Выбор редакции

Испанская Вест-Индская компания, часть III. Борьба за Антильские острова (Trastamara II)

19
9

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Продолжаю публиковать свой цикл Trastamara II, и сегодня речь пойдет о продолжении истории Испанской Вест-Индской компании. Рассмотрены будут события XVII века, в которые войдут «золотой век» CIOC, борьба с напором европейских пиратов, и многое другое.

Содержание:

«Золотой век» Вест-Индской компании

Испанская Вест-Индская компания, часть III. Борьба за Антильские острова (Trastamara II)

В 1598 году умер король Фелипе II, и в Испании начался период торжества бездарностей, валидо, тотальной коррупции и обнищания государства. В этом же году умер и 3-й принц Трастамара, державший в своих руках всю колониальную торговлю страны. Вест-Индская компания должна была последовать за своим создателем и страной, к которой принадлежала – но на деле именно с 1598 года начинается период ее бурного расцвета и возвышения, в результате чего CIOC к концу столетия окажется более богатой и влиятельной, чем последний Испанский Габсбург и Испания в целом. Причиной тому был как потенциал, заложенный на протяжении XVI века, так и новый президент Компании – Альфонсо де Трастамара и Медичи. На момент вступления в эту должность у него уже был опыт управления меньшей Ост-Индской компанией, а также явный талант в области управления и финансов. При этом Альфонсо было всего 28 лет, что обещало ему долгое правление Компаниями, и предопределило тот бурный рост, который они переживали в то же время, когда сама Испания стремительно обрушилась вниз.

В первую очередь «золотой век» Вест-Индской компании оказался связан со значительным ростом реальных доходов Компании, и взрывным ростом ее бюджета. Причин на то было несколько. Во-первых, CIOC начала скрывать значительную часть своих доходов, так как деньги, выплачиваемые ею государству (в первую очередь квинто-реал) начали расхищаться по дороге в королевскую казну, в результате чего что так, что эдак получалось, что деньги уходили куда угодно, только не своему получателю. При этом практика показала, что чем больше выплачивала Компания денег в казну, тем больше в удельном смысле этих денег воровали королевские чиновники и валидо. В результате этого доходы декларировались на том уровне, чтобы до казны доходила как можно большая сумма, а «путевые потери» были минимальны [1]. Во-вторых, Испания в эту эпоху оказалась настолько погружена в европейские дела, что практически забыла о колониях. Отныне CIOC становилась царем и богом в Индиях, и фактически управляла ими от имени короля, что окончательно развязало ей руки в любых хозяйственных вопросах. В-третьих, сказывался ряд чисто организационных и финансовых новшеств – к примеру, создание Севильской фондовой биржи, или решение оставлять капиталы, необходимые для строительства и содержания флота CIOC в Вест-Индии, из-за чего тот вообще не учитывался в Европе, и не облагался налогами. В-четвертых, в середине XVII века произошло крушение банка Фуггеров, в результате чего все их шахты и прочую собственность в Испании удалось скупить по дешевке, и заставить работать на благо государства и Компании.

Значительный рост финансовых резервов привел к иным последствиям, которые еще больше подстегнули рост богатства Компании. Ввиду обострившейся конкуренции на морях и быстрому темпу роста голландского торгового флота, дабы не потерять колонии из-за наплыва туда иноземных купцов, Компания провела в Испании небольшую промышленную революцию, и не только значительно увеличила объемы судостроения, но и развила ряд отраслей, которые ранее пребывали в стагнации. Вовремя «словив момент», Компания добилась разрешения на основание торговых контор в колониях. Это означало, что теперь выходцы из колоний могут развивать свое торговое дело, и торговать с соседними колониями и метрополией. Торговый оборот между колониями в Вест-Индии стал быстро расти, а для его защиты в Карибском море появились регулярные патрули кораблей CIOC. Кроме того, были сформированы отряды Guardacostas – Береговой охраны, которая занималась отловом контрабандистов, пресечением пиратства и патрулированием прибрежных зон. Де-юре отряды были подчинены администрациям колоний, и за их же счет содержались, но создавались они силами Компании, и де-факто ей же подчинялись. Риск торговли с испанскими колониями в обход колониальных властей для иноземцев стал слишком велик, и, с одной стороны, значительно уменьшилось количество контрабандистов – а с другой отряды Guardacostas стали собирать богатый урожай из кораблей и контрабандных грузов, что также шло на благо Компании и колоний.

Еще одной сферой интересов Вест-Индской компании неожиданно стала…. Торговля в Европе. Дело в том, что после перевозки колониальных товаров в Европу, юрисдикция над ними Компании заканчивалась, и их должны были дальше развозить частные купцы. Однако упадок Испании, неудачи государства на море, частые реквизиции кораблей и огромные прибыли, которые сулила торговля с колониями привели к тому, что вывозом товаров из Испании, как и импортом необходимого продовольствия, занимались иностранные купцы, в первую очередь голландские, ганзейские и французские. Не помогал даже закон времен Фелипе II, по которому приоритет в отгрузке товара на корабль всегда должен был отдаваться испанским кораблям – но испанцы просто не составляли конкуренции в европейской торговле, да и практически не участвовали в ней [2]. Между тем, разница между ценами на какао, фрукты и прочий импорт из Индий в Испании и Европе порой была весьма большой, и европейцам получалось наваривать большие деньги на перепродаже. Обиднее всего было то, что главную прибыль получали голландцы, которые вообще-то воевали с Испанией – но умудрялись практически монополизировать экспорт колониальных товаров с Пиренейского полуострова, имея только на этом направлении скромный торговый флот около 5 тысяч кораблей. Вест-Индская компания предприняла определенные меры, и нарастила собственный торговый флот в Европе, занявшись еще и доставкой «своих» товаров до конечных стран-потребителей – де-юре это было лишь некоторое расширение оговоренной законом ее сферы деятельности. При этом львиную долю торговли в Европе взяли на себя сицилийцы и неаполитанцы, которые стали делать на этом такие деньги, что многие купцы из Северной Италии стали переезжать в Южную, дабы признать себя испанскими поданными и принять участие в распродаже испанских колониальных богатств. Свою долю от торговли в Европе CIOC получила, но вытеснить целиком голландцев из собственного экспорта не получилось – слишком велики были их силы, и слишком много Испания тратила на сохранение своей монополии на Вест-Индию.

Денежное и ресурсное изобилие, появление собственных верфей и обострение борьбы на море привели также к необходимости наращивать численность боевого флота Компании. Помимо Guardacostas, которые состояли из шебек, пинасов и прочих легких парусных и парусно-гребных судов, требовалось сформировать достаточно многочисленное ядро из полноценных боевых единиц – линейных кораблей (navios de linea) и фрегатов (fragatas). От практики аренды частных кораблей для боевых эскадр с начала XVII века в CIOC отказались, так как они чаще всего уступали полноценным боевым единицам по вооружению и выучке экипажа. Настоящими «морскими ястребами» Испании становился собственный регулярный флот Компании, созданный раньше, чем регулярный флот государства. Численность его к середине XVII столетия достигла 80 единиц. Линейные корабли, или тяжелые галеоны составляли ядро, и занимались основными задачами, конвоируя серебряный флот и противодействуя вражеским эскадрам, в то время как фрегаты занимались охотой на вражеское судоходство, защитой собственного, и патрулированием бассейна Карибского моря. Кроме этого, Компания решилась на крайнюю с точки зрения испанцев меру, и стала нанимать частных капитанов, включая иноземцев, в качестве корсаров, для борьбы с вражеским судоходством. Формально эти наемники не были каперами, и в случае поимки считались пиратами со всеми отягчающими, но имея лицензию CIOC, такие корсары могли свободно сбывать краденное в испанских колониях в обмен на часть добычи, которая делилась поровну и отходила в пользу государства и Компании. Чисто по-христиански такой подход был не самым правильным и честным, но в условиях широкомасштабной войны на море с участием сотен и тысяч кораблей все средства были хороши. Помимо расширения флота, для уверенности CIOC понадобилась частная армия – и она была создана, причем в значительной мере состоящая из населения колоний или освобожденных рабов. В будущем она покажет себя с лучшей стороны, и даже заслужит определенную славу в Европе.

вернуться к меню ↑

Колониальное хозяйство

Испанская Вест-Индская компания, часть III. Борьба за Антильские острова (Trastamara II)

Конец XVI и начало XVII веков оказался связан для экономики Испании с двумя крупными потрясениями из-за колоний. Во-первых, экономика колоний развилась в достаточной степени, чтобы обеспечить себя минимально необходимыми товарами – т.е. продовольствием, самыми простыми и дешевыми образцами одежды, кузнечными изделиями, сельскохозяйственной утварью. Импорт товаров из метрополии значительно сократился, из-за чего уменьшились и доходы от сбыта продукции. При этом Компания пострадала от этого минимально, в то время как в Испании это привело к серьезному кризису ряда производств, зависимых от экспорта в Индии. Но еще большим ударом для государства стало уменьшение потока серебра и золота. Да, Вест-Индская компания за счет «королевской пятой» приносила немалые доходы, но главным источником богатства королевской казны являлись непосредственно драгоценные металлы, которые были нужны для возвращения многочисленных займов, которые Испания вынуждена была брать из-за чрезмерно активной внешней политики Испанских Габсбургов и постоянных и затратных войн. Пока поток металлов увеличивался, ситуация была под контролем, но с 1620 года объемы поставок замерли на одном уровне, а после 1640 стали резко падать. Уже во 2-й половине столетия поставки серебра сократятся до десятой части от былого уровня, что обусловит катастрофическое падение доходов государственной казны, которая взвинтит налоги и станет активно вывозить за границу все наличные монеты дабы выплатить займы, что приведет к обнищанию населения. Так Испания, не имевшая развитой финансовой системы в рамках государства, целиком зависящая от поставок серебра из колоний, слабо развивающая свое производство, столкнется с инфляцией, и не выдержит этого столкновения, рухнув вниз.

Однако, что удивительно, кризис практически не затронул Компании. Они уже вполне превратились в государство в государстве, и, в отличие от Испании, имели и развитую финансовую систему, и свою экономику, пускай местами весьма странную, а временами и откровенно жульническую. От серебра CIOC зависела мало, ее основным доходом было производство товаров и их продажа между колониями и метрополией, а с начала XVII века – и экспорт в европейские страны. Диверсификация экономики, проведенная в предыдущем столетии, позволяла не только сохранять доходы, но и увеличивать их. Экономика колоний продолжала развиваться вопреки кризису в метрополии – площади пахотных земель увеличивались, число плантаций также росло, как и численность рабочих. CIOC имела львиную долю европейского рынка сахарного тростника, сахара и рома, какао, кофе, кукурузы, поставляла огромное количество фруктов. Имелись и полезные ископаемые – помимо серебра и золота, интересного Габсбургам, добывались железо, медь, олово, свинец и многие другие металлы. Торговый оборот и количество кораблей в Карибском море постоянно росли. В самом южном и отдаленном вице-королевстве Индий, Рио-де-ла-Плате, появились гаучо – скотоводы, идейные последователи вакерос и льянерос, пускай и со своими особенностями. По мере роста колоний и их экономики Компания продавливала через Совет Индий введение там налогов, которые частично шли на поддержание самих колоний – к примеру, таковым стал налог на содержание Guardacostas.

Однако с ростом амбиций остальных европейских держав монополия Испании на Вест-Индию оказалась под угрозой. Проблема заключалась в том, что в первую очередь колонизации подвергались континентальные владения, в то время как «барьер» между Карибским морем и Атлантическим океаном – Антильские острова – оставался слабозаселенным. Крупные поселения были лишь на Кубе и Пуэрто-Рико, Эспаньола по большей части оставалась незаселенной, а все прочие острова были практически заброшены. Ямайка, Эспаньола, Кюрасао, Тринидад, да и вообще любой из Малых Антильских или Багамских островов мог стать плацдармом для наступления европейцев. Принц Альфонсо де Трастамара и Медичи понимал это, потому уже с 1600 года дал начало масштабной программе по переселению испанцев и всех прочих подходящих (союзных Испании католиков – итальянцев, фламандцев, ирландцев) на Антильские острова. Особого размаха переселение приобрело после того, как в метрополии решили изгнать морисков – появились тысячи людей, которые не желали отправляться куда попало, да и вообще не были никакими криптомусульманами, а уже давно являлись католиками и верными поданными короны Испании. Таким Вест-Индская компания предоставляла корабли и место для поселения.

В результате этого за короткие сроки удалось достаточно плотно заселить пустовавшие до того времени острова, а Эспаньола и Ямайка наконец-то приобрели постоянное и многочисленное население, которое тут же приступило к налаживанию местного хозяйства. В благодарность CIOC за фактическое спасение от изгнания мориски один из основанных городов на Эспаньоле назвали Пуэрто-Принсипе. Ямайцы же решили объявить на всю Вест-Индию о том, что остаются верны королю, и назвали свое поселение Пуэрто-Реаль. Заселены были и Малые Антильские острова. К середине 1630-х годов проблема пустующих территорий, которыми могли воспользоваться остальные европейцы, уже значительно сбавила свою остроту – все основные острова, пригодные для заселения, были колонизированы испанцами, и теперь твердо принадлежали Короне. Помимо прочего, это значительно увеличило доходы Компании, так как поток колониальных товаров значительно увеличился, по некоторым отдельным пунктам вроде сахарного тростника и рома – в разы.

Правда, жизнь поселенцев была отнюдь не простой и мирной. На многих островах хозяйство приходилось налаживать с нуля, и даже с учетом большого числа переселенцев рабочих рук все равно не хватало, из-за чего пришлось активно завозить африканских рабов. Антильские острова часто подвергались набегам европейских пиратов, из-за чего CIOC все равно пришлось держать патрули в море и создавать новые подразделения Guardacostas, а колонисты активно вооружались и укрепляли свои поселения. Артиллерийские заводы в Европе постоянно работали, чтобы обеспечить новые города береговыми батареями на тот случай, если визит вежливости решат нанести большие вражеские эскадры. Все это требовало времени и ресурсов, а последних у Компании было хоть и много, но все же не безграничное количество. Не удалось избежать и конфликтов между различными группами переселенцев – так, на Эспаньоле группа мигрантов-ирландцев поругалась с мигрантами-морисками, из-за чего между общинами началась своеобразная война, которую пришлось заканчивать с применением частной армии Вест-Индской компании.

Высокая переселенческая активность CIOC вызвала у некоторых чиновников в метрополии недовольство. Особо отличился герцог Лерма, валидо короля Фелипе III, который конфликтовал с принцем Альфонсо де Трастамара. Он обвинял Вест-Индскую компанию в том, что та вывозит слишком много населения метрополии в колонии, что уменьшает налоговые поступления для Короны, да и вообще снижает численность населения страны. Веса этим обвинениям придавало и то, что население Испании действительно сокращалась, но едва ли в этом была вина CIOC – общий экономический упадок, постоянные войны и нищета приводили к уменьшению рождаемости, из-за чего население Испании при Габсбургах сначала не росло, а затем и вовсе стало уменьшаться. Вывоз колонистов за океан, конечно же, вносил в этот процесс свою лепту, но как показали более поздние исследования, на территориях влияния Компании и Принцев Трастамара в метрополии рождаемость обычно была выше, чем в остальной Испании, что можно было даже назвать компенсирующим фактором. Как бы то ни было, но обвинения в адрес CIOC не помогли Лерме, и он попал в опалу [3].

Однако существовала еще одна проблема, связанная с демографией, и касалась она конкретно людских ресурсов. Войны и болезни забирали много жизней трудоспособного населения, а обе Компании выгребали его в огромных количествах, так как кораблям требовались матросы, армии – солдаты, колониям – поселенцы, и т.д. Для уменьшения нагрузки на население собственно Испании Компания была вынуждена самым широким образом привлекать иностранцев, а при найме корсаров не брезговала даже протестантами, делая исключение лишь для открытых мусульман. Одним из косвенных последствий подобной ситуации с людскими ресурсами стало то, что CIOC стала искать способны уменьшить потери своего личного состава от болезней. К примеру, потери среди экипажей кораблей от болезней еще со времен Колумба были традиционно высоки. Особенно серьезным наказанием стала цинга, которые ежегодно забирала тысячи жизней. Еще Альваро де Базан ввел на флоте для испанцев в употребление сырые плоды батата, которые помогали бороться с цингой, но этого было мало, да и батат был чрезвычайно дорогим продуктом. Опытные моряки, плававшие в Вест-Индию, с середины XVI века знали, что замедлить или вовсе предотвратить проявление цинги можно было с помощью цитрусовых, в первую очередь – лимонов. Их как правило засаливали, или выжимали в сок и добавляли в ежедневную порцию алкоголя. Предусмотрительные капитаны, закупавшие для своих команд лимоны и апельсины перед плаваниями, могли вообще годами не вспоминать о цинге.

Неизвестно точно, при каких условиях это узнал принц Альфонсо де Трастамара, но избавление от цинги в лице цитрусовых он воспринял вполне серьезно. Испания была крупнейшим поставщиком цитрусовых в общем и лимонов в частности в мире, в испанских колониях выращивалось огромное количество этих фруктов, в Европе она же обладала крупнейшими плантациями лимона на собственной территории и в Италии. Если в мире и была страна, которая могла себе позволить ввести лимоны и лимонный сок в рацион моряков – то это была именно Испания. В результате в развитие лимонных плантаций были вложены немалые средства, и значительную долю продукции стали закупать на нужды флота CIOC как в Вест-Индии, так и в Европе. От этого свою значительную пользу получили Сицилия и Неаполь, которые нарастили выращивание цитрусовых [4]. В самой Испании также был определенный рост их производства, но из-за общего упадка он остался незначительным. Капитанам кораблей в обязательном порядке выдавались запасы лимонов или лимонного сока, и их потребление нормировалось так же, как и питьевой воды. В результате этого уже к 1620-м годам с цингой удалось справиться, количество смертей от нее в год резко упало до уровня статистической погрешности. Это, в свою очередь, снизило потребности Компании в наборе личного состава для флота, что позволило экономить и средства, и опытные кадры. Конечно, закупка лимонов превратилась в постоянную статью доходов, но все равно фрукты обходились дешевле, чем регулярный наем матросов-новобранцев на замену ветеранам, умершим от цинги.

вернуться к меню ↑

Иностранная экспансия

Испанская Вест-Индская компания, часть III. Борьба за Антильские острова (Trastamara II)

Монополия CIOC на Америку не могла быть вечной. Уже по Тордесильясскому договору 1524 года часть владений должна была достаться португальцам. Однако португальцы были «своими», а с 1580 года и вовсе стали частью колониальной империи Габсбургов, так что не были серьезной проблемой. Не были проблемой и французские и английские колонии в Северной Америке, которые находились вне сферы испанских интересов. И все же время шло, и рано или поздно другие державы должны были вторгнуться в испанские владения, и попытаться основать свои колонии. Первым свидетельством верности этих догадок стала попытка французских гугенотов в 1562 году обосноваться во Флориде. Командовали экспедициями Жан Риболь и Рене Гулен де Лодоньер. Первая попытка колонизировать атлантическое побережье региона провалилась, во многом из-за внутренних конфликтов, но в 1564 году гугеноты вернулись, и на сей раз удачно основали город Форт-Каролину. Испанской администрации во Флориде и CIOC не понравилось новое соседство, потому была снаряжена экспедиция, и колонию разгромили, а в Форт-Каролине посадили испанский гарнизон. Впрочем, и он продержался недолго – в 1568 году французы, прибыв из Европы, при помощи индейцев перебили испанцев, но заново заселять колонию не стали, и отправились в Европу, удовлетворившись местью.

Следующая попытка покуситься на испанскую сферу интересов последовала спустя полвека, в 1616 году. Голландцы, прибыв в устье реки Гвиана, стали основывать свои фактории и поселения, развив бурную деятельность. Испанцы узнали об этом в 1620 году, и снарядили карательную экспедицию, которая обрушилась на поселенцев и целиком уничтожила колонию. Разгром ее стал одной из причин возобновления войны между Испанией и Голландией в следующем году, хотя и не самой весомой. Предчувствуя неладное, руководство CIOC и Альфонсо де Трастамара стали постепенно усиливать военное присутствие и патрули в Вест-Индии, а также пошли на радикальный организационный шаг – создали в Сан-Хуане (Пуэрто-Рико) отдельное командование силами Guardacostas и местными патрулями Компании. Обязанностью Armada de las Indias Occidentales становилась не только защита от пиратов, но и от вражеских поселенцев. Для командующего флотом создали даже специальное звание – Gran Almirante, или же Великого Адмирала. От личности человека, которого должны были назначить на этот пост, зависело очень многое, и потому Принц Трастамара не поскупился, и выкупил свободу у одного из лучших организаторов войны на море своей эпохи – Педро Тельес-Хирон и Веласко, герцог Осуна. Ранее он уже развил успешную деятельность против берберских корсаров в Италии, но из-за интриг и клеветы был снят с должности и брошен в темницу по указу валидо Принца Астурийского, Гаспара де Гусмана и Пименталя, будущего графа-герцога Оливареса. На новом месте он развил бурную деятельность, и не зря – с начала 1620-х годов на Вест-Индию обрушился шквал попыток европейских держав захватить свои колонии и закрепиться в богатом и развитом регионе.

  • 1623 – на остров Сан-Кристобаль высаживается группа английских колонистов в количестве 300 человек, включая женщин и рабов. Вскоре после этого у острова появляются корабли Guardacostas, и английские галеоны уходят в океан, бросая колонистов. После нескольких дней относительно мирного существования английские поселенцы сталкиваются с испанскими, и терпят поражения после скоротечного боя. Рабов присоединяют к хозяйству острова, пленных англичан отсылают в Сан-Хуан, где их следы теряются.
  • 1624 – на берегах реки Гвиана высаживаются французские поселенцы. Испанцы при поддержке португальцев заставляют колонистов покинуть берега Америки спустя несколько месяцев. В этом же году голландцы высаживаются в Бразилии, и захватывают столицу португальской колонии – Сальвадор-да-Байя. Вест-Индская компания снаряжает крупную карательную экспедицию, и в следующем году выбивает голландцев оттуда, а к 1627 году целиком очищает от их присутствия Бразилию [5].
  • 1625 – французы высаживаются на острове Тортуга, к северу от Эспаньолы. Первоначально они пытаются «ползучей экспансией» захватить часть самой Эспаньолы, но терпят поражение, из-за чего вместо охотников и плантаторов на острове быстро появляются пираты (буканьеры), которых поддерживают французские короли. Остров регулярно посещают карательные экспедиции испанцев, но буканьеры или отбиваются, или возвращаются после поражений, становясь постоянной проблемой для Вест-Индской компании. Закрепиться за Тортугу у CIOC также не получается, из-за чего вопрос с ней будет решен лишь во 2-й половине XVII века.
  • 1627 – англичане высаживаются на островах Барбадос и Сан-Висенте. Экспедиция подкреплена военными кораблями из-за идущей войны с Испанией. Высадка обнаружена патрулем Guardacostas, после чего о ней быстро узнают в Сан-Хуане. Местные поселенцы садятся в осаду и держат оборону, пока к островам не подходят военные галеоны CIOC под началом капитана Хуана Медины. В разыгравшемся сражении англичане терпят поражение, высадившиеся на острова колонисты становятся пленниками.
  • 1628 – к острову Невьес прибывает английская экспедиция колонистов графа Карлайла (3 корабля, 400 моряков и 200 колонистов), но сталкивается с 2 испанскими шебеками Guardacostas, и не решается ни высаживаться на берег, ни уйти, ни дать испанцам бой. Получив вечером подкрепление в виде еще одной шебеки, испанцы под началом Альваро де Толедо и Гомеса ночью берут на абордаж один из английских кораблей. Утром два остальных уходят обратно в метрополию.
  • 1630 – в устье реки Суринам высаживаются английские колонисты под защитой вооруженного отряда. Спустя полгода отряд кораблей из Сан-Хуана высаживает десант в этом же месте, берет в плен колонистов и уничтожает саму колонию. Пришедшие в следующем году два английских корабля с новой партией колонистов натыкаются на засаду кораблей CIOC и захватываются в качестве призов.
  • 1631 – корабли и солдаты Голландской Вест-Индской компании пытаются захватить остров Сан-Мартин, однако попытка высадиться встречена огнем из пушек и мушкетов колонистов, которым поддержку оказал находившийся поблизости пинас Guardacostas. После разгрома десанта корабли ВИК бомбардируют столицу поселения, городок Пуэрто-Альфонсо, вызывав масштабные разрушения, и уходят прочь.
  • 1632 – англичане предпринимают попытку захватить остров Антигуа, но на подходах к нему сталкиваются с патрулем CIOC, состоящим из двух галеонов. Во время начавшегося боя оба испанских корабля получают тяжелые повреждения и теряют около 40% экипажей убитыми и ранеными, но при этом топят несколько английских кораблей и заставляют остальные убраться восвояси. В этом же году англичане пытаются захватить остров Монтсеррат, но еще до высадки среди них начинаются эпидемии, и местные испанские колонисты вместе с кораблями Guardacostas без труда справляются с вторжением.
  • 1634 – голландцы высаживаются на острове Кюрасао при поддержке экспедиции из 11 кораблей (3 военных корабля, 8 транспортов, около 1500 человек личного состава). Местная община переселенцев-морисков вооружает все боеспособное население, включая женщин, и переходит к партизанской войне. Им удается продержаться достаточно долго, чтобы весть о вторжении дошла до Сан-Хуана. Герцог Осуна отсылает своего лучшего младшего флагмана, Хуана Медину, с целью отбить атаку. По дороге на юг он собирает все встретившиеся по пути корабли, пригодные для боя, и к приходу к Кюрасао имеет в своем распоряжении 18 кораблей (4 галеона, 8 фрегатов, 6 пинасов и шебек). Голландскую эскадру удалось застать врасплох и атаковать, пока она стояла на якоре, а часть экипажей находилась на берегу. Все ее корабли уничтожены или захвачены, пленные голландцы перебиты по приказу Медины после того, как местные мориски рассказали о пытках, которые те применяли по отношению к колонистам в рамках борьбы с партизанами [6].
  • 1635 – французы высаживаются на острове Доминика, но корабли Guardacostas отрезают их от своих кораблей, а местные ополченцы выгоняют их на побережье, под огонь корабельных пушек. Остатки десанта сдаются на милость победителей, и до конца войны с Францией (1659 год) работают на местных плантациях в качестве каторжников. В этом же году французы под прикрытием крупной эскадры пытаются захватить острова Мартиника и Гвадалупе, но герцог Осуна собирает все доступные ему корабли, и в ходе двухдневного сражения заставляет их покинуть Антильские острова.
  • 1636 – вторая попытка голландцев высадиться в Бразилии. Экспедиционный флот несет урон от местных отрядов Guardacostas, а затем подвергается нападению испанских корсаров и кораблей CIOC, из-за чего, понеся большие потери, голландцы вынуждены отказаться от вторжения.
  • 1638 – группа английских колонистов высаживается в устье реки Белиз. На тот момент это настолько медвежий угол Вест-Индии, что лишь спустя 5 лет их присутствие обнаруживают из-за обнаружения непонятного трафика кораблей. В 1644 году отряд кораблей Guardacostas с отрядами ополчения на борту захватывает колонию, и заставляет англичан бежать глубоко в джунгли. Решено сохранить поселение, и заселить его испанцами. В течении ближайшего года бежавшие англичане или вернутся в колонию и сдадутся в плен, или погибнут в джунглях от болезней и хищников. Сдавшимся будет предоставлен выбор – примкнуть к колонии и принять власть испанского короля, или отправиться в Англию. Большинство выбирает первое.

После этого на несколько лет попытки захватить испанские владения в Вест-Индии прекратились – иноземцам стало очевидно, что та слишком хорошо защищена, чтобы просто так закрепиться на каком-либо из островов, и сделали ставку на каперов. Узнав о том, что переселенцы-мориски защищают колонии наравне с испанцами, король Фелипе IV выделил личные средства на помощь колонистам, и отменил запрет на возвращение в Испанию тех морисков, которые продолжали придерживаться христианства. Правда, отмена указов коснулась в первую очередь тех, кто переехал в соседние страны, в то время как мориски в Индиях уже успели пустить корни и наладить хозяйство там, и количество вернувшихся в метрополию было очень мало. В этот же относительно мирный период времени CIOC понесла большую потерю – в 1640 году умер герцог Осуна, который железной хваткой держал Вест-Индию в руках Испании. Ему на смену сначала назначают Хуана Медину, но тот вскоре просит заменить его кем-то другим, так как является прежде всего моряком, а не командующим. В результате этого в 1641 году гран-адмиралом становится другой протеже покойного герцога Осуны – Федерико Оларте. Под его началом Армаде Вест-Индии предстоит встретить вторую волну европейской экспансии:

  • 1642 – голландцы пытаются захватить остров Санта-Крус, но сбегают от острова при виде крупного каравана, который принят ими за военные суда (на самом деле – 11 купеческих галеонов торговой конторы Картахены). Спустя несколько дней они возвращаются, но натыкаются на патруль Guardacostas, подкрепленный галеонами CIOC. В развернувшемся крайне нерешительном сражении голландцы теряют два корабля, после чего отходят и возвращаются в Европу.
  • 1643 – французы проводят двойную экспедицию, стремясь занять остров Санта-Люсия и восстановить колонию в устье Гвианы. Первая экспедиция отражена силами испанских колонистов, против второй был отправлен отряд кораблей во главе с уже известным Хуаном Мединой. Французские корабли смогли отразить атаку с моря, но оказались блокированы в устье реки, и после атаки брандером потеряли все свои корабли. Вслед за этим они подверглись нападению местных племен, договорившихся о союзе с испанцами. Союз был вызван действиями французов, которые сразу после высадки принялись порабощать аборигенов, и сожгли несколько их поселений в окрестностях [7].
  • 1645 – мятеж в Белизе. Остатки английских колонистов, примкнувшие к испанцам, устанавливают контакты с английскими каперами и пиратами, и «приглашают» их в город, обеспечив его легкий захват. Испанское население планомерно уничтожается. Тем не менее, информация о потере колонии доходит до Сан-Хуана, и в следующем году сюда прибывает карательная экспедиция, которая на сей раз безжалостно уничтожает английских поселенцев, а вместе с ними и несколько пиратских кораблей. Город Сьюдад-Белиз отстраивается заново, с более мощными укреплениями и исключительно испанским, надежным населением.
  • 1648 – англичане высаживаются на Багамских островах, сразу в нескольких местах, и основывают колонии. Из-за сосредоточения внимания на Малых Антильских островах испанцы не замечают этого, а после решают, что большой угрозы эти поселения не представляют. Ошибка станет очевидна уже вскоре, когда Багамы станут рассадником пиратов и каперов, вотчиной «пиратской республики» и источником постоянной головной боли для Вест-Индии.
  • 1649 – голландцы высаживаются на Тортоле и захватывают ее, попутно вырезав все местное испанское население. Вест-Индская компания проводит масштабную акцию по возвращению колонии, в которой впервые себя ярко показывает Гаспар де Карденас. Ввиду зверских действий голландцев, а также формального нарушения подписанного годом ранее мирного договора, всех пленных испанцы вешают как пиратов и разбойников.
  • 1650 – французы высаживают колонистов на острове Гренада, ошибочно посчитав его покинутым. Всех французов в результате берет в плен местная община морисков. В этом же году англичане пытаются закрепиться в устье реки Суринам, но испанская эскадра Энрике де Кордобы и Рамиреса вынуждает их под дулами пушек отказаться от своих намерений и покинуть Вест-Индию.
  • 1655 – в рамках очередной англо-испанской войны правительство Оливера Кромвеля отсылает большую экспедицию для захвата Ямайки, на борту которой находится огромный десант в 7000 человек. Шпионы CIOC узнают об этой экспедиции заранее, потому главная крепость на острове, Пуэрто-Реаль, спешно укрепляется, увеличивается гарнизон, а также устанавливаются дополнительные батареи. Начальником гарнизона назначают полковника Гаспара де Карденаса. Английская экспедиция с боем прорывается через Наветренный пролив к Ямайке [8], понеся значительные потери, и высаживает десант на острове. Осада Пуэрто-Реаль длится 101 день, и большая часть английского войска вымирает от болезней. Похожая судьба постигает и матросов на кораблях. После этого корабли CIOC практически без сопротивления громят остатки эскадры. В Англию не вернулся ни один корабль, пленные были освобождены после заключения мира в 1660 году.
  • 1657 – голландцы высаживаются на острове Сан-Томас, но попадают в засаду местных ополченцев и гибнут практически в полном составе.
  • 1665 – французы пытаются высадиться на Эспаньоле и Сан-Бартоломе, но несут потери от действий ополченцев и колониальной армии испанцев, и вынуждены отказаться от своих намерений.
  • 1666 – на остров Барбуда высаживаются англичане, но сразу начинают страдать от болезней и нападений местных ополченцев. Остатки десанта попадают в плен и отправляются на местные плантации как каторжники.
  • 1667 – голландцы вновь высаживаются в устье Суринама, и оказываются блокированы там испанскими кораблями. Не желая развязывать войну с испанцами в то время, когда Голландия ведет непростую войну с Англией, колонисты эвакуируют колонию. В обмен на мирное разрешение конфликта голландцы получают на 5 лет право ввозить в испанские колонии рабов.
  • 1668 – в рамках Деволюционной войны французы предпринимают широкомасштабную попытку занять северо-западную часть Эспаньолы. Благодаря базированию на Тортугу им удается захватить часть острова, и даже осадить Пуэрто-Принсипе, но Вест-Индская Армада проводит полномасштабную мобилизацию своих сил и бросает их на помощь крупнейшему городу морисков в Вест-Индии. В ходе битвы в заливе Гуанаба добивается ценой больших потерь ничьи и блокирует противника у Пуэрто-Принсипе. Французы также несут большие потери в ходе сражения, попытка прорыва в открытое море проваливается. В их рядах начинается эпидемия, и вскоре обессиленные моряки и солдаты сдаются в плен. Эспаньола возвращается под контроль Испании.
  • 1671 – к острову Сан-Хуан прибывает экспедиция датчан, которые пытаются завладеть им, но сталкиваются с испанскими поселенцами и кораблями Guardacostas, и отказываются от своих намерений.

На этом вторая и последняя волна европейской экспансии в Вест-Индии завершилась. Пять десятилетий практически ежегодно англичане, французы, голландцы и прочие государства пытались закрепиться на побережье Испанской Америки, и пять десятилетий местные колонисты вместе с CIOC отбивали атаки одна за другой. Это потребовало серьезного напряжения сил и средств, но цель была достигнута – нигде в сфере испанских интересов иностранцам не удалось закрепиться надолго, лишь в Бразилии появилась большая колония Голландской Вест-Индской компании – но успех ее был обусловлен не промашками испанцев, а началом войны за независимость португальцев, из-за чего те лишились и защиты Вест-Индской Армады, и возможности вести эффективную борьбу с голландцами. Испанцы получили богатый опыт по защите своих колоний и коммуникаций, и на фоне поражений в Европе и общего упадка государства только действия CIOC еще вызывали гордость в метрополии. Европейские державы, тщательно «прощупав» оборону Испании в Америке, не обнаружили там слабых мест, и потому отказались от попыток отхватить какие-то испанские острова «по мелочам». В дальнейшем в Вест-Индию будут совершаться или масштабные грабительские рейды, или же полнокровные вторжения, с широким участием военно-морских сил различных государств. Лишь в этом случае европейцы могли гарантировать себе успех в сложившихся условиях. Ну а Вест-Индская компания, покончив с иностранными вторжениями, смогла заняться другой проблемой – карибскими пиратами.

вернуться к меню ↑

Примечания

  1. Таким образом, Испания все равно рухнет в упадок и нищету как государство, но вызвано это факторами, не особо зависящими от Вест-Индской компании. Собственно, упадок Испании в этот период был обусловлен комплексом причин, а не какой-то одной из многих, а CIOC лишь частично решает проблемы.
  2. К середине XVII века торговый флот Испании раз в 15-20, а то и больше, уступал по численности голландскому. Там вообще уже не до торговли было….
  3. Вообще, несмотря на активную миграцию испанцев в колонии, население Испании к 1700 году планируется на том же уровне, что и в реале – т.е. 9 миллионов с копейками, с учетом Португалии. Таким образом, миграция «компенсирует» положительное влияние деятельности Компании на метрополию.
  4. Вообще, Южная Италия в этой АИшке что-то слишком много экономических ништяков начинает получать. Торговля испанскими колониальными товарами в Европе – раз, активное развитие производства цитрусовых при гарантированном рынке сбыта – два. Осталось еще промку какую-то начать развивать – и вы не узнаете Южную Италию к началу XIX века!
  5. В реале все получилось несколько печальнее и дольше, хотя голландцев все равно попячили из Бразилии со страшной силой.
  6. Вообще, голландцы были достаточно жесткими ребятами, и без особых зазрений совести резали всех «не своих», в чем, наверное, были круче даже англичан, тоже не славившихся гуманизмом и миролюбием. Но общепринятая версия истории запоминает только испанские зверства….
  7. Суровый реал. Французы в Гвиане, начав создавать колонию, первым делом начали набирать рабов из местных аборигенов, причем в таких количествах, что испанцам и не снилось. Само собой, местные аборигены взялись за оружие и устроили французам резню. Правда, создать колонию это Франции не помешало.
  8. Наветренный пролив – пролив между Кубой и Эспаньолой.

10
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
6 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
arturpraetorAntaresHerwigalex66koyassak Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
yassak

Что-то сильно уж Испанцам попёрло! Снизьте уж накал. А в целом очень интересно!

alex66ko
alex66ko

Компания провела в Испании небольшую промышленную революцию, и не только значительно увеличила объемы судостроения, но и развила ряд отраслей, которые ранее пребывали в стагнации.

Тут несколько непонятно, почему революция была в метрополии, а не в колониях? Ведь торговать Компании с другими колониями, причем не только принадлежащим Испанской Короне, но и с теми же голландцами лучше готовым товаром. Вытесняя тем самым конкурентов с рынка. Не смотря на все мздоимство, коррупцию и казнокрадство, чуять запах будущей прибыли торгаши и чинуши умеют влет.

Herwig
Herwig

+++++++!

Antares

+++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить