Испытано в Германии. Истребители Як-3. СССР

14
0

Советские истребители Як-1 не сразу устроили советские ВВС, самолёт долго дорабатывали, в конце концов был создан Як-1М, который позже получил наименование Як-3. Советские пилоты пересев на них, наконец то смогли успешно воевать на вертикалях с немецкими «Мессершмиттами».

Немцы интересовались советскими новинками.

Помимо Ла-5 и Ла-5ФН в руки немецких специалистов попал советский истребитель Як-3 из полка «Нормандия — Неман», об этом сохранились воспоминания пилота-испытателя Ганса Лерхе «Пилот-испытатель Люфтваффе: пилотируя трофейные самолеты союзников» (Hans-Werner Lerche. Luftwaffe Test Pilot: Flying captured Allied Aircraft of World War 2. Jane’s Publishing Company, 1980).

Трофейный Ла-5

Трофейный Ла-5

«6 января 1945 года в Восточной Пруссии началось большое советское наступление. Через несколько дней первый советский истребитель Як-3 приземлился неповрежденным в Гросс-Шиманене, на том самом аэродроме, где я уже побывал в сентябре прошлого года.

Это была волнующая новость, поскольку все в моем отделе Е2 Beute (отдел занимался испытаниями захваченных самолетов противника – прим.перев.) Испытательного центра Люфтваффе в Рехлине хотели знать больше об этом новейшем советском истребителе. Согласно уже имевшимся отчетам, он был не только гораздо легче чем Як-9, но также, как полагали, превосходил его в скороподъемности и маневренности, особенно на высотах до 3-3,5 км.

Необходимые приготовления не заняли много времени и 11 января я вновь сел на поезд, идущий в Гросс-Шиманен. На этот раз поездка оказалось гораздо менее приятной: поезд вечно опаздывал и не обогревался, не добавляли уверенности и воздушные налеты. С собой я взял опытного авиационного инженера, он не смог бы вернуться вместе со мной в одноместном самолете, но должен был помочь мне в идентификации его средств управления.

После всех трудностей и крайне некомфортабельного путешествия – я прихватил с собой свой парашют, мы, наконец, прибыли в Гросс-Шиманен.

Як-3 произвел на меня очень хорошее впечатление, в частности, поверхность фанерного крыла была отличного качества. Он был меньше чем Як-9 и весил в снаряженном состоянии всего две с половиной тонны, следовательно его силовая нагрузка была всего лишь около 2 кг/л.с. Можно вообразить себе, что это означало хотя бы с точки зрения набора скорости! Другим удивительным фактом было то, что несмотря на меньшую площадь крыла, около 15 кв метров, нагрузка на крыло из-за небольшого веса была относительно низкой.

Обходя Як-3 вокруг, я заметил с удовлетворением, что у него отличные, широко расставленные шасси, которые убирались внутрь фюзеляжа. Затем я уселся в кресло пилота и начал обычный осмотр для того, чтобы разобраться, для чего служат те или иные рычаги управления. Инженер, стоя рядом с самолетом, наблюдал за моими действиями. Двигатель водяного охлаждения работал очень хорошо и между работающим пропеллером и землей оставалось приличное расстояние. Все равно я знал, что должен буду мобилизовать все свои летные навыки, поскольку эти маленькие дьяволята могут быть иногда очень гадкими, если, например, попытаться выполнить разворот или потерять скорость на взлете. Крыло трапецевидной формы, сужающееся к концу в отношении 1:3 предполагало что существовала опасность срыва воздушного потока, поскольку внешняя секция крыла имела маленький угол скоса который мог бы замедлить отделение воздушного потока в зоне элеронов.

На следующее утро, 12 января, “постороннее” движение в воздухе над Гросс-Шиманеном было столь оживленным, что о взлете на захваченном Як-3 вообще не мог бы быть и речи. Только после полудня, когда погода стала портиться, я осмелился взлететь и пошел в направлении Маркиша-Фридланда. Следовало контролировать маленький проворный самолет очень тщательно, для того чтобы предотвратить возможные “фокусы” во время взлета. Вид вперед из пилотской кабины во время рулежки оставлял желать лучшего из-за закрывающего обзор 12-цилиндрового двигателя, но в полете видимость была хорошей. Рули слушались малейшего прикосновения, так что мне нужно приходилось быть осторожным. Тем не менее, двигатель работал гладко и это побудило меня лететь на малой высоте. Я решил лететь без эскорта, так что у меня не было возможности испытать самолет на больших высотах. Продолжая “вживаться” в советский истребитель я приземлился на аэродроме Маркиш-Фридлянд через пятьдесят минут, приблизившись к нему на довольно высокой скорости.

Степень контроля за машиной заметно уменьшилась при выпущенных шасси и закрылках, и приземление было немного неустойчивым, но помогло большое расстояние между колесами и я был вполне доволен моей гладкой посадкой на три точки. Тем не менее, выруливая со взлетной полосы и пытаясь использовать при этом пневматические тормоза я заметил, что давление сжатого воздуха в системе сильно упало. В кабине был датчик давления воздуха, но, конечно, я не знал какие показания были бы нормальными, так что мне пришлось рулить с большой осторожностью. Более важным было то, что меня милостиво подпустили к аэродрому и не обстреляли, возможно, о моем прилете расчеты зенитных батарей были уже предупреждены. Недостаточное давление сжатого воздуха было без всяких сомнений просто нарушением герметичности системы, поскольку не только тормоза, но и шасси, закрылки и шторки радиатора приводились в действие сжатым воздухом. Нужно было что-то предпринимать. Я отправился за помощью в мастерскую и когда мы запустили двигатель, мыльная пена, которую мы залили в систему, стала в одном месте пузыриться. Найденное повреждение было не очень серьезным и могло быть исправлено при помощи нового хомута и затяжки креплений. Но даже этот мелкий ремонт означал, что нам уже не оставалось времени для того, чтобы успеть вылететь в Рехлин в тот же день. Кроме всего прочего стоял январь месяц. Я испытал облегчение, что не был поврежден компрессор, потому что его починка или даже просто замена могли бы отнять очень много времени.

Як-3 в в Гросс-Шиманене

Як-3 в в Гросс-Шиманене

На следующий день, 13 января, погода была просто отвратительной. Шел снег, о взлете не было и речи, но аэродромные метеорологи пообещали улучшение после обеда. Як-3 не был оснащен приборами для полетов вслепую и мне нужно было как-то выходить из положения, а также быть способным определить свое местонахождение. Когда же я смог с этим разобраться, пророчества метеорологов стали сбываться и я приготовился к взлету. К моему удивлению, давление в тормозной системе держалось хорошо и в 15.27 я стартовал, изо всех сил стараясь чтобы Як-3 не раскачивался на взлете из стороны в сторону. Хотя о моем вылете уже было сообщено, для того, чтобы облегчить опознание, я прихватил с собой ракетницу. Я бросал частые взгляды на манометр, но давление оставалось стабильным. По мере того, как погода улучшалась, я поднялся немного повыше, чтобы произвести несколько испытаний стабильности руля высоты и качества работы ножных педалей – я не до такой степени устал от жизни, чтобы тестировать Як на низкой скорости и малой высоте. Короткий зимний день подходил к концу, вновь поднялся туман, и я был рад, когда после 45-минутного полета заметил озеро Мюриц, на южном берегу которого располагался Рехлинский аэродром. Давление воздуха оставалось постоянным даже когда я выпустил шасси и закрылки. Вскоре я мягко посадил русскую птичку на траву, рулежка с исправными тормозами также была не таким уж трудным делом. Как обычно, самолет откатили в ангар-мастерскую для обследования. Общий интерес вызвало отлично обработанное фанерное крыло. Оно создавало минимальное сопротивление и могло быть легко отремонтировано даже на фронтовых аэродромах с импровизированным оборудованием.

Прежде чем я был готов составить план первых испытательных полетов, я получил известие, что рейхсмаршал Геринг хочет посмотреть самолет на аэродроме Ораниенбург под Берлином. Я должен был вылететь туда на следующий день.

Когда я прибыл, инспекция уже началась и все были довольны,что могут посмотреть и на мой притягивающий внимание самолет. Я надел мою лучшую форму с пистолетом в кабуре на боку и встал возле Як-3, приняв как можно более военную стойку.

Вскоре ко мне подошел рейхсмаршал со своей свитой. Я лихо отдал ему честь как меня учили во время военной подготовки, что мне, впрочем, приходилось делать крайне редко, и отрапортовал. Геринг благодушно разглядывал меня своими голубыми глазами. Все это казалось мне немного театральным. Я отметил его чахоточно-румяные щеки и мягкие русские кожаные сапожки какого-то неопределенного цвета. Мой ответ на его вопросы относительно Як-3 заключался в том, что испытательные полеты еще не начались, но вследствии чрезвычайно малого веса самолета, соединенного с его отличными аэродинамическими качествами и мощным двигателем, можно ожидать отличной скороподъемности и боевых качеств на низкой высоте в сравнении с нашими истребителями Ме-109 и ФВ-190. Я не мог также не отметить посредственное поведение самолета на больших высотах из-за особенностей его двигателя. Для меня было очевидно, что они не особенно интересовались техническими деталями. Власть Геринга была к тому времени уже сильно ограничена и я определенно не хотел бы находится на его месте».

Испытано в Германии. Истребители Як-3. СССР

В мемуарах Лерхе отметил достоинства самолета, но почему-то не сказал о том, что фанерное крыло для истребителя в 1945 г. было анахронизмом. Потом на больших скоростях при пикировании обшивка крыла не выдерживала и слетала.

Бедность приборного оснащения вполне объяснима, потому что самолет облегчили где только можно. Ночью и в плохих метеусловиях он не должен был летать.

Поскольку немцы не успели провести полноценные испытания следует сказать, что Як-3 с двигателем ВК-105ПФ2 развивал мощность 1 240 л. с., он развивал максимальную скорость у земли 567 км/ч, на высоте 646 км/ч. Скороподъемность была 1 111 м/мин.

С появлением Як-3 советские пилоты наконец-то получили хорошую вертикальную маневренность, что позволяло им на равных биться с «Мессершмитт» Bf 109G «Густав» и 109K «Курфюрст».

Источник — https://zen.yandex.ru/media/id/5e364b0053de5721ccf77ee1/ispytaniia-sovetskogo-istrebitelia-iak3-v-fashistskoi-germanii-60c581c692d1652ea7178b8f

5
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
БПМyassakbyakinE .tom Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
E .tom

Я как понимаю в самом конце статьи идет комментарий автора с Дзена.
Для немцев в 44-34 х годах деревянная конструкция наоборот хайтек, даже реактивные были вынуждены делать из дерева а 109-й обзавёлся деревянным хвостом, а на Яке было композитное крылос металлическими лонжеронами, и отрыв обшивки был на первых сериях из-за нарушений технологии производства.

yassak

Дзен он такой… дзень или дзынь. Там вообще много из тех помоев, которые лились на наших предков в «лихие» 90-е.

byakin

что касается испытаний немцами истребителя як-3, то у уважаемого коллеги NF есть перевод из книги воспоминаний Ханса-Вернера Лерхе «Летчик-испытатель трофейных самолетов»

Испытано в Германии. Истребитель Як-3

Як-3 превосхрдил немецкие самолеты в динамике, он разгонялся даже на кабрировании. В «собачей свалке» он немцев сильно превосходил.

БПМ
БПМ

взято отсюда https://afirsov.livejournal.com/254457.html

Спойлер

Из воспоминаний Вальтера Вольфрума

«… я прокручивал свой последний бой в голове – нет, они не могли быть Як-9. Меня заставляло ломать голову то, что этот «круть-верть» было очень похож на Як-9, но это была машина другого класса, более того – другого класса, чем Bf 109. Возможно я столкнулся с двумя Як-3, о которых уже слышал столь ужасные истории в офицерской столовке? Недалеко был Швайдниц, где располагался штаб корпуса Ганса Зайдемана, — это была хорошая возможность встретиться со своим жизнерадостным командиром, с которым много раз общался за бутылкой шампанского. О новом «Яке» следовало доложить генералу. Нам нужно было выработать какую-нибудь тактику, чтобы иметь возможность противостоять новому противнику. Я попросил водителя отвести меня к нему. По прибытии меня тут же вызвали в офицерское собрание в Швайднице на встречу с генералом. Правда, анестезия, которой накачал меня доктор артиллеристов, еще шумела в голове – весьма однако продолжительный эффект… Я начал насколько возможно корректно с военной точки зрения описывать свой воздушный бой, но после первой же фразы Зайдеман заскакал на месте:

«… Вы сошли с ума? Вы и ВАШ Як-3! Нет никого Як-3! И определенно нет на нашем участке фронта. Хватить рассказывать мне все эти байки, мне надоело их опровергать».

А я-то думал, что хорошо его знаю – генерал неоднократно с похвалой отзывался обо мне «за выдающиеся боевые заслуги» и навещал меня в госпитале после последнего серьезного ранения… А теперь он делал мне форменный разнос перед толпой улыбающихся штабных крыс… 42-летний мужик бился в форменной истерике.

«Мы должны быть невосприимчивы к вражеской пропаганде и прекратить распространять ее дальше!» — орал он.

Мы, видите ли, видели призраков и тронулись умом! Вот на последок только и оставалось, это получить обвинения в трусости, и выставить меня в таком виде перед товарищами. Я хотел кричать в ответ, но коньяк еще держал меня, вызвав в голове страшную мешанину. Несколько часов назад я чудом остался в живых, а теперь этот господин в «штанах наизнанку», утверждал, что это неправда. Хотя я не двигался, мне становилось все тяжелее… Над головой летели бесконечные тирады Зайдемана, и чтобы не вспылить в ответ, я повернулся на каблуках и вышел, оставив генерала с его окружением…»

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить