Гунны не пришли в Европу

1
0

Единого автору у этой темы с ФАИ нет. Основную идею озвучил коллега Gusdini. А оформил её единым постом, коллега Незнайка.

Гунны не пришли в Европу

В 350 году состоялась осада Нисибиса, в результате которой персы потеряв около 20 000 человек, были вынуждены отступить ввиду вторжения хионитов в северо-восточные провинции государства. После длительной борьбы, хиониты были вынуждены заключить мир с Шапуром и их вождь Грумбат согласился принять участие в походе против Рима. В результате персам в 359 году удалось захватить Амиду и ряд других римских крепостей.

К 370 году в результате 10-летней войны на истощение, гунны во главе с вождём Баламбером частью покорили, частью вытеснили за Дон аланов Северного Кавказа и пришли в соприкосновение с Боспорским государством.

В 371 году римский император Валент, до этого соблюдавший мир с Шапуром, принял решение оказать военную поддержку армянскому царю Папу, отправив комита Аринфея с войском, «чтобы оказать помощь армянам в случае, если персы сделают попытку потревожить страну вторичным нападением». В результате Пап смог занять трон, захваченные персами крепости были возвращены, а римские гарнизоны разместились по всей Армении. Иберия была разделена на две части, одна из которых была отдана изгнанному ранее Саурмагу, вернувшемуся с двенадцатью легионами Теренция, а другая осталась у Аспакура.

Развилка: Валент, узнав о новых могущественных варварах, отправляет к ним богатые дары и заключает с ними союз, подобный византийско-хазарскому 3 века спустя.

В 373 году Валент отправил к границе римские войска, которым под Вагабантой пришлось выдержать сильный натиск персидской конницы. Армия Шапура во главе с шахом прибыла в Атропатену, в этой же области стали концентрироваться армянские и римские войска. Племя акациров, покорив маскутов, проходит через Дербентские ворота в помощь союзникам. А сам Тенгри Кут, оставив наблюдать за рекой Танаис племя утигуров, с основными силами вторгается через северное Приаралье в страну хионитов.

Гунны не пришли в Европу

Император Валент

На подарки полученные от римского императора и обещаниями будущих трофеев, Баламбер смог привлечь на свою сторону и те гуннские племена которые кочевали к востоку от Урала. Особой удачей стал переход на его сторону многочисленного племени сабиров.

В конце 373 гунны своим мощным натиском, разбили в ряде сражении хионитов и заставили их отступить в Согд под защиту крепостных стен городов Мавераннахра, которые северные кочевники еще не умели брать. Князь хионитов вместе со своей дружиной, при переправе через Сырдарью, был настигнут аланами, шедшими в авангарде войск Баламбера и предпочел смерть плену.

В следующем году племя сабиров опустошая все на своем пути прошло цветущий Согд вплоть до реки Амударьи, где встретившись с войском персидского наместника Балха, не вступая с ним в сражение отступило на север.

Баламбер с основным войском провел это время на берегах реки Чу где ему удалось вначале подчинить племена чуюе и чуми, а затем и разбить соединенные силы чубань и чумугунь на холмах у реки Или. В результате племена Юебань были подчинены Орде, за исключением племени чумугунь перекочевавшим в Джунгарию.

Антропатена. В столкновениях римско-армянские войска поддержанные легкой конницей акациров нанесли ряд тяжелых поражений противнику. И только возникшие разногласия в стане союзников, где армянский князь Пап не желал полного разгрома персов, дало возможность Шапуру уйти от неминуемой гибели.

Император в результате интриг нахараров и спарапета Мушел Мамиконяна, начал винить Папа в упущенной возможности покончить с Шапуром. Приглашённый Валентом в Тарс, Пап был заключён под стражу, но смог бежать. Император приказывает полководцу Траяносу, который в то время был в Армении, ликвидировать Папа. Траянос приглашает Папа на пир и там его убивает.

Царем Великой Армении был назначен Вараздат, бывший марионеткой в руках кесаря.

Кесарь удовлетворяет просьбу Баламбера, о присылке мастеров осадного дела.

В 375 римские войска сумели овладеть Газакой и другими городами Атропатены, в то время как акациры расположились в степях Албании.

Хиониты, преследуемые гуннами, переправились на южную сторону Амударьи. Но из-за произвола персидского наместника, который задерживал доставку продовольствия или отпускал его по завышенным ценам, переселенцы испытывали большие лишения. Многие хиониты, «мучимые голодом, продавали себя за жалкий кусок хлеба». Такое положение дел привело сначала к единичным стычкам между хионитами и персами, а в начале 376 г. привело к войне между бывшими союзниками. Наместнику Балха только ценой больших усилий и значительных подкреплений из Хорасана удалось к концу года выдавить хионитов за Гиндкуш. Но это восстание, отдало в руки Баламира Согд, где мелкие разрозненные владения оказались одни лицом к лицу с воинственной ордой.

Первой жертвой гуннского авангарда оказался Чач (Ташкент), где кочевники устроили резню. Затем главные силы, перейдя р. Чирчик, и соединившись с авангардом, подошли к Самарканду. Жители города согласились сдать город, но это им не помогло, цветущий город был разорен. Бухара осталась нетронутой лишь благодаря огромной контрибуции, благодаря которой, как писали современники: "изобилие разлилось в государстве уннов"

После этих событий Шапур решил прибегнуть к дипломатическому разрешению конфликта и предложил разделить Армению и Иберию, но переговоры, не привели к заключению соглашения.

В 377 году Валент собирался начать кампанию против Персии.

Для того, чтобы не дать персам сосредоточить силы, Валент решил наступать по двум направлениям. Главная армия во главе с императором должна была взломать оборонительную линию в Месопотамии. В то время как 2-я презентальная армия во главе с Траяносом, усиленная армянскими частями, должна была соединиться западней озера Урмия с гуннскими союзниками и наступать на Ктесифон в обход персидских укреплений.

Хотя Шапур в Бактрии понес тяжкие потери в войсках и с трудом их восполнял, он решил держать там оборону только силами гарнизонов и перебросил войска с Востока в Мидию, откуда собирался обрушиться всеми наличными силами на войска Траяноса.

Прямым следствием, ослабления восточной границы стало восстание кушан. Население Тохаристана культурно и экономически было связано с Согдианой и Индией, а не с Персией, которой оно было вынуждено подчиняться. Кроме того, потомки кушанских царьков были недовольны тяжелой властью шаханшаха. Поэтому, когда основные силы персидской армии были сконцентрированы в Месопотамии и Мидии, на востоке вспыхнуло восстание и «войска кушанские рассеялись для набегов по лицу всей земли». К тому же кушаны, обратились за поддержкой к своим соседям, гуннам. На помощь к кушанам пришло войско во главе которого стоял Баламбер. Гунны захватили Мерв, разбили наголову наместника Хорасана и опустошили Иран вплоть до Рея и Исфахана.

В то же время Орда западных гуннов, соединилась с римлянами у Тевриза и направились прямо на юг в исконно персидские земли. Пройдя Газаку, союзники столкнулись с авангардом Шапура, который состоял из войск, набранных на востоке Ирана разорённых Баламиром. Этот передовой отряд должен был следовать тактике «нападение и отход» и не вступать в бой с превосходящими силами противника, но персы в горячем натиске прошли слишком далеко вперёд и завязали бой. Только после того как Траянос подтянул подкрепления, нападавшим пришлось отступить.

Траянос перешел в наступление на передовую линию армии противника, ещё не окончившего боевого построения.К месту боя подошла конница гуннов и атаковала правое крыло противостоящего войска, персы попыталась дать отпор гуннам, но были вынуждены бежать с поля боя под напором конной лавины.

Римские легионы атаковали персидскую пехоту стоявшую в центре. Этот бой шёл с переменным успехом, в одной из персидских атак даже был ранен командующий Траянос и римскую армию возглавил Тимасий. Как только гунны разбили правое крыло Шапура, они сразу же атаковали пехотинцев. Союзники стали теснить персидскую пехоту со всех сторон. Удар кочевников решил исход боя: началось беспорядочное бегство солдат персидской армии и их уничтожение союзниками.

Войска левого крыла Шапура ещё пытались продвинуться и занять боевую позицию, спустившись с холма. Её авангард, вступил в бой с армянской конницей и вынудил их отступить. Однако и эти войска вслед за остальными частями бежали с поля боя.

Военной силы, способной задержать союзников на пути к вражеской столице — Ктесифону, не существовало. Нещадно разоряя округу, они прошли в Месопотамию и там узнали о произошедшем в Иране государственном перевороте. Шахиншах Шапур II был убит в результате заговора придворной аристократии, возведшей на престол его брата, Арташира, который сразу же отправил посольство к Валенту с мирными предложениями.

Валент находился в Нисибисе, городе захваченного у персов после 3-х месячной осады. Здесь же и проходили мирные переговоры. С гуннской стороны в переговорах участвовал сын кагана — тегин Ернак. По договору персы отказывались от завоеваний Шапура II согласно второго Нисибинского мира 363 г. Возвращение Риму пяти областей в Верхней Месопотамии (Арзанены, Моксоэны, Забдицены, Регимены, Кордуэны) с находящимися там крепостями, а также городов Нисибиса, Сингары и Кастра Маврорум. Иран отказывался от вмешательства в дела Армении и Иберии.

По договору с гуннами, Арташир на западе отказывался от сюзеренитета над Албанией и землями максутов, границей устанавливалась река Кура, на востоке – признавал независимость кушанского шаха(Тохаристан), а границей Ирана впредь должна была служить Амударья.

Для империи это означало смыть свой позор и забыть о недостойном договоре Иовиана не совместимого со славой римлян. Возвращенные области восстанавливали систему защиты границ империи в Месопотамии и давали Риму не только стратегические, но и торговые преимущества.

*Здесь и далее буду использовать для гуннов аналогичные тюркские должности.

Если до персидской войны среди гуннов имелось много отличавшихся по рангу властителей, и не было фигуры, аналогичной – хуннскому шаньюю, то после завоевания Средней Азии и Антропатены в руках военной верхушки племен были накоплены значительные богатства, а удачные войны привели к небывалому взлету авторитета Баламбера. Все это привело к восстановлению в 377 выборной власти главы гуннов – кагана(шаньюя).

Центром державы являлись земли вдоль Сырдарьи где находились савиры и гунны, степи приаралья населенные огурскими племенами, а также кочевья чуйэ, чубань и чуми вдоль рек Или и Чу, которые были включены в гуннский эль.

Наместником в западной части державы был ягбу-каган, обычно являвшийся родственником кагана. Эти земли населяли гуннские племена ононуры вдоль Дона, уроги долина Кубани, сарагуры междуречье Урала и Волги и акациры вдоль каспийского побережья от нижней Волги до Куры. Кроме того предгорья Кавказа населяли подчинненые ягбу кагану племена аланов, адыг и лезгин, ему же был подчинен князь Албании.

В степях южнее Урала кочевали различные угорские племена, находившиеся в разной степени зависимости от Орды.

Если силу каган черпал у степных племен Северного Кавказа и Чуйской долины, то богатство притекало в его руки из оседлых владений Средней Азии. Как ни странно, но высокая культура среднеазиатских владений уживалась с чрезвычайно низким уровнем политического самосознания. Согдиана была раздроблена на мельчайшие княжества наиболее значительными из них были правители Согда, Ферганы, Осрушаны, Бухары, Чача и Осрушаны, в каждой из которых каганом назначался его представитель — тутун, который контролировали сбор податей и посылку дани в ставку кагана и следил за лояльностью правителей.

Независимость из областей Средней Азии сохранил лишь Хорезм, который переживал свой расцвет и являлся могущественным государством. Его столицей был город Кят на правом берегу Амударьи, где находился замок Фир, являвшийся резиденцией правителей из династии Афригидов. И хотя каган претендовали на господство над Хорезмом, оно не было ему подчинено.

На землях Тохаристана восстановили свою государственность кушаны, которые заключили союз с каганатом, закрепив его женитьбой тегина Ернака на дочери кушаншаха.

В северном Семиречье и в верховьях Или, кагану пришлось столкнуться с многочисленным и воинственным союзом племен абаров и западных сяньби, установивших предел продвижения гуннов на восток.

К западу от Каганата располагались владения готов. Где относительно мирные условия жизни содействовали развитию производительных сил. Афанасий Великий отмечал, что соседние готы «отвыкают от кровожадности перестают думать о войнах. Они прекращают войны и переходят к земледелию». Правда, он связывал эти перемены с распространением христианства. Но и это явление было следствием общественно-экономического развития готов. Часть алан бежавших от гуннов, расселилась в приазовских степях и заключила союз с государством Германариха. Витимир ставший вождем готов после смерти Германариха, предчувствуя угрозу со стороны гуннов, решил обезопасить свои тылы покорив своих северных соседей –антов. Вначале готы потерпели от антов поражение, однако после, стали действовать решительнее смогли захватить в плен и распять Божа, его сыновей и 70 антских старейшин.

По всему Ойуму возводились укрепления. Были отправлены посольства к западным готам с предложением о союзе и империи с просьбой прислать мастеров каменного дела. Этому должно было способствовать, то что интересы остготов занятых подготовкой обороны от гуннов, почти не соприкасались с интересами Империи. Вестготы все внимание уделяли борьбе между сторонниками и противниками христианства и Империи. Это делало готов не опасными для Константинополя.

В 380 году скончался основатель гуннского каганата Баламбер и на курултае весной следующего года ,преемником был избран его сын Ернак. Новый каган сразу же решил укрепить свой авторитет походом против усуней, населявших земли вокруг озера Иссык Куль. Но эта война оказалась не такой легкой, как казалась вначале, усуни прятались в ущельях, устраивали засады, нападали на мелкие гуннские отряды, но все же силы противников были несоизмеримы. Как бы то ни было орде понадобилось два года, для окончательного покорения усуней.

Ранняя Цинь, было однм из варварских государств, возникших в IV веке на территории Северного Китая. Основателем царства стал Фу Цзянь(император Гао-цзу), выходец из племени тангутского происхождения – ди. К 380 г. Ранняяя Цинь смогла объединить почти весь Северный Китай. Фу Цзянь II(племянник первого), хотел в глазах подданных стать императором и китайцев, и варваров. Он, следуя китаецентрической системе мировоззрения, обещал своё покровительство всем княжествам Западного Края. Но в Таримском бассейне почти всё время шла война между владетелями, и из княжеств Турфана и Шаньшани уже в 382 г. пришла просьба о помощи против соседей, раздумавших вступать в контакт с тангутами.

В этот же регион устремил свои взгляды и Гуннский каганат. В апреле 383 Ернак с группой соплеменников, переодетых буддийскими монахами, постучали в ворота города Кашгар. После того, как их впустили, «монахи» скинули кэсы, выхватили мечи и с боем захватили крепостные стены. Тут же к воротам подошли остальные гунны, которые разместились под стенами города под видом охраны следующего в Дуньхуан, каравана.

Тем временем Фу Цзянь II направил на запад сильную армию под командованием опытного полководца Люй Гуана, которая в 383 г. пересекла пустыню и появилась под стенами Карашара. Карашар сдался, но владетель Кучи, носивший титул «бай», собрал силы, в семь раз превосходящие по численности войско Люй Гуана и… в 384 г. потерпел полное поражение. После чего «бай» бежал в Кашгар, прося помощи и защиты у кагана, но Ернак при всей привлекательности данного для него похода должен был его отложить, так как все внимание было сосредоточено на Кавказе, где в это время происходили важные события.

Гуннские племена на Кавказе после практически одновременной смерти Баламира и ягбу кагана (в 381 г.), решив из поступаших слухов с востока, что Ернак надолго увяз в войнах с усунями, практически не подчинялись, за исключением племени сарагуров, новому наместнику кагана, которым был назначен его младший брат Айбарс. Оногуры, уроги и многочисленные акациры проигнорировали требование кагана об отправке воинских контингентов на восточный фронт.

Оногуры совершали набеги на готов, вынудив последних покинуть земли левобережья Днепра и укрыться в Крыму. Витимир, видя что справиться с легкой конницей кочевников ему не удается, решил подыскать себе союзников. Во время очередного набега послы готов с помощью богатых даров смогли подговорить хана урогов Орхана, напасть с тыла на кочевья оногуров. В результате удачного набега, оногуры были разгромлены и вынуждены подчиниться Орхану. Но такое усиление последнего не понравилось вождям акациров, покоривших к этому времени все племена восточной половины Северного Кавказа и считавших себя хозяевами степи к западу от Урала.

В ходе последовавших столкновении с акацирами, кратковременное объединение племён Орхана прекратило своё существование. Сам же хан погиб в сражении, вместе со своими сыновьями, чудом удалось спастись лишь его младшему сыну Батбаяну, бежавшему к ягбу-кагану в земли сарагуров.

Акациры, таким образом подчинили себе все земли между Черным и Каспийским морями. В 384 году, они несмотря на союзные отношения кагана с Империей и на мир с Персией, совершили опустошительный набег на Армению и Мидию. Гунны "произвели невероятное избиение людей и все наполнили резней и ужасом". Была захвачена и разорена столица Аршакидов Двин. Отдельные отряды кочевников достигли Мелитины на Евфрате и Хамадана. Весной 385 г. они поспешно вернулись в Предкавказские степи через Дербентский проход, так как стало известно о том что, Ернак выступил на Запад.

Гунны не пришли в Европу

До вступления на престол, Арташир II был царем Адебиены (с 344 г.), области расположенной в верховьях Тигра. Он принимал заметное участие в войнах своего предшественника с римлянами. После вступления на престол, им были предприняты энергичные меры по возрождению армии, простолюдины были освобождены от податей на 10 лет, по отношению к христианам проводилась дискриминационная политика, выступления знати жестко пресекались, последнее привело к его свержению в 383 году.

Первым внешнеполитическим актом, пришедшего к власти в результате переворота Шапура III, стало заключение союза с восточными гуннами. Шахиншах, решил воспользоваться отвлечением сил акациров на север для возврата потерянной ранее Албании.

Для нормализации отношений с Римом Шапур III после вступления на престол, отправил в подарок императору Валенту много шелка, а также стал проводить более мягкую политику в отношении христиан: «Он освободил христиан из темницы и сказал: я освободил их из темницы, и они по обычаю будут платить харадж, что будет полезнее царству, чем их темницы».

Нашествие акациров, показало уязвимость восточных провинций ВРИ, бывших хоть и экономически развитыми, но областями в отличии от персидских, все же не столь жизненно важных. У Персии дело обстояло намного сложнее, под давлением находилась вся северная граница и разграблению в первую очередь подвергались Антропатена, Мидия и Савад бывшими не только финансовыми, но и религиозно-политическими центрами державы. Все это подготовило почву для создания атмосферы сотрудничества между двумя государствами Ближнего Востока. В 385 был заключен договор, согласно которому Иран обязывался оборонять Каспийский проход и не допускать в последующем вторжения гуннов в Закавказье, взамен получая от Армении область Пайтаракан, необходимую для связи с Албанией. Империя должна была оборонять Дарьяльский проход.

Итак, после того как гунны переправились через Волгу, акациры оказались между двух огней, но и на этом их беды не закончились. Батбаян, сын предводителя урогов Орхана, породнился с родом Баламбера взяв в жены его дочь. Кагана Ернак выделил небольшой отряд своему зятю, который явился с ним в долину Кубани, где на совете старейшин племени, был провозглашен вождем урогов. Оногуры также решили не испытывать судьбу и перешли на сторону кагана. Таким образом перевес в силах быстро перешел на сторону Ернака. Вожди акациров укрепились у Тарки-Тау, где их и встретило войско кагана. Гунны не решались идти на штурм укрепленных позиций, до тех пор, пока с юга не подошли персидские войска.

Шапур обрушился как ворон на кочевья акациров в Албании, персы жестоко расправились с взятыми в плен варварами, мстя за своих убитых родственников, разрушенные дома и сожженные сады. Жители города Чор открыли ворота города продвигавшимся на север войскам шаханшаха.

Акациры видя, что пощады со стороны персов им ждать не стоит, выдали головы своих предводителей Ернаку, прося объявить им нового правителя. Каган назначил на эту должность ягбу Айбарса.

Здесь же произошла встреча шаханшаха и кагана, на которой было решено, что отныне Тарки Тау будет границей между державами.

Между устьями Эльбы и Везера образовалось племенное объединение саксов, в состав которого вошли, кроме собственно саксов, живших к северу от устья Эльбы, также родственные племена хавков и ангривариев. Cаксы, занимались мореплаванием и пиратством ради захвата рабов и предметов роскоши на территории Империи. Еще при отце императора Грациана в 370 году они возобновили свои нападения на северную Галлию. Комит Нанниен, командующий войсками в той области, выдержал первую атаку и император отослал полководца Севера ему на помощь. Те начали отступать, но римляне устроили засаду и перебили всех варваров.

Гунны не пришли в Европу

Древние саксы.

Помимо морских набегов, воинственные саксы продвигались к югу от занятой ими территории между Нижней Эльбой и Везером. Граница с рипуарскими франками была плохо определена, ибо почти везде проходила по голой равнине, а не по речным преградам, что приводило к пограничным стычкам между ними.

Для Грациана становилось все более явным, что нет лучшего способа завоевать поддержку галльской знати, как сохранить мир, победив варваров. Поход, задуманный его предшественником, решено было осуществить.

Сначала имперской армией под командованием «короля» Рихомера, (дяди Арбогаста и предка РИ династии Меровингов), при содействии рипуарских франков, бывших злейшими врагами саксов, были приведены к покорности фризы. Двое из фризских правителей получили сан патриция и заключили союзнические отношения с Римом в качестве федератов.

В начале лета 383 года император, находившийся на рейнской границе, узнав, что саксы выступили против франков, двинулся с большим войском им на помощь. Противник, переправившись через Везер, разбил лагерь в Тевтобурском лесу. Грациан присоединив по дороге войско франков, быстро двинулся туда, и напал на неприятеля. В результате, победа досталась римскому войску. Источники сообщают о множестве погибших варваров, и что лишь немногим из саксов удалось спастись бегством. После одержанной победы Грациан отступил в укрепленный лагерь на реке Липпе, намереваясь здесь ждать прибытия полевой армии из Милана.

Однако, через несколько дней, ещё до прихода новых войск, императору стало известно, что большое войско саксов расположилось лагерем на берегу реки Лайне. С теми воинами, которых он успел собрать, Грациан снова выступил в поход. На подходе к лагерю противника, франки во главе с Маркомиром, Генобавдом и Сунноном шедшие в авангарде, были атакованы саксами, однако в результате кровопролитной битвы, после подхода римских частей, император смог одержать победу, убив множество врагов. Также на поле боя, была захвачена богатая добыча и большое число пленных. Нанеся саксам в течение месяца два тяжёлых поражения, римляне, больше не встречая сопротивления, разорили земли Саксонии вплоть до Эльбы. В ходе кампании они истребляли саксов в карательных рейдах, брали сотни заложников, вывозя их из страны, уничтожал селения и хутора непокорных, после чего возвратились за Рейн.

ермано-аланская конфедерация, в условиях степной и лесостепной зоны, при отсутствии естественно-географических преград нападениям огурских племен, была вынуждена объединять усилия отдельных кланов и этнических групп, что вкупе с единой материальной культурой создавало объективную основу для политической консолидации. Укрепление власти Винитария шло как в борьбе, так и в процессе синтеза родоплеменных систем управления с формирующейся княжеской властью.

Межплеменные и межродовые противоречия заставляли искать религиозно-идеологические возможности для укрепления власти и ослабления внутренних противоречий. Этим средством стало принятие христианства, что помимо вышесказанного давало возможность заручиться поддержкой Римской империи. Уже в 383 году Винитарий и другие вожди приняли христианство, позволив крестить себя готскому епископу.

В 382 году в самый разгар набегов оногуров, готы были вынуждены оставить земли левобережья Днепра и отошли в западном направлении. Этот поток беженцев создавал давление на нижнедунайской границе империи. Готы обратились к императору Валенту с просьбой, чтобы он дал им земли; в благодарность они обещали повиновение и вспомогательные войска. Цезарь, явившийся с войсками к Маркианополю, дал такое разрешение и отвел им земли, находившиеся на восточной границе государства, возвращенные в недавней войне с Персией. Руководство в осуществлением в операции по переселению варваров было поручено magister peditum Тимасию. От готов потребовали сдачи оружия при переходе границы и выдачи заложников.

Гунны не пришли в Европу

Готы

Мир на границах ВРИ, позволил несколько снизить налоговое бремя населения. Валент, угрожая конфискацией владений, запретил землевладельцам сгонять колонов с наделов и передавать их рабам или другим колонам. По существу, это было признанием наследственных прав на арендуемый участок. Он значительно улучшил положение рудокопов, предоставив им право всюду заниматься старательными работами при условии уплаты 10% добычи собственнику рудника и 10% — казне.

Ни уничтожение готов, ни чрезмерное усиление гуннов в северном Причерноморье, не было выгодно Империи. Правительство в Константинополе предполагало, и не без основания, что страх перед гуннами заставит германцев повиноваться ему и поэтому стало сторонником умеренной помощи и восстановления отношений с готами.

На Днепре с помощью присланных римских строителей происходило возведение стен вокруг ранее неукрепленных селений, в которых создавались запасы продовольствия. Еще во время войны кагана с акацирами, гото-аланы под предводительством Фарнобия и Алафея смогли воспользоваться ситуацией и вытеснить оногуров обратно за Дон.

Ернаку, только восстановившему единство Орды, нужен был перерыв для начала нового натиска на Запад. К тому же, мир на границах требовался для укрепления своей власти среди отпавших северокавказских племен. Поэтому он не стал возражать против посредничества императора Валента, в заключение мира с готами.

По соглашению заключенного в Фанагории, земли вдоль Днепра являлись владениями готов, а вдоль Дона – гуннов, степи между ними находились в совместном владении. Ернак получал сан патриция и богатые дары, каганат заключал дружественный союз с империей.

Каган, высвободив силы для обуздания своеволия местных племен, в течении 386 года снова привел их к покорности, помимо этого, он обратил внимание на Волжскую пойму, с ее богатым растительным и животным миром, бывшим настоящим оазисом по сравнению с примыкающей к ней засушливой Прикаспийской низменностью.

Кочевья сарагуров, ядро которых находилось у реки Урал, к этому времени продвинулись к северу вплоть до Самарской луки. Гуннские отряды, во главе с ягбу Айбарсом, следуя двумя группами вдоль противоположных берегов реки, смогли покорить местные балтские и финно-угорские племена, поставив под свой контроль всю речную пойму вплоть до слияния Волги с Камой. В лесостепной зоне к западу от реки гунны столкнулись с народом мокшет у реки Сура.

«На той стороне реки стояли войны могучего народа мокшет, и вышли от войска мокшет цари Кудадей и Тёкшонь, и обратились они к бесстрашному Айбарсу: “Зачем нам проливать кровь мужчин у этой реки, решим одним поединком, уйдете ли Вы в свои земли, или мы покоримся власти твоей”.

В то самое время выступил бек гуннского племени ундур. Сам гунн был высок, исполинского роста и одет в кольчугу, на огромной голове носил клепаный шлем. Медная пластина защищала лоб в три пяди. Древко огромного копья было из крепкого кедрового дерева. Меч его сверкал пламенем и одним только своим видом наводил ужас.

Все воины мокшет испугались батыра, лишь один вышедший вперед Тюштян не испытал страха перед гунном. Белее снега была его рубашка, вышитая красной ниткой. Позолочен его сюлгам, из серебра соткан пояс. Через плечо медвежья шкура перекинута, красивой пуговицей прикреплена. Справа медная труба подвешена, с левой стороны топор.

И сразились они… И хотя Тюштян, обессилил, и не смог подняться с земли, гунн подал ему руку, со словами “Будь братом моим”.

Кудадей и Тёкшонь головы склонили: “О могучий Айбарс, твоя сторона победила, лишь об одном мы просим тебя, дай ханом нам воина ундура и до скончания мира, кагану мы верно будем служить”.

В дальнейшем мокшет, обеспечивали северный фланг каганата и являлись одним из наиболее лояльных союзников гуннов.

В Таримском бассейне полководец Ранней Цинь Люй Гуань, милостиво обходился с жителями, что снискало ему популярность в оазисах. Гуманность, основанная на силе, оказалась мощным доводом в пользу союза с империей Цинь. Но тем не менее, взаимопонимание достигнутое, столь тяжким трудом быстро испарилось, ибо за то трехлетие, пока славный полководец утверждал тангутскую власть на склонах Тяньшаня, само царство Ранняя Цинь перестала существовать.

Люй Гуан получив известия из Китая, решил остаться в Куче навсегда, сделав из нее столицу самостоятельного владения. Но почему-то этот проект не был осуществлен, и в 386 г. Люй Гуан, ограбив покорившийся ему край, вернулся в Ганьчжун, выгнал оттуда китайского правителя и захватил бывшее княжество Лян, основав новое царство, оставшееся в истории под названием Поздняя Лян.

Гунны не пришли в Европу

*Поздняя Лян розовый цвет

Наступившим вакуумом власти в Синьцзяне решил воспользоваться наместник кагана Курсих управлявший Кашгаром и Яркендом. Гунны, с помощью бывшего правителя Кучи изгнанного Люй Гуанем, заняли город, а наместник, оставленный там губернатором, добровольно сдался, умоляя пощадить неповинный народ. Курсих отправив пленника в Кашгар, с отрядом в 5 тыс. легкой конницы выступил против Карашара.

В ту эпоху Карашар был княжеством, включавшим в себя девять оазисов. Владетель его носивший титул лун, решился на сопротивление. Сначала гунны взяли крепости Цзохо и Халгаамань и осадили Юанькюй. Лун собрал 10 тыс. человек и попытался организовать оборону. Однако Курсих пошел навстречу карашарцам и "обратил их в бегство, положив до 2 тыс. человек". Гунны одержали полную победу, карашарцы рассеялись, столица сдалась, а лун пленен и обезглавлен.

Далее на восток лежала Турфанская впадина, бывшая в то время куда более благодатным местом. Тогда еще текла река, окруженная деревьями, впоследствии разобранная на орошение и ставшая после вырубки тростника на топливо источником эоловой эрозии. Этот оазис являлся западным форпостом царства Поздняя Лян, основанное тангутским племенем ди, во главе с Люй Гуанем в области оазисов между хребтом Наньшань и пустыней, примыкавшая к излучине Хуанхэ и охватывавшее территории Ганьсу, Цинхая и северо-восток Синьзяня.

Набег гуннов на Турфанский оазис был отбит дисцами, решившимися на лобовой удар. Потери отряда Курсиха были настолько внушительны, что он отказался от дальнейших завоеваний и отправил в ставку кагана, находившуюся в Фарабе, гонца с просьбой о подкреплении.

Первые подкрепления, вернувшихся из западного похода гуннов, подошли уже летом 388. С помощью них Курсих смог подчинить Хотан и двинулся к Шаньшаньи. Некоторое время шаньшаньцы оказывали энергичное сопротивление, но, поняв безнадежность борьбы, сами опустошили свои земли и ушли на восток, в Хами.

Весной следующего года, с основными силами выступил и сам каган, но двигался он севернее, вдоль берегов реки Или. В верховьях реки, кочевало западно-сянбийское племя мукри, в пограничные стычки с которыми гуннский каганат, вступил еще при Баламбере. Но на этот раз удар, оказался внезапным, а силы гуннов значительно превосходящими, так что сянбийцы, были вынуждены признать власть Ернака. Мукри становились вассалом каганата, и должны были выделять определенное количество контингента для участия в походах.

Используя воинов мукри как проводников, гунны смогли выйти к Турфанской впадине с севера, в тыл не ожидавших их с этой стороны дисцев. Противник был вынужден бежать к Дуньхуану.

Ернак, овладел Гаочаном, где находилась колония китайских военнопоселенцев, осевших в Турфанском оазисе еще со времен династии Хань, позже сюда же направляли китайских колонистов из Хэси и центральных равнин.

Заняв оставленный тангутами Хами, каган двинулся к Дуньхуану, считавшемуся западными воротами Китая. Здесь гуннам пришлось столкнуться с организованной силой кочевников Северного Китая во главе с талантливым полководцем Люй Гуанем.

Межплеменная борьба после развала Ранней Цинь вылилась в открытую войну, практически непрекращающуюся цепь сражений и набегов. Беглецы из Северного Китая, где из-за постоянных войн жить было более чем плохо, надеялись, что под твердой властью Люй Гуана они смогут вздохнуть полной грудью. И вот этой разношерстной массе кочевников, оказавшихся в одной связке, объединенных племенем ди волей случая, удалось отбить наступление и поставить предел продвижению гуннов.

В короткий срок, от Черного моря и Волжско-Камских лесов, до Гиндукуша и Дуньхуана, образовалось единая держава охватившая всю западную половину Великой Степи, что оказалось фактором огромного значения для дипломатии Ирана, Рима и государств Китая.

Благодаря этим завоеваниям каганат стал контролировать все важные участки трансевразийских торговых путей, что обеспечивало знати гуннов огромные прибыли от караванной торговли.

Оазисы Таримского бассейна были объединены в одно наместничество во главе с ягбу- каганом, резиденция которого находилась в Куче. Обитателей «Западного Края» обогащала культура шелка введенная в Хотане во второй половине IV в, откуда в дальнейшем перешла в другие оазисы Синьцзяна и Согдиану. К тому же после первых стычек с Поздней Лян, каган, не имея достаточных сил для продвижения в Китай, заключил с Люй Гуанем договор о торговле, благодаря чему, восстанавливалась и посредническая торговля вдоль Великого шелкового пути, проходившего через оазисы Синьцзяна. Китайские поселенцы проживавшие в областях Хами и Турфана выращивали пять видов зерна: рис, два вида проса, пшеницу и фасоль; тутовые деревья, пеньку, и виноград.

Конец IV века для Средней Азии был временем экономического и культурного подъема. Росли и богатели города, процветали земледелие, ремесла и торговля. Согдийцы выступали в это время как опытные и умелые купцы-посредники. Они установили регулярную связь между соседними государствами, используя для этого караванные пути. Но если раньше, торговле мешал разбой кочевников и постоянные междоусобные войны, то гунны объединившие степь и Согдиану, открыли для торговли великолепные возможности. Согдийские купцы, как и торговая верхушка оазисов Таримского бассейна, стали самыми верными подданными кагана. Так Средняя Азия и Синьцзян сделались неотъемлемой частью каганата.

Для правящей верхушки западной части каганата основным источником обогащения первоначально была военная добыча, получаемая путём грабежа соседних стран. Однако затем произошла переориентация на невоенные источники доходов. Это стало возможным в результате подъёма международной торговли. Через эту территорию проходило несколько международных торговых путей. В Восточной Европе основной торговой артерией стала Волга, нижнее и среднее течение которой находилось под гуннским контролем.

"Путь этот, впрочем, был известен издавна, еще с эпохи поздней бронзы и раннего железа. Привлекательным для купцов Волго-Камско-Уральский регион был во все времена: это драгоценные металлы и полудрагоценные уральские камни, хотя основным богатством края могли бы служить шкурки лесных зверушек — соболя, куницы, горностая, белок и прочих, высоко ценимые в более южных областях, особенно в Средиземноморье. Скопление находок сасанидских и византийских серебряных блюд IV—VII вв. в Прикамье совсем не случайно, именно они составляют значительную часть знаменитой эрмитажной коллекции.

Шкурки соболя, добываемые местными охотниками, очевидно, достаточно высоко ценились и в Иране, и в Константинополе. Расплачивались за них серебряными блюдами, которые местные вожди и шаманы, процарапав на них еще и собственные изображения неких персонажей в зубчатых коронах, с мечами в обеих руках, приносили в жертву своим богам на достаточно многочисленных известных в этом регионе святилищах вместе с весьма грубыми по технике, но чрезвычайно выразительными «чудскими образками» человско-зверей. Это был совершенно особый таежный культурный мир с высокой степенью сакрализации"

Из устья Волги, где находился крупный торговый город Итиль, купцы попадали в акваторию Каспийского моря и высаживаясь на его южных берегах, могли следовать по суше до Антиохии или Ктесифона.

Основной транзитный торговый путь шел из Дуньхуана через Таримский бассейн и Фергану, затем вдоль Сырдарьи на Нижнюю Волгу, где находилась ставка ягбу-кагана Итиль. Вдоль торгового маршрута, находилась цепь караван-сараев от Фарабы к Нижнему Поволжью. Через портовые города азиатской половины Боспорского царства, Гермонассу, Горгиппию и Фанагорию, каганат участвовал и в причерноморской торговле с Византией. О возросшей заинтересованности боспорских городов в торговле с каганатом, говорит тот факт, что в 390 году царь Боспора обращается к Ернаку, чтобы он за уплату ежегодной дани помогал им обеспечить спокойную жизнь. После попадания Боспора под военно-политическое влияние каганата, в греческих городах Керченского и в особенности Таманского полуострова начинается новый экономический подъём. При этом сами гунны сохраняли традиционный кочевой уклад и торговлей с Римом и Ираном не занимались. На западе она находилась в руках арамейских и греческих (боспорских) общин.

Для развития каганата наличие торговых путей имело огромное значение. Это способствовало не только получению необходимых товаров и пополнению казны кагана, но также способствовало распространению новых технологий и культурных достижений. Торговые пути были не только торговыми магистралями, но и информационной сетью соединяющей с отдалёнными народами и государствами, обеспечивавшие получение по этим каналам связи данных о политическом, военном и материальном состоянии соседних государств. По ним двигались купеческие караваны, посольства, общины переселенцев, артели свободных ремесленников, паломники, миссионеры, бродячие актёры. Военная знать гуннов прилагала все усилия для их безопасности.

К вопросу о происхождении эфталитов:

Легенды на монетах эфталитов, показали, что их язык принадлежал к восточной иранской группе и был родственен согдийскому и хорезмийскому. На одной из найденных монет была надпись, которую Гиршман прочитал как "Eptla Shaho Hio (no)", что означает — Эфтал царь Хионитов, и, таким образом пришел к выводу, что хиониты и эфталиты были одним народом. Гиршман полагает, что несколько царей хионитов (хуни) носило имя Эфтал(Heptal), и затем это имя распространилась на весь народ.

Похоже, что эфталиты это имя или род правящего класса, а хиониты самоназвание народа.

Эфталиты делились на красных — «Кармир хион» в Балхе и белых-«Спед хион» в Хорезме. Возможно по оттенкам цвета кожи, либо по цветовому обозначению сторон света. В частности у тюрок белый означал запад, сине-зеленый — восток, красный — юг. Звуковое сходство «Хион»(хуни) и «Хун»(гунны) объясняет, почему византийские источники назвали эти племена "белые гунны".

Из вышесказанного следует, что эфталиты не были мигрантами из Восточного Туркестана или Алтая, а являлись местными аборигенами, сформировавшимися на основе среднеазиатских алано-массагетских элементов, причем тесно связанных с Хорезмом.

Вначале 389 после непродолжительной болезни скончался император ВРИ Валент. В качестве возможного преемника, рассматривался племянник усопшего правителя Валентиниан II. Но этот юноша, всеми делами при котором распоряжалась его мать Юстина, не устраивал военную верхушку Востока, выдвинувшая видного и заслуженного полководца, сподвижника Валента, Флавия Тимасия.

К концу 80-х годов IV века командующий 1-ой презентальной армии Тимасий приобрел огромное влияние. Именно ему было поручено распределение готских отрядов, попросивших убежища у Валента, в транстигрианских провинциях. Расселяя готов, он улаживал непростые отношения местных жителей с новыми поселенцами. Блестяще справившись с этой проблемой, давший ему эпитет «друг готов», он приобрел непререкаемый авторитет среди германцев. Магистр армии, дважды удостаивавшийся консульства (в 385 и 388), победитель Шапура, патриций и удачливый военачальник, имевший добрую славу, Тимасий был наиболее достойным кандидатом на вакантный трон.

Евтолмий Татиан долгое время занимавший должность комита священных щедрот (имперский казначей), оказал большую поддержку новоявленному цезарю, за что был назначен префектом претория Востока. Его сын Прокл бывший правителем Финикии, стал префектом города Константинополя, став, таким образом, главой столичного сената.

Однако титул Тимасия не был признан на Западе. Где Грациан сразу же стал скрытно готовиться к войне. И гражданская война должна была вскоре начаться, если бы не события в Британии…

В 390 году римские легионы, расквартированные в Британии, провозгласили своего командующего Феодосия императором. Некоторые считали, что мятежные солдаты не хотели уходить воевать на далекий Восток, другие писали о ревности Феодосия к успеху Тимасия провозглашенного императором, который приходился родственником его скончавшейся жены Элии Флациллы.

Феодосий использовал в своих целях спор о вере, он заявлял, что выступает за чистоту ортодоксальной веры, чем достиг поддержки части ортодоксального духовенства Запада. Представители Феодосия смогли поднять алеманнов, вандалов и свевов на дунайской границе, тем самым заставив Грациана распылять свои силы. Весною 391 года алеманны, сделали набег на римскую провинцию Реция, угрожая через альпийские проходы северной Италии.

Грациан, решил предпринять карательную экспедицию в их земли, и навсегда расправиться с алеманнской опухолью. Он заключил союз с бургундами, используя распри между ними и алеманнами. Оба племени соперничали в стремлении завладеть залежами соли, находившимися между ними.

Алеманны должны были подвергуться удару с трех сторон, рейнская армия Арбогаста, наступала из Могонтиациума, бургунды с верхнего Майна, а император двигался к ним навстречу с юга. Военные действия были удачны, в середине июня 391 года у реки Неккар армия Арбогаста встретилась с противником. Воины обеих сторон выстроилась друг против друга на противоположных берегах реки. Долгое время никто не решался начать сражения. В это время в тыл алеманнам, вышло бургудское войско. Римляне также перешли в атаку. Союзникам удалось охватить вражеское войско, лишь часть из них смогла вырваться и укрыться в укреплённом лагере. Когда алеманны узнали о подходе к их лагерю вечером того же дня армии Арбогаста, то они стали разбегаться. Лагерь с богатыми припасами попал в руки победителей без боя.

После поражения при Неккаре алеманны нигде больше не оказывали организованного сопротивления. Всех их свозили под охраной в Могонтиациум, чтобы затем расселить в Северной Италии в качестве лэтов. Декуманские поля между Верхним Рейном и Верхним Дунаем вновь перешли под контроль Империи.

Используя отвлечение сил императора в Германии, узурпатор с армией высадился в устье Сены, где некоторые представители галльской аристократии перешли на его сторону и взяли на себя его материальное обеспечение. В это же время вандалы и свевы подошли к Дунаю в Паннонии.

Об оценке серьезности опасности мятежа Феодосия, Грацианом, говорит тот факт, что он признал за Тимасием титул императора Востока и отправил в Константинополь именитое посольство, в которое входила вдовствующая императрица — Юстина со своими дочерьми. Прибыв в Константинополь, Юстина представила дочерей двору, где сын Тимасия Сиагрий, был очарован младшей из них Галлой, и вскоре женился на ней. Таким образом, политическая заинтересованность императоров Востока и Запада друг в друге укрепилась.

В помощь Грациану в Иллирик была отправлена армия под командованием Стилихона. На Дунае появились огромные силы свевов и силингов, просивших мест для поселения в ЗРИ. Находчивому и предприимчивому префекту Иллирика Феодосию Промоту, удалось перехитрить варваров и нанести им тяжкое поражение во время переправы. Вожди свевов пали в этом сражении, а пленные и сдавшиеся германцы были поселены в Иллирике и Фракии. Попытка переправиться ниже по течению предпринятая асдингами, также была пресечена войсками Стилихона.

Но главная неудача Феодосия состояла в том, что ему не удалось перетянуть на свою сторону рейнскую армию и magister militum Галлии Арбогаста. Причиной чему послужила политическая прозорливость Грациана, сосватавшего за своего сводного брата Валентиниана II, сестру Арбогаста, Элию Евдоксию, отличавшуюся редкой красотой и сразу покорившую сердце юноши.

Итак, расправившись с алеманнами, армия Грациана, усиленная ополчением рипуарских франков, двинулась в Галлию. На помощь ей также спешила восточно-римская армия Стилихона. Войска императора и узурпатора встретились недалеко от Орлеана, где после двухдневного сражения, мятежники были разбиты. Феодосии с небольшим отрядом попытался бежать обратно в Британию. Конница под командованием Абунданция, посланная Грацианом в погоню, настигла его у побережья пролива. Захваченного в плен мятежного военачальника доставили к Грациану, который приказал его обезглавить.

Но смерть Феодосия вовсе не означало наступления мира. Ослабление армии в римской Британии вследствие вывода войск узурпатором имело серьезные последствия. Военный гарнизон вала Адриана пришлось сократить. Из-за чего усилились нападения пиктов, и они стали проникать далеко вглубь римской территории.

Саксы воспользовались уходом основных сил франков в Галлию, для того чтобы нарушить свои клятвы данные Грациану, и снова начали совершать набеги. Перейдя Везер, они поднялись по правому берегу реки в земли «федератов» Рима — рипуарских франков, выжигая и грабя на своём пути, а затем, нагруженные богатой добычей, почти без препятствий возвратились назад.

В 392 Грациан предпринял поход против саксов, носивший характер беспощадной и истребительной экспедиции, сопровождавшийся массовыми захватами заложников и пленных, которых обращали в рабов и вывозили во внутренние области империи.

Саксы ожесточенно сопротивлялись, уходя в глухие чащи правобережья Эльбы. Желая достичь над ними полной победы, император заключил союз с бывшими вассалами саксов, лангобардами. В следующем году, по приказу императора, объединенное войско лангобардов и рипуарских франков вторглось в земли саксов и в кровопролитном сражении на поле Свентана одержало над ними победу. Число только убитых врагов, составило — 3000. Грациан с триумфом вернулся в Рим, ведя с собой множество пленных саксов. Он был удостоен почетного прозвища саксонский.

Командующим военными силами в Британии был послан франк Рихомер. Ему удалось вытеснить пиктов и укрепить защиту римско-британской северной границы. Были вновь заключены федератские договоры с четырьмя большими племенными союзами бриттов сложившихся между двумя валами: вотадины — на прибрежной равнине Лотиана и Бервикшира, селговы — в долине Верхнего Твида, нованты — в Галлоуэе, дамноны — в долине Клайда. Севернее жили враждебные пикты, делившиеся на две группы: южные — каледонии и северные — меаты. Римлянам также удалось найти союзников в лице ирландских скоттов, которые также переходили на положении федератов. Позднее скотты перешли в христианство и в своих походах направлялись уже не против римских провинций Британии, а в северную часть острова, которой они впоследствии и дали свое имя.

Каких скоттов?

Гунны не пришли в Европу

Под ними подразумеваются кланы Лоарнов, Оэнгусов и Габрейнов, на карте соответственно отмечены– оранжевым, фиолетовым и желтым.

К 397 восставшие хиониты в союзе с Хорезмом вытеснили гуннов из Согдианы, но не смогли овладеть крупными укрепленными центрами этой области. Каганат, укрепляя свою власть в Средней Азии, опирался на местную аристократию и богатейших купцов, что обеспечивало ему известную лояльность городов. Положительной роль гуннов была в консолидации военно-политических сил раздробленных оазисов в борьбе с внешними агрессорами и в безопасности путей сообщения, давший огромный толчок развитию транзитной торговли. В связи с отсутствием в каганате сильной централизованной власти, местная верхушка поддерживала кочевников в противостоянии экспансии Сасанидов, стоявших за спиной Хорезма.

Эфталиты в низовьях Сырдарьи перешли на правый берег и оттуда совершали набеги на земли центрального улуса.

Хиониты, бежавшие от Баламбера в конце 370-х за Гиндукуш, которых, чтобы избежать путаницы назовём кермихионами, смогли подчинить себе местные мелкие кушанские династы. В ходе последовавшего возвышения одного из племен, все кермихионы были объединены под властью — Кидары. Это объединение кермихионов известно в персидских источниках как Кабулистан. К 395 Кидара, расширяя свои владения в Северном Афганистане, захватил Пешавар и часть северо-западной Индии. Но после известий о «Гюлистанской катастрофе», решил вернуть ранее утерянные земли Бактрии и повернул вектор завоеваний на север.

Осенью 396 внезапным ударом кермихионы овладели Балхом на левом берегу Амударьи, правивший здесь тесть убитого кагана был отправлен пленником в Кабул. Попытки занять Чаганиан и Термез были отражены, но в Верхнем Тохаристане были захвачены — княжества Вашгирд, Кувадиан и Хутталян. Лежавшие вверх по Пянджу горные княжества Керран, Шахинам и Вахан признали власть Кабулистана.

Айбарс в первый год своего правления, смог укрепить свою власть над восточными племенами каганата. Противостояние с союзом Хорезма, эфталитов, хионитов и стоявших у них за спиной Сасанидов, когда само существование каганата стало под угрозой, потребовало от Айбарса экстраординарных мер по скорейшему восстановлению армии и поднятию воинской дисциплины.

Он в бытность ягбу-каганом уже имел возможность столкнуться с неподчинением и своеволием беков племен. В западной половине Орды он уже начал внедрять новую структуру, которая должна была окончательно лишить влияние родовой знати. Огромную поддержку в этом деле, ему оказывал Батбаян, который винил старейшин племени урогов в измене отцу и гибели семьи. Теперь, благодаря уничтожению элиты восточных гуннов в «Гюлистанской катастрофе», как и ранее западных в ходе мятежа акациров, у кагана исчезло главное препятствие в преобразовании государства.

В основу организации войска была положена строгая десятичная система. В самом принципе деления армии на десятки, сотни и тысячи ничего нового для кочевников не было. Еще в державе Модэ это правило стало основополагающим, но теперь, следование системе было чрезвычайно жестким: ни один воин не имел права ни при каких обстоятельствах покинуть свой десяток, и ни один десятник не мог принять в десяток кого бы то ни было. Такая схема делала десяток или сотню действительно сплоченной боевой единицей: солдаты постоянно действовали в едином составе, прекрасно зная способности, плюсы и минусы своих соратников.

Новшество, введенное Айбарсом, было в том, что он уже начал отказываться от родового принципа построения армии – точнее, от того, чтобы этот принцип оставался основным, как это было при Модэ. Родоплеменной способ организации войска не был полностью отменен, но носил теперь явно зависимый характер. При нем (забегая вперед, скажем, что процесс окончательно оформится при его преемнике) десятки или сотни начали создаваться из воинов разных родов и племен, а во главе каждого такого подразделения, как правило, стоял проверенный ветеран. И в армии полностью отменялся принцип родового подчинения: указания родовых вождей не имели для воинов никакой силы; приказы военачальника – десятника, сотника, тысячника – должны были выполняться беспрекословно, под угрозой немедленной казни за невыполнение. Основной воинской единицей армии стала тысяча.

В войске была установлена железная воинская дисциплина. Серьезной провинностью считалось начинать грабеж неприятеля, даже уже побежденного, без разрешения воинского начальника. Пример Ернака, брошенного на погибель воинами других лагерей, послужил поводом для нового закона, войско не оставляло поле битвы при поднятом штандарте военачальника. Постоянные нарушители воинской дисциплины и совершившие воинские преступления в обстановке боевого похода подлежали казни.

Основную массу армии каганата, составляла легковооруженная конница, основным оружием которой являлся дальнобойный лук. Но в западной половине государства имелась и другая значительная по численности группа, – тяжелая конница, действовавшая в тесно сомкнутом строю, вооруженная мечами и пиками и состоявшая первоначально из аланов. На их основе была создана личная гвардия кагана.

*Такие соединения при правителях государств кочевников Великой степи существовали издавна. Известно, что при хуннских шаньюях состояли отряды телохранителей — ланчжунов. Сяньбийские правители набирали в свою гвардию (цзиньши) сыновей и младших братьев «великих людей» (дажэнь), сановников и местных правителей.

Гвардейцы Айбарса, численностью в 600 человек, представляли собой ударные части войска — тяжёлую панцирную кавалерию. Основанная как стража ставки, именовавшаяся бёри — «волки», она стала главной опорой кагана. Ими командовал тойкан, управитель ставки кагана.

Осенью 397 в низовьях Сырдарьи, гунны наголову разбили эфталитов. С помощью дезинформации кагану удалось убедить врагов в малочисленности своих сил, заставив их поверить в свое превосходство. Конные лучники гуннов атаковали эфталитов, непрерывно обстреливая его. Когда противник контратаковал, то они, не принимая ближнего боя, отступили с целью заманить противника под удар из засады. Айбарс увидев приближающихся эфталитов, с радостью сказал: "Это Тенгри награждает меня". Он сошел с лошади, возвел глаза на небо и поклонился…

Гунны не пришли в Европу

Эфталиты

Неожиданный фланговый удар тяжелой конницы решил исход битвы. Череп поверженного вождя эфталитов украсил подлокотник золотого трона кагана. Разграблению и разрушению подверглись «болотные городища» эфталитов. В качестве возмездия за смерть брата, по приказу кагана все взрослые мужчины подлежали смерти. Женщины и дети уводились в Итиль для дальнейшей продажи на невольничьих рынках. Уничтожение эфталитов лишило Саххасака его главной ударной силы, в виде конных лучников. Каганат перешел в наступление по всему фронту. Стратегией гуннов, была внезапность нападений. Легкие гуннские отряды постоянно совершали глубокие рейды в центр государства Афригидов, опустошая территорию противника и не давая Саххасаку возможности, сосредоточить силы на одном из угрожаемых участков. Гунны находились в одной из областей Хорезма до подхода вражеской армии, и только затем, не вступая в бой, уходили с нагруженной добычей, т.о. изматывая неприятля.

Батбаян, прибыв на берега Босфора подтвердил дружественные отношения с Империей. Тимасий в знак признательности даровал ягбу-кагану сан патриция и обещал прислать военную помощь в виде: двух конных вексилляций из фракийской армии во главе со знакомым с ТБВ Гауденцием и не меньшее по численности войско иберийского царства. Помимо этого, кесарь обязался употребить все силы, для того чтобы Персия напрямую не вмешалась в конфликт.

К этому времени христианизация варварских племен, рассматривалась как инструмент политического влияния Рима. Поэтому, по просьбе христианских купцов ведущих дела в каганате и обязавшихся построить церковь за свой счет, в Итиль был отправлен епископ. По предложению главы Константинопольской церкви Иоанна Златоуста, им стал острый мыслитель и блестящий оратор, его ближайший товарищ Феодор(в РИ — Мопсуетский).

Летом 398 в Приаралье подошли подкрепления с запада: ополчения поволжских финнов, аланов и других зависимых племен, а также конные подразделения союзной ВРИ. В иберийских подразделениях возглавляемых самшвилдским эриставом, находились внуки и наследники царя Трдата юные Фарсман и Мирдат.

Айбарс, реорганизовав и укрепив армию, обрушился на мятежных хионитов в Согдиане. Эту задачу ему облегчало то, что изменники, опиравшиеся в военных действиях на поддержку своих сородичей — бактрийских кермихионов, прикрывавших их тылы, были в это время её лишены. В Кабулистане обстановка поменялась коренным образом в результате экспансии Магадхи в северо-западном направлении во время Чандрагупты II.

Основной территорией империи Гупт была долина Ганга; прежние царские династии, правившие здесь, были истреблены или изгнаны, а их владения включены в состав государства в качестве провинций, управлявшихся непосредственно гуптской администрацией.

К началу царствования Чандрагупты, империя распространилась на весь северный Индостан, за исключением западной части, где еще во время правления его предшественника, Гупты проиграли войну Западным Кшатрапам. Для дальнейшей борьбы с последними, махараджадхираджа решил укрепить свои южный фланг, выдав свою дочь Прабхавати замуж за Рудрасену II, правителя государства Вакатаков. В 385 году Рудрасена скоропостижно скончался, не оставив совершеннолетнего наследника. Его вдова стала править в качестве регента, при своих малолетних сыновьях, получив т.о. контроль над большей частью Декана. Внешнюю политику государства она всецело подчинила интересам отца, тем самым увеличивая влияние Гуптов на юге.

Для Чандрагупты, завоевание государств Западных Кшатрапов, помимо всего прочего было необходимо и с торгово-экономической точки зрения. Они перекрывали прямой выход к Аравийскому морю и мешали установлению непосредственных связей со странами Ближнего Востока. Основным противником, в новой, тяжелой войне, как и в прошлый раз, был правитель саков Рудрасимха III, потерпевший окончательное поражение лишь в 395 г.

Было несколько факторов позволивших Гуптам, выйти из лесов долины Ганга, и нанести поражение кочевникам в степях Раджастана. Это и перенятое обмундирование кушанской конницы, и грамотное тактическое использование различных родов войск и элитное подразделение, вооруженных стальными луками.

Стальной лук сравнимый по силе с мощью композитного лука, в то же время обладал одним несомненным преимуществом, в областях с высокой влажностью он исключал проблему деформации. Сложность и высокая стоимость изготовления, ограничивали его применение. И хотя основная масса пеших лучников и использовала длинные бамбуковые луки, но воины со стальными луками, прикрытые пехотными соединениями со щитами, отбивали всякую охоту у легкой сакской конницы, приближаться на расстояние возможного выстрела.

*Индийская сталь была создана в Тамилнаде в период между 300 г. до н.э. и началом эры. Стальное оружие местного производства высоко ценились в Европе и на Ближнем Востоке.

В результате завоеваний в империю вошли новые богатые территории, а Удджайн, являвшийся крупным торговым центром, был объявлен второй столицей. Благодаря этой победе Империя расширила свою территорию от Бенгальского залива до Аравийского моря. Все это дало дополнительный толчок развитию торговли, ремесла и культуры. Огромное количество золотых монет, выпущенных в этот период, свидетельствуют об имперском величии государства.

Единственным направлением дальнейшей экспансии гегемона индийского субконтинента был северо-запад. Здесь на крайнем востоке Иранского нагорья в Гандхаре образовался еще один кочевой очаг, откуда воинственные варвары совершали набеги на оседлое население долины реки Инд. Для империи не было тайной, что в Бактрии кермихионы увязли в сражениях с другими более могущественными кочевниками. Чандрагупта II решил воспользоваться ситуацией и взять под свой контроль перевалы ведущие в Центральную Азию. Начало похода выдалось многообещающе, Пенджаб покорился с неожиданной легкостью. Вначале 398 огромная индийская армия «переправившись через семь потоков Инда», вторглась в Кабулистан. Кермихионы, предложили мир, но Чандрагупта уверенный в будущей победе отверг предложение. Через месяц он дошёл до Кабула и, несмотря на новое предложение о заключении мира, сжёг город. Спустя три дня император, оставив разорённую и подвергнутую пожарам столицу противника, выступил обратно.

Тем временем кермихионы, собрав свои силы, преградили путь императору в Хайберском проходе. На заре, варвары напали на индийцев, остановившихся на ночлег при входе на перевал…

Только меньшей части армии во главе махараджадхираджей удалось дойти до Пурушапуры. Не прошло и полугода после этого события, как в ставке кагана Айбарса появились агенты Чандрагупты с предложением союза.

В 17 марта 394 сын императора Тимасия — Сиагрий был провозглашён соправителем с титулом Августа на Гебдоме (Военное поле) в Константинополе. В том же году супруга Сиагрия, исповедовавшая арианство, скончалась после тяжёлых родов. Возможно, из-за этого события единственная выжившая новорождённая дочь царственной четы, названная в честь матери Галлой, была крещена никейским епископом столицы Иоанном Златоустом. Что привело к взлету влияния последнего при императорском дворе.

Мир на границах позволил кесарю, обратиться к внутренним проблемам государства, на первом месте из которых были церковные споры. Для их разрешения, императором был созван собор. Это собрание епископов, также было необходимо Тимасию, для урегулирования практических вопросов на Востоке, начиная с вопроса ? замещении столичной кафедры, которое он учинил пока своей волей, поставив Иоанна Златоуста и которое осуждалось Александрией. У александрийцев и стоявшего во главе них епископа Феофила, отличавшегося большим честолюбием, кроме борьбы против возвышения епископа “Нового Рима” был лозунг борьбы за само православие (тень Великого Афанасия), за выкуривание арианского духа, который свил себе гнездо в Константинополе. Хотя никейство уже взяло морально перевес на Востоке, но было еще много неясностей в отдельных областях и епархиях. Нужно было восторжествовавшей ортодоксии дать общеобязательную соборную санкцию.

Заранее было ясно, что конфликты в подобной ситуации неизбежны. Поэтому заседания Собора открывшегося в мае 397 под председательством самого императора, были взяты под жесткий контроль правительства. Прежде всего, рассматривался вопрос о константинопольской кафедре, где несмотря на все усилия Феофила, законным епископом был признан Иоанн Златоуст.

Догматические вопросы на соборе не обсуждались, констатировано было только осуждение евномиан, ариан, полуариан, савеллиан, маркеллиан, фотивиан, аполлинаристов. И конечно, вновь подтверждена никейская вера. Во-вторых, собор запретил вмешательство епископов одних диоцезов в дела других. Указано многозначительно и поименно: Александрийский управляет только Египтом; Антиохийский только Востоком. Третье правило собора звучало так: “Константинопольский епископ да имеет преимущества чести после Римского епископа, так как Константинополь есть Новый Рим”. Тут делался акцент не в борьбе с Римом, a в возвышении над Александрией. Но этим молча, понижалась также и первенствующая для всего Востока Антиохия. Последнее правило было неприятно Александрии, как и само собрание собора в Константинополе.

Император утвердил соборные постановления и издал декрет: “Передать тотчас все церкви епископам, исповедующим одно величие и силу Отца, Сына и Святого Духа, одну славу и одну честь”.

Отвлечемся на то чтобы понять, что представляла собой Александрийская церковь, создававшая наиболее мощное противодействие церковным планам императора. Роль, которую играли в христианской Церкви александрийские епископы, им создало значение города, который до появления Константинополя был бесспорно вторым центром Империи после Рима; ее создавало и личное влияние и общепризнанный авторитет Афанасия Великого, огромное богатство Египетской церкви и, наконец, научный и интеллектуальный потенциал этого города. Потенциал этот был особенно полезен для вычисления дат Пасхи, что стало привилегией александрийских епископов и предоставляло им возможность ежегодно посылать энциклики епископам всего мира. Другой значительной чертой египетского христианства была почти исключительная власть александрийской кафедры над всеми египетскими епископами. Эта власть, исключавшая существование местных митрополитов, была формально признана Никейским собором (6-е правило) (как исключение в системе провинциальных митрополитов, существовавшей повсюду) и простиралась на Ливию и Пентаполис. В результате все египетские епископы, которых было около ста, рукополагались Александрийским патриархом, зависели практически во всем от его руководства и суждений и следовали за ним в его богословских и церковных решениях.

Эта всеобъемлющая власть выражалась в титуле "папа", который постепенно стал привилегией епископов Рима и Александрии. Однако, когда закончились арианские споры, выскочка, епископ Константинополя, "нового Рима", бросил вызов власти восточного—александрийского—"папы". Ему Константинопольский собор дал те же "привилегии", какие имел "ветхий" Рим, четко поставив его выше Александрии (3-е правило). Египетский первосвятитель не участвовал в этом решении и формально его отверг. Феофил не признавал законности этого собора. Александрийцы последовательно отрицали новоустановленный авторитет Константинополя, который являлся прямым вызовом александрийскому первенству на Востоке.

Целью египтян было не просто сохранение автономии "национальной" Египетской церкви, а сохранение своей собственной власти внутри имперской Церкви. Этот авторитет они, по их мнению, заслужили героической борьбой святого Афанасия против ариан; он оправдывался культурным наследием Александрии и подтверждался непоколебимым православием Александрийской церкви среди общего отступничества в арианство в IVв. Александрийские архиепископы, вероятно, думали, что само местоположение их церкви вдали от императорских резиденций давало им больше свободы действий и вероучительной стойкости. Однако эти "вселенские" взгляды и амбиции александрийских епископов, египетским народом по существу не понимались; он следовал за ними не потому, что разделял их богословские взгляды, а потому, что папа стал символом египетской самобытности, растоптанной и попираемой иностранцами. Когда приходилось выбирать между папой и императором, простой народ в Египте никогда не колебался и поддерживал нового "фараона" (как называли александрийского епископа его враги). Нравственный авторитет епископа только возрастал, когда ему угрожало физическое насилие.

В египетской Церкви образовалась настоящая династия архиереев, в которой должность передавалась от дяди к племяннику: Афанасию Великому наследовал его племянник Петр, Петру – его племянник Феофил. Нельзя забывать и об экономической ценности Египта. Он был чрезвычайно важен для государства, провинция давала 3/8 налогов империи и 240,000 тонн пшеницы ежегодно. Поэтому усмирение своеволия «восточного папы», стало первоочередной задачей центрального правительства.

И очень скоро удобный случай представился. В Египте настоятелями скитов были четыре праведных мужа — Диоскор, Аммоний, Евсевий и Евфимий. Родные братья по рождению, они назывались длинными, по высоте телесного роста, и славились как жизнью, так и ученостью, отчего в Александрии были предметом частых разговоров. Александрийский епископ Феофил весьма любил и уважал их, так что одного из них, Диоскора, вызвав из пустыни, сделал епископом в Гермополисе, а двух других, употребив для этого власть епископа, возвел в достоинство клириков и вверил им хозяйственную часть в своей церкви. И хотя они находились при нем не по своей воле, однако хорошо вели церковное хозяйство. Когда же впоследствии они заметили, что для их душ вредно видеть в епископе человека корыстолюбивого, слишком заботящегося о приобретении денег, то отказались долее оставаться при нем, говоря, что они любят пустынножительство и предпочитают его жизни в городе. Феофил, человек горячий по природе, воздвиг на них гонение и старался всеми средствами вредить им. Он возненавидел также и брата их, гермопольского епископа Диоскора. Ему было весьма неприятно, что к Диоскору сохраняли преданность и питали особенное уважение сподвижники. Феофил знал, что может навредить этим мужам, только вооружив против них монахов. Он вовлек в обман множество монахов, людей простых и неученых, из которых многие были неграмоты, и писал скитам в пустыне, что они не должны верить Диоскору и его братьям. Александрийский епископ с многочисленной толпой прибыл в Нитрию, где было много скитов, и вооружил монахов против Диоскора и его братьев, так что они с трудом избегли угрожавшей им опасности. Об этих событиях в Египте скоро стало известно и в Константинополе.

Церковь имела свои права, и нельзя было удалить епископа с кафедры административным порядком, без суда собора. Поэтому для низложения Златоуста правительству необходимы были орудия в лице епископов. Их не трудно было подобрать. Отсутствие строгих юридических норм касательно порядка созыва и состава собора, открывало для этого полную возможность. Собор, собранный в 399 г. в столице под председательством префекта претория Востока, был составлен из врагов Феофила, которые были его судьями, обвинителями и свидетелями.

Но так как Феофил, видел в судьях своих противников, то и не шел на этот суд. Епископы же, не обратив на то внимания, звали его еще четыре раза, и когда он не хотел идти и повторял одно и то же, осудили его и низложили, поставив ему в вину только одно, что он не послушался призывавших. В тот же вечер от императора вышел указ, повелевавший как можно скорее взять епископа и отправить его в ссылку в Пицунду.

Догматическая деятельность Собора нашла своё выражение в составлении символа, ставшего известным в истории церкви под именем Никео-Цареградского. Он не был направлен на отмену или изменение по существу Никейского символа, но лишь на более полное и определённое раскрытие содержавшегося в нём учения.

Под контролем префекта августала в Александрии прошли выборы нового предстоятеля, которым стал сторонник центрального правительства архидьякон Тимофей.

Монахи составляли силу, которая под предлогом благочестия часто нарушала общественный мир и устраивала различные беспорядки. Их дерзкое поведение, побудили императора принять закон запрещавший всем, кто находился в монашеском звании вход в города. Повелевалось, чтобы они, держались и обитали в пустынных местах и на уединенных территориях. Закон также ограничивал численность парабаланов в Александрии — 500-ми, в Константинополе — 800-ми.

Правитель Кабулистана Кунха отправил посольство в Персию с изъявлением покорности и признанием власти шахиншаха. В качестве подарка Кунха послал Варахрану двух захваченных им в плен индийских раджей. Он обязался повиноваться верховной власти шахиншаха не только за страх, но и за совесть и взамен просил о помощи против гунно-гуптского союза.

Шахиншах Варахран был правителем, пренебрегавшим своими обязанностями. При нем аристократия смогла в полной мере восстановить своё влияние, потерянное во времена правления Шапура II. Поэтому в предложении о вассалитете кермихионов он увидел реальную возможность укрепления своей пошатнувшейся власти. И под лозунгом «враги окружили Иран, как тетива — концы лука», было принято решение о дополнительных мерах по укреплению северных рубежей государства и выступлении 10-и тысячной армии в Кабулистан. Но эти взгляды Варахрана не разделял офицерский корпус его армии, которая должна была выступить в Бактрию. И в конечном итоге все это вылилось в то, что он был убит своими же войсками. Конные лучники окружили его и осыпали тело шахиншаха стрелами.

Знать и маги, попыталась отстранить от власти всех сыновей Шапура III и посадить на престол Йездигерда, отпрыска боковой ветви династии Сасанидов, получившего прозвище кроткий. Инициативу ктесифонского двора не оценил другой Йездигерд, сын Шапура III прозванный зороастрийцами «грешником», который воспитывался при дворе Имру аль-Кайса правителя Лахмидов. Персидская аристократия опасалась его; он как воспитанник арабов, слишком похожий на них всей своей внешностью, образом жизни, вкусами и к тому же симпатизировавшим христианам был нежелательным кандидатом на престол.

Йездигерд решил заявить свои претензии на трон и воззвал к помощи своего опекуна. Имру аль-Кайс не отказал ему, дав воинов во главе со своим сыном, воинственным Ан-Нуманом. Один отряд его войска состоял из персов, другой — из арабов племени танух. Обе группы войск находились под началом арабского принца. Частью танух были оседлым населением, земледельцами, другая их часть была кочевниками; они располагались в областях на запад от Евфрата, в нижнем его течении.

Под началом Ан-Нумана персидские и арабские войска расположились лагерем неподалёку от столицы, Йездигерд начал переговоры со знатью. Они завершились в пользу Йездигерда грешника. Первым делом новый шахиншах, амнистировал персидских солдат, убивших Варахрана, что расположило их к нему. Также он продемонстрировал добрую волю, простив должникам недоимки казне.

Йездигерду пришлось вступить в управление государством в новых, изменившихся условиях, когда усилилась роль местных владетельных князей и зороастрийского жречества. Аристократия свергла Шапура II, также как и его брата Арташира (378-83), известного своей благотворительностью, когда он попытался пресечь выступление знати. Они также убили Шапура III (383-89), обложившего налогами князей, справедливого и сострадательного правителя, любимого народом, который остановил преследование христиан. Его сын Варахран (389-99), был застрелен, когда попытался укротить своих командиров. Вполне естественно, что его брат и преемник, не мог доверять благородным семействам, решившим получить огромные привилегии и подорвать тем самым власть шахиншаха. В борьбе с ними шах старался опереться на торгово-ремесленное население городов, среди которого было широко распространено христианство и иудейство. Вследствие этого гонения на последователей этих религий, которые имели место ранее, сменились терпимым отношением.

В благодарность за содействие в получении отцовского престола новый монарх передал Имру аль-Кайсу власть над всеми арабами Сасанидского государства, а его наследника Ан-Нумана назначил великим визирем.

Для налаживания добрососедских отношений с ВРИ, Йездигерд официально разрешил христианам отправлять свой культ и восстанавливать разрушенные церкви. Шахиншах освободил христианских узников и позволил им хоронить покойников, то есть, по воззрениям зороастрийцев, осквернять «благую землю». Все это породило слухи о том, что сам шахиншах является последователем назарейской ереси. Эпитеты, которыми персидские маги и знать наградила Йездигерда: «грешник», «предатель», «безбожник» и пр., объясняются религиозной терпимостью царя и его браком с Шушандухт, дочерью эксиларха — политического лидера вавилонских евреев. Персидские христиане свидетельствовали, что он выступал в защиту "бедных и обездоленных", иудейские лидеры приветствовали его как нового Кира.

Иудаизм в это время, ожидал еще один успех на другом конце аравийского полуострова. Южная Аравия в это время славилась сложной системой орошения, которая включала массивную Марибскую плотину и удивительную систему дамб, плотин и шлюзов, которые орошали обширную территорию вдоль границ пустыни Руб аль-Хали.

Возвысившееся в III веке н. э. царство Химьяр постепенно объединило под своей властью весь Йемен. Экономика объединенного государства зиждилась на транзитной торговле южноаравийскими благовониями и ароматическими веществами, которая осуществлялась по так называемой «дороге благовоний», пересекавшей весь Йемен с востока на запад и уходившей на север в сторону Хиджаза и Палестины. На последнем своем отрезке эта важнейшая торговая артерия Древного мира пересекала Негев и оканчивалась в порту Газы, откуда аравийские благовония экспортировались во все страны Средиземноморья.

К началу IV века Химьярское царство пришло в упадок, что было вызвано преимущественно экономическими изменениями, связанными с кризисом средиземноморской рабовладельческой цивилизации. Упадок международной торговли повлек за собой сокращение земледелия, что в свою очередь привело к запустению земель, разрушению ирригационных систем, эрозии почвы и т. д. Сам Химьяр попал в более чем полувековую зависимость от африканского царства Аксум. В такой сложной политической обстановке группа кахтанидских племен, союзников Химьяра – Кинда, была вынуждена двинуться на север в области, занятые маадеями.

Вновь усиление Йемена произошло в последней трети IV в. Тубба Маликкариб Йухамин(тубба – титул царей Химьяра) восстановил независимость Химьяра около 375 г., после того как было свергнуто господство царей Аксума.

Химьярские цари были естественным образом заинтересованы в установлении контроля над теми землями, по которым проходил маршрут «дороги благовоний». Поэтому они предпринимали завоевательные походы на север с целью покорения оазисов Хиджаза, часть которых была заселена евреями. Именно с одним из таких походов связывается обращение химьярского царя Абу Кариб Асада, сына и преемника Маликкариб Йухамина, в иудаизм.

Тубба, в конце 390 года выступил с большим войском. В походе участвовали кроме Химьярских племен также племена Хадрамаута, Сабы и «бану Мариб», арабы Кинда и Сауд. Во время марша на север, племена достигли Ясриба. Не встречая сопротивления, они прошли через город, оставив одного из сыновей туббы на посту губернатора города. Однако, через несколько дней жители Ясриба убили своего нового губернатора. Получив это известие, Абу Кариб повернул свои войска, чтобы отомстить за смерть сына и разрушить город. Он приказал, чтобы все пальмы вокруг города были вырублены, т.к. деревья были основным источником дохода жителей города, а затем осадил город.

Евреи Ясриба сражались рядом со своими языческими арабскими соседями пытаясь защитить свой город. Во время осады Абу Кариб заболел. Два местных раввина – наиболее ученных еврея из клана Бану Курайза, названные Kaaб и Ассад, воспользовались возможностью поехать в лагерь Абу Кариба и не только убедили его снять осаду, но и уговорили принять иудаизм. Взяв с собой этих двух раввинов, царь обратил в иудаизм всю свою армию.

Группировка кахтанидских племён, дошли до северной Аравии и там расправились с теми, кто притеснял путешественников, грабил караваны и принуждал их откупаться. Поход и пребывание в этой области должны были прекратить эти губительные для торговли Йемена действия.

По соглашению с представителями племени Кинда, тубба Абу Кариб, поставил в Хиджазе над племенами Маад бану Аднан своего племянника, сына сестры, Худжра Акил ал Мурара, основателя новой династии Кинда на севере. Худжар направленный туббой в земли Маада, утвердил свою власть над маадеями, покорившимися ему. Воцарение Худжра было обусловлено: победами и успехом похода, стремлением химьяритов иметь своего ставленника и сторонника в качестве правителя сильных и воинственных маадеев и киндитов. Племенной союз, который он возглавил, стал самым могущественным в Центральной Аравии.

Выход империи Гупт к Аравийскому морю, и укрепление экономики Римской империи привело к увеличению товарооборота между ними. Это имело своим следствием активизацию соперничества за контроль над римско-индийской торговлей. Обострилось не только традиционное соперничество за караванным путем через Хиджаз и Асир и морским вдоль западноаравийского побережья Красного моря между Химьяром и Аксумом. На рубеже веков выявилось новое противостояние, союза Йемена с Киндой с одной стороны и Лахмидов с империей Сасанидов – с другой. Их противоречия лежали не только в торговой плоскости. Ан-Нуман, великий визирь Ирана, ставший в 400 году после смерти отца еще и царем Хирты, также как и тубба Абу Кариб, стремился к гегемонии среди арабов. В этих условиях правительство Йездигерда было вынуждено отказаться от поддержки оказываемой в предшествующее время Хорезму в его войне с каганатом.

В конце 398 года, на военном совете собранном каганом, было решено, основной удар нанести по потрепанному, но все еще мощному Хорезму. Вспомогательные удары планировались и на южном фронте в Бактрии.

Гуннское воинство во главе с каганом, весной следующего года, не задерживаясь для захвата пограничных укреплений, прошло в самый центр Хорезма и осадило Кят. Это был богатый город, с цветущей, изобилующей водой округой.

"И счастливый город постигала беда: из пустыни пришли полчища кочевников, разрушая все на своем пути. Гунны опустошили цветущие поля и сады и плотным кольцом охватили город. Мужественно оборонялись жители, и враги были не в силах преодолеть их сопротивление. Прошли месяцы, и на помощь завоевателям пришли еще более страшный враг — голод. Иссякли запасы. Люди умирали на улицах. Поредевшие защитники с трудом держали оружие в ослабевших руках. Созвал тогда Саххасак на совет своих вельмож и полководцев.

И нашелся среди них один, предложивший испытать последнее средство спасения. Это был хитроумный план. Осаждённые, привели во дворец лучшего из сохранившихся еще нескольких быков, досыта накормили его пшеницей из царских закромов и выпустили за городскую стену. А от голода страдали не только осажденные, но и осаждавшие. Опустошив округу, гунны за четырехмесячную осаду съели всё, что можно было съесть, и в лагере их начали подумывать о неизбежности снятия осады. Голодные кочевники поймали и убили быка, и когда увидели, что желудок его набит отборным пшеничным зерном, пришли в смятение: «Если они скотину так кормят, какие же еще у них запасы! — кричали воины — осада безнадежна, город неприступен, надо уходить, пока мы не умерли с голода».

Так и решил каган. В лагере начались сборы в обратный поход. Но иначе решила дочь шаха. Много недель наблюдала она со стен за иберийским принцем, молодым красавцем, облаченным в золотые доспехи, смелым витязем Фарсманом. В сердце ее вспыхнула неудержимая страсть к воину врагов ее народа. И когда увидела она, что хитрость осажденных удалось, что над лагерем врага стоит рев нагружаемых верблюдов, одна за другой исчезают сверстываемые бесчисленные юрты гуннов, что не пройдет и несколько часов, как они уйдут и навсегда удалится с ними красавец-царевич, свершила она недостойное дело: с преданной служанкой послала она иберийскому витязю письмо, где описала свою страсть к нему и выдала тайну хорезмийцев: «Подожди еще один день, — писала она, — и ты увидишь сам, что город сдастся».

Гунны развьючили своих верблюдов, и вновь в ночи загорелись бесчисленные лагерные костры. И когда на рассвете Саххасак увидел, что враги еще теснее охватили город, что не увенчалась успехом его хитрость, он пришел в отчаяние, и по его приказу вся его семья, в т.ч. и предательница-дочь были умерщвлены и сам он покончил с собой. А страдающий от голода город сдался на милость победителя. Город был разграблен и сожжен, жители частью перебиты, частью уведены в рабство."

Хорезм как государство перестало существовать, и было присоединёно к каганату как одно из наместничеств. Во главе области был поставлен Алчагыр из племени альчиагиров, женатого на старшей дочери Айбарса. А земли по левобережью устья Амударьи, были отведены для кочевий гуннского племени.

Победа каганата, прежде всего, стала возможна, благодаря заинтересованности верхушки городов Средней Азии в безопасности транзитной торговли, возможной только в рамках единой державы. Что предопределило поражение хионитов, ведь ни один из крупных оазисов региона не перешел на их сторону. Под давлением гуннов, мятежники были вынуждены покинуть Мавераннахр и перебраться в Бактрию и далее в Гандхару, подчинившись своим сородичам правителям Кабула. Создавшееся положение в среднеазиатском междуречье, отрезало им пути к реваншу.

Постоянная угроза гуннских набегов заставила хионитов искать убежища на юге. Они влились в состав государства Кунхи, именовавшего себя «Великим кушанским царем», для того чтобы придать вес своим претензиям на наследие Канишки, а воины беженцев пополнили ряды его армии. Воспользовавшись моментом, пока Чандрагупта воссоздавал свою армию, объединённое войско смогло покорить Кашмир.

Итак, вдоль Шелкового пути вновь установилось доминирование гуннов и купцов Согда. Но, в то же время Бактрия по обеим сторонам реки Окс; бывшая важнейшим центром, сосредоточием богатства и влияния в западной части Центральной Азии, оставалась вне контроля кагана. Земля здесь была богата и плодородна, а стратегически Бактрия располагалась на торговых путях, ведущих в Индию.

Кермихионы владея Балхом, могли контролировать всю левобережную Бактрию, являвшуюся санитарным поясом, прикрывавшим центр Кабулистана. Ожидая удар с севера, они все свое внимание уделяли переправам через Амударью. Но отряд под предводительством Курсиха, наместника кагана в Таримском бассейне, перешел по Шёлковому пути в Бактрию через Вахан. К западу от Балха, гунны захватили караван, шедший из Персии. Высыпав содержимое тюков, и посадив туда воинов, Курсих переодевшись купцом, смог проникнуть в город. Ночью по условному сигналу, гунны проникшие в город овладели западными воротами и впустили поджидавшую за крепостными стенами Орду.

После падения Балха, кермихионы были вынуждены очистить Бактрию, которую заняли отряды подошедшего кагана.

Кунха, понял, что война проиграна, когда одновременно с продвигавшейся из Раджастхана армией Чандрагупты, через Панджшерское ущелье лавиной хлынули северные кочевники. Кунха смог увести большую часть восточно-иранских племён по долине реки Гильменд в Систан, подчинившись там сасанидскому наместнику.

Армии кагана пройдя Кабул, вышли к реке Инд, заняв ключевые города и заменив большинство кушанских династий гуннскими правителями.

Чандрагупта, установив контроль над Кашмиром, у Пурушапуры вновь встретился с млеччхами. Но в этот раз ими были союзные гунны. Каган был приглашен в лагерь императора, где был одарён прекрасными тонкими тканями, танцовщицами, ароматическими смолами и другими ценными товарами. Кроме того, Айбарсу, ягбу-кагану Батбаяну и ещё 20-и тарханам – командующим тысячей воинов, были преподнесены ценные стальные луки.

Северо-западным пределом империи Гупт, отныне являлась долина реки Инд. С каганатом был заключен договор, разрешавший среднеазиатским купцам торговать в индийских портовых городах западного побережья. Гавани в устье Инда были чрезвычайно важны для торговли с Ближним Востоком. Так Барбарикон, удачно расположенный и защищённый природой от муссонов, связанный рекой Инд с Гандхарой, а через нее и с Центральной Азией, являлся важным центром индо-римской торговли ещё со времён описания «Перипла Эритрейского моря». В результате южная ветвь Шелкового пути открылась для согдийских купцов, перевозивших свои товары в гавани на западном побережье Индии.

После гуннского завоевания, все княжества Кабулистана находились под управлением ягбу-кагана Бактрии, резиденция которого находилась в Кундузе. Армия гуннов состояла из племенных вооруженных сил, следовательно, постоянное размещение войск в гарнизонах можно было организовать лишь при условии переселения всех племенных групп целиком вместе с их скотом, обеспечивая им экономическую базу. В княжества Капиша, Кабула и Забулистана, обладающих большим экономическим и политическим весом, правителями были поставлены сыновья и племянники кагана. В эти области были переселены племена ишкили и чуми; также как и ранее в Хорезм, перекочевало племя алчиагир.

Присоединенные территории Кабулистана, обогатили каганат. Гандхара и Бактрия имели древние культурные традиции, развитое сельское хозяйство, основанное на орошении и дополняемое кочевым скотоводством.

Источник — http://fai.org.ru/forum/topic/39990-gunnyi-ne-prishli-v-evropu-20/

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Гончаров Артем Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о

Спасибо, интересно, но очень

Спасибо, интересно, но очень уж длинно. Такие статьи стоило бы делить на части.

P.S. Есть подозрения, не являются ли сяньби и сабиры одним и тем же народом. Название сяньби нам известно от китайцев, и его китаизация видна невооружённым глазом, т.е. это заведомо неточная передача названия народа. А между тем весьма схожее название в истории встречается, и заставляет заподозрить.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить