Идеальная винтовка «зеленых дьяволов» - автоматическая винтовка FG.42. Германия

Авг 1 2011
+
13
-

Одной из самых громких операций германских спецслужб периода Второй мировой войны стало освобождение вождя итальянских фашистов Бенито Муссолини 12 сентября 1943 года. Спецгруппа, состоящая из 26 парашютистов-егерей из особого отряда специального назначения СС и 90 десантников из учебного парашютно-егерского батальона 7-го парашютного полка, под общим командованием начальника отдела 6-С (террор и диверсии) VI управления РСХА (внешняя политическая разведка) гауптштурмфюрера СС Отто Скорцени высадилась на планерах в труднодоступном районе горного массива Гран-Сассо и освободила находившегося в заключении в отеле «Кампо Императоре» Бенито Муссолини. Вся операция продолжалась не более четырех минут и прошла без единого выстрела. Спецгруппа Скорцени наряду с пистолетами-пулеметами МР.40 имела на вооружении и несколько самых совершенных в то время автоматических винтовок парашютно-егерских войск FG.42.

77,92-мм автоматическая винтовка для парашютистов-егерей FG.42 (Fallschirmjagergewehr), в конструкции которой была реализована концепция «идеального оружия пехоты», вписала одну из самых ярких и интересных страниц в историю германского стрелкового оружия периода Второй мировой войны. Толчком к ее разработке послужили большие потери немецких десантников из состава 7-й воздушно-десантной дивизии, понесенные ими из-за отсутствия оружия при десантировании в ходе операции «Меркурий» по захвату острова Крит в мае 1941 г. Это было связано со специфической конструкцией подвесной системы парашюта. При спуске и приземлении парашютист сильно наклонялся вперед, что повышало опасность его травмирования во время приземления, поэтому практически все вооружение пулеметы MG.34 и карабины Маузер 98к  десантировалось в групповых жестяных контейнерах отдельно от парашютистов. У германских десантников во время выброски при себе имелось только небольшое количество пистолетов Р.08 и Р.38, а также пистолетов-пулеметов МР.38/МР.40. Десантники были обязаны в течение 80 секунд после приземления избавиться от парашюта и отыскать контейнеры с оружием и боеприпасами. И лишь только после этого они могли вступить в бой с противником. Именно в этот промежуток времени парашютисты понесли особенно тяжелые потери. После тщательного анализа причин неудачи парашютно-егерских войск люфтваффе (ВВС) в этой операции управление вооружений ВВС выдало тактико-техническое задание на разработку специального легкого, но в то же время достаточно мощного оружия для оснащения десантников.


Несколько позднее один из ответственных за создание новой винтовки генерал-майор люфтваффе К.Штудент в своем сообщении к главнокомандующему ВВС Герману Герингу от 10 октября 1942 года так охарактеризовал этот проект: «В одном оружии объединены ручной штуцер с пистолетной рукояткой, пистолет-пулемет, винтовка и ручной пулемет, причем вес образца равен весу винтовки 98k». Подобные требования предполагали совместить несовместимое: винтовка, рассчитанная под мощный 7,92-мм винтовочно-пулеметный патрон, с очень небольшими габаритами должна была иметь возможность выбора вида огня, а также автоматику, позволявшую вести одиночный огонь при закрытом затворе, что улучшило бы точность стрельбы, в то же время, допуская возможность ведения непрерывного огня с “открытого” затвора. Кроме всего прочего, массо-габаритные характеристики нового оружия не должны были превосходить подобные характеристики штатных образцов стрелкового оружия. Управление вооружений вермахта (HWaA), понимая нереальность создания такого оружия, напрочь отказалось от выполнения подобного проекта и отослало тактико-техническое задание обратно управлению вооружений ВВС. В ответ на это министерство авиации, пользуясь определенной самостоятельностью (благодаря положению Г.Геринга), решило само справиться с поставленной задачей. Серьезным основанием для проталкивания управлением вооружений ВВС подобного “сепаратного” проекта стало и соперничество ВВС и сухопутных войск. Именно это обстоятельство в наибольшей степени сыграло определяющую роль в стремлении люфтваффе создать специальное оружие только для ВДВ. Одновременно с этими работами министерством авиации велась и разработка новых парашютов, обеспечивающих возможность десантирования солдат с личным оружием.


В апреле 1942 г. фирма Rheinmetall-Borsig представила опытный образец винтовки FG.42 (винтовка для парашютистов-егерей) тип «С», сконструированной ведущим инженером фирмы Луисом Штанге. Автоматика винтовки работала по принципу отвода пороховых газов. Запирание канала ствола осуществлялось поворотом затвора. Ударный механизм ударникового типа работал от двух пружин: возвратно-боевой и дополнительной. Спусковой механизм допускал ведение одиночного и непрерывного огня. С левой стороны над пистолетной рукояткой размещался флажок переводчика-предохранителя, вращавшийся на 180 градусов и занимавший три положения предохранитель, одиночный и автоматический огонь. Газовая камера имела регулятор для изменения газовых импульсов при стрельбе в затрудненных условиях, причем характерной особенностью этого устройства являлось его близкое расположение к пеньку ствола и выпуск пороховых газов в атмосферу еще до начала отпирания ствола затвором. Магазины отъемные коробчатого типа емкостью 10 и 20 патронов крепились с левой стороны ствольной коробки.

Ствол, затвор и приклад находились на одной оси, существенно снизив отдачу, но в то же время это потребовало использования высоко расположенных прицельных приспособлений. Поэтому в конструкции винтовки FG.42 использовались достаточно компактные откидные прицельные приспособления (мушка и прицел), причем впервые на германском штатном оружии появился диоптрический прицел взамен открытого секторного. В то же время винтовка допускала установку и оптических прицелов Gw.ZF.42, что превращало ее в снайперское оружие. Автоматическая винтовка FG.42 обладала высокими боевыми характеристиками, поэтому в снайперском варианте она была практически равноценна штатной снайперской винтовке Маузер 98k c прицелами ZF.41 или ZF.43/ZF.4, одновременно с этим значительно выигрывая по практической скорострельности. Для стабилизации стрельбы в положении лежа в варианте снайперской винтовки или ручного пулемета FG.42 они снабжались легкими штампованными сошками. В сложенном виде сошки образовывали своеобразное цевье, способствуя удобству стрельбы в различных положениях (лежа с упора, стоя, с колена, и т.д.)

Особенностью этого оружия стало и выполнение требования о его стандартизации в качестве ружейно-гранатометного комплекса. Для винтовки FG.42 был специально разработан новый 30-мм ружейный гранатомет 2-го образца «3 cm Gewehrgranatengerat-2», навинчиваемый на дульную часть ствола, допускавший стрельбу ружейными осколочными и противотанковыми кумулятивными гранатами до 250 м.


После проведения ряда испытаний был запланирован запуск в производство нулевой серии FG.42 на одном из заводов концерна Rheinmetall в количестве 3000 шт. Однако, узнав о таком своеволии служб Геринга, HWaA отдало приказ: перед началом производства еще раз подвергнуть оружие всеобъемлющим, и что самое главное, независимым от люфтваффе испытаниям на основном артиллерийско-стрелковом полигоне вермахта в Куммерсдорфе. Обстоятельные, а временами даже чересчур придирчивые испытания нового оружия выявили определенные недостатки винтовки FG.42, в результате чего вся ее конструкция была объявлена порочной, а ответственность за это возложена на концерн Rheinmetall-Borsig. Но люфтваффе не сдавалось. Управление вооружений ВВС потребовало от Rheinmetall в кратчайшие сроки исправить допущенные ошибки и внести необходимые изменения в конструкцию FG.42. Чрезвычайно жесткие условия, поставленные военными, заставили инженеров и технологов Rheinmetall подвергнуть винтовку FG.42 типа «С» практически полной модернизации. Уже вскоре появляются новые варианты винтовки FG.42 типа «Е» и типа «F» с внесенными в их конструкции следующими изменениями: с увеличением массы и хода затвора уменьшился темп стрельбы с 900 до 700 выстр./мин; было улучшено управление огнем за счет изменения угла наклона пистолетной рукоятки и замены металлического штампованного приклада на деревянный; улучшилась стабилизация оружия при стрельбе, достигнутая переносом крепления сошек к дульной части ствола; коробка спускового механизма стала съемной для более удобной разборки и чистки оружия; предохранитель и переводчик вида огня, собранные в спусковой коробке, были разделены; модифицирован дульный тормоз-компенсатор, несколько уменьшивший звук и пламя выстрела; установлены четырехпозиционный газовый регулятор и новый отражатель; удлинилась возвратная пружина, что позволило несколько уменьшить отдачу оружия; упростилась технология изготовления отдельных деталей; экстракционное окно теперь закрывалось автоматически откидывающейся при проходе затвора крышкой; такая же крышка закрывала окно приемника магазина; с правой стороны ствольной коробки приклепывалась специальная планка, направлявшая при экстрагировании выброс стреляных гильз вперед от стрелка. Все винтовки получили кронштейны для крепления прицелов как оптических Gw.ZF.4, так и гранатометных. В прикладе разместили буферное устройство, значительно уменьшившее действие отдачи на стрелка, одновременно с этим оно служило и буфером затворной рамы, что сказалось на повышении меткости стрельбы. Все это привело к тому, что новая винтовка, наряду со значительным улучшением служебных и боевых качеств, стала немного длиннее и тяжелее. Носимый боекомплект FG.42 составлял 8 магазинов на 20 патронов, размещенных в специальном нагрудном подсумке. Боевое крещение новых винтовок состоялось 12 мая 1943 года во время высадки германских десантников на контролируемый английскими войсками остров Родос в Эгейском море, когда очень удачно были использованы 50 винтовок FG.42 мод.D. В итоговой сводке боевых действий парашютно-егерских войск люфтваффе за 1939-1943 гг., поданной на имя Гитлера, Герман Геринг однозначно заявил, что парашютистам нельзя обойтись без такого оружия, как винтовка FG.42. Однако постоянно вносившиеся в конструкцию этого оружия улучшения не могли радикально повлиять на судьбу FG.42. Отрицательное отношение к новой винтовке старших офицеров вермахта, связанное с появлением в тяжелейших условиях военного времени очередной проблемы по перевооружению армии еще одним массовым образцом стрелкового оружия (наряду с МР.43), разделяемое к тому же и самим Гитлером, послужило серьезным камнем преткновения для принятия FG.42 на вооружение.

И только после удачи спецгруппы СС и десантников Скорцени в операции по освобождению Муссолини отношение к этому оружию резко изменилось. Имея на руках все данные по применению этого оружия, Геринг в личной беседе с Гитлером сумел доказать необходимость принятия для ВДВ винтовки FG.42. Наконец-то после всех испытаний, выпавших на долю этой винтовки, в августе 1944 года первая промышленная партия FG.42 мод.G пошла в производство.

Боевое использование этих винтовок на заключительном этапе Второй мировой войны крайне эпизодично. Очень небольшое количество их поступило на вооружение частей «зеленых дьяволов» из 1-й и 4-й парашютно-егерских дивизий, действовавших в составе группы армий «Ц» в Италии. Некоторое количество FG.42 применялось десантниками из 500-го парашютного батальона полевых войск СС во время проведения операции «Ход конем», состоявшей во внезапном нападении 25 мая 1944 года на базу Главного командования Югославской народно-освободительной армии в Боснии с целью ликвидации Иосипа Броз Тито. Автоматические винтовки FG.42 приняли участие и в боях 2-й и 3-й парашютно-егерских дивизий, сражавшихся в северной Франции во время высадки союзников в Нормандии. Но действительный боевой успех пришел к винтовкам FG.42 во время последней наступательной операции немцев на Западе - в Арденнах, где они использовались для вооружения специальной боевой группы фон Хейде, состоявшей из 1200 егерей-парашютистов, получившей задание занять и удерживать проходы через труднодоступный горный перевал Эйфель для обеспечения продвижения на Льеж соединений 6-й танковой армии. В этих боях винтовки FG.42 заслужили самые лестные оценки германских десантников. Как правило, ими вооружали или лучших стрелков, использовавших винтовки в качестве снайперского оружия, или старших офицеров-десантников (например, командиров 3-й дивизии парашютно-егерских войск генерал-лейтенанта Р.Шимпфа и 5-й дивизии генерал-лейтенанта Хелманна), которым явно приглянулось новое компактное, но в то же время очень мощное оружие.

7,92-мм автоматическая винтовка FG.42 работала по принципу отвода пороховых газов через поперечное отверстие в канале ствола. Запирание осуществлялось поворотом затвора на два боевых упора. Спусковой механизм, собранный в спусковой коробке, допускал ведение одиночного и автоматического огня. Переводчик вида огня флажкового типа. Магазин коробчатый, с шахматным расположением на 20 патронов, крепился с левой стороны ствольной коробки. Газовая камера закрытого типа располагалась на середине ствола и имела четырехпозиционный регулятор. Прицельные приспособления состояли из мушки и диоптрического прицела, рассчитанного на стрельбу до 1000 м. Игольчатый штык (аналогичный штыку французской винтовки MAS-36) устанавливался в приливе крепления сошек. Автоматическая винтовка FG.42 является одним из наиболее интересных образцов германского стрелкового оружия периода Второй мировой войны. В конструкции этой винтовки нет революционно новых принципов. Но Луису Штанге удалось объединить в ней несколько прежде не компоновавшихся вместе конструктивных элементов, что дало возможность создать для германской армии многоцелевое автоматическое огнестрельное оружие с высокими боевыми характеристиками: кучностью боя, меткостью, практической скорострельностью, безотказностью работы автоматики во всех режимах работы, в том числе и в неблагоприятных условиях. Однако для немецких конструкций оружия, рассчитанных на использование очень мощного винтовочно-пулеметного патрона 7,92х57 «Маузер», эта винтовка стала пределом, дальнейшее поступательное развитие автоматического оружия могло идти только по пути создания образцов под “промежуточный” патрон, что и было успешно осуществлено на заключительном этапе Второй мировой войны в серии штурмовых винтовок (автоматов) МР.43/МР.44.

 

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
ig885's picture
Submitted by ig885 on Thu, 15/09/2011 - 11:30.

Спасибо за интересный материал.

 Но последнее предложение создает ложное впечатлениие, что идея MP.43/MP.44/Stg.44 является результатом эксплуатации FG.42, а это не так: http://world.guns.ru/assault/de/mkb42-h-r.html

Serg's picture
Submitted by Serg on Mon, 01/08/2011 - 17:44.

Винтовка очень неплохая. Американцы во времена Вьетнама, для Котиков и Зеленых беретов разработали опытную винтовку, копию  FG как внешне так и в нутри, только пошли еще дальше - создовали ее под стреловидные боеприпасы. Естественно ветвь оказалась тупиковой.

В принципе, надо отдать немцам должное, FG первый специализированный автоматический ствол для ВДВ.

Аналоги американский ВАR-18 и советскиая АВС-36, естественно имели большие габариты и  для масового вооружения десантуры неподходили.

С уважением, Сергей Сыч
Si vis pasem, para bellum...и сало надо перепрятать!
 
Mrakoziabra's picture
Submitted by Mrakoziabra on Mon, 01/08/2011 - 18:21.

Американцы пошли еще дальше скрестив FG-42 с механизмом подачи ленты MG-42 они получили пулемет который после доработки назвали M-60.

Руслан Протасов's picture
Submitted by Руслан Протасов on Mon, 01/08/2011 - 20:01.

черт!а ведь правда!даже приклад и рукоятка похожи

178_'s picture
Submitted by 178_ on Mon, 01/08/2011 - 16:08.

Почему сошки на дульную часть ствола  перенесли?! Неужели прогиб ствола на меткость не влияет?! ЕМНИП для снайперского оружия "православным" считается крепление к ствольной коробке или выносной её части, дабы ствол от негрузки на изгиб избавить.  Могли бы на крайний случай дать 2 гнезда крепления сошек - одно для работы в режиме снайперки, другое - как РП.

makz-z-z's picture
Submitted by makz-z-z on Mon, 01/08/2011 - 19:44.

как раз наоборот - у пулемётов сошки ставят ближе к концу ствола, тк точность не особо важна, а у снайперских винтовок ближе к ресиверу, тк проще "прижать" сошки к земле и соответственно точнее выстрелить

 Мой адрес не дом и не улица, мой адрес-империя зла.

Mrakoziabra's picture
Submitted by Mrakoziabra on Mon, 01/08/2011 - 17:43.

На счет сошек вы коллега правы только вот два крепления делать не стоит одно пр типу РП скажем современного английского L-86. Второе слабое место это штык.

makz-z-z's picture
Submitted by makz-z-z on Mon, 01/08/2011 - 15:36.

ну если правильно прижимал приклад к плечу то врятли

 

стоит отметить что если проанализировать внешний вид и особенности конструкции то это не совсем штурмовая винтовка моём понимании, в современной терминологии это можно отнести к marksman rifle:

расположение сошек и форма рукояти свидетельствуют о том, что основной режим стрельбы с сошек лёжа одиночными выстрелами или короткими очередями

форма прицельных приспособлений больше подходит для стрельбы на большие дистанции, чем на малые

 

да и использование винтовочного патрона отнюдь не делает оружие десантников меньше и легче. Идеальным тут были бы mp-43/STG-44, а "универсальное" оружие как правило всегда неудачно

 Мой адрес не дом и не улица, мой адрес-империя зла.

Mrakoziabra's picture
Submitted by Mrakoziabra on Mon, 01/08/2011 - 17:40.

Вы правы коллега это автоматическая винтовка а не штурмовая ее прямой аналог это BAR1918. Не стоит применять к ней современную терминологию и вписывать ее в современную тактику в то время она была другой и вписывалась в нее на мой взгляд отлично. Эта винтовка  как раз и создавалась для стрельбы одиночными выстрелами и очередями на большие дистанции по опыту боев на Крите чтобы отодвинуть  противника как можно дальше. Она должна была заменить магазинный карабин и пистолет - пулемет основноен оружие ВДВ. Основной режим стрельбы одиночным огнем от плеча, очередью  с сошки или с рук. Плюс этой винтовка как раз и заключается в мощьном едином винтовочно пулеметном патроне. 

boroda's picture
Submitted by boroda on Mon, 01/08/2011 - 13:46.

Так, гепотетический вопрос

 

А стрелок по носу магазином не получал?

 

За Ваше мнение, я готов перегрызть Вам глотку, но за Ваше право его высказать - я отдам свою жизнь.

Вольтер

Немец 06's picture
Submitted by Немец 06 on Mon, 01/08/2011 - 16:45.

Нет если у товариЧа не был шнабель кавказских размеров

Или НЕ кавказских

 

 

"дурака бестолку учить, он не станет умнее, он просто будет больше знать".