18
8
Химические опыты 1930-х годов

Химические опыты 1930-х годов

Содержание:

Одновременно с созданием боевых химических машин (БХМ) на базе выпускавшихся линейных танков военные химики в середине 1930-х гг. активно занимались разработкой различных средств и приспособлений, отвечавших положениям принятой «Системы химического вооружения».

«Танкоструг» для снежной целины

Одной из важных задач являлась разработка средств дегазации (термин «дезактивация» еще не получил распространения) поверхностного слоя грунта. Речь шла о создании и технологии применения веществ-нейтрализаторов и средств удаления зараженного грунта. Была разработана и внедрена технология применения дегазирующих веществ. Кроме того, уделялось внимание огневой дегазации (выжиганию поверхностного слоя грунта и растительности), а также исследованию механических способов очистки местности от отравляющих веществ.

Согласно положениям системы химического вооружения (СХВ), утвержденной НКО СССР в апреле 1935 г., в рамках разработки средств механической дегазации для снятия (срезания) поверхностного зараженного стойкими отравляющими веществами слоя почвы следовало принять на вооружение так называемый «Танкоструггрейдер», или «Танкоструг». В техническом задании говорилось:

«Танкоструг должен обладать всюдуходимостью. Управление танкостругом должно быть централизовано в танке. Струг должен обеспечивать снятие слоя почвы толщиной не менее 10 см и шириной не менее 2 м с рабочей скоростью до 3 клм. Обработанная стругом почва не должна иметь на поверхности кусков земли, зараженных СОВ».

Создание средств обеззараживания снежного покрова являлось весьма актуальной задачей. Дело в том, что боевые отравляющие вещества, применявшиеся в годы Первой мировой войны, при низких температурах теряли боевые свойства. Это не могло не побудить начать разработку новых видов более действенных боевых отравляющих веществ, а также средств защиты от них.

По мнению военных специалистов, механический способ дегазации снежного покрова относился к числу достаточно экономичных и эффективных, но механическая дегазация ручным способом была практически невозможной в условия огневого воздействия противника. В этой связи наилучшим по эффективности виделся механизированный способ дегазации. Для изучения данного способа силами Центрального военного химического полигона (ЦВХП) был сконструирован специальный зимний вариант «Танкоструга» – «треугольник-снегоочиститель», который смонтировали на танке ХТ-26.

Химические опыты 1930-х годов

С «треугольником-снегоочистителем» провели семь опытов по снятию зараженного слоя снега и проделыванию проходов. Ширина дегазированного прохода составляла 2 м и могла быть увеличена во вторичном заезде. Скорость движения ХТ-26 со снегоочистителем при рыхлом снеге глубиной 30-35 см составляла 12 км/ч, на плотном снегу снижалась до 8-10 км/ч, а в глубоком целинном снегу – до 5-6 км/ч.

Химические опыты 1930-х годов

В ходе испытаний снегоочиститель на танке ХТ-26 показал полную пригодность для дегазации снежного покрова при наличии слоя снега толщиной более 10 см и возможность прохождения и залегания войск на участке после дегазации. Проделанный в снегу проход обеспечивал также возможность передвижения всех видов транспорта, включая колесный, что исключало «ограниченность выбора направлений атак, подвоза и т.п., связанного только с наличием существующих зимних дорог». ХТ-26 с треугольником-снегоочистителем можно было использовать для создания специальных снежных укрытий от ружейно-пулеметного огня или оборудования минометных позиций. Танкоструг также давал

«возможность проделывания специальных проходов перед оборонительным районом противника для быстрого преодоления наиболее губительной огневой полосы в условиях снежного покрова».

Химические опыты 1930-х годов

ХТ-26, оснащенный «Танкостругом», можно было использовать для целей дегазации при одновременном выполнении им своей непосредственной задачи – поддержки пехоты и подавления огневых точек противника. К числу достоинств «танкоструга» относилась простота конструкции, что позволяло изготавливать его силами воинских частей. Как недостаток отмечалась невозможность отцепки приспособления от танка без выхода экипажа из машины.

Согласно редакции системы химического вооружения на 1937-1938 гг., по теме «Танкоструггрейдер» был намечен

«ввод на вооружение в 1938 г. или предоставление исчерпывающего доклада».

К сожалению, вопрос о внедрении (а также и о распространении инструкции и комплектов документации по изготовлению силами воинских частей) снегоочистителя конструкции ЦВХП не был решен положительно. Предпочтение отдали универсальному плужному снегоочистителю, разработанному другой организацией.

вернуться к меню ↑

Игра в шашки

Согласно системе химического вооружения ранней редакции, предполагалось разработать

«шашкосбрасыватель на Т-26 для постановки дымзавесы».

Конструирование и испытание шашкосбрасывателя первоначально поручили ЦВХП, но в 1934 г., в связи с изменением приоритетов военных, которые намеревались отдать предпочтение специальным дымовым приборам, тему исключили из плана. Однако сотрудники полигона продолжили работу в инициативном порядке и сконструировали приспособление, позволяющее танку нести десять больших дымовых шашек ДБ-11. Приспособление – СДП, СДПБ или СДП(б) – изготовили в мастерских полигона и испытали в зимних условиях.

Химические опыты 1930-х годов

Химические опыты 1930-х годов

Приспособление включало по два фиксатора на две и три шашки, установленные по правому и левому бортам танка. Управление сбросом шашек с приспособления осуществлялось тросовой проводкой. Зажигание шашек производилось электрозапалами.

Химические опыты 1930-х годов

На испытаниях было установлено, что приспособление дает возможность танку ставить дымзавесу, обеспечивает пожарную безопасность работы в зимнее и летнее время, позволяет экипажу легко и быстро крепить шашки, а также наблюдать за поведением дымящих шашек. Сбрасывать шашки можно было как по отдельности, так и группами.

По итогам испытаний констатировалось:

«а) Крепление шашек просто и надежно, позволяет совершать большие переходы /до 20-30 клм/, не вызывая изменения в работе шашек или отказа в воспламенении их и сбрасывании.
б) Приспособление для воспламенения шашек надежно и управление им производится изнутри танка.
в) Приспособление для сбрасывания шашек не дает отказа и может давать возможность сбрасывать как нейтральные шашки, так и шашки с я.д.»

По замыслу авторов и испытателей, приспособление в перспективе могло заменить («за весьма немногими и не решающими исключениями») специальные танковые дымовые приборы.

Однако дальнейшие опыты показали, что приспособление для сброса шашек конструкции ЦВХП не является полноценной альтернативой специальным дымовым приборам или аппаратуре для заражения местности, однако, отличаясь простотой и надежностью, все-таки может найти применение в войсках. В этой связи положения СХВ, утвержденной в апреле 1936 г., определяли следующие требования к шашкосбрасывателю:

«аппаратура должна включать 10 больших дымовых шашек ДБ-11, продолжительность дымопуска 25 минут».

Опытный образец следовало подать на государственные испытания в IV квартале 1936 г., а серийное производство предполагалось развернуть с III квартала 1937 г. Приспособление было готово к принятию на вооружение в 1937 г.

«Шашкосбрасыватели» все же нашли ограниченное применение, главным образом – на учениях.

Химические опыты 1930-х годов

Помимо разработки приспособления с большими шашками ДБ-11, в рамках темы №135 плана работ ЦВХП на 1935 г. было сконструировано

«съемное дымовое приспособление малых шашек ДМ-11»

– СДПМ или СДП(м). Работу провели начальник конструкторского бюро полигона Крутяков и инженер КБ полигона Вишневецкий. В отличие от ранее испытанного приспособления, в СДПМ помещалось 60 шашек (по шесть малых вместо одной большой). Принципиально СДПМ не отличалось от СДПБ, однако увеличение числа шашек потребовало увеличить количество электрозапалов, что усложнило схему электропроводки. В этой связи в заключении по испытаниям отмечалось:

«Большая сложность электропроводки и электрозажигания малых шашек на танке уже теперь ставит вопрос о целесообразности оставления на танке лишь больших шашек /с большим и малым временем горения, для решения разных тактических задач/».

Из-за сложности обслуживания приспособление СДПМ так и не было рекомендовано к принятию на вооружение.

вернуться к меню ↑

Туман

Весьма необычным образцом вооружения химических войск в 1930-х гг. стала боевая химическая железнодорожная цистерна, или БХМ-7, в задачи которой входило заражение отравляющими веществами железнодорожных узлов, перегонов и станционных сооружений.

По техническим требованиям цистерна емкостью 26 м³ должна была устанавливаться на четырехосной железнодорожой раме. Специальное оборудование БХМ-7 проектировалась из расчета обеспечения требуемой площади заражения отравляющими веществами надлежащей концентрации с помощью распылительного устройства и системы пуска дымов и туманов. Примененная аппаратура должна была отвечать как задачам заражения, так и дегазации. Конструктором цистерны и специального распылительного устройства был инженер Гапонов.

Химические опыты 1930-х годов

Испытания опытного образца распылителя и цистерны прошли на ЦВХП в 1934 г. и стали продолжением работ, начатых еще в 1931 г. В основу предложения инженера Гапонова был положен термомеханический способ образования паров отравляющего вещества. В опытном образце распылителя для создания облака отравляющего вещества использовался горячий пар, поступавший из парового котла под давлением около 5 атм. Особо подчеркивалось, что

«…опасения поразить людей заставили проводить эти испытания осторожно».

Однако в ходе испытаний обнаружилось, что«перед прибором образуется лужа иприта, оседающего непосредственно перед прибором в виде луча длиной до 50 м». Отдельные капли в виде росы оседали на расстоянии до 150-200 м, а реактивными бумажками иприт был обнаружен на расстоянии до 500 м. Использовавшиеся для оценки поражающего воздействия животные не пострадали. Это позволило сделать вывод о том, что испытывавшееся вещество«чрезвычайно быстро гидролизуется в присутствии горячего пара»и теряет поражающие свойства.

В ходе испытания цистерны БХМ-7 на образование волны ядовитого тумана (при давлении в распылителях до 5,5 атм и давлении водяного пара в котле паровоза, подававшего пар в распыляющую систему, до 14 атм) в течение 11 мин было выпущено около 1 т вещества и установлено, что образуется волна тумана, обладавшая незначительной кроющей способностью на дистанции до 500 м.

Химические опыты 1930-х годов

Химические опыты 1930-х годов

Химконтролем были зафиксированы концентрации иприта на мерных дистанциях до 250, 500, 1000 и 2000 м. Запах разложившегося иприта фиксировался на расстоянии до 5000 м. Размещенные на мерных дистанциях подопытные животные остались невредимыми. По итогам испытаний констатировалось:

«Факт неполучения животными поражения говорит, что машина не способна создавать такие концентрации тумана иприта, которые давали бы поражения при действии их в течение 11 минут. Вместе с тем, по-видимому, не следует отказываться от дальнейших опытов по получению тумана иприта, пока с совершенной очевидностью не будет установлено, чего можно ожидать в случае применения волны тумана иприта. Испытание на дымопуск и заражение показали, что БХМ-7 с успехом может выполнять только задачи по заражению станционных ж.д. путей и построек. Для дымопуска и туманообразования она не пригодна».

По плану, согласно редакции СХВ, утвержденной НКО в апреле 1935 г., доработанный опытный образец следовало предъявить на испытания в III квартале 1935 г., а серийное производство начать с I квартала 1936 г. Однако в срок цистерна на испытания так и не поступила, в связи с чем в справке ЦВХП «Мото-механизированные средства применения» за 1936 г. отмечалось:

«Даны характеристики и нормы боевого использования для ХБТ-1 и ХТ-37. Новая БХМ, именно ХБТ-2, не была прислана (была на показе в неисправном состоянии), так же как не были получены и бронированная БХМ на ЗИС-6, аэрохимсани и железно-дорожная цистерна и др. образцы. Таким образом, испытаний новых образцов боевых химических машин в 1936 г. почти не было».

Помимо прибора Гапонова, в 1936 г. был подвергнут испытанию прибор Розенталя, сконструированный с расчетом на подогрев, испарение и распыление ОВ с помощью горячего масла. Испытания прошли неудачно: из прибора Розенталя получали не туман, а пары иприта, которые в силу небольшой летучести иприта, конденсировались недалеко от прибора, на расстоянии 70-90 м, и

«давали легкие поражения собак».

Результаты испытаний приборов Гапонова и Розенталя позволили скорректировать направление опытно-экспериментальных работ и выработать удачную конструкцию.

На испытания предприятием-изготовителем доработанная цистерна была подана только в IV квартале 1936 г. Согласно положениям СХВ на 1937-1938 гг., после устранения недостатков серийная партия боевых цистерн подлежала изготовлению по линии 3-го отдела Генштаба – НКПС.

Что касается предложений Гапонова и Розенталя, то они показали свою очевидную перспективность и сейчас пароэмульсионный метод считается одними из самых надежных и эффективных. Правда, не для заражения, а для обеззараживания.

вернуться к меню ↑

Брянский тяжеловоз

Внедрение боевых химических машин было невозможно без разработки средств доставки специальных веществ. Поэтому в СХВ предусмотрели создание железнодорожных цистерн на 50 и 60 м³

«для перевозки БХВ от завода (склада) до станции снабжения и разливка в БХМ и тару».

Цистерна должна была снабжаться коллектором с четырьмя кранами, позволяющими одновременный слив БХВ из цистерны в четыре оболочки.

Химические опыты 1930-х годов

В 1934 г. На ЦВХП состоялись испытания опытной цистерны емкостью 50 м3 разработки Брянского завода. Существенных замечаний по конструкции цистерны не было, в основном военные обратили внимание на технику безопасности:

«Основой безопасности подобной работы является максимальная внимательность и наблюдение руководителя работы за всеми работающими и точное понимание рабочими правила: поражение всегда возможно, если брызги, попавшие на защитную одежду, остались незамеченными. Поэтому, спокойная, внимательная работа и наблюдение за самим собой и рядом работающим соседом в такой работе совершенно обязательное условие безопасности работы.

Кроме того, в организации работы должен быть твердо осуществлен принцип: один и тот же рабочий в данной смене должен выполнять только простейшие, ему отчетливо понятные действия.

Быстрая санитарная обработка случайно облитых ОВ людей ведет к сильному снижению степени поражений, а в некоторых случаях может их исключить совершенно».

В ходе испытаний были составлены инструкции по наполнению и опорожнению цистерны, в том числе и в зимних условиях. По итогам испытаний цистерна Брянского завода была принята на вооружение.

Статья подготовлена по материалам РГВА.

источник: А. Кириндас, М. Павлов «Химические опыты 1930-х гг.» «Техника и вооружение» №10-2013

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить