5
0

Ревель. 4 февраля 1918 года.

— Это где же вы такую штуку взяли, товарищ Фомин?

— Так в Арсенале товарищ вице-адмирал. Когда значит, снаряды перегружали к нашим полуавтоматам, а на ящиках маркировка отличается. Я спросил у арсенальщика, он и показал. Их там штук десять, а может и больше. И снарядов много. Только арсенальщик говорит, давно лежат. Проверить и может переснарядить придется. Я уж и опробовал немного. Все смазано, ржавчины нет. Очисть и используй.

— И используем. Спасибо товарищ Фомин за царский подарок…

И снова Мир

Остров Эзель. 6 февраля 1918 года. Штабное судно Либава.

… — Товарищи офицеры. Месячная передышка кончилась. Немцы готовят наступление, а сил для сдерживания крайне мало. Прошу доложить о готовности ваших отрядов.

— Генерал-майор Романовский. В строю 785 штыков. Десять пулеметов, две трехдюймовые пушки, два броневика, два грузовых автомобиля. Имеется 1 радиостанция.

— Генерал-лейтенант Марков. В строю 900 штыков. Двадцать пулеметов, пушек четыре. Три грузовых автомобиля, две радиостанции, полевая лебедка с аэростатом.

— Генерал-лейтенант Лукомский. Прибыло пополнение 200 человек из стрелковой школы. Всего в строю 1809 штыков. Пулеметов двадцать один, пушек четыре, грузовых автомобилей четыре.   

— Генерал Краснов. Три неполных сотни казаков. Пятнадцать пулеметов Люйса, пушек нет, автомобилей нет. Радиостанций две.

— Полковник Вацетис. В строю 800 штыков, артиллерийская батарея, четыре грузовых автомобиля. Пулеметная команда.

— Полковник  Стрихин. 425-й пехотный полк. 1029 штыков в строю. Пушек четыре. Пулеметов двадцать. Имеется землекопная команда, частью 426-го полка, частью нашего. Всего 200 человек.

— Благодарю товарищи. Сейчас Николай Николаевич расскажет о военной обстановке.

— Господа. Разведкой установлено, что германская армия готовит наступление. Основной удар наносится в направлении Петрограда через Ригу, Ревель, Псков, Нарву. Однако, как показали последние данные, германские планы на этом не заканчиваются. Разведслужбой флота добыта информация о германском десанте в Финляндию. Правда, с месячным опозданием. В Финляндии высадился 27 Прусский батальон. Поскольку высадка прошла без помех, предполагается высадка более крупных сил. По моему мнению, получаются клещи, которые сомкнутся за Петроградом. Сил для позиционной войны у нас нет. Полагаю необходимым, прикрываясь арьергардными отрядами, отступить к Петрограду и занять оборону на его окраинах. Там и держаться до конца.

— А что же острова Николай Николаевич?

— Необходима эвакуация.

— Не согласен, — комиссар Смирнов немного помолчал  — Сегодня мне почему-то вспомнился Денис Давыдов. В отряде у него народу было немного, но и он не ходил в геройские атаки, как недавно Сергей Леонидович говорил мне о лейб-гвардии Московском полке. Потерять за один раз свыше 2000 убитыми. Этак и солдат не напасешься.

— А что же вы предлагаете господин генерал-лейтенант?

— Утром я имел разговор с нашими разведчиками. И они подтвердили, что силы вторжения будут составлять отдельные отряды добровольцев численностью не более 150-ти человек. Немного пехоты, немного конницы, штук двадцать пулеметов и две пушки. И все это в основном по железной дороге.

Говоря эти слова, комиссар Смирнов, если так можно выразиться, безбожно врал. Ни с какими разведчиками он не говорил. Фактически, то, что ему говорили во время обучения, то и должно было скоро начаться.

— Вот я и предлагаю перекрыть все дороги отдельными отрядами. Внезапный удар из засады и  добивание противника. Все припасы себе, амуницию и патроны с пулеметами тоже.  Чем больше раненых, тем лучше. А казаки будут терзать германские штабы. Офицеров в расход, документы нам, трофеи себе. Единственное правило – не зарываться. Ударил и убежал.

— Но это дикость какая-то…

— А вы, товарищи генералы, не слышали интересную фразу: «На войне все средства хороши»? Тем более что германца никто сюда не звал. Впрочем, долго воевать именно так мы не будем. Надеюсь, что к лету обстановка сильно изменится…

7 февраля 1918 г. Больничная палата на штабном судне Либава

— Лавр Георгиевич. Я рад, что вы идете на поправку.

— Я собственно здоров. Но мое пребывание здесь очень похоже на сидение в Быхове. Только ваш доктор не верит этому.

— Так доктора они такие. Однако у меня к вам есть дело. Очень трудное.

— Опять загадками говорите.

— Да нет. Предлагаю вам принять общее командование будущей сводной дивизией и бить немца. Жестко и принципиально. Как можно больше раненых. Чтобы их госпитали захлебывались от потока пострадавших. Чтобы уцелевшие рассказали остальным про ужасных русских. Чтоб желание воевать против России у немца отпало надолго, если не навсегда.…

9 февраля 1918 г. Штабное судно Либава

— Не знаю комиссар. План хорош, но Корнилов. Не знаю.

— Я понимаю, но кандидатов пока нет. От слова вообще. Или ты хочешь Егорова поставить? Так вспомни чем его командование кончилось. Или Фрунзе найти? Про Троцкого молчу.

— А может их клятвой связать?

— Точно. Только не клятвой, а кое-чем другим. Пожалуй придется мне снова в Петроград съездить. Давай команду очередному караулу и радистам собираться. Меня не будет неделю… И вот еще что. Если мы будем выводить, хотя бы часть флота зимой, потребуются ледоколы. Все. Не забыл Валентин Петрович про «Тармо» и «Волынец»? И  про самолеты наши не забудь.

10 февраля 1918 г. Остров Эзель. Аренсбург.

Бывший начальник полевого управления авиации и воздухоплавания полковник Вячеслав Матвеевич Ткачев, ныне старший военный летчик 1-й эскадрильи РКВФ, немного постоял на улице, дыша свежим морозным воздухом, и вернулся в жарко натопленный дом, отведенный под жилище военных пилотов. События последних дней требовали стольких сил и времени, что об отдыхе не могло быть и речи.

С 20 декабря прошлого года, когда он окунулся в Петроградскую жизнь, полную опасности, искать пилотов своей новой авиачасти, его жизнь заметно изменилась. Пришлось прятаться, уходить, отстреливаясь, от каких-то бандитов, ночевать в заброшенном доме. И на обещанную встречу, он так и не явился. Хотя немного позже удалось передать весточку моряку из сопровождения комиссара Смирнова. И на всех встречах приходилось много говорить, убеждать, уговаривать бывших сослуживцев и подчиненных. Много сил отнимали эти короткие свидания с прошлым.

Зато теперь в его подчинении было семь механиков, два пилота и целых пять аэропланов. Два Ньюпора-11, один ГАСН, один М-5 и один М-9. А среди пилотов был сам Александр Северский и не менее известный Михаил Сафонов. Вместе со своими механиками и добровольными помощниками с отдельной эскадры РККФ пилоты хорошо подготовили почти все аэропланы к боевым действиям и ждали только команды на взлет. Хотя во всей этой отлаженной машине случались иногда совершенно непонятные сбои. Так, все без исключения помощники с эскадры уговорили механиков, что моторы «Гном», «Рон» и «Клерже», суть ошибка человеческой природы, а, неизвестно откуда взявшийся, мотор господина Анзани, есть истинное и единственно верное направление, по которому только и должно идти все современное моторостроение. И теперь все свободное время мотористы проводили за изучением нескольких моторов снятых со сбитых германских аэропланов и таких же испорченных российских гидропланов вытащенных на берег у Аренсбурга. Иногда делегация механикусов отбывала в Рогокюля, иногда в Ревель. Но возвратившись, немедленно удалялась в моторный сарай.

А вот вооружением аэропланов Ткачев был доволен. Удалось без особого усложнения конструкции вооружить оба «Ньюпора» двумя пулеметами «Льюиса» каждый. Правда емкость магазина была маленькой, всего сорок с небольшим патронов, но и стреляли пилоты весьма скупо. Десять – пятнадцать выстрелов с предельно короткого расстояния. Обычно этого хватало.

12 февраля 1918 года. Петроград. Смольный.

— Здравствуйте товарищ Сталин.

— Здравствуйте товарищ Смирнов. Вы просили передать, что дело у вас срочное.

— Да дело срочное. Готовится захват нескольких мощных ледоколов, чтобы воспрепятствовать возможному переходу кораблей из Гельсингфорса в Кронштадт или Ревель. Необходимо сформировать вооруженные группы моряков и придумать какой-нибудь секретный знак в приказах по ледокольному флоту. Нет знака, значит, враг пытается захватить корабль.

— А вы не поднимаете панику товарищ Смирнов?

— Нисколько, товарищ Сталин.

— Хорошо. Мы продумаем с товарищами этот вопрос.

— Спасибо, товарищ Сталин. Думаю через несколько часов, обрадовать вас еще одной информацией. А пока должен отлучиться по делам…

12 февраля 1918 года. Петроград. Митрополичьи покои.

…- Нужна ваша помощь, владыка. Иначе, боюсь, получим себе сильную головную боль.

— Николай Николаевич. Я скажу слово солдатам и офицерам. Но я не могу потребовать с них клятвы. В Священном Писании сказано: «Прежде же всех братия моя, не клянитесь ни небом, ни землею, ни иною коею клятвою: буди же вам еже ей, ей, и еже ни, ни: да не в лицемерие впадете». (Соборное послание ап. Иакова гл. 5, ст 12.)

— Я думаю владыка, ваше слово их удержит. До конца декабря этого года. А там легче будет.

— Как у вас все просто. Хотя может быть так и надо. Я поеду с вами. Но ненадолго.

— Тогда встретимся через три часа здесь, а потом на вокзал…

15 февраля 1918 года. Штабное судно Либава

…- В общем, так Валентин Петрович. До декабря этого года господа генералы будут по отношению к нам лояльны. И своих подчиненных придержат. Только в одном случае они будут иметь право отказаться от выполнения приказов. Если предстоит сражаться с русскими. В том числе с нами. Сейчас я поеду обратно в Петроград, а наши отряды будут выдвигаться на исходные позиции. И из Ревеля в Ригу должен подойти морской бронепоезд.

— Ты этому веришь?

— Да. Ты бы видел выражение лиц этих генералов, когда они слушали митрополита. Толковый человек. Есть в нем что-то такое, необычное.

— Не знаю, не знаю. Когда ждать?

— Буду числа 20-го. И надо наших латышей на борьбу с белофиннами направлять. В Выборг. И на форт Ино.

17 февраля 1918 года. Недалеко от Риги.

— Господа юнкера. Сегодня выходим на боевую позицию. Задача проста. Перерезать железную дорогу и не дать пройти германцу. Командиры рот, командуйте.

— Сергей Леонидович, что могут эти мальчишки?

— Эти мальчишки смогут все. На то и мы с вами Иван Павлович здесь. И пойдемте смотреть подарок этого комиссара Смирнова.

— Ваше превосходительство!…

— Вольно Силыч. Показывай, что у тебя.

— Так что установка М-4. Четыре ерманских пулемета на едином станке. Боезапас по тыще патронов в четырех лентах. Может стрелять из одного, двух или четырех стволов. Кабы не автомобиль, то и с места не сошла бы.

Установленная на Руссо-Балте «машина смерти» выглядела довольно громоздко и нелепо. Имея лишь некоторое сходство с настоящей установкой образца 1931 года, данная, самодельная конструкция массой около полутоны, занимала весь кузов грузовика. Отдельно стоящая бочка с водой, довершала весь этот странный натюрморт.

— Оно хоть стреляет?

— Еще как Ваше превосходительство. Ежели такую поставить в тылу, то противу ероплана, самое то будет. А супротив ерманской пехоты… Почитай шрапнель. Да и то, погуще будет. От только патронов маловато.

— Не бойся Силыч. Будет германец, будут и патроны. Иван Павлович. Объявляйте посадку в эшелон. Станция назначения – Режица.

18 февраля 1918 года. Восточный фронт.

В этот день германская армия начала наступление на восточном фронте. Переговоры в Бресте зашли в тупик. Причиной тому была непонятная перестрелка, устроенная в ходе переговоров, и повлекшая смерть некоторых представителей прибалтийских государств,  Центральной Рады, а также обстрел здания, где проходили переговоры делегации Советской России и Германской империи. Пришлось признать, что бездействие армии вызывает брожение в умах солдат. Поэтому продолжение военных действий победоносной германской армией было признано самым лучшим продолжением переговоров.

Под Ригой, встреченные огнем первого добровольческого революционного полка, латышских стрелков и остатков артиллерии, немцы предпочли остановиться. А вот восточнее, в районе Огре, Екабпилса и Даугавпилса (он же пока Двинск) им сопутствовал полный успех. Основательно разложенная агитацией и демобилизацией русская армия в беспорядке отступила. 18 февраля пал Двинск. Немцы, отдельными отрядами, двигаясь в основном по железной дороге, устремились вперед. В тот же день был занят Луцк, на следующий день – Минск, Ровно. Несколько позже захвачены Полоцк и Новоград-Волынский.

22 февраля германский отряд в составе эскадрона кавалерии, полуроты пехоты при 14 пулеметах и двух орудиях в пятнадцати вагонах боевого эшелона подходил к Режице.

Примерно в десяти километрах от города мерный бег воинского эшелона остановил грохот длинной очереди установки М-4. Из-за того, что грузовик забуксовал в промоине на обледенелой дороге, пулеметы не смогли установить прямо, поэтому огненные струи равномерно продырявили эшелон четырьмя параллельными потоками. Затем с тыла и флангов заговорили остальные пулеметы и залпами загрохотали винтовки…

… Над железной дорогой стоял тоскливый вой. Разложенные около горящих вагонов полураздетые и разутые, кое-как перевязанные, бок о бок с убитыми камераден и трупами лошадей, обезумевшими глазами глядя на серое безмолвие угасающего дня, лежали германские солдаты. Где-то в голове состава грохотали, взрываясь, патроны 77-мм пушек. Огромной кучей, объятой пламенем, высились пушки, несколько пулеметов, винтовки и амуниция.

Еще один такой же отряд нашел свою погибель к северу от Екабпилса.

А вечером линию фронта, бесшумно растворяясь в круговерти поземки разыгравшейся около Риги, перешли три сотни казаков.

25
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
6 Цепочка комментария
19 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
vasia23Андрей ТолстойПетроградецИз майкудука.Barkun Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Ansar02

!!! Интересно!

yes!!! Интересно!

А ещё интересно что эффективнее супротив эшелона: 4 отдельных станкача, которые могут заранее поделить сектора и шмалять с разных направлений разом по четырём вагонам, или одна «овощерезка» 4М «шинкующая» те вагоны по очереди? Открытую 4М при «перезарядке» было бы неплохо прикрыть хотя бы «Мадсеном»… Всё-таки в эшелоне не баранов везут…

Дать отпор немцам — идея безусловно благородная, но при общем развале армии, не приведёт ли это только к активизации немцев и ещё большим нашим потерям? В РИ, Восточный фронт просто рассыпался и все немецкие «плюшки» отправились на запад — именно там решалась судьба ПМВ. Зачем нам продолжать «делить» бремя потерь с «союзниками»? Нашим послевоенным интересам это всё равно уже не поможет.

С уважением, Ансар.

Barkun

О! С учётом вашего замечания,

А ещё интересно что эффективнее супротив эшелона…

О! С учётом вашего замечания, то же задумался. Скорострельность, перезарядка, косяки и клины… Я бы поставил на количество против качества (с дублированием секторов, конечно и, опять же, прикрытием). + «Цена-качество». Четвёрка — жуткое дело, конечно, но перезарядку никто не отменял. Счетверёнка даёт большую массу залпа, но меньшую площадь покрытия, а эшелон — площадная цель. Да и просто одну точку (пусть и страшную) давить легче, чем четыре послабже.

Петроградец

Эфективнее направить все

Эфективнее направить все стволы в одну точку и дать поезду через нее проехать под огнем, как через мясорубку.

ФРонт рассыпался в РИ, а в этой АИ по замыслу автора угрозы и расстрелы Смирнова оказались эфективнее угроз и расстрелов царских генералов. Давно не пытаюсь искать тут логику и реализм, да и здравый смысл окончательно убит Красновым — патриотом и безальтернативным командуюющим Корниловым Бараноголоым. В целом ощущение, что главной идеей автора было натянуть белый ублюдков и неудачников на славу РККА.

Ansar02

Почтенный коллега. Прогнать

Почтенный коллега. Прогнать весь поездо под огнём одной 4М не получится — стволов-то хоть и 4, но длина ленты у всех стволов одинаковая — 250 патронов. Потом — перезарядка и 2/3 состава благополучно проезжает мимо в полной сохранности. Ну, либо достанется всем, но «по чуть-чуть» — т. е. совсем не фатально.

Петроградец

Но позвольте, коллега! Разве

Но позвольте, коллега! Разве я говорил об М4?! Я сказал «все стволы». Конечно, расчет требуется… Вот скажем, поезд(возьмем щедро) из 20 вагонв НТВ со скростью 30кмч проходит точку за 25-30 секунд. Максимка выпустит ленту-сотку за 10. Следовательно, включатся в работу последовательно. Только и всего. Всем по чуть-чуть? ну извините, думаю тем, кто внутри так не покажется. А уж если зажигательные пули использовать… и погонять машиниста периодическими выстрелам по паровозу… 
Тут ведь в чем нюанс. ЧТобы уничтожить пассажиров полностью надо состав предварительно остановить. А уж тут надо по месту смотреть. В любом случае М4 таскать тяжело, а возможность маневра огнем меньше.

Barkun

В целом ощущение, что главной

В целом ощущение, что главной идеей автора было натянуть белый ублюдков и неудачников на славу РККА.

Главная идея автора — избежать «Брестского мира» и он старается, как может :). Если у него это получится — честь ему и хвала! Другой вопрос — нафиг? Ну вошла Россия в состав стран-победительниц… Профита нет (на Италию посмотрите), интервенция неизбежна (вопрос царских долгов и их обеспечения). Целостность сохранить? Польшу, всё одно отпускать, обещали, однако… Прибалтика и фины? Лига наций матюкаться будет… Беларуське моей вообще ни холодно, ни жарко (что Лит-Белу, что БССР, что БНР — с поляками всё одно заедаться). А Украина — отдельная песТня…

Короче, надо ждать конца :))))

Barkun

«12 февраля 1918 года.

«12 февраля 1918 года. Петроград. Митрополичьи покои».

Вот тут муки владыки зазря, ИМХО :). Присяга в РИ есть аналог «крёстного целования». «Присяжный лист» это уже не Библия, конечно, но нацмэны клялись прямо на Коране и Торе, а потом подписывали этот самый лист (кто мог).

Приятно, что вы вернулись к теме :).

 

NF

++++++++++

++++++++++

Из майкудука.

Правда емкость магазина была

Правда емкость магазина была маленькой, всего сорок с небольшим патронов,

 

Ну почему, были диски и на 97 патронов, вот их как раз и использовали в авиации.

Андрей Толстой

Уважаемый коллега vasia23,

Уважаемый коллега vasia23,

Прочитал с интересом. Как всегда +++++++++++++++++!!! Тема интересная. И все же пулемет Льюиса, а не Люйса. И опять же, если брать пулеметы, то в реальности, в 1-м бронеавтобоевом отряде им. Я.М. Свердлова, имелись грузовики «Фиат» со спаренными пулеметами «Максим». 2-4 таких грузовика и немецкому поезду поплохеет.

                                    С уважением Андрей Толстой

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить