистанции в несколько сотен метров. В упор тяжёлой пулей такая броня достаточно легко пробивалась. Поляки, впрочем, насчёт бронирования и боевых возможностей TK-S особых иллюзий не строили, выпуск этих машин прекратился ещё весной 1937 года. Сталь, из которой был собран корпус, также не вызвала интереса у советских специалистов.

В отличие от Т-27, где количество опорных катков в ходовой части увеличилось до 6 на борт, удлинять опорную поверхность польские инженеры не стали, хотя это могло улучшить продольную устойчивость машины. Но полной копией британского «оригинала» ходовая часть польской машины не являлась. В то время как у английской танкетки верхнюю ветвь гусеницы поддерживал деревянный брус, у TK-S появились по 4 поддерживающих катка на борт. Изменилась и подвеска. На TKS появилась центральная рессора, к которой крепились тележки, что улучшило условия работы экипажа, особенно на пересечённой местности. У ведущих колёс появились съёмные венцы, что облегчило обслуживание ходовой. При поломке зубьев зацепления на английской танкетке надо было менять всё колесо, у польской машины было достаточно лишь поменять венец, что куда проще и быстрее.

Схема подвески TK-S

Схема подвески TK-S

Помимо всестороннего изучения машины, были проведены и её кратковременные зимние испытания. По шоссе польская танкетка прошла 127 километров, ещё 18 километров было пройдено по просёлочной дороге. При этом средняя скорость движения составила 21 км/ч, по просёлку 12 км/ч, расход топлива составил 48 и 70 литров на 100 километров соответственно. Заснеженный просёлок оказался для польской танкетки непреодолимым. Дальнейшие ходовые испытания прекратили, поскольку машину хоть и отремонтировали, но она всё равно была сильно изношенной.

По итогам изучения были сделаны следующие выводы:

«Танкетка TK-S в польской армии являлась основным типом танка-разведчика. На танкетке имелась надпись «Эскадрон смерти», на основании которой можно предполагать, что данные танкетки находились на вооружении кавалерийских частей польской армии.

Изготовленная по типу английской танкетки Карден-Лойд, она имеет ряд изменений, вызванных применением автомобильных агрегатов польского производства и улучшающих ее конструкцию.

<…>

Польская танкетка TK-S для нашей танковой промышленности представляет учебный интерес».

вернуться к меню ↑

Аналог «Комсомольца»

Помимо TK-S, на НИИБТ Полигон также был передан артиллерийский тягач C2P (Сiągnik 2-tonowy Polski, то есть 2-тонный польский тягач). Эта машина была разработана силами PZInż (Państwowe Zakłady Inżynierii, Национального технического института) под руководством Януша Лапужевского (Janusz Јapuszewski). Хотя в основе машины лежала платформа TK-S, исходную конструкцию значительно переделали. Помимо иного корпуса, изготовленного из неброневой стали, C2P отличался удлинённой опорной поверхностью, чего удалось достичь благодаря выносу ленивцев назад. По характеристикам польская машина больше всего напоминала советский лёгкий артиллерийский тягач «Комсомолец», но от использования брони создатели польской машины отказались. Отличалось и назначение C2P: если «Комсомолец» создавался как тягач для 45-мм противотанковой пушки, то польская машина стала штатным тягачом 40-мм зенитной пушки wz.36 Bofors.

Трофейный C2P на испытаниях, зима 1940–41 годов

Трофейный C2P на испытаниях, зима 1940–41 годов

Производство четырёхместной машины началось в 1937 году. Была выпущена партия из 196 тягачей, объём выпуска второй партии неизвестен. По этой причине общее количество построенных C2P оценивается числом от 196 до 270 машин. Также база C2P послужила основной для истребителя танков TKS-D, которых было построено 2 штуки. К слову, обе машины попали во всё ту же 10-ю моторизованную кавалерийскую бригаду, но оказались потеряны ещё до того, как бригада перебазировалась во Львов.

По центру лобового листа красовалась медная табличка с регистрационным номером

По центру лобового листа красовалась медная табличка с регистрационным номером

К сожалению, серийного номера C2P, попавшего на НИИБТ Полигон, найти не удалось. Как и в случае с TK-S, машина прибыла в неходовом состоянии, сотрудникам полигона пришлось приводить её в порядок. В переписке тягач значится как «тягач PZInż», поскольку именно эта аббревиатура была указана на его регистрационной табличке, красовавшейся в носовой части. После восстановления тягач также отправился на ходовые испытания, пройдя 118 км по шоссе и 30 км по просёлку. Средняя его скорость по шоссе составила 29 км/ч, с прицепом 26,2 км/ч, по просёлку с прицепом 11,6 км/ч. Расход топлива при этом составлял 41, 75 и 102 литра на 100 километров соответственно. Испытания пришлось прервать по тем же причинам, что и в случае с танкеткой – изношенность и невозможность езды по глубокому снегу.

Справа сидели пассажиры, они же расчёт зенитного орудия wz.36. Вообще, у зенитки расчёт по штату включал 7 человек, да и для боезапаса в тягаче места не оставалось

Справа сидели пассажиры, они же расчёт зенитного орудия wz.36. Вообще, у зенитки расчёт по штату включал 7 человек, да и для боезапаса в тягаче места не оставалось

Конструктивно C2P во многом повторял танкетку, на базе которой его создали. Двигатель точно так же располагался посередине корпуса, но теперь внутри помещалось не двое, а четверо членов экипажа. С левой стороны находился водитель, а справа – трое пассажиров, причём задние сидели друг напротив друга. Ехали они с относительным комфортом: конструкция машины предполагала тент. Но у машины, которая попала на полигон, его не оказалось. Несмотря на то что тягач был чуть тяжелее танкетки, средние скорости движения оказались выше; не в последнюю очередь это было связано с более совершенной конструкцией машины.

С левой стороны находилось место механика-водителя

С левой стороны находилось место механика-водителя

В целом машина специалистов НИИБТ Полигона не впечатлила, хотя была одна деталь, которая привлекла к ней внимание. В отличие от TK-S, где бортовая передача в целом повторяла аналогичный узел английской танкетки, на C2P поляки установили планетарную конструкцию. Располагалась она в передней масти машины, за бортовыми фрикционами. Эта конструкция была отдельно упомянута в заключении:

«На тягаче PZInż внимания заслуживает планетарная бортовая передача с внутренним расположением.

Расположение ее внутри корпуса тягача позволило убрать наружные картера бортовых передач, что увеличило клиренс тягача, а, следовательно, и проходимость».

В ведомости наличия техники на НИИБТ Полигоне от начала апреля 1941 года «тягача PZInż» уже нет. Отсутствует в них и танкетка с серийным номером 128. Что же касается танкетки с номером 194, то машину, которую признали технически исправной, решили поставить в музей. Эта TK-S оказалась одним из немногих музейных экспонатов «первой волны», переживших Великую Отечественную войну. Более того, это единственный довоенный трофей Красной армии, доживший до наших дней.

Как и в случае с TK-S, задние фонари пришлось ставить отечественные

Как и в случае с TK-S, задние фонари пришлось ставить отечественные

Одновременно машина, находящаяся в экспозиции парка «Патриот», является одним из трёх представителей этого семейства польской бронетанковой техники, доживших до наших дней почти в первозданном виде. Помимо неё, без серьёзных изменений внешнего вида сохранилась танкетка TK-F, также состоявшая на вооружении 10-й моторизованной кавалерийской бригады. Позже венгры передали интернированную танкетку хорватским усташам, а затем она стала трофеем югославских партизан. Ныне TK-F является экспонатом военного музея в крепости Калемегдан в столице Сербии Белграде.

Третьей сохранившейся машиной оказался тягач C2P. Неведомыми путями ставший немецким трофеем экземпляр оказался в Испании, где служил на виноградной плантации. Оттуда C2P выкупили и перевезли за океан, где он стал экспонатом Музея Победы города Оберн, штат Индиана. Несколько лет назад музей разорился, и его экспонаты пошли с молотка, разойдясь по всему миру. C2P, покрашенный в немецкий серый цвет, выкупил польский коллекционер Адам Рудницкий. Он привёл тягач в порядок, и теперь машина радует зрителей на военно-исторических мероприятиях, проходящих в Польше.

Внутренности бортовой передачи C2P, заинтересовавшей советских специалистов

Внутренности бортовой передачи C2P, заинтересовавшей советских специалистов

Стоит также отметить, что силами польских коллекционеров и государственных музеев удалось восстановить ещё несколько танкеток. Уже упомянутый Адам Рудницкий отреставрировал танкетку TK-3, рубку которой пришлось восстанавливать заново. Примерно в таком же состоянии (шасси без рубки) были найдены три танкетки TK-S, одна из которых сейчас находится в частных руках, вторая в Варшаве и третья в Познани. Практически из руин удалось воссоздать TK-S, вооружённую 20-мм пушкой. В ходе реставрации прибывшего из Америки C2P Адам Рудницкий восстановил из обломков и вторую машину. Ещё один тягач C2P в другой коллекции ждёт своего часа.

Автор благодарит Андрея Карпова (г.Москва) за помощь в подготовке материала.

вернуться к меню ↑

Источники и литература:

  • ЦАМО РФ
  • РГВА
  • http://the.shadock.free.fr/Surviving_Panzers.html

источник: http://warspot.ru/6460-trofei-iz-galitsii

5
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
byakinVaryagAnsar02NFredstar72 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
redstar72

+++++++++ 

+++++++++ yes

NF

++++++++++

++++++++++

Ansar02

!!!

yes!!!

Varyag

А рапорт об испытаниях
А рапорт об испытаниях трофейного танка 7TP где-нибудь есть?

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить