Испытано в США. Советские истребители в ВВС США Часть 2

Июн 16 2014
+
21
-

Часть I

«Двадцать первый»

Впервые о наличии в США истребителя МиГ-21 стало известно в 1969 г., когда журнал «Авиэйшн Уик» от 17 февраля «взорвал» информационную бомбу, сообщив о полетах на секретно приобретенном

«весной прошлого года советском реактивном истребителе МиГ-21»

летчиков ВВС США. Более подробной информации об испытаниях МиГа пришлось ждать почти 30 лет: ВВС частично рассекретили программу испытаний МиГа только в марте 1998 г.

Истребитель попал в США из Израиля. В результате операции израильской секретной службы МОССАД капитан ВВС Ирака Монир Радфа выполнил на МиГ-21Ф-13 (самолет 1963 г. выпуска) посадку на авиабазе Хатцор 16 августа 1966 г. Израильские летчики налетали на МиГе более 100 ч. В Израиле самолет успел получить бортовой номер «007». Да-да: «Бонд, Джеймс Бонд!».

Об испытаниях МиГа в Израиле стало известно американцам. Отношения США и Израиля в то время еще не носили характера тесного сотрудничества, в то время как партнерство Израиля с европейскими государствами в области закупки военной техники уже дало трещину. США сделали предложение, от которого отказаться было невозможно. В обмен на «аренду» МиГа Вашингтон предложил поставить ВВС Израиля «Фантомы», не бесплатно, конечно.

На авиабазу Грум-Лэйк истребитель доставили в полуразобранном виде транспортным С-5А «Гэлэкси» ВВС США. Испытания самолета в США проводились отделом иностранной техники ВВС (Foreign Technology Division, FTD), дислоцированным на авиабазе Райт-Паттерсон. Программа испытаний получило наименование «Have Doughnut». Полеты на МиГ-21 (серийный номер ВВС США «80965») в США начались в феврале 1968 г. на авиабазе Грум-Лэйк в обстановке чрезвычайной секретности.

Первый полет на МиГе для американского летчика являлся ознакомительным. Пилот знакомился с реакцией истребителя на отклонение органов управления, затем выполнял несложные фигуры вроде виражей. На средней высоте выпускал шасси и закрылки, имитируя посадку и оценивая минимальную эво-лютивную скорость МиГа. Затем выполнялась посадка. Во втором полете летчик уже мог выполнять энергичное маневрирование на вертикалях.

К марту 1968 г. большая часть намеченной программы испытаний была выполнена. Программой предусматривалось выполнение 134 полетов, выполнено было 102 полета с налетом 77 ч. На сравнительные воздушные бои с самолетами ВВС США выполнено 33 полета, с самолетами ВМС США — 25 полетов; 26 полетов выполнено на снятие ЛТХ, оценку устойчивости и управляемости, четыре полета — в интересах командования ПВО ВВС США и два полета в интересах Стратегического авиационного командования. Еще девять полетов выполнено на снятие радиолокационного портрета МиГ-21, один полет на замер инфракрасной сигнатуры МиГа (измерения выполнялись с самолета Т-39А «Сейбрлайнер», оснащенного спецобороудованием, имитирующим, в частности, ГСН УР «Сайдуиндер»), один полет на киносъемку под разными ракурсами и один, самый первый, полет — на облет после сборки. По причине отказов бортового оборудования отменено 11 полетов: незнакомый для техсостава МиГ-21 продемонстрировал надежность такую же, как отработанные в эксплуатации истребители ВВС и ВМС США.

От ВВС полеты выполняли летчики-испытатели с базы Эдвардс и пилоты Центра боевого применения с авиабазы Неллис. Летчики-испытатели оценивали, главным образом, устойчивость и управляемость МиГа, снимали его реальные характеристики. Инструкторы с базы Неллис летали на боевое применение.

Испытатели очень высоко оценили МиГ-21. Недостатков американские летчики нашли совсем немного: плохой обзор из кабины, низкая приемистость двигателя, тряска в полете на малой высоте с трансзвуковой скоростью, отсутствие стабилизации по крену, курсу и тангажу, сложность полетов строем, тусклые навигационные огни.

В воздушных боях с F-4C/D/E МиГ-21 продемонстрировал превосходство на виражах, но уступал по причине более низкой тяговооруженности и плохой приемистости двигателя на вертикалях. Летчикам «Фантомов» выдали рекомендацию избегать боев с МиГ-21 на малых высотах при скорости менее 830 км/ч, атаку выполнять в заднюю полусферу, где у летчика МиГ-21 обзор сильно ограничен. Рекомендуемая высота ведения боя порядка 4500 м, скорость M=0,98. В отчете специально для пилотов F-4 особо отметили большими буквами: «SPEED WAS LIFE», скорость — это жизнь.

Наилучший способ сбить МиГ-21 для летчика F-105 заключался в неожиданной атаке в заднюю полусферу. В маневренном бою МиГ-21 полностью превосходил F-105. F-105 обладал более мощным пушечным вооружением и более совершенным прицелом, однако установленный на «Тандерчифе» приемник предупреждения об излучении APR-25 не обеспечивал своевременного обнаружения работы радиодальномера МиГ-21-го. Для выживания в бою с МиГ-21 летчику F-105 рекомендовалось поддерживать ниже высоты 4500 м максимальную скорость и избегать маневренной схватки; ни в коем случае не допускать снижения скорости до 830 км/ч; не полагаться на приемник APR-25, постоянно осматривать воздушное пространство визуально.

Результаты боев на виражах МиГ-21 и F-111 также оказались в пользу советского истребителя. Снова - «SPEED WAS LIFE». Экипажу F-111 рекомендовалось выполнять атаку только из максимально благоприятного положения сзади сверху на скорости М=0,98 и сразу уходить, не ввязываясь в «собачью схватку».

«Супер Сейбр» был сравним на виражах с МиГ-21, но превосходил советский самолет в разгонных характеристиках. Ракетное вооружение обоих истребителей примерно равноценно, но по пушкам F-100 превосходил МиГ-21. F-100 нес четыре УР воздух-воздух, в то время как МиГ-21 — только две, однако прицел МиГа позволял применять УР с больших дистанций и в большем диапазоне перегрузок. В целом по маневренности F-100 уступал МиГ-21 и летчикам «Супер Сейбров», опять же, рекомендовано в бой не ввязываться, а использовать тактику «бей — беги». Аналогичные рекомендации получили и пилоты F-104.

Вести на равных маневренный бой с МиГ-21 оказался способен только F-5A. Причем здесь «картинка» менялась с точностью до наоборот. Все остальные истребители ВВС США относительное преимущество над МиГ-21 получали только на высотах более 4500 м и на больших скоростях полета. F-5A превосходил МиГ до высоты 4500 м и уступал на больших высотах. Эффективно вести воздушный бой с МиГ-21 летчик F-5A мог на скорости не более М=1,2 и на высоте менее 4500 м.

Рекомендации по отрыву от МиГов были выданы летчикам бомбардировщиков и разведчиков:

  • - RF-101: уход вверх на максимальной тяге двигателей или пикирование под углом 45 град и больше;
  • - В-66: шансов нет вообще, необходимо прикрытие истребителей, в крайнем случае — уход нисходящей спиралью с перегрузкой Зд. «В-66 — это мишень»;
  • - RF-4C: бортовая аппаратура позволяет своевременно обнаружить МиГ-21, уход вверх на максимально возможной скорости.

Флот выставил против МиГ-21 самолеты F-4F/J, F-8E, А-4F, А-6А и А-7А. Результаты сравнительных боев с флотскими «Фантомов» ничем не отличались от результатов боев с F-4 ВВС, разве что моряки отметили как негатив повышенную в сравнении с МиГом «дымопроизводительность» «Фантомов». «Крусейдер» выигрывал у МиГа на малой высоте, выше преимущество терялось. Сложностей с «уничтожением» всех штурмовиков у летчиков МиГ-21 не возникло. Хуже всех себя показал А-7: Отчет гласил:

«нет шансов вообще!».

В интересах командования ПВО провели сравнительные бои с перехватчиком F-106. РЛС перехватчика по всем параметрам превосходила радиоприцел МиГ-21, что не удивительно. На больших высотах F-106 показал лучшие разгонные характеристики. По результатам боев были выданы рекомендации об установке на F-106 пушки и изменении остекления фонаря кабины, летчикам же посоветовали патрулировать на скоростях выше 740— 830 км/ч.

САК ВВС США проверило в реальных условиях работоспособность установленных на бомбардировщиках В-52 и В-58 приемников предупреждения об облучении, Приемник Т4 самолета В-58 уверенно обнаруживал МиГ-21, а установленный на В-52 приемник ALR-18 давал ошибку в измерении расстояния до «угрозы» в 1—3 км.

Непосредственным результатом программы «Хэв Дугнат» стало формирование в авиации ВМС США центра «Топ Ган». Реакция ВВС США была более замедленной, зато масштабной: в 70-е годы стали ежегодно проводиться учения «Рэд Флэг», появились знаменитые эскадрильи «агрессоров».

Принимавший участие в программе «Хэв Дугнат» истребитель МиГ-21 Ф-13 в апреле 1968 г. предположительно вернули Израилю. Не исключено, что Израиль получил МиГ-21 Ф-13, но — другой! Откуда в 1968 г. США получили еще один МиГ (и получили ли) неизвестно. В 1972 г. самолет «Хэв Дугнат», уже с «килевым» номером «007», опять появился в США. В конечном итоге истребитель, ставший частью истории также и израильских ВВС, получил постоянную «прописку» в музее ВВС Израиля.

МиГ-17Ф: Have Drill/Have Ferry

Вслед за МиГ-21Ф-13 в США провели оценочные испытания двух МиГ-17, также полученных из Израиля.

Два МиГ-1 7Ф ВВС Сирии 12 августа 1968 г. не вернулись на базу после обычного тренировочного полета по маршруту. Летчики МиГов 1-е лейтенанты Валид Адхам и Радфан Рифай по ошибке выполнили посадку на аэродроме Безер на севере Израиля. МиГ-17 интересовал США едва ли не больше, чем МиГ-21, так как основные потери в воздушных боях над Вьетнамом американская авиация несла именно от МиГ-17. После кратких оценочных испытаний Израиль предоставил США оба МиГа.

С израильскими МиГами все не так просто, как порой подается в литературе. Считается, что несколько исправных МиГ-21 и МиГ-17 в пригодном к полетам состоянии стали трофеями Израиля в войне 1967 г. Скорее всего, так оно и было. Но...

При подготовке данной статьи на англоязычном израильском сайте удалось обнаружить весьма интересный пост. Писал человек, несомненно имевший отношение не только к ВВС Израиля, но и к его секретным службам. По его словам, Израилю было легко купить у арабов хоть эскадрилью истребителей советского производства. Впрямую факт покупки израильский интернет-деятель не подтверждал, однако заметил:

«нам было проще представить эти самолеты (речь шла о МиГах, переданных США) как трофеи».

С января 1969 г. по программе «Хэв Дрилл» (Have Drill) начались испытания первого полученного из Израиля МиГ-17Ф, в марте в программе «Хэв Ферри» (Have Ferry) задействовали второй МиГ-17Ф. Самолеты в ВВС США получили бортовые номера «055» (оригинальный бортовой номер ВВС Сирии) и «002» (бортовой номер нанесен в Израиле). Оба самолета сохранили камуфляжную окраску ВВС Сирии, дополненную нанесенными в Израиле опознавательными полосами двух цветов и опознавательными знаками ВВС США (нанесены, естественно, в США). Интересно, что один из этих МиГов эксплуатировался в ВВС четырех государств: ГДР, Сирии, Израиля и США!

Обе программы предусматривали облеты истребителей с целью снятия их реальных ТТХ, оценки устойчивости и управляемости, разгонных характеристик. На МиГах проводились сравнительные воздушные бои со всеми типами истребителей, состоявших на вооружении ВВС и ВМС США, выполнялись перехваты бомбардировщиков В-52 и В-58.

Воздушные бои с МиГами вели специально отобранные летчики в воздушном пространстве в районе авиабазы Грум-Лэйк, знаменитой «зелеными человечками» и летающими тарелками зоны 51 (Area 51). Полеты над Зоной 51 для подавляющего большинства американских летчиков были запрещены. На картах красовалось красное пятно, за которое зону прозвали «Красная площадь». О наличии в Грум-Лэйк МиГов пилоты, давшие Зоне такое прозвище, даже не подозревали. Но как совпало!

Строевые летчики учебные бои с МиГами не вели, но во всех эскадрильях авиации ВМС и КМП США «эксперты», принимавшие участие в программе «Хэв Дрилл», регулярно читали лекции. Мало того, «экспертами» они являлись на ротационной основе.

Одним из «экспертов» стал Шaлер Тегю. В 1966 г. Тегю выполнил несколько десятков боевых вылетов на «Крусейдере» во Вьетнаме, тогда он служил в эскадрилье VF-111 (авианосец «Орискани»). За участие в двух операциях по спасению летчиков сбитых зенитками разведчиков RF-8 Тигю был награжден Благодарственной медалью и Серебряной звездой. Вторую Серебряную звезду Тегю получил в 1967 г. во время второй «командировки» во Вьетнам (авианосец «Интрепид») за сопровождение разведчиков RF-8. 2 августа 1967 г. его «Крусейдер» в районе моста Ке Сат между Ханоем и Хайфоном сбили зенитки. Летчик успешно катапультировался, а поисково-спасательный вертолет вытащил его буквально из-под носа у противника. Летом 1968 г. Тегю получил новое назначение — в эскадрилью VX-4, которая занималась испытаниями самолетов и вооружения. Тегю, вообще, уже готовился отбыть в совершенно другую эскадрилью ВМС, но на летчика с вьетнамским опытом «положил глаз» лично командир VX-4 капитан Джим Фостер. Тегю потребовался отнюдь не для испытаний самолетов и ракет. В 1968 г. США получили два МиГ-17 и два (или все-таки один?) МиГ-21. Виды на советские истребители имели как ВВС, так и ВМС. Фостер рвался заполучить все четыре самолета в свое распоряжение:

«Испытывать МиГи должны были ВВС ...но Тутер (прозвище Тегю) с коллегами могли подготовить качественный план летных испытаний. Кому как не им следовало осуществить этот план? Уже но первом совещании мы представили план испытаний, в то время как ВВС только начали над ним работать: ВВС, привет!»

Тегю прибыл в Пойнт-Мугу, где дислоцировалась VX-4, не подозревая о уже разработанной на авиабазе Мирамар программе летных испытаний МиГов. Комэск в отношении предстоящей работы был краток:

«На 200 суток в пустыню».

В пустыню отправились Фостер, Тегю и главный летчик-испытатель эскадрильи VX-4 Рональд МакКеон. С МиГами Тегю познакомился только в Грум-Лейк. Тегю летал и на МиГ-17 и на МиГ-21, но всегда предпочитал 17-й. В своем отчете по программе «Хэв Дрилл» Тегю отметил: «МиГ-17 обладает значительным преимуществом перед современными истребителями в малоскоростных ближних боях, общеизвестных как «схватка на ножах» (Knife Fight); пушечное вооружение МиГа намного более эффективно в ближнем бою.

  • - МиГ-17 способен уничтожить любой тактический самолет авиации ВМС США в воздушном бою на виражах, ведущемся на скоростях 880 км/ч и ниже.
  • - Самолет прост и надежен, не сваливается при брошенной ручке управления, обслуживание требует минимального количества специального оборудования.
  • - Вооружение не отказывало ни разу. За счет палетизированной установки пушек пополнение боекомплекта занимает всего 20 минут.

Весной 1970 г. Тегю получил назначение на должность заместителя командира эскадрильи VF-51. В мае того же года эскадрилья на авианосце «Бон Омм Ричард» отбыла к берегам Вьетнама.

Т. Барнис работал с МиГами на земле:

«Я принимал участие в ультрасекретных программах «Хэв Дрилл» и «Хэв Ферри». Ранее я проходил службу на станции слежения NASA Бетти инженером по электронному оборудованию. В Бетти мы работали с такими самолетами, как Х-15 и ХВ-70. Люди из ЦРУ отобрали меня для участия в «черных программах» в Зоне 51. О предстоящей работе вообще никакой информации не предоставили, но я дал согласие. В то время Зону 51 покрывало очень плотная завеса секретности.

Вскоре пошли слухи о захвате Израилем в ходе 6-дневной войны нескольких истребителей советской конструкции. Якобы эти самолеты доставили в Грум-Лейк.

В Грум-Лейк меня включили в небольшую группу специалистов, занятых в программе ЦРУ А-12 «Окскэрт» (А-12 — предшественник SR-71). Мы отслеживали все полеты МиГов, замеряли отражение сигналов РЛС от советских самолетов, изучали и опробывали на земле их двигатели».

В программе «Хэв Дрилл» был задействован МиГ-17 (Lim-5) с серийным номером 1 С-07-18, построенный в Польше в 1956 или 1957 г. Истребитель доставили в Грум-Лейк 27 января 1969 г. Первый полет в небе Зоны 51 самолет выполнил 17 февраля. Всего по программе выполнено 172 полета с налетом 131 ч. Испытания заняли 55 дней. Испытывавшийся по программе «Хэв Ферри» МиГ-17 доставили в Зону 51 12 марта 1969 г., первый полет состоялся 9 апреля. За 20 дней на этом МиГе было выполнено 52 полета с налетом 37,7 ч. Самолет «Хэв Ферри», в отличие от Lim-5, не имел радиодальномера и перископа заднего обзора; это был самолет более ранней постройки. Перед оценочными испытаниями на МиГах заменили часы, указатель скорости, высотомер и указатель перегрузки, дополнительно установили махометр, магнитофон и кинокамеру для фиксации показания приборов в полете. Вместо снарядных ящиков был установлен 14-канальный осциллограф, фиксировавший расход топлива, обороты двигателя, скорость, высоту, положение поверхностей управления, углы крена, курса и тангажа, угловую скорость крена.

Всего на обоих МиГ-17 было выполнено 224 полета, зафиксировано 23 отказа, два полета из-за неисправностей пришлось отменить. Истребитель в полном объеме испытали на штопор. В левый штопор самолет сваливался неохотно, потеря высоты за 23 с штопора составила 3000 футов (914 м).

Инженеры как недостаток МиГа отметили отсутствие гидроусилителей в каналах управления по крену и курсу. У летчиков, после полетов на МиГе мнение оказалось иным:

«Гидравлика? Зачем?!!!»

Сравнительные воздушные бои с истребителями ВВС США проводились «один на один» и «пара на пару». Всего провели 57 боев: 29 с F-4C/D «Фантом» II, 11 с F-105D/F «Тандерчиф», шесть с F-100D «Супер Сейбр» и два с F-5A. По пять полетов выполнили на стрельбу из бортовых пушек по воздушным и наземным целям.

К недостаткам вооружения МиГ-17 отнесли малую скорострельность пушек и низкую начальную скорость снаряда. По оценкам летчиков, управлять истребителем на скорости выше М=0,85 было очень тяжело физически — ручку управления приходилось тянуть двумя руками (бустеры таки б не помешали). Эффективность РЛС и ракет «Фантома» резко снижается, если бой с МиГ-17 ведется на высоте менее 10000 футов (3000 м). В горизонтальном маневрировании с большими углами атаки и скоростью порядка 500 км/ч МиГ-17 имеет абсолютное превосходство перед F-4, F-105, F-100 и F-5, но на вертикалях все американские истребители превосходят МиГ, особенно если скорость превышает 830 км/ч. МиГ-17 крайне сложно обнаружить визуально. Все летчики, принимавшие участие в сравнительных боях с МиГ-17 в Зоне 51 сначала сильно ошибались с оценкой расстояния до МиГа. В сравнении с двигателями «Фантома» двигатель МиГ-17 вообще не дымил. Фактически единственным для экипажей «Фантомов» и «Тандерчифов» средством своевременного обнаружения МиГ-17 являлся приемник предупреждения об облучении APR-25/26, но он выдавал предупреждение только в случае работы радиодальномера, установленного на МиГ-17.

В воздушном бою «один на один» экипаж «Фантома» выполнял только одну атаку, поскольку выполнить вторую не мог из-за потери визуального контакта с целью. Летчики F-105, F-5 и F-100 испытывали сложности с занятием выгодного для повторной атаки пространственного положения. Воздушные бои с МиГ-17 рекомендовалось вести на повышенных скоростях с маневрированием в вертикальной плоскости. Выход из боя производить пологим пикированием.

ВМС США провели с МиГ-17 47 воздушных боев: 18 с участием F-4B/J «Фантом» II, 16 с F-8H/J «Крусейдер», четыре с A-4F «Скайхок», четыре с А-6А «Интрудер» и четыре с А-7А «Корсар» II. По результатам боев флот пришел к выводу об абсолютном преимуществе МиГ-17 над любым из вышеперечисленных самолетов в бою на виражах. Камуфляжная окраска и небольшие размеры в сочетании с малодымящим двигателем не позволяли поддерживать с МиГом постоянный визуальный контакт. Экипажу «Фантома» заметить МиГ-17 визуально было крайне сложно, а РЛС «Фантома» часто вообще не способна была обнаружить МиГ. В свою очередь, летчик МиГ-17 с легкостью обнаруживал и опознавал «Фантом» визуально по чадящим двигателям. Вывод же из боев «два F-4 на два МиГ-17» вообще получился в высшей степени парадоксальным: за счет более высоких летных данных два F-4 сохраняют 100% преимущество в наступательном бою против двух МиГ-17, но атакующие самолеты не имеют оружия, способного сбить МиГ-17! Главными недостатками МиГ-17, по мнению летчиков ВМС, являются ограничение по перегрузке и малый запас топлива.

Командование ПВО США провело с МиГ-17 13 боев на F-106A «Дельта Дарт», пять на F-102А «Дельта Даггер» и пять на F-104A «Старфайтер». Результаты «ПВОшники» получили аналогичные ВВС и ВМС — избегать виражей, атаковать на скорости, уходить на вертикаль. В дополнение были выданы рекомендации по изменению остекления фонаря и установки пушки на F-106, сокращению времени пуска УР на F-102, отказ от использования боевого порядка пары для F-102 в пользу звена.

Американцы оценили МиГ как «экстремально» надежный самолет, способный выполнять четыре-пять боевых вылетов ежедневно. Для боев у земли с относительно невысокими скоростями самолет идеален, он обладает превосходной маневренностью и представляет собой самую серьезную угрозу современным истребителем, оснащенным сложными системами управления вооружением и ракетами. Все американские летчики, принимавшие участие в боях с МиГ-17, изначально очень сильно недооценили противника. Каждый из летчиков ВМС свой первый бой с МиГом проиграл. В США не нашлось самолета, аналогичного по характеристикам МиГ-17.

Испытания МиГ-17Ф, в большей степени, нежели испытания МиГ-21, изменили подход американцев к проектированию перспективных истребителей и подготовке летчиков. Главный вывод — все американские истребители должны иметь на вооружении пушки. При проектировании требовалось уделять повышенное внимание снижению трудоемкости самолетов в эксплуатации, упрощению бортовых систем, особенно электронных. Летчиков в обязательном порядке следовало тренировать ведению маневренных воздушных боев с небольшими по размерам самолетами, обладающими низкой удельной нагрузкой на крыло.

Задействованный в программе «Хэв Дрилл» МиГ-17 (бортовой номер «55») вернули Израилю в 1969 г. МиГ-17 «Хэв Дрилл» стоит в музее ВВС Израиля рядом с МиГ-21 «Хэв Дугнат». МиГ-17 «Хэв Ферри» после завершения испытаний оставили в США, но позже самолет разбился в катастрофе.

Еще один МиГ-17 американцы испытали по программе «Have Privilege». В ноябре 1970 г. Камбоджу посетила американская военная делегация. В составе делегации находились представители разведки ВВС с авиабазы Райт-Паттерсон, которые самое пристальное внимание уделили МиГ-17 камбоджийских ВВС. Пять полетов полковники Вендел Шаулер и Уильям Гилберт (оба принимали участие в программах «Хэв Дрилл» и «Хэв Ферри») выполнили на авиабазе Фу Кэт в Южном Вьетнаме, куда МиГ-17Ф (фактически J-5A китайской постройки) перегнал летчик ВВС Камбоджи. По завершении оценочных испытаний J-5A «убыл» в Пномпень. Этот самолет в январе 1971 г. на авиабазе Похентонг (Pochentong) уничтожили вьетнамские партизаны.

МиГ-19

США получили несколько пригодных к полетам МиГ-19, включая один от Тайваня и три (МИГ-19С) из Египта. Самолеты, насколько известно, проходили оценочные испытания. Материалов по этой программе крайне мало.

«Красные орлы»

Летом 1972 г. на авиабазе Нэллис было сформировано 57-е авиакрыло боевого применения истребительной авиации (57th Fighter Weapons Wing) — широко известные «агрессоры». У истоков формирования «агрессоров» стояли летчики, имевшие самое непосредственное отношение к испытаниям МиГов в США и к программе «Рэд Бэрон» (Red Baron), в рамках которой тщательно анализировались все воздушные бои в небе Вьетнама: майоры Ллойд Бузби, Ричард Сатер, Рэнди О'Нейл и капитан Роджер Уилз, Бузби в числе первых приступил к анализу воздушных боев по программе «Рэд Бэрон»; О'Нейл и Уилз летали на израильских МиГах.

Уилз и Сатер пробивали концепцию «агрессоров» в Пентагоне почти десять лет. Оба считали невозможным научить летчика «Фантома» сражаться с МиГами «настоящим образом», отрабатывая бои с такими же «Фантомами», тактика действий которых сильно отличалась от тактики действий советских истребителей. Убедить высокое начальство офицерам-энтузиастам удалось в 1972 г. во время визита на авиабазу Неллис главы Тактического авиационного командования ВВС США генерала Уильяма Момиера.

Сложнейшей задачей стал выбор самолета для «агрессоров». Изначально посвященные в «черные» программы ВВС летчики ратовали за МиГи, но пришлось остановиться на Т-38. Идею с МиГами «отцы-основатели» 57th FWW, однако, не оставили. Тем более, что наиболее подготовленные летчики 57-го авиакрыла привлекались к полетам на МиГах. Их коллеги не подозревали о работе, которую выполняли «избранные», время от времени исчезавшие с базы Нэллис.

Отбор летчиков для полетов на МиГах осуществлялся лично Сатером, О'Нейлом и Уилзом. Кандидатам предлагали принять участие в интересной работе, разглашать любую информацию о которой категорически запрещалось. О характере работы ничего не сообщалось, тем не менее, случаев отказа не было. Предпочтение отдавалось летчикам с опытом Вьетнама.

Полеты на МиГах по-прежнему выполнялись в Грум-Лэйк. Сначала только на одном МиГ-17Ф (самолете «Хэв Ферри»), поскольку два других МиГа (МиГ-17Ф и МиГ-21Ф-13) вернули Израилю. Формально самолет принадлежал 6512-й испытательной эскадрилье с авиабазы Эдвардс. Личный состав «подразделения МиГов» состоял из одного летчика-испытателя (майор Норманн Сайте) и шести техников. В 1972 г. в Грум-Лэйк из Израиля вторично прибыл «Джеймс Бонд» — МиГ-21 с бортовым номером «007». На нем стал летать летчик-испытатель майор Чарлз Уинтерз.

В 1972—1973 гг. парк МиГов пополнился одним МиГ-17ПФ, двумя МиГ-21Ф и двумя МиГ-17Ф. «Ненужные» МиГи нашлись в Индонезии. В 1970 г. в Индонезии с помощью ЦРУ США к власти пришло новое правительство, свернувшее дружественные отношения с СССР. Логичным образом из-за отсутствия технической поддержки следом пришлось прекратить полеты поставленных Союзом ВВС Индонезии 30 МиГ-17, десяти МиГ-19 и 20 МиГ-21. Добрый дядя Сэм предложил Индонезии помощь в восстановлении боеспособности ВВС в виде реактивных учебно-тренировочных Т-33, истребителей F-5E/F, турбовинтовых OV-IO и вертолетов UH-34D. В свою очередь соглашение о военной помощи предусматривало передачу Индонезией США истребителей МиГ.

Надо сказать, что все индонезийские МиГи находились в непригодном к полетам состоянии. Один американский инженер, отбиравший самолеты для отправки США, вспоминал, как один МиГ-21 они нашли стоящим в грязи по самый фонарь кабины. Первые четыре индонезийские МиГ-21 доставили в Грум-Лэйк в 1973 г. Из этих четырех истребителей собрали один пригодный к полетам.

30 мая 1973 г. все полеты на МиГах объединили в очередную «черную» программу ВВС США — «Have Idea». В Зоне 51 было сформировано специальное подразделение Detachment 1 57th Fighter Weapons Wing. На вооружение 1-го отряда 57-го авиакрыла, командиром которого стал подполковник Гленн Фрик, поступили четыре самолета: два МиГ-17 и два МиГ-21Ф-13 (один «007» и один экс-индонезийский).

На первых порах летчики из числа отобранных «агрессоров» выполняли полеты на одиночные воздушные бои, а с 1975 г. вели бои «дво на два». Одной из задач таких боев являлось определение различий между МиГами, Т-28 и F-5 для лучшей имитации МиГов «агрессорами» в «белых» программах типа учений «Рэд Флэг».

ВМС привлекли к программе «Хэв Айдеа» летчиков из эскадрильи VX-4, дислоцированной в Пойнт-Мугу. Пилоты этой эскадрильи уже принимали участие в программах испытаний израильских МиГов и имели репутацию куда более агрессивных воздушных бойцов, нежели их коллеги из ВВС.

Даже опытнейшие воздушные бойцы при встрече в воздухе с МиГом впадали в ступор. Один из первых «агрессоров», получивших допуск на МиГи, капитан Пако Гейслер вспоминал:

«Впервые увидев рядом МиГ, я прекратил управлять самолетом. Психология... В настоящем бою такое секундное замешательство может стоить жизни».

Первый бой на F-5 против МиГ-17 Гейслер полностью проиграл:

«Вместо того, чтобы уйти на скорости но вертикаль я стал с ним крутить виражи. Он прилип ко мне, словно жвачка к подошве ботинка. Я не смог его стряхнуть. Он выжал из меня все соки. Я чувствовал себя полным остолопом. Потом мне многие рассказывали об аналогичных ощущениях».

Идею использования МиГов в качестве «агрессоров» командование ВВС США не отвергало, но реализовать ее было крайне сложно ввиду исключительной секретности самого факта наличия в Америке пригодных к полетам советских истребителей. Вопрос о МиГах в первой половине 1970-х гг. периодически поднимался на совещаниях представителей Командования авиационных систем и Тактического авиационного командования. Различные планы использования Ми-Гов предлагали Фрик, Сатер, О'Нейл и Гэйл Пек. Пек встал на «темную сторону силы» (черные программы ВВС США в шутку называли «dark world») в середине 1975 г. За спиной Пека были боевые вылеты на «Фантоме» во Вьетнаме, служба на базе Нэллис. Летом 1975 г. Пека перевели в Пентагон. Близкий друг Пека Чарлз Донннели к этому времени дослужился до генерала и занимал пост заместителя начальника штаба ВВС США. Пек и Доннели вместе вынашивали план переподчинения МиГов Тактическому авиационному командованию, ибо Командование авиационных систем традиционно отвечало за технику, но не за тактику. Пек таки допек Доннели и тот нашел Соломоново решение:

«Я дам тебе МиГи, но только если ты найдешь для них аэродром».

Решение Доннелли одобрил командующий ВВС США генерал Ванденберг. Программа использования МиГов в Тактическом авиационном командовании начала обретать черты реальности.

Какая ж программа без наименования, призванного вводить в заблуждение иностранных шпиёнов? Название получилось необычным. Пек поинтересовался радиопозывным командующего. «Constant», — ответил Ванденберг. Позывной Ванденберга полковник соединил с именем своей жены, получилось «Constant Peg».

За кулисами красивой легенды наверняка скрыта схватка бульдогов под ковром, которая велась в верхах ВВС. Согласно программе «Констант Пиг» Тактическое авиационное командование получало МиГи в свое полное распоряжение, то есть начинало игру на поле Командования авиационных систем, традиционно отвечавшего за «эксперименты» с иностранной авиационной техникой. Более того, для нормальной работы программы требовался не только аэродром, но и дополнительные МиГи.

«Мотором» программы стали три человека: Пек, майор Дэвид Смит из штаба Тактического авиационного командования (Смит обеспечивал техническую сторону эксплуатации МиГов в ВВС США) и подполковник Фрик. Трое офицеров представили план формирования эскадрильи, вооруженной истребителями советской конструкции.

Главной оставалась проблема аэродрома, на котором удалось бы сохранить в тайне полеты МиГов. И здесь программа «Констэнт Пиг» пересеклась с другой чрезвычайно секретной программой ВВС США — «Хэв Блю» (Have Blue), той самой, которая привела к принятию на вооружение самолета F-117. От ВВС работы по «Хэв Блю» курировал полковник Роберт Бонд. Бонду тоже нужен был аэродром в безлюдной местности, а в силу своей должности он имел доступ к материалам программы «Констант Пиг». Бонд не удержался от миниспектакля: пригласил в свой кабинет Пека (оба работали в Пентагоне) и показал нечеткий снимок прототипа «Хэв Блу»:

«Это радиолокационное изображение «Спэрроу»!» Затем офицеры всерьез обсудили обе программы и пришли к выводу, что аэродром для МиГов идеально подойдет для базирования «стелсов».

О летчиках Пек особо не тревожился — они уже были и проблем с вербовкой новых не предвиделось. Много хуже обстояли дела с инженерно-техническим составом. Требовались не просто профессионалы, а умельцы, способные собрать самолет из не понятно чего без инструкций и наставлений. В Грум-Лэйк предстояло восстановить до летного состояния три индонезийских МиГа. На эту работу ушло 18 месяцев. Возглавил ее лучший в ВВС США специалист по МиГам мастер-сержант с базы Эдвардс Роберт Эллис О квалификации Эллиса говорит следующий факт: в 1976 г. он в числе очень немногих изучал угнанный Беленко в Японию МиГ-25П.

Главной проблемой являлись двигатели, изначально имевшие небольшой по американским меркам ресурс. К работе пришлось подключить инженеров фирмы «Дженерал Электрик». Если верить американцам, то им удалось поднять ресурс со 150 до 8000 ч! Тем не менее, именно ТРДФ Р-13 доставляли американцам больше всего проблем на протяжении всего срока эксплуатации МиГ-21 в ВВС США. Двигатели отправляли на завод «Дженерал Электрик» через каждые 75—125 ч наработки, ремонт одного двигателя занимал до шести месяцев. Техники не уставали костерить советские «моторы», не ведая о своем будущем — обслуживании Р-29 с истребителя МиГ-23. Р-13 в сравнении с Р-29 показался бы им гайкой от болта.

Огромная работа была проделана по воспроизведению пиропатронов катапультных кресел для МиГ-21. То был довольно редкий в истории авиации случай, когда копирование выполнялось «в ноль»: с воспроизведением химического состава заряда и сплава корпуса пиропатрона. Тем не менее, летчики катапультным креслам МиГов откровенно не доверяли. Все пилоты, летавшие на МиГ-21, отрабатывали посадку без двигателя, ибо самые большие сомнения вызывали как раз движок и кресло, без которого из самолета в воздухе «не выйдешь».

С количеством МиГов, в то время находившихся в США, ясности не существует до сих пор. Два МиГ-17Ф и два МиГ-21Ф, равно как три нелетных экс-индонезийских 21-х находились в Грум-Лэйк. Однако в книге Стива Дэвиса «Red Eagles. America's Secret Mig» (единственном на начало 2012 г. издании, посвященном данной теме) приводится информация о «нескольких» МиГ-17 и МиГ-21, находившихся на базах Эдвардс и Нэллис. Ответов на вопросы «что за самолеты, сколько и откуда?», пока найти не удалось.

Книга Дэвиса стала первым изданием, в котом более-менее подробно освящена история 4477-й эскадрильи. Список публикаций, посвященных «красным орлам» очень короток — пара-тройка статей, помимо книги Дэвиса. Информация также встречается на различных сайтах, однако «унификация» этой самой информации составляет 80—90% . Все переписывают одно и то же!

1 апреля 1977 г. подразделение 1 официально вошло в штат 57-го авиакрыла как 4477-е летно-испытательное звено «Красные орлы» (4477th Test and Evaluation Flight RED EAGLES). С этого дня Командование авиационных систем уже не распоряжалось этими МиГами, истребители полностью перешли в ведение Тактического авиационного командования. Командиром звена остался подполковник Фрик.

О формировании звена Пек узнал от Фрика:

«— Два вопроса, Гленн (обращение к Фрику). Где находится 4477? Почему звено?
— 4477-е находится у меня в заднице. Звено — чтобы никто не догадался, эскадрилья привлекает лишнее внимание! И еще — плохая новость: я стал целым полковником и теперь меня направляют в Египет».

Полковник Фрик получил назначение военным атташе США в Египте. Неспроста — Египет располагал внушительным количеством исправных МиГ-21, но, самое главное, до разрыва дружбы с СССР успел получить два десятка МиГ-23. Впрочем, командиром 4477-го звена полковник Фрик оставался еще больше года: 6 сентября 1978 г. его сменил Пек.

В распоряжение вновь сформированного звена предоставили здание в особо охраняемой зоне авиабазы Неллис, где хранилось ядерное оружие. Все летчики звена продолжали выполнять полеты на F-5, как обычные агрессоры. Пилоты звена получили единый позывной «Bandit»: «Бандит 1» был у капитана Майо, «Бандит 2» — у майора Иверсона, «Бандит 3» — у капитана Малера, «Бандит 4» — у самого подполковника Фрика, «Бандит 5» — у капитана Оберли и «Бандит 6» — у майора Хаффа. Всего же через 4477-е звено (эскадрилью) прошло 69 «бандитов», то есть меньше, чем летчиков SR-71, а летчиков SR-ов почитали едва ли не больше, чем астронавтов.

Первые учебно-боевые вылеты летчики 4477-го звена выполнили летом 1977 г. в ходе учений «Рэд Флэг» в обстановке повышенной секретности. В Нэллис для участия в «первых десяти днях будущей войны» тогда прибыло вооруженное «Фантомами» 49-е тактическое истребительное авиакрыло, постоянно дислоцированное на авиабазе Холломэн. На предполетной подготовки выступил капитан Майо:

«Поздравляю, вам первым предстоит сражаться с МиГом и из 4477-го». Летчики ожидали чего-угодно, но только не МиГов! Аудитория взорвалась.

Майо удалось успокоить экипажи F-4 только через пять минут: «Каждый экипаж выполнит полет на отработку базовых маневров воздушного боя с МиГ один на один, затем предстоит воздушный бой в составе два на два, далее бой два «Фантома» против одного МиГа и в заключении — два «Фантома» против одного МиГ-17 и одного МиГ-21».

Подобного сценария летчики 4477-го придерживались в течение нескольких последующих лет.

В 1978 г. Майо и Маллер провели воздушные бои с новейшими F-15. Первым в ВВС США в конце 1977 г. на F-15 перевооружили 49-е авиакрыло. В том же году Майо получил назначение командиром 65-й эскадрильи, «агрессоров». Последний вылет в 4477 Майо сделал в паре с Малером против двух F-15:

«Кто выиграл? Мы конечно!»

Сложно сейчас сказать: кривил душой Майо или нет? Результаты боев говорили о полном превосходстве F-15 над МиГ-17 и МиГ-21, что неудивительно. Впрочем, летчики 4477 нашли уязвимое место F-15. Если F-15 не «сбивал» МиГ в первой атаке, то МиГ вполне мог оторваться от «Игла» и навязать последнему бой на выгодных для себя условиях: МиГ-17 на виражах, а МиГ-21 за счет высоких разгонных характеристик, в которых он не уступал F-15.

Пожелавший остаться анонимным «бандит» на одном из сайтов так описал свой бой на МиГ-21 против F-15:

«Вспоминаю о нескольких своих боях «один на один» с МиГ-21 над перевалом Седар в горах Кавич в апреле 1987 г., когда я проходил инструкторский курс боевого применения (FWIC, Fighter Weapon Instructor Course) на F-15. Перевал Седар расположен в 20 милях восточнее базы Тонопа. Именно над ним проводились «королевские игрища» — воздушные бои с советскими истребителями.

  • - В 1987 г. мы летали только на «базовые» воздушные бои (Basic Fighter Maneuvers) с МиГ-21. Для инструкторов воздушного боя, летавших на F-15, это была простейшая работа. Сбить МиГ можно любым вооружением F-15: пушкой, AIM-9 или А1М-7. Мне больше нравилась пушка.
  • - Даже в оборонительном бою F-15 предпочтительнее МиГ-21. «Игл» превосходит «Фишбёрд» во всех отношениях. ... За два виража «Игл» способен выйти на встречный курс и выпустить в переднюю полулусферу МиГа «Спэрроу» или «Сайдуиндер». Используя вертикальный маневр на F-15 достаточно просто поставить противника в положение обороняющегося. Пилот МиГа имеет шанс сбить F-15 огнем из пушки только если летчик «Игла» допустит ошибку.
  • - Средний уровень летчиков тактической авиации, принимающих участие в боях с МиГами по программе «Констант Пиг» невысок. Большинство летчиков становятся настоящими профессионалами только после четырех лет службы в строевых частях. В боях с Ми Гоми очень часто принимали участие парни, прослужившие всего по два года. Это очень важно для понимания статистики результатов боев. Летчики МиГов из «Констант Пиг» летали на воздушный бой семь лет минимум. Все они являлись инструкторами. Они были «джедаями», а их противники из строевых частей — «подмастерьями». На мои взгляд, тягаться с МиГом из «Констент Пиг» способен летчик, пролетавший на Г-15 не менее двух лет.
  • - Если брать меня; то первый раз я попробовал МиГ на вкус, обладая 2,5-летним опытом полетов на F-15. Я был командиром группы молодых летчиков, которые летали на «Игле» полтора года максимум. Мы провели в районе базы Го но по несколько боев с МиГами один на один. Первый бой ни то что никто из нас не выиграл — мы просто не успевали понять произошедшего. Во всех переговорах по радио по соображениям секретности мы вместо МиГ-21 или «Fishberd» говорили F-5.
  • - В воздушном бою МиГ-21 выглядит значительно лучше, чем F-5. F-15 при работе двигателя только на максимале, без включения форсажа, может считаться отличным имитатором МиГ-21, но размеры «Игла» значительно больше, чем у МиГа.»

Программа «Констэнт Пиг» являлась совместной, помимо ВВС в ней принимали участие, пусть в гораздо меньшей степени, и ВМС. Первым морским «бандитом» стал Том Мор-генфельд из эскадрильи VX-4, имевший к тому времени едва ли самый большой в США налет на МиГ-21. Моргенфельд отношение к «темной стороне Силы» имел давно. Именно Моргенфельд написал РЛЭ по МиГ-21Ф-13 для американских летчиков. Вместе с Моргенфельдом («Бандит 7») назначение в 4477 получил лейтенант ВМС Чак Хитли («Бандит 8»). «Бандитом 9» стал майор Пек.

А что же с аэродромом? Пек, Сатер, Бонд искали место дислокации для МиГов. В «шортлист» попали полигоны Gold Water южнее авиабазы Лейк в Аризоне, Dugway юго-западнее Солт-Лэйк-Сити в Юте и Тонопа, что в 70 милях юго-восточнее Грум-Лэйк. Для облета полигонов арендовали гражданскую Цессну 207. Осмотр мест под будущую базу выполнили Фрик, Оберли, Холден и Пек. Все три полигона являлись строго охраняемыми объектами и имели небольшие аэродромы. Наиболее подходящим сочли полигон Тонопа. Этот полигон использовало министерство энергетики США для отработки форм головных частей баллистических ракет и подрывных устройств ядерных боеприпасов. Больше всего привлекало расположение полигона Тонопа: недалеко от Грум-Лэйк и Нэллис, в малонаселенной местности. Ближайший городок Тонопа находился в 50 км от аэродрома. Фрик и Пек нашли город Тонопа «спящим местом, пыльным музеем». ВПП аэродрома позволяла принимать самолеты не крупнее двухмоторных поршневых. Конечно, аэродром требовал тотальной перестройки. В Вашингтоне Пек доложил:

«Мы нашли место — Тонопа».

Проектирование нового аэродрома на месте старого началось немедленно. Пек предложил расширить ВПП в оба конца, построить на концах полосы площадки для разворота МиГов, соорудить три ангара (один для стоянки истребителей, один ~ ТЭЧ и один для постановки самолетов на длительное хранение), открытую стоянку для самолетов, склад ГСМ. План будущей базы Пек набросал лично.

Концепцию программы «Констант Пиг» министерство обороны США одобрило 30 января 1978 г. Тогда же решили вопрос с финансированием: 70% из бюджета ВВС и 30% из бюджета ВМС. ВВС финансировали строительство новой, «черной», базы из «белого» бюджета как «непредвиденные строительные расходы» без запроса разрешения от Конгресса США. В мае 1978 г. на 1-й этап строительства базы выдели 7 миллионов долларов. Пек к этому времени запросил еще 10 миллионов. История с финансированием строительства, вероятно, не менее захватывающа, чем, собственно, история с МиГами. Финансирование строительства можно назвать «аферой в интересах государства»! Один перевод «белого» финансового потока в «тень» чего стоит. Но это не все! Согласно закону от 1932 г. запрещался перевод денежных средств от одной правительственной организации другой. Полигон Тонопа принадлежал министерству энергетики, а денежные средства — ВВС США. Выкрутились, однако, вполне законно — через подставные частные фирмы.

Работы 1-го этапа реконструкции базы завершили летом 1979 г. В новые ангары перевезли несколько нелетных МиГ-17 и МиГ-21. До июля 1979 г. звено дислоцировалось на авиабазе Грум-Лейк. 16 июля 1979 г. в Тонопу перелетели из Грум-Лэйк шесть МиГ-21 и два МиГ-17. На следующий день Пек выполнил первый на МиГ-21 полет на авиабазе Тонопа. Оберли в тот знаменательный для 4477 день летал на МиГ-17.

К концу 1979 г. почти 100% полетов МиГов выполнялись на «Рэд Флэг». В сентябре 1979 г. окончательно оформился «сценарий» использования МиГов на учениях. В первом полете работали МиГ и истребитель строевой эскадрильи ВВС США, выполнялось совестное маневрирование, в котором строевой летчик, прежде всего, «привыкал» к МиГу, а тот демонстрировал различия в летных данных и управляемости самолетов. От строевого пилота требовалось выдерживать в ходе относительно несложного маневрирования место ведомого в боевом порядке пары. Уже в этом полете летчики «Фантомов» понимали, что сражаться на виражах с МиГ-17 — вариант априори проигрышный!

Во втором полете отрабатывался воздушный бой один на один. Бой обычно начинался атакой «гостей» сзади сверху. «Красные орлы» в большинстве случаев с легкостью уходили от удара:

«Мы показывали, как непросто сбить МиГ даже в атаке на шесть часов».

МиГ-17 обычно уходил от атакующего истребителя виражом на максимале с перегрузкой 5д. «Фантом» проскакивал вперед, подставляя хвост. Третий полет — бой два на два. Бой начинался сближением «противников» и полетом в одном строю, крыло к крылу. Затем пары расходились. «Гости» на практике определяли на какой дистанции РЛС их истребителей способны обнаружить и захватить МиГи. В свою очередь, «орлы» информировали «гостей» с какой дистанции аппаратура МиГов начинает фиксировать работу РЛС американских истребителей.

В ходе учений «Рэд Флэг» летчики 4477-го звена выполняли в среднем по два вылета на МиГах. После каждого они летали в Нэллис на разбор полетов. Нагрузка на летчиков получалась очень высокой, но число «бандитов» постепенно росло. Стало возможным совершать «круизы» Неллис — Тонопа — Неллис через день, то есть после разбора летчики в Тонопу возвращались не в этот, а на следующий день. На бои с МиГами летали не все строевые экипажи, задействованные в «Рэд Флэг». Обычно от эскадрильи, а иногда и от крыла, выделяли только шесть экипажей. В теории все три полета «Констант Пиг» выполнялись в один день. Летали два экипажа, на следующий день их сменяли два других. На практике программа занимала два-три дня, чему причиной были довольно частые отказы МиГов, а также шок летчиков, впервые встретивших в небе крыло к крылу самолет с красными звездами. Многим бравым парням требовалось не менее суток, чтобы прийти в себя после «совместного маневрирования».

пара МиГ-21 в полете над полиногом Тонопа, 1980-е гг.

Полеты на МиГах выполнялись с учетом пролета над Зоной 51 и полигоном Тонопа советских разведывательных спутников — истребители не должны были попасть в объективы космических аппаратов.

В 1979 г. Тонопу посетил высопоставленный визитер, астронавт Томас Стаффорд. В нашей стране улыбчивого Стаффорда запомнили по программе «Союз-Аполлон» как большого друга СССР в целом и Алексея Леонова лично. В 1979 г. генерал Стаффорд от ВВС США руководил программой F-117. Базу Тонопа он проинспектировал на предмет ее пригодности для размещения серийных «невидимок». Не исключено, что генерал-астронавт-космонавт слетал на совместное маневрирование с МиГами. Во всяком случае Стаффорд ускорил процесс выделения средств на 2-й этап реконструкции авиабазы Тонопа, в частности на замену асфальтового покрытия полосы на бетонное.

Вскоре после визита Стаффорда 4477-е звено понесло первую потерю. 23 августа 1979 г. на воздушный бой с F-5 агрессоров ВМС США ушел на МиГ-17 Хаг Браун (Бандит 12). На вираже Браун перетянул ручку, после чего МиГ сорвался в штопор. Браун смог вывести истребитель из вращения, но тут же сорвался в штопор с противоположным направлением вращения. Летчик не предпринял попыток покинуть самолет. МиГ («Хэв Фэрри») упал рядом с аэродромом.

До 4477-го лейтенант-коммендер Браун проходил службу в эскадрильи ВМС США VX-4. Браун разбился в своем девятом полете на МиГ-17 в составе 4477, впрочем, он выполнял полеты на 17-м ранее — в VX-4. Разбор катастрофы проходил на самом высоком уровне. Пека отстранили от командования 4477-го звена. Новым командиром 6 сентября 1979 г. стал майор Хендерсон (Бандит 13). Под давлением сверху новый командир развернул процесс «формализации» процедур подготовки в техники к полетам и самих пролетов. Ранее командование ВВС США закрывало глаза на несоответствие процедур подготовки к полетам на авиабазе Тонопа установленным наставлениям. Количество «ознакомительных» полетов на МиГах для новых летчиков 4477-го звена увеличили с пяти до, минимум, десяти. Правда, полеты МиГов временно приостановили. Для поддержания натренированности летчиков из 490-го авиакрыла передали две спарки Т-38. Ранее такие полеты выполнялись от случая к случаю на «Тэлонах», принадлежавших «агрессорам». «Красные» Т-38 специальной маркировки не получили, потому что менялись каждые девять месяцев — через девять месяцев полагалось проводить регламент. «Старые» Т-38 перегоняли на базу Неллис, а взамен брали прошедшие осмотр и техобслуживание самолеты. 31 октября новый командир 4477-й представил в штаб Тактического авиационного командования руководство по эксплуатации МиГов «Констэнт Пиг» и аналог курса боевого применения, составленные (более-менее) по формам, принятым в ВВС США. «КБП» категорически не понравился командующему ТАК генералу Кричу, так как Хендерсон продолжил линию Пека: учить строевых пилотов воевать с МиГами. Крич же хотел свести к минимуму возможную вероятность очередной катастрофы, для чего предлагал ограничиться выполнением ознакомительных полетов в строю, доже без маневрирования.

Между тем полеты «агрессоров» на F-5 значительно усложнились после принятия на вооружение истребителей F-15 и F-14. Любимым девизом «агрессоров» стало выражение: «Be humble, you cool fucker». Фразу можно перевести как «мочи всех, ты же отморозок». Крич очень не хотел видеть «факер'ами» летчиков из 4477-го. Хендерсон сумел доказать Кричу, что причиной катастрофы Брауна стали ошибки в методике подготовки летчиков, а не в способах использования МиГов. В то время американских летчиков (как и советских, впрочем) практически не обучали выводу самолета из штопора. Лишь после этого все пилоты 4477-го стали проходить обучение на базе ВМС на предмет ввода и вывода самолета из штопора. Вероятной причиной гибели Брауна могла стать необычно высокая для американцев ручка управления. В отсутствие на МиГе гидроусилителей, на больших перегрузках летчику приходилось прилагать к ручке очень большие усилия. Согласно законам физики, тянуть-толкать длинную ручку легче, чем короткую. Браун, после неожиданного попадания в штопор, вполне мог забыть об этой особенности МиГа и «перетянуть» ручку на себя, после чего сваливался в штопор поновой.

Взамен разбившегося «Хэв Ферри» 4477-е звено получило другой МиГ-17Ф.

За неполный 1979 г. летчики 4477-го на восьми МиГах выполнили 87 полетов, в том числе 67 на совместное маневрирование и воздушные бои с пилотами строевых частей ВВС и ВМС США, атакже с «агрессорами».

Летчики «Констант Пиг» оценивали МиГ-17Ф весьма противоречиво. Хендерсон отмечал простоту пилотирования истребителя на большинстве режимов, но все же считал его «старым трактором». Насчет простоты пилотирования МиГ-17 хорошо сказал Оберли:

«он сделан так, что летать на нем способен и орангутанг».

Все пилоты отмечали плохую приемистость двигателя ВК-1Ф в диапазоне от малого газа до максимала. Большую часть полета летчики предпочитали выполнять на 80% тяги, выпуская для снижения скорости щитки, увеличивая перегрузку, но не трогая РУД. Из-за повышенного расхода топлива на таком режиме время полета пришлось ограничивать 15—20 мин. В первых полетах американцы жаловались на плохой обзор из кабины, особенно назад.

Большинство свое мнение меняло — плохой обзор назад вполне компенсировал очень удобный перископ заднего вида.

Хендерсон не долго прокомандовал 4477-м — в марте 1980 г. командир в возрасте всего-то 39 лет перенес инсульт. Врачи «закрыли» ему небо, однако по принятой в ВВС США традиции командир выполнил прощальный полет. Истребителям американского производства Хендерсон предпочел МиГ-17.

В апреле временно исполнять обязанности командира 4477-го звена стал бывший летчик-испытатель ВМС США Сильвин Латер (Бандит 18). В мае звено переформировали в 4477-ю летно-испытательную эскадрилью (4477th Test and Evaluation Squadron «Red Eagles») и в июне новый командир, подполковник Том Гиббс, принял уже эскадрилью. Эскадрилья включала три звена: «А», «В» и «С». Со временем все звено «С» было укомплектовано летчиками ВМС и морской пехоты.

Гиббс взялся за дело сверхэнергично. Прежде всего подполковник поставил задачу техникам добиться регулярности полетов МиГов: «Вы должны в случае необходимости установить на МиГ-21 носовое колесо от Т-38 или гидронасос от F-100». По мнению, Гиббса требовалось подтянуть и дисциплину:

«В обычной жизни я — Том, но на базе для всех — только Босс. Я хочу неукоснительного соблюдения всеми субординации».

Романтика (и анархия) первых лет существования 4477-го звена осталась в прошлом. Укрепление дисциплины превратилось в традицию для вновь назначенных командиров 4477-й эскадрильи.

Летчиков в Тонопу доставляли ежедневно с базы Неллис, а вот технический состав находился в То-нопе пять дней в неделю. По соображениям секретности инженерам и техникам разрешалось носить гражданскую одежду и отпускать волосы — авось сойдут за местных штатских!

Пышные шевелюры разрешали носить и летчикам: конец 1970-х — начало 1980-х гг. — рок-н-ролл, секс, наркотики, хаер до плеч. Летчики не чурались моды, только с наркотиками как-то дружить не получалось. Остальное — как все молодые парни.

Об энтузиасте «Констант Пиг» Муди Сатере историй в американской авиации ходило много. Са-тер как мог «пробивал» участие настоящих МиГов в учениях «Рэд Флэг». На форуме издательства «Y2В Publishing» один из участников тех событий привел не лишенную красок историю:

«Муди предстояло совещание с четырехзвездным генералом из тактического авиационного командования ВВС по поводу «Ред Флэг». Сатер имел обычный для себя вид: постоянно курил, засыпая пеплом галстук и рубашку, глаза от вечерней порции виски налиты кровью. Он рассказывал как мы будем летать в Неллис. 14 суток по два полета ежедневно, как на войне. Сожжем месячную норму керосина, зато — как на войне!

После пламенной речи Муди генерал задал ему только один вопрос:

«Если твои парни за две недели сделают месячную норму по налету, что они тогда будут делать оставшиеся две недели?»

Муди в очередной раз стряхнул на галстук пепел с сигареты и ответил: «Черт, генерал! Не подумал, но, быть может, они найдут время постричься?» Генерал выдержал паузу:

«Хорошая идея, Муди. Готовься к «Ред Флэг».

Вот еще одна из историй:

«При воспоминании о том полете меня бросает в дрожь даже 35 лет спустя. Причем летал я не на МиГ-23, а на МиГ-21. Я тогда был в самом соку: стаж в «агрессорах» и на МиГах 10 лет, более 3000 полетов и почти 10000 воздушных боев. В каждом полете мы в среднем проводили по три боя.

Дело было в сомом ночоле программы. Я в одиночку дрался с порой F-4 не то из Центра боевого применения, не то из 422-й испытательной эскадрильи. Совершенно точно, случилось это до перевода в Тонопу, в «безымянной зоне». «Фантомы» тогда отрабатывали новую тактику боев с МиГ-21. Ограничения курса боевого применения на нас не распространялись, действовал «закон войны»: никаких ограничений по высоте и остатку топлива. Если ты видишь землю слишком близко — выводи, но так, чтобы не «подставиться» под атаку. Топлива оставляли самый минимум, лишь бы до базы дотянуть.

Не то ко второму; не то к третьему за полет бою я почти выработал топливо, но «сбил» один F-4. Меня атаковал второй F-4. Я сумел затянуть его в маневр «rolling scissor» (нечто вроде «кадушки»), выполнение которого мы завершили примерно на высоте «подстилающего грунта». Чтобы сэкономить топливо я пилотировал на боевом режиме работы двигателя. На «кадушке» мы оба здорово потеряли скорость, примерно до 150 узлов (277 км/ч). До земли же оставалось не более 100 футов (30 м). У меня оставалось два варианта: попытаться оторваться, чтобы уйти на баз,у или включить форсаж и использовать свой последний шанс атаковать, заставить противника выйти из боя — у него топливо также было на исходе.

Я выбрал последнее. Сдвинув РУД в положение форсажа с замиранием сердца смотрел на лампочку сигнализации о его включении. Этот момент мне снится ночами. И сегодня думаю: а если б она не зажглась? Если помпаж? Реально, выбора уже не оставалось: воткнуться в пустыню «без скорости и без идей».

К счастью ОНА зажглась! За хвостом истребителя возник огромный язык пламени. Задрав нос на 20 градусов, резко увеличив лобовое сопротивление самолета, я оказался за крылом F-4. F-4 ничего не оставалось как ретироваться: снизив перегрузку он ушел домой. Я не преследовал его, зато сразу перевел РУД в положение «малый газ». Топлива едва хватало дотянуть до базы.

Двигатель МиГ-21 в том полете был надежен, как скала. Он сохранил мне жизнь, а ВВС — программу».

Вернемся, однако, к Гиббсу. Его усилия дали результат: за 1980 г. летчики 4477-й эскадрильи выполнили на МиГах 1015 полетов и «познакомили» с советскими истребителями 372 пилота ВВС и ВМС. Тогда же впервые были выполнены полеты на МиГ-23.

В 1981 г. было выполнено 1340 полетов, к боям с МиГами «подготовлено» 462 строевых летчика.

Эксплуатацию МиГ-17Ф прекратили в 1982 г. после двух летных происшествий. При облете МиГ-170 после ремонта 23 января в полете произошел отказ электрогенератора, а при заходе на посадку даже аварийно не удалось выпустить правую основную опору шасси. Тем не менее посадка завершилась благополучно. Повреждения истребителя ограничились помятой правой плоскостью крыла и сломанным закрылком. Техники отремонтировали МиГ за несколько дней. Второй случай имел более серьезные последствия. На взлете, 8 апреля, у МиГа разрушился компрессор двигателя, после чего возник пожар. Летчик сразу же посадил самолет, но «приложился» фюзеляжем о ВПП. В результате 37-мм пушка «ушла» назад, пробив топливный бак. Пилот успел покинуть самолет, прежде чем он превратился в огненный шар. Решение командования ВВС США прекратить полеты МиГ-17Ф понимания у летчиков 4477-й не нашло. Полеты на МиГ-23 они считали куда более опасными, а проблем с запасными частями к МиГ-17Ф ВВС США к этому времени практически не испытывали. Впрочем, резон в прекращении полетов МиГ-17 имелся: этот истребитель к 1982 г. откровенно устарел.

С точки зрения безопасности полетов американцы лучшим считали МиГ-21. Оберли так отзывался о 21-м:

«МиГ-21 — суперсамолет. Смотрится отлично и летает великолепно. Даже при перегрузке 7g ты чувствуешь себя комфортно. Посадка на нем мало отличается от посадки на F-5, что упрощает переучивание. Он быстрее, чем МиГ-17Ф, а обзор из кабины ничуть не хуже».

Все американцы, летавшие на 21-х, отмечали высокую угловую скорость крена и великолепную горизонтальную маневренность, в которой с МиГом вплоть до появления F-16 не мог сравниться ни один истребитель США, включая F-5. Летчики выполняли виражи на скоростях порядка 160 км/ч, при этом ни разу не отмечалось случаев попмажа двигателя и сваливания. С другой стороны, американцы считали пилотирование F-5E более комфортным за счет меньшей длинны ручки управлении, но это — скорее дело привычки.

По мнению летчиков 4477-й, хороший летчик на МиГ-21 всегда «сделает» F-4. При атаке «Фантома» летчик МиГа обычно переводил свой истребитель в набор высоты и закладывал правый вираж с большой перегрузкой, после чего оказывался на хвосте у F-4. В боях с F-5E из «Агрессоров» счет был примерно равным, с небольшим перевесом в пользу F-5E, но тут необходимо отметить, что какими бы «мастерами» пилоты 4477-й не являлись, но их налет на МиГах был меньше налета летчика б/к (без класса) ВВС СССР.

Роберт Шеффилд («бандит 16») вообще считал, что на виражах с МиГ-21 способен тягаться только F-16 за счет большей располагаемой перегрузки в 9g (у МиГ-21, по данным американцев, 7,33g).

Как выяснилось, в бою с F-15 МиГ-21 имел определенные шансы на победу. Бой двух МиГ-21 против пары F-15 проходил примерно так:

«Мы знали тактику F-15. Мы знали, что захват они выполняют на дистанции в 15 миль. Обычно мы шли в очень плотном порядке и в момент, когда F-15 должны захватывать цель, резко выполняли маневр расхождения в розные стороны, срыва я захват».

На бои пара на пару накладывались довольно жесткие ограничения по высоте и скорости. Бои один на один велись в диапазоне скоростей от 0 до 1500 км/ч и высот от нескольких метров до 15000 м. В подобных исследовательских, а не показательных для строевых летчиков, боях «красные орлы» нередко брали верх над F-15 за счет резкого торможения на вираже, после чего не способный повторить такой маневр атакующий «Игл» проскакивал вперед, подставляя хвост под ракеты и пушки МиГа:

«На скорости порядка 900 км/ч меньше чем за половину виража я терял 180 км/ч — ни один истребитель в мире, кроме МиГ-21, не способен сделать подобного».

Как ни странно, достоинством 21-го в маневренном бою с F-15 стало отсутствие мощной РЛС. Примитивный по западным меркам прицел МиГа весил в разы меньше РЛС F-15, поэтому МиГ гораздо охотнее «Игла» задирал нос:

«Включаю форсаж, выпускаю закрылки и ставлю самолет «на хвост». Скорость падает до 170 км/ч. Затем опускаю нос и ухожу на солнце. Вираж, и я захожу в хвост противнику. Мы рассказывали летчикам F-15 о таком маневре но предполетной подготовке. Они никогда не верили в возможность его осуществления. Зря не верили».

На F-14 с МиГ-21 в маневренном бою могли тягаться только очень опытные летчики. Ахилессовой пятой «Томкэта» на протяжении всей его карьеры оставалась низкая тяговооруженность, а на виражах преимущества перед МиГом он не имел, даже располагая крылом изменяемой стреловидности. Огромный в сравнении с 21-м «Томкэт» достаточно легко обнаруживался визуально, в то время как разглядеть маленький камуфлированный «ястребок» на фоне пустыни было той еще задачей. Джемс Робб после службы в 4477-й принял вооруженную «Томкэтами» эскадрилью VF-51. По его мнению, МиГ-21 следовало бить ракетами и ни в коем случае не ввязываться в маневренный бой.

МиГ-21Ф-13 выруливает на старт. На заднем плане КДП аэродрома Тонопа, 1986 г. Борт "86" ранее состоял на вооружении ВВС Индонезии

В 1982 г. парк 4477-й эскадрильи пополнился двумя экс-египетскими МиГ-21 МФ. В июле 1983 г. в СМИ появилась информация о переговорах с правительством Китая о закупке истребителей J-7 (МиГ-21) прямо на заводе-изготовителе. От имени США переговоры вели представители фирмы «LTV». Официально самолеты предназначались для «агрессоров» ВМС США. Американцы купили 12 F-7B, купили через подставную фирму ЦРУ, которая именовалась «Combat Core Certification Professionals Company», сокращенно — «СССР». Отдадим должное специфическому чувству юмора: СССР, а не кто-нибудь, купил МиГ-21 в Китае! На вооружение 4477-й эскадрильи в 1987 г. поступило не менее четырех J-7. Летом 1987 г. все экс-индонезийские МиГ-21Ф-13 сняли с эксплуатации, к неудовольствию летчиков. «Красные орлы» отдавали предпочтение «Ф-13» за лучшую маневренность в горизонтальной плоскости.

истребители 4477 эскадрильи, Тонова конец 1980-х гг.

Слева-направо: экс-индонезийский МиГ-21 Ф-13 в камуфляжной раскраске из пятен черного, серого и зеленого цветов; неокрашенный Shenjang J-7B и еще один J-7B, камуфлированный полосами коричноевого и песочного цветов 

Одной из причин, побудивших заменить «Ф-13» на F-7B, стали набившие оскомину проблемы с катапультными креслами. Сомнительная честь опробовать китайское кресло в работе выпала 25 июня 1987 г. Риккардо Казессасу («бандит 63», 174 полета на МиГ-21). В полете у J-7B с серийным номером «045» остановился двигатель. Летчик пытался выполнить посадку с остановившимся движком, но неправильно рассчитал заход на посадку. Пришлось катапультироваться, кресло сработало штат-но. Причину остановки двигателя в полете достоверно установить не удалось. Предположительно, при длительной отрицательной перегрузке прекратилась подача топлива. Через месяц, 23 августа, из МиГ-23БН удачно «вышел» Херберт Кэрлисли («бандит 54», 146 полетов на МиГ-21, 170 полетов на МиГ-23). Летчик не справился с управлением при выполнении косой восьмерки.

Потеря двух самолетов вызвала серьезные разборки на уровне штаба Тактического авиационного командования. «Керосина в костер» добавила катастрофа А-7 из вооруженной F-117 «братской» 4450-й тактической группы. В катастрофе погибли не только два летчика «стелсов», но и мирные граждане США — спарка рухнула на небольшой городок Раманда Инн. В Тонопу прибыла высокая комиссия, результаты работа которой оказали в дальнейшем негативное влияние на судьбу 4477-й эскадрильи.

источник: Михаил НИКОЛЬСКИЙ "Испытано в США. Советские истребители в ВВС США" "Авиация и Космонавтика" 07-2012

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Aley's picture
Submitted by Aley on ср, 18/06/2014 - 20:33.

новое Опубликовано HF в ср, 18/06/2014 - 20:30.

Борода.

Мама в детстве не учила, что брать чужое нехорошо? Удали материалы забаненных тобой участников. Прекрати рубить бабло на отжатом у авторов материале. Тебе на это разрешения не давали. Запомни правило, «удалил блогера, удали и его блог».

"Первым Хафф согрешил, будь он проклят навек!" (С) cool

jr's picture
Submitted by jr on ср, 18/06/2014 - 10:51.

Число передержек и ошибок перевалило мои возможности возразить. Потому просто напишу^ лажа. Из статьи: советские самолеты проигрывали американским подобного назначения в наступательном бою. Причем недостатки систематические: плохой обзор, плохая тяговооруженность, худшая управляемость на высоких скоростях, плохие прицелы и средства поиска. Если добавить недостатки вооружения советских перехватчиков именно в 60-е...

Все сопоставления ограничиваются парой показателей.

Рейхс-маршал's picture
Submitted by Рейхс-маршал on Mon, 16/06/2014 - 23:53.

Интересно, а как оценивали американцы в те годы уровень подготовки советских летчиков?

Можно выстроить себе трон на штыках, но нельзя на него сесть!

Aley's picture
Submitted by Aley on Mon, 16/06/2014 - 20:34.

Спасибо, коллега!

NF's picture
Submitted by NF on Mon, 16/06/2014 - 13:37.

+++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.