16
8
Хроники невидимки. Часть 13

Хроники невидимки. Часть 13

— Маленький Кронид…

Маленький Кронид, он же сын Крона Аид вдумчиво поковырял пальцем в ухе. Потом вздохнул и заключил под нос:

— Глюки.

— Я не глюки, — возмутились из-за плеч. — Я — твоя Судьба.

— Интересные глюки, — немного подумав, сделал вывод сын Крона. Прицелился и отправил метательный нож в мишень на стене. Мишень была нарисована самим юным Аидом. И с несомненным талантом изображала папу Крона в полный рост.

Как «яблочко» были помечены горло, живот и другие стратегические точки.

— Маленький Кронид, — попробовала Ананка еще раз. — Радуйся, ибо я избрала тебя для великих дел! Лишь ты один можешь помочь своим братьям и сестрам в борьбе с кровожадным отцом! Они воюют — мне же нужен тот, кто будет действовать тайно, за их спинами. Будет… невидимкой.

Ананка выдержала приличную паузу. Потом кашлянула. Потом подождала, пока два следующих ножа воткнутся нарисованному Крону в пупок и в глотку. И уже потом решилась добавить:

— Ты станешь великим.

Аид поскреб затылок, подошел к стене и дорисовал Крону бородавку на носу.

— Перед тобой все будут трепетать, — не унималась Ананка.

Очередной нож угодил прямиком в бородавку.

— О, тебя назовут непреклонным…

Будущий непреклонный с хрустом жевал лепешку.

— Что, — хмуро спросила Судьба. — Совсем ничего не скажешь?

— А-а, — сказал Аид после оглушительной паузы. — Ну-ну.

И покрутил головой, прислушиваясь. Не мог же из-за плеч раздаться внятный звук удара ладонью по лицу?

* * *

— …и вообще, ты сказал, что будешь слушаться моих указаний!

— Ну, — сказал Аид и потрогал фингал под глазом, — так я и слушался.

— Я сказала — будущему Владыке нужно завести друзей.

— Так я и завел…

— И выбрал Таната?!

— Нет, ну по-моему — самый приличный вариант. Летать умеет — раз. Много не болтает — два. Мечник отличный — три. Его все боятся — четыре. А, да. И дерется неплохо.

Аид раздумчиво выплюнул на ладонь осколок зуба, хмыкнул и осколок с ладони смахнул.

— В общем, сплошные достоинства.

— Но ты явился к нему как… как…

Ананка давилась воздухом. Это, в общем-то, было нормально. Во время знакомства своего любимчика с Железнокрылым она онемела полномасштабно и надолго. Потому что не всякий бог явится в подземный мир, постучит бога смерти по плечу и заявит:

— Ну, в общем, я тут сын Крона. Так что давай дружить.

Кажется, Танат врезал в ответ на это предложение больше от удивления.

— И вообще, — невозмутимо продолжил любимчик Ананки. — Он же согласился. Ну, в смысле, когда я ему вывихнул правое крыло, он так и сказал: «А да и Тартар с тобой — давай». Чувствую, еще так побратаемся. Что ты там еще хотела-то?

Ананка засопела настороженно. Как человек, который очень сильно сомневается — стоит ли говорить.

* * *

— Ничего не знаю. Ты сказала — освободить Циклопов. Я освободил.

— Ты сбросил в Тартар Посейдона!

— Ну, не самому ж мне было туда лезть, в самом-то деле… И вообще, брат сам предложил.

— После того, как ты его споил до беспамятства!

— Вообще-то, до того. Цитируя Посейдона: «Да ладно, неси пару амфор и пошли доставать, что тебе там надо».

Ананка примолкла и глубоко задумалась. Кажется, делала пометку в уме. Увеличивая неадекватность Кронидов в целом до невероятных масштабов.

— Ты его пнул, — наконец нашлась она.

— Угусь, — скучающим тоном отозвался старший Кронид.

— Сбросил прямо в Тартар!

— Так он решил в последний момент от края отскочить. Еще и вопил, что для такого выпил мало, а у меня запасы кончились… И вообще, я уже его веревкой обвязал, что мне было — план откладывать?!

Ананка постаралась успокоиться. Ну, или хотя бы не плакать тихо в кулачок. Сволочному любимчику непременно нужно было сообщить следующее:

— Ты удивишься, но я имела в виду, что спустившийся в Тартар должен был открыть оттуда выход для Циклопов. А не бросать в Тартар обвязанного веревкой пьяного Посейдона… несколько раз.

— Мне его, между прочим, поднимать каждый раз приходилось. И кто ж виноват, что он оттуда всякую хрень вместо Циклопов доставал, — буркнул Кронид. — Первые три раза чудовище какое-то выволок… одно и то же, к слову… потом ногу Гекатонхейра. Я ему говорю — ищи Циклопов, а он орет, что темно, понимаешь ли. И так пока он случайно не зацепился за Бронта.

Ананка безмолвствовала. Использование Посейдона в качестве крючка для ловли Циклопов казалось слишком новым для ее измученного сознания.

— Признаю, с Аргом вышло не совсем удачно — ну, кто ж виноват, что Посейдону подвернулись уши…

Ананка скучно вздохнула.

— Они никогда не будут вашими союзниками, — сказала она почти что с жалостью.

Уж ей-то было известно, что Циклопы сразу же после освобождения из Тартара отправились в глубочайший запой. Оказывается, не всем нравится, когда к тебе на голову падает орущий Посейдон, хватает за то, что под руку попало, и уволакивает в прекрасный светлый мир.

— А куда они денутся, — хмыкнул Кронид Неотступный. — Я им пообещал в случае отказа повторить процедуру. Так сразу сказали — накуют, что надо. Шлем-невидимку вот пообещали…

В голосе У Аида зазвучала нездоровая мечтательность.

— За Гекатонхейрами пошлю Зевса, — в бессильной ярости сказала Ананка.

— Ты думаешь, он будет лучше падать и меньше орать? — встрепенулся ее любимчик. — Хотя у него и талия тоньше — веревка лучше затянется…

До него донеслись отдаленные и мерные удары головой о стену.

* * *

— …Тартар в душу мать!!! Почему — Зевс?!

— Прости, — сказал Аид, который последние три минуты внимал монологу Ананки восхищенно. — Последнее не понял.

— Зевс на троне Олимпа!

— Оборжаться, правда? — сказал Аид и захихикал коварным смехом злого гения.

— Это должен быть ты! Ты — мой избранник! Ты должен был принять трон и стать во главе нового порядка, ты…

— Да на кой мне, — лениво сказал Аид, прикидывая, как ему пойдет парадный гиматий царя подземного мира. — Ты ж мне сама твердила — выбери верно, выбери верно…

— И ты посадил на трон Зевса?!

— Ну, не мог же я туда… Посейдона. Он после Циклопов-то еще не отошел. И вообще, — Аид начал загибать пальцы. — У Зевса молнии — раз, власть он любит — два, когда он супит брови — у него грозный вид — три, когда он не бегает по нимфам — он может руководить миром — четыре…

— Когда он не бегает по нимфам? — ядовито и риторически спросила Ананка.

Аид призадумался. Пропорция времени между «бегает» и «не бегает» неумолимо тянула в сторону нимф.

— А вот это верно, — пробормотал он под нос.

Ананка затаила дыхание и скрестила пальцы. Ее избранник что-то пробормотал, сгреб с ближайшего столика черный шлем-хтоний и явственно вознамерился исчезнуть.

— Ты решил оставить Подземный мир? — поинтересовалась Ананка. Надежда в её душе вяло выглядывала из сосуда Пандоры, который туда уже успел накидать избранничек.

— Это с чего бы?! — поразился Аид. — Никаких надоедливых нимф, подданные большей частью мертвые, можно придумывать казни… и друг у меня там. Идеальный вариант. Нет, я к Зевсу. По-моему, — тут он перешел на низкий, зловещий шелестящий шепот: — Нам срочно нужна Гера!

Надежда в душе Ананки тихо икнула и склеила метафизические ласты.

* * *

— Маленький Кронид…

Шепот Ананки был грозен и упреждающ. Шепот прямо так и говорил: окстись, невидимка.

Невидимка задумчиво пялился в стену и внимать Неотвратимой не собирался.

— Маленький Кронид, — еще раз попробовала Судьба. Тоном повыше, намекающим на эффектный конец для всего античного мира.

Аид рассматривал стену с таким тщанием, будто по ней крутили неведомые в античности мультики. Ананка примолкла, решая: могло ли какое-нибудь из зелий Гекаты вызвать такой эффект.

— Аид, растудыть!!!

Эта форма окрика дала эффект: Старший Кронид слегка подпрыгнул и отозвался нетерпеливым: «Ась?»

— Гея родила Тифона, — сообщила Ананка, у которой за годы общения с любимчиком начисто отшибло желание быть многословной и пафосной. — Он идет сокрушать Олимп. Надеюсь, ты размышляешь, как его победить?

— А? — переспросил Аид и покрутил в пальцах гранат. — Да я вот думаю — жениться пора, что ли. Как думаешь, Кора, дочка Деметры, мне подойдёт?

Ананка молча отправилась пить горькую.

* * *

— Я сказала — ты должен одолеть его, когда Геракл доставит его за пределы Флегр, — безнадежно сказала Судьба. — Ты же помнишь это?

Аид тщательно подумал, потом медленно — и тоже тщательно кивнул.

— Я говорила — бей небожественным оружием, — продолжила Ананка. В голос у нее вкрались грустные завывания. — Так или не так?

Аид пожал плечами, как бы говоря «Ну, наверное».

— Я говорила — только так у тебя будет шанс — правда ведь?

Аид покрутил головой, почесал затылок и ничего не сказал.

— Так зачем — зачем?! — ты предложил Алкионею пить за знакомство?! И когда я говорила — небожественное оружие — я имела в виду, что ты возьмешь меч, или булаву, или копье… но это, невидимка!!

Аид поднял левую руку, в которой была зажата лопата. Лопата была выпачкана чем-то темным и имела таинственный вид орудия убийства.

— И Геракл… по-твоему, так должна звучать речь бога, одолевшего противника? «Так, герой! Вот вино, вот лопата. Помяни и закопай» — ты представляешь себе, как это войдет в песни?!

Аид покрутил головой активнее, попытался заглянуть себе за плечо и результате чуть не свалился с собственного ложа.

— И можно было хотя бы не поминать вместе с Гераклом?! — голос Ананки заставил поежиться Гелиоса в небесах. Аид поморщился. Потер виски. И признался окружающему пространству:

— Мне кажется, я слышу какие-то голоса…

Судя по звуку за его плечами, это был первый раз, когда Великая и Неотвратимая попыталась в прямом смысле слова убиться об стену.

* * *

— Эй! Э-эй, Ананка моя! Э-э-э, ты там где?!

— Взывать к своей Судьбе — плохая приме…

— Для меня — хорошая, — отмахнулся царь подземный. — Для меня сегодня все хорошее… Поздравь меня — я буду папой!

Из-за плеч раздался вскрик и звук падения. А потом что-то, очень напоминающее предсмертный хрип.

— Эй! — Аид покрутился, но, конечно, никого не увидел. — Эй, может, тебе водички дать?

* * *

Танат Жестокосердный озадаченно смотрел в пустое пространство за плечами друга. Исповедь друга в духе «Понимаешь, со мной говорила моя Судьба и, кажется, я ее сейчас грохнул, так что вообще-то, это твоя работа» Танат уже выслушал. Он даже произнес положенное ему:

— Почему-то в случае с тобой я не удивлен.

— Я не желаю, чтобы у меня была дохлая Судьба, — хмуро сказал после этого Аид. — Вдруг она начнет вонять. Из-за плеч.

Танат тихо фыркнул. Потом покрутил клинком и признался, что понятия не имеет — что можно сделать с мертвой Судьбой. И есть ли у нее пряди.

— Хочешь сказать — она у меня лысая была?! — возмутился Аид, которому весть о рождении дочери придала вдвойне неординарное мышление. — А хотя кто там знает. И как же мне теперь жить?

— Как очень свободному богу, — честно ответствовал Железносердный. И прибавил под нос: — Что-то мне подсказывает, что второй судьбы за плечами у тебя не появится никогда.

В отдалении слышался торопливый шорох — как будто что-то невидимое очнулось и торопилось уползти из покоя незамеченным.

* * *

— Говорят, есть боги, с которыми говорит сама Ананка, — вдохновенно сообщит как-то раз отцу маленькая Макария.

— Да неужели? — приподнимет бровь царь подземного мира.

— И делится с ними мудростью, и указывает им путь!

— Ну, ничего себе.

— Вот интересно, — спросит Макария, задумчиво вырезая из дерева колесо с Иксионом. — А почему моя Ананка со мной не говорит?

— Да я даже не знаю, — протянет Аид, глядя, как его дочь поджигает колесо.

И глаза у Владыки будут честными-честными.

источник: https://ficbook.net/readfic/2928941/14975647#part_content

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить