Ирландские войны. Часть XXXI Как Джон Перрот, королевский наместник, без денег остался

13
8
Ирландские войны. Часть XXXI Как Джон Перрот, королевский наместник, без денег остался

Ирландские войны. Часть XXXI Как Джон Перрот, королевский наместник, без денег остался

Содержание:

Оставим сэра Фрэнсиса Дрейка праздновать успешный налёт на Кадис и отмотаем ленту времени на три года назад, когда в 1584-м в Ирландию отправился новый лорд-заместитель сэр Джон Перрот, призванный сменить ранее возглавлявших английскую администрацию на Острове Генри Уоллопа и Адама Лофтуса.

Шотландцы, коровы и налоги

Прибывший в Дублин Перрот не сильно торопился приступать к исполнению своих обязанностей — по городу даже поползли слухи, что сэр Джон при одном виде Ирландии так занемог, что, видимо, уже и не поправится. К разочарованию недоброжелателей, Перрот через пару недель всё же вступил в должность. Так на Изумрудном острове появился новый английский наместник.

Кстати, о недоброжелателях. Их у сэра Джона и до ирландского «турне» вполне хватало, а после появления наместника в Дублине оные недоброжелатели стали плодиться просто со страшной силой! Виной тому был в основном характер Перрота — нервный, холерический. Сэр Джон неоднократно демонстрировал склонность сначала наорать на визитёра, а уже затем интересоваться, с чем тот пожаловал. Такие манеры лорда-заместителя умножению числа его друзей, конечно, не способствовали.

Полученные Перротом в Лондоне инструкции гласили, что сэр Джон обязан заняться уменьшением расходов, сокращением армии, а также увеличением доходов от Ирландии.

Обжившись в Дублине, сэр Джон начал заселять английскими колонистами опустошённый восстанием Десмонда Манстер. Томас Батлер, граф Ормонд, был обязан содействовать выполнению циркуляров наместника, но делал он это без восторга. Батлер с куда большим бы удовольствием прибрал все бывшие владения Фитцджеральдов-бунтовщиков к своим персональным рукам, но… Но сразу портить отношения с Перротом Батлер не решился и сделал вид, что все решения наместника поддерживает. По крайней мере — пока.

Тем временем в Дублине Перрот заявил, что задача, поставленная ему Её Величеством — это «искоренение имени и самого существования холопства» (the name of a churl and crushing of a churl — по-английски слово churl переводится как мужлан, грубиян, холоп, быдло) и превращение бывших холопов в свободных йоменов, франклинов, фермеров. Речь сэра Джона «была по замыслу доброй, но в его устах прозвучала как угроза». Впрочем, доселе ни разу не попадавшийся Перроту под горячую руку секретарь Фэнтон нашёл нового лорда-заместителя

«приветливым и приятным, стремящимся годными средствами завоевать сердца людей, делать их богатыми, трудолюбивыми и заботящимися о прибыли Её Величества так же, как и о своей».

Сэр Джон Перрот

Сэр Джон Перрот

Джон Норрис был назначен губернатором Манстера, Джон Бингхэм сменил Мэлби в Коннахте. Казалось, мир в Ирландии полностью восстановлен, и теперь тут действительно можно будет «сеять разумное, доброе, вечное». Однако Елизавета I, а также её окружение постоянно забывали о балансе интересов и единстве противоречий в Ирландии. Сокрушение Десмондов и разорение Манстера ослабили Изумрудный остров, чем не замедлили воспользоваться шотландцы, десантировавшиеся в Ирландии, дабы завладеть земельными участками для собственных колонистов.

В Ольстере высадился 4-тысячный шотландский отряд, немедленно занявшийся грабежом и разбоем. Когда Перроту сообщили, что «колонизаторы» деловито угнали стадо из 3 тыс. коров, лорд-заместитель заметил:

«Шотландцы всегда были одержимы только одной привычкой — охотой за мясом».

Спешно отправленный сэром Джоном на перехват двухтысячный отряд английских солдат опоздал — к моменту его появления в месте высадки шотландцы уже погрузили свои мычавшие трофеи на корабли и убыли домой.

Королева Елизавета обратилась с нотой к шотландскому правительству в Эдинбурге. Ознакомившись с ней, Мария Стюарт сообщила королеве Англии, что Эдинбург не несёт ответственности за частные предприятия кланов МакЛинн и МакДоннелов в Ольстере. Ну, раз так… Англичане осадили в Ольстере замок Данлюс, принадлежащий клану МакЛинн. На третий день жестокой бомбардировки замка он сдался.

Английская администрация в Ирландии тоже без дела не сидела. В качестве превентивной меры Перрот, Ормонд и Норрис решили ни больше ни меньше угнать весь скот из Ольстера в крепость Гленконкейн. Результатом этой спецоперации стал перегон морем и сушей более 50 тыс. голов крупного рогатого скота. Между прочим, Гленконкейн находился во владении О’Ниллов. Для них внезапно свалившиеся чуть ли не с неба пять десятков тысяч голов скота стали настоящим джекпотом!

Герб О’Ниллов

Герб О’Ниллов

В 1585 году на Изумрудном острове стартовали экономические реформы. Перрот предложил отменить старые сборы и налоги, заменив их на что-то типа единого налога по всей стране — 13 шиллингов 4 пенса в год с каждого обрабатываемого акра земли. Проект был явно «сырым». Первыми взвыли те, кто жил неподалёку от Дублина. Депутаты от английских поселенцев напомнили — раньше в год Пэйл платил примерно 1 200 фунтов. Сейчас, согласно новым законам, эта сумма вырастет до 3 000 фунтов. Что это, как не разорение крестьянства?!

Одновременно с этим в Коннахте ввели плату за акр в 10 шиллингов, что теоретически должно было принести королевской казне 4 000 фунтов — Елизавета довольно потирала руки, но… Но вышеуказанная сумма так на бумаге и осталась. Ввести-то можно было любые налоги, но вот смогут ли поселенцы эти налоги выплачивать, а королевская администрация — контролировать этот процесс?

После первых же попыток вытрясти из Коннахта те самые 4 000 фунтов в Дублине поняли, что добровольно столь большие деньги поселенцы платить не станут. Можно поселенцев, разумеется, принудить платить силой. Но тогда траты на «принуждателей», то есть — солдат, раза в четыре превзойдут сумму налогов, собираемых с помощью этих самых солдат. Тяжело вздохнув, сэр Джон постановил вернуться в Коннахте к прежней налоговой ставке. Как витиевато выразился Ормонд:

«Правительство оказалось ни достаточно сильным, ни достаточно последовательным, чтобы навести порядок среди этих грубых людей».

вернуться к меню ↑

«Мы сами вооружили ирландцев»

Дальнейшие события в Ирландии для англичан развёртывались тоже не то чтоб удачно. К фиаско с налоговыми новациями добавилось отбытие инициативного Норриса в Голландию и очередное вторжение шотландцев в Ольстер. 2 000 шотландских солдат атаковали 170 англичан у Каррикфергуса, растёрли бритишей в пыль, а затем вернули себе утраченный годом ранее замок Данлюс. По логике, Перрот должен был бы немедленно рвануть в Ольстер брать реванш, но этого не случилось. Наместник, по воле королевы последовательно сокращавший в Ирландии воинские контингенты, обнаружил, что ему просто не с кем выгонять шотландцев из Данлюса! Лондон Перроту ничем помочь не мог — все мысли (и траты) Елизаветы в этот момент оказались заняты экспедицией Лестера и положением дел в Европе.

Не имея иного выхода, сэр Джон приказал опустошить арсеналы и конюшни Пэйла, чтобы вооружить те ирландские кланы, которые, по мысли наместника, должны были сдерживать шотландцев. Больше всех при этом оружия и лошадей от англичан получили О’Ниллы. Позже Уолсингем признался:

«Мы сами подготовили и вооружили ирландцев, чтобы они потом смогли с нами воевать».

Испанские парусники. Современные реплики

Испанские парусники. Современные реплики

Итак, в Ольстере осваивались шотландцы, в Дублине не было солдат и денег. Для Перрота ситуация осложнялась ещё и гулявшими всё начало 1586 года по Острову слухами о подготовке испанцами Наисчастливейшей армады. В частности, небольшое торговое судно, посетившее Корк, сообщило, что в Севилье и Кадисе готовы к погрузке 20 тысяч испанских солдат, предназначенных для захвата Ирландии. Наместник схватился за голову — вверенная его заботам территория находилась в столь плачевном состоянии, что доны могли захватить её буквально голыми руками.

Как уже говорилось, солдат отчаянно не хватало, из-за чего Перрот не мог разместить гарнизоны даже в самых ключевых пунктах типа того же Лимерика. Чуть ли не всё исправное оружие наместник передал ирландцам — у англичан остались ржавые клинки и мушкеты, отсыревший порох и потрескавшиеся луки с гнилыми тетивами. Одежда и обувь у английских солдат тоже выглядели так себе — лорду-юстициарию Генри Уоллопу даже пришлось из собственных денег выделить 100 фунтов, чтобы хоть как-то одеть и обуть солдат-оборванцев в Манстере.

Назначив Перрота наместником в Ирландию, Елизавета ждала от сэра Джона сокращения казённых трат на содержание воинских контингентов и роста сумм собираемых на Острове налогов. Первоначально королеве казалось, что Перрот эти ожидания оправдывает. Однако уже спустя год после появления сэра Джона в Дублине Рыжая Бесс стала получать из Ирландии письма, приведшие королеву в замешательство: и Перрот, и Уоллоп, и Лофтус писали в Лондон, что им единовременно нужны 20 тысяч фунтов, иначе воспрепятствовать высадке испанцев на Изумрудный остров не получится. Наместник оправдывался:

«Ваше Величество, это совершенно необходимые деньги, поскольку, если испанцы всё же сумеют высадиться, нам потребуется минимум 300 тысяч фунтов, чтобы прогнать их».

Однако Елизавета предполагала (и как позже оказалось — совершенно правильно), что Филипп II не станет размениваться на мелочи. Проще говоря, если он всерьёз планирует высадку своих войск, то она должна будет состояться в Англии, а не в Ирландии. Как позже хвастливо заявил Уолсингем:

«Её Величество лучше, чем любой представитель в Ирландии, понимала настоящее бессилие Испании».

Постфактум такие пропагандистские заявления можно, наверное, считать обоснованными. В реальности же в 1586-м обороноспособность Англии, буде испанским терциям удалось бы добраться до её побережья, сразу оказывалась под вопросом.

вернуться к меню ↑

Королева расставляет приоритеты

Обрисуем картину, так сказать, широкими мазками.

Во всей юго-восточной Англии лишь один замок имел квадратные бастионы нового стиля, способные выдержать длительную бомбардировку — это был построенный в 1559-1567 годах для защиты корабельных доков Чатама замок Апнор. В правление Генриха VIII некоторые укрепления (Сандаун, Дил, Уолмер, Сандгейт, Камбер и ряд фортеций по берегам Темзы) удалось подновить. Но все эти укрепления были выстроены в старом стиле, с круглыми башнями и узкими полукруглыми бастионами. Крупные города — Рочестер, Кент и Кентербери — защищали стены и башни чуть ли не времён войны Алой и Белой розы. Самыми устаревшими считались укрепления Рочестера, господствующие над главным переходом через Медуэй. Между Рочестером и Маргейтом укреплений не имелось вовсе.

Дуврский замок

Дуврский замок

Укрепления Лондона вряд ли смогли бы удержать донов — настолько они были «винтажными» и обветшавшими. На фоне лондонских стен укрепления острова Уайт смотрелись настоящей неприступной крепостью. Одна беда — десантироваться на Уайт идальго не собирались!..

В общем, удержать десант испанцев, уцепившись за свои укрепления, у англичан получилось бы очень вряд ли. Ещё меньше шансов у воинов Елизаветы имелось при столкновении с терциями донов в открытом поле — качественно и количественно английская армия безбожно проигрывала армии Филиппа II. В этом смысле английское командование себя беспочвенными надеждами не тешило, справедливо опасаясь, что высадка где-нибудь в Кенте нескольких тысяч испанцев сразу обрушит всю оборону королевства.

Словом, укрепления у англичан были плохи, армия — дрянь, на ширские [1] ополчения военачальники Елизаветы полагаться тоже не могли. Например, согласно отчёту командующего Кентским ополчением, в его отрядах личный состав был почти не обучен, многие ополченцы существовали только на бумаге, а те, что всё-таки являлись на сборные пункты, не имели «пороха, спичек, фитилей, зарядов и инструментов».

Генерального плана обороны на суше у англичан, кстати, тоже не было. Исполняющий до Лестера обязанности главнокомандующего сэр Джон Норрис советовал в случае вторжения испанцев отступить со всеми силами к Кентербери, где и дать решающее сражение. В случае неудачи, которая была практически гарантирована, Норрис откатился бы к Лондону (о состоянии укреплений которого мы уже говорили выше)… Командующий местными силами в Кенте сэр Томас Скотт справедливо доказывал, что лондонские стены испанцев не остановят, поэтому лучше… растянуть силы вдоль береговой линии и с молитвами пытаться не дать донам высадиться. Так себе идея, конечно.

Получается, что в случае гипотетической высадки испанцев на юго-востоке Англии войска Филиппа II неминуемо добрались бы до Лондона. А если бы испанцам удалось организовать переброску из Фландрии через Ла-Манш ветеранов герцога Пармского, то Филипп II вполне мог захватить всю Англию целиком. И уж, конечно бы, при этом испанцы выбили из Елизаветы I любой нужный для себя договор, любую уступку.

Если что реально и могло помешать донам обнулить Английское королевство, то это был английский флот, который являлся единственной защитой Альбиона. Только флот был способен не допустить высадку испанского десанта. Если испанцам всё же удалось бы десантироваться на английский берег, с высокой степенью вероятности их бы уже никто не остановил.

Сэр Томас Кавендиш, сэр Фрэнсис Дрейк и сэр Джон Хокинс – командиры английского флота времен Елизаветы

Сэр Томас Кавендиш, сэр Фрэнсис Дрейк и сэр Джон Хокинс – командиры английского флота времен Елизаветы

Приняв это к сведению, Елизавета расставила приоритеты: в первую очередь казна станет отпускать средства на усиление флота — всё остальное, включая Ирландию, подождёт!


[1] Шир (shire) — традиционные названия земельных округов в Англии. К примеру: Девоншир, Йоркшир, Дорсетшир и т. д.

источник: https://fitzroymag.com/right-place/irlandskie-vojny-chast-xxxi/

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить