14
8
Хроники невидимки. Часть 9 Тачку на прокачку

Хроники невидимки. Часть 9 Тачку на прокачку

— Твою же мать, — хриплым голосом сказал Посейдон.

— Протестую, — откликнулся Зевс шепотом. Почему-то казалось – благоговейным. – В создавшейся ситуации это выражение…

Гестия возмущенно всхлипнула. Тачка зловеще заскрипела под тяжестью груза.

— …то есть, что он собирался делать?

Никому не знакомый божок – маленький, плюгавенький, зато с изрядной… тачкой, сладостно простенал: «Бабу бы…»

Гестия всхлипнула громче.

— По-моему, этим можно разве что ударить и убить, — сказал Посейдон, озадаченно почесывая юношеский пух под носом.

Во дворе зазвучали тяжелые шаги Аида.

— Срывать меня со смотра войск из-за… — раздалось из невидимости возмущенное. – Э. Твою же… тачку. Зачем вам понадобилось это… это? Если тушить пожары, то вряд ли…

Аиду в двух словах объяснили суть проблемы. Аид посмотрел на тачку. Потом на Гестию. Масштабы одного и другого совпадали очень приблизительно.

— А ты вообще как? – наконец медленно выговорил лавагет войск Титаномахии.

Гестия с достоинством икнула.

— Пшла, — сказала она гордо, — пйду, приму обет… двственности-ик!

И немного зигзагообразно проследовала во дворец. Гестии явственно нужно было принять не только обет.

Тачка заскрипела жалобно и, кажется, возжелала поехать за Гестией.

Намерения были пресечены в корне.

С минуту царила задумчивая тишь. Аид потирал подбородок, Посейдон скреб затылок, Зевс задумчиво заглядывал себе в хитон, что-то сравнивая.

— Вот я себя чувствую как-то… — начал робко Посейдон. – Вот смотрю и чувствую как-то…

— …неполноценным? — уныло предположил Зевс, продолжая наблюдения.

— …как-то девочкой, — вздохнул Посейдон.

— Девочка! – обрадовался немногословный божок и с готовностью скрипнул тачкой.

— Мальчик! – опасливо вякнул Посейдон, на всякий случай отпрыгивая в сторонку.

— Мальчик! – согласился божок, заскрипев тачкой активнее.

Посейдон осмотрительно увеличил расстояние между собой и двухколесной, тяжело нагруженной проблемой.

— Предлагаю удалить, — сказал Аид, который намеревался пресекать проблемы в корне.

— Предлагаю переши… э-э-э, зачем сразу удалять-то? – осведомился Зевс, который мыслил как-то уж слишком мечтательно. – Слушай, ты, а ты вообще… откуда такой? А то мы как-то тебя тут раньше не видели… с тачкой.

Божок, поскрипывая предметом гордости, икая и запинаясь через слово, поведал свою историю. История вполне себе укладывалась в «жил я, жил, девки не любили, а потом забрел в сад Матери-Геи, нашел чудодейственную яблоньку и немножко переоценил свои силы».

— Годовой урожай – по-твоему, немножко? – хмыкнул Аид.

— Ничего себе, фрукты у Матери-Геи, — высказался Посейдон. – Это чем же она такие яблочки полива… о.

Тут в глазах у среднего брата явственно отобразилась история о серпе и Уране. Еще почему-то о рождении Афродиты.

Посейдон сглотнул и пробормотал, что будет смотреть на Деметру другими глазами. И вообще ну их, этих аграриев, мало ли, на что они способны в погоне за удобрениями.

Зевс ничего не говорил, но явственно витал мыслями в яблоневых кущах, пока старший брат не наградил его бесцеремонным тычком.

— А! – опомнился предводитель Кронидов. – Да. В Тартар?

— Та-а-артар! – закивал божок с энтузиазмом, предвещающим что-то нехорошее для Тартара.

— Да ну, — усомнился Посейдон. – В лучшем случае его оттуда выкинут. С воплем: «В тачку!» В худшем оттуда попрут разъяренные Гекатонхейры. Ну, и надо оно тебе?

— Так ведь нужно же покарать, — почти жалобно ответил Зевс, игнорируя новый стон: «Сделай мне больно!» — Ну, не знаю, молния?

Во внутренний двор прибыла озабоченная чем-то Деметра. Вид у Деметры, которой как раз приходилось разбивать на Олимпе цветущие сады, был малоадекватный.

— Гестия там сказала – у вас тачка появилась, — пробубнила Деметра, со значением помахивая мотыгой. – Мне тут как раз нужна для садовых работ, так что давайте сюда.

Братья переглянулись и безмолвно посторонились.

Некоторое время Деметра неподвижно созерцала тачку и прилагающийся к ней агрегат. Потом расширила глаза, выдала заковыристую комбинацию, несомненно, узкоспециальных терминов, и ретировалась со двора.

— Демеее-етра, — не унимался сластолюбивый божок.

— Молния, — уверился в необходимости крайних мер Зевс.

Аид, до этого о чем-то задумавшийся, встрепенулся.

— Зачем молния-то? Пригодится.

Повисла недоуменная тишина, в которой тачка поскрипывала с робкой надеждой.

— Зачем? – спросил Посейдон. Область применения тачки и ее содержимого казалась ему прозаической и узкой.

— Для военных целей, — отозвался лавагет, многозначительно поигрывая шлемом.

Дело запахло тайной. Зевс многозначительно подмигнул среднему брату.

— А вот слухи ходят, — тут же начал тот, — что ты вообще что угодно можешь для военных целей использовать. Нет, вот правда. От белочки, например, какая может быть польза?

— Бе-елочка! – воспрянул было Приап, но тут же сник под осуждающими взглядами братьев.

Аид же просто пожал плечами с видом «да что может быть проще»!

— Снабженная необходимым устройством белка может эффективно отвлекать на себя противника, шурша по кустам, — скучным голосом начал он. – При крайней нужде неплохо утоляет голод. Будучи послана противнику в глаз метательным способом – обескураживает и выводит из равновесия. При отсутствии аналогов, белка также может служить для вытирания меча. Бешеная, не владеющая собой белка, жаждущая крови, может стать причиной удушения – если попадет в дыхательные пути – или заражения противника бешенством или редкими ядами…

— Ты где вообще встречал жаждущих крови… — заикнулся Посейдон, но был срезан невозмутимым движением брови.

— На это есть зелья. Так вот, хорошо обученная армия кровожадных белок… что?! Я не зациклен!

— Мы поняли, — с честнейшими глазами заверил Зевс. – У меня, собственно, вопрос насчет… ну, этого.

— На военный склад, — отмахнулся Аид, вознамерившись вернуться к смотру войск.

— Гестия же здесь, — напомнил Посейдон. – Бояться будет.

Братья нехорошо призадумались. Тачка и прилагающийся к ней божок тем временем попытались потихоньку отступить, но напоролись на булыжник и поникли, как обиженный тюльпанчик.

Позже Крониды так и не вспомнили, кто подал идею насчет подземного мира.

Вообще-то, с подземным миром на фоне Титаномахии дела у Кронидов не очень ладились. Чудовища были на стороне Крона, боги в основном занимали позицию «мой толос с краю», первобоги пламенно желали двум воюющим сторонам провалиться в Тартар.

До того времени, покуда в обитель ужаса и мрака не состоялся визит радужно ухмыляющегося Зевса. С тачкой и всем, что к ней прилагалось.

Речь Громовержца была кратка и ужасна. О проникновенных ораторских способностях младшего Кронида еще долго потом ходили жуткие слухи в Стигийском болоте.

— Или вы со мной, или я оставлю это здесь, — изрек сын своего папы и похлопал по плечу Приапа.
Взвизгнули колеса. Все, кто еще не занял нейтралитет, немедленно его занял. Все, кто уже и так держал нейтралитет, потянулись присягать Крониду.

— Так, — сказал над ухом Зевса голос из невидимости. – А тачку я у тебя заберу. У меня вон еще три шпиона остались нерасколотые…

Зевс, осмотрительный, как все лидеры, едва заметно кивнул. И жестом показал, что уповает на кое-чью фантазию.

Кое-чья фантазия в ближайшие пару месяцев била буйным гейзером.

— А почему это нам присягнули лапифы дальнего севера? – спрашивал Зевс на военном совете.

— Так ведь знамение, — невозмутимо отвечал Посейдон. – Стали они жертву приносить, а тут – это самое… летит, в небесах. С тачкой.

— Почему это наши воины перестали дезертировать? – интересовался Громовержец на другом совете.

— Да знать не знаю, — отмахивался Посейдон. – Странные слухи ходят. Мол, только побежишь назад, а та-а-а-ам тач…

— Знаете, что такое заградительный отряд? – мягко вмешивался голос Аида. Из пустоты.

— Крон опять прислал послание, — морщась, сказал Зевс в один прекрасный вечер. – «Сдавайтесь, глотать второй раз не буду…» Как бы ему… подоходчивее дать понять…?

Три кивка слились в единый. Время настало.

Паническое верещание Приапа заглушилось жалобным скрипом тачки.

На следующее же утро Крон, Повелитель Времени, узрел напротив своего обиталища, в некотором роде, монумент. Монумент был величественен. Всем своим видом он просился в оду Горация «К Мельпомене» (ту самую, которая начинается с «Создал я себе памятник»). Монумент был наполнен глубокими смыслами.

Монумент был исключительно неподвижен по причине обмазанности каким-то божественным скульптурным материалом. Монумент, однако, моргал. На лбу монумента лаконично значилось «Ответ».

К монументу прилагалась величественная тачка, в которой изображалась самая суть ответа Кронидов отцу.

Какое-то время Крон, сонно моргая, вглядывался в монумент…

Потом взревел, и Приапа больше никогда не видели во всех трех мирах.

* * *

— Так что там за эпизод с Приапом и тачкой? – поинтересуется Макария на своей свадьбе.

— Ик, — скажет тетушка Гестия.

— Да не было ничего! – хором заверят подземные.

— Отец просто не умел использовать ценные ресурсы, — фыркнет Аид.

— Да просто… было там такое дерево, — вставит Посейдон. – А я его искал потом… и эх…

И только Зевс ничего не скажет, мечтательно похрустывая очередным яблочком.

источник: https://ficbook.net/readfic/2928941/11140424#part_content

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить