Выбор редакции

Глава XXVIII. Наполеоновские войны (Ruthenia Magna)

21
10

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Продолжаю публиковать свой альт-исторический цикл про Великую Русинию, и сегодня настал черед рассказывать о продолжении правления короля Михаила VIII. Речь пойдет о войнах Третьей и Четвертой коалиции, 1812 годе в условиях АИ, разгроме Наполеона, и многом другом.

Содержание:

Третья и Четвертая коалиции (1805-1808)

Глава XXVIII. Наполеоновские войны (Ruthenia Magna)

После непродолжительно мира в Европе военные действия вновь возобновились в 1803 году, когда Великобритания объявила войну Франции, к которой вскоре присоединилась Испания. Несмотря на агрессивный характер действий англичан, симпатии европейцев были целиком на их стороне – Франция представлялась всем «империей зла», и рано или поздно ее амбиции должны были достигнуть и остальной части Европы. Кроме того, британские дипломаты развернули бурную деятельность по сколачиванию очередной коалиции, и не жалели денег на военные субсидии в обмен на сухопутные армии. Европейские гранды долгое время уклонялись от участия в конфликте, в особенности Пруссия. Лишь в 1805 году англичане склонили к совместному выступлению Австрию и Россию, а император последней, Петр III, убедил присоединиться также и Русинию. При этом Михаил VIII, с одной стороны, не питал особого желания лезть в европейские разборки, а с другой – не собирался откладывать превентивную войну с французами до того момента, когда они получат прямой доступ к границам его государства.

Увы, командованию трех армий не удалось наладить благотворное взаимодействие, в результате чего Третья коалиция получилась объединением лебедя, рака и щуки. Общее командование осуществляли российский цесаревич и австрийский император, но по факту первую скрипку играли австрийские военные, которые не отличались выдающимися талантами. Единственный полководец Габсбургов, которого в Русинии оценивали положительно, эрцгерцог Карл, возглавлял военное министерство, и не мог выйти «в поле». Русинские войска возглавил князь Михаил Галицкий, но ему пришлось выступать более в качестве организатора и дипломата, чем воеводы. В результате этого Наполеон, хорошо командовавший своими войсками и действовавший решительно, смог навязать союзникам генеральное сражение у Аустерлица еще до полного объединения их сил, и разгромил их. Князь Галицкий в сражении не участвовал, не успев подойти с главными русинскими войсками к полю боя, потому ему пришлось уводить на восток оставшиеся полки. Австрия вскоре сдалась на милость победителя. Война Третьей коалиции закончилась сокрушительным поражением, причем в первую очередь в головах, так как при Аустерлице Наполеон разбил лишь небольшую часть союзных войск.

Однако если Вена поспешила замириться с Францией, то Киев и Петроград не спешили этого делать. Отделенные от противника полосой нейтральных держав, союзники принялись готовиться к новому раунду, а основные военные действия развернулись на море. Российский Балтийский и русинский Черноморский флоты присоединились к Royal Navy, и предприняли активные действия против франко-испанских военно-морских сил. Последние уже были серьезно побиты, и не представляли серьезной угрозы, но после объединения трех флотов для Наполеона исчезли все шансы каким-то образом господствовать на море. Провалилась и его идея с континентальной блокадой, так как теперь значительная часть европейской торговли шла через Россию и Русинию. На фоне союзнических отношений Великобритания даже временно прекратила поддержку Персидской империи, что, впрочем, вскоре даст свои негативные результаты.

В октябре 1806 года сформировалась новая, Четвертая коалиция, в которую вошли все те же государства плюс Пруссия. Она выступила в качестве своеобразного моста между Францией и Восточной Европой, и потому на ее территории должны были развернуться главные военные действия. Увы, планы обеих сторон вновь рухнули – прусская армия была разбита Наполеоном у Йены и Ауэрштедта еще до соединения с союзниками, и практически перестала представлять собой серьезную силу. Прусский король, Фридрих Вильгельм III, будучи свояком Михаила VIII, бежал в Литву вместе с семьей под защиту родственника. Основную тяжесть боев на себя пришлось взять русским войскам, а главные баталии развернулись в собственно Пруссии и Польше. Впервые за долгое время Наполеон столкнулся со столь умелым и многочисленным противником. Общее командование осуществлял князь Галицкий, но фактически война велась тремя отдельными армиями, которые лишь иногда сходились друг с другом. Основные военные действия свелись к маневрированию, а желанного Наполеоном генерального сражения не случалось. Более того, все крупные баталии он смог выиграть или с трудом, или вовсе лишь добился ничейного результата – и русины, и россияне сражались стойко, а большая часть генералитета обеих стран была или учениками Суворова, или же сподвижниками князя Галицкого, что уже многое говорило об их высоком уровне профессионализма [1].

Лишь глубокой осенью 1807 года перевес стал склоняться в пользу французов – союзники оказались не готовы к огромным потерям в войнах новой интенсивности, и ряды их войск постепенно сокращались [2]. Франция же максимально использовала свой мобилизационный потенциал и возможности своих союзников, из-за чего имела несравненно больше людских ресурсов при населении меньшем, чем в России и Русинии вместе взятых. Кроме того, Русиния воевала на два фронта, и чисто физически не имела возможности выставить все свои полки против Наполеона. Еще пытаясь вести малую войну и отражая попытки французского вторжения в свое государство, князь Михаил Галицкий в начале 1808 года прямо заявил своему королю, что дальнейшее сопротивление лишено смысла, ибо все равно приведет к поражению. Тогда же король русинов договорился с престарелым Петром III, и было решено заключить с французами мир. Переговоры велись лично с участием двух королей (русинского и прусского) и двух императоров (российского и французского) в Варшаве.

На переговорах Михаил VIII и Петр III заняли жесткую позицию касательно претензий Наполеона к своим государствам, в чем им помогали еще не разбитые, хоть и истощенные армии, стоящие вдоль границы Русинии с Европой. В конце концов, условия мира были оговорены и утверждены. Особенно сильно пострадала Пруссия, которую значительно урезали территориально, и из территорий которой возродили Польшу. Союзники признавали все достижения Франции в Европе, присоединялись к континентальной блокаде, и обязывались заключить с ней союз и поддерживать в крупных континентальных войнах. Россия отделалась лишь этими условиями; Русиния же потерпела еще больший ущерб. Наполеон решил перетянуть на свою сторону симпатии Великого герцогства Ливонского, и по условиям мира оно лишалось сюзеренитета Русинии, а сам великий герцог Фридрих IV Вильгельм становился королем, его государство — Балтией, и переходил под «высокую защиту» Франции. В обмен на это Наполеон пошел на уступки, и перестал оказывать поддержку Персидской империи, которая к этому моменту уже больше года воевала с русинами. Кроме того, все страны предоставляли Франции торговые привилегии.

Монархи, за исключением прусского короля, который едва скрывал ненависть к Наполеону, расстались друзьями, но это была лишь внешняя ширма. Петр III по пути домой решил остановиться в Менске и погостить у русинского короля – и тогда же прямо заявил ему, что это не мир, а перемирие, и все еще впереди. Его можно было понять – мирный договор наносил серьезный ущерб российской торговле. Не менее сильным оказался удар и по русинским торговым и экономическим интересам. Худшие опасения сбывались – Франция действительно претендовала на гегемонию в Европе, но при этом не только военно-политическую, но и экономическую. Согласно Варшавскому миру Русиния и Россия рано или поздно должны были превратиться в ресурсные базы и рынки сбыта для Наполеона, а также источником войск и денег. Уже в 1809 году Наполеон «позаимствовал» у русинских банкиров круглую сумму денег, ясно дав понять, что возвращать он их в ближайшее время не планирует. Все это делало новую войну неизбежной, а вместе с тем и еще больше сплотило народы двух восточноевропейских славянских монархий. Началась подготовка к последнему противостоянию французскому императору, в то время как Русинии в это же время пришлось вести еще одну тяжелую войну на юге.

вернуться к меню ↑

Третья русинско-персидская война (1806-1812)

Глава XXVIII. Наполеоновские войны (Ruthenia Magna)

С началом Наполеоновских войн Великобритания прекратила оказывать прямую поддержку Персидской империи, сохранив лишь косвенную, через Ост-Индскую кампанию. Между тем, шаханшах Аббас IV настойчиво готовился к новой войне с Русинией, успев в 1801-1804 годах уже сразиться с рядом персидских феодалов, которые попытались оспорить его реформы и устроили восстание в Южном Азербайджане. Аббас был человеком настойчивым, целеустремленным, умным, но как и многие восточные люди – жестоким, потому сопротивление его власти топилось в крови силами регулярной армии. При этом поддержка его постепенно росла – именно с ним связывали надежды и желающие защититься от экспансии христиан, и фанатики, намеренные устроить джихад для возвращения ранее утерянного. Без очередной войны с Русинией уже нельзя было решить не только вопросы внешней политики, но и внутренней, и потому конфликт становился попросту неизбежным.

Потеряв один источник европейских товаров и специалистов, Аббас обратился к другому – Наполеону Бонапарту, т.е. Франции. Его даже не смутил тот факт, что Наполеон некогда пытался вторгнуться в Египет и даже смог на короткое время захватить его, но был изгнан новой персидской армией, а остатки армии европейцев, не успевшей эвакуироваться, были перебиты [3]. Сам Наполеон тут же ухватился за возможность союза, и посредством контрабанды наладил поставку вооружения и нужных материалов в Персию, в перспективе надеясь на совместный поход в Индию. Впрочем, до этого требовалось разобраться с Русинией и Россией, и потому французские дипломаты стали всячески торопить Аббаса IV с войной. Тот лишь выжидал удобного случая, и таковой представился в 1806 году, когда Русиния увязла в войне с Наполеоном. Убедившись, что конфликт затянулся, а из Анатолии выведена значительная часть русинской армии, шаханшах в 1806 году без объявления войны вторгся в Армению с большим войском, отправив еще одно из Сирии в Киликию, подконтрольную Греции.

Ситуация для христиан сразу же оказалась критической. Анатолийская армия из-за войны с Францией была сильно сокращена, и даже не могла самостоятельно держать оборону всего пограничья, в то время как войска греков и армян были качественно хуже, особенно ополченские полки. Наконец, всех лучших генералов отозвали для ведения войны в Русинию, в то время как в Анатолии единственным, кто имел значительный опыт ведения военных действий, был Александр Богун, который отдыхал в Трапезунде, у семьи своей супруги, после тяжелых ранений, полученных при Аустерлице. По характеру он был врожденным генералом-кавалеристом, и потому без промедлений поступил под начало командующего Анатолийской армией, Владимира Бойко, и, собрав орду союзной конницы, бросился в глубокий рейд по тылам персидской армии, намереваясь сорвать вторжение и выиграть время для подхода подкреплений. Другим козырем христиан оказался военно-морской флот – после начала войны корабли русин и греков сразу же приступили к блокаде Леванта и Египта, перекрыв французские поставки оружия, а с 1807 года они приступили к ряду частных десантов, которые активно разоряли мусульманское побережье.  Своего флота у персов практически не было, и потому никакого сопротивления таким действиям они оказать не могли.

И все же начало войны оказалось тяжелым. Сирийскую армию персов грекам удалось остановить практически у границы, пускай и ценой больших потерь. Главная же персидская армия прошлась огнем и мечом по Армении, после непродолжительной осады взяв крепость Ван штурмом. Север страны заполонили беженцы с южных территорий, из-за чего даже возникли проблемы со снабжением и сбором войск в единый кулак. В таких условиях фельдмаршал Бойко решил, что обороняться совершенно невозможно, и потому двинулся в наступление. Увы, армия шаханшаха Аббаса IV оказалась весьма боеспособной и многочисленной, из-за чего после ряда стычек союзникам пришлось отступить. Лишь в большой битве у Карина, благодаря своевременному подходу конников Богуна, персы были сильно побиты, и отступили. После этого началась более привычная для этих мест война – постоянные рейды, борьба с партизанами и мелкие стычки, редко перерастающие в крупные сражения.

Понимая, что для решения проблемы в Анатолии у государства не хватает средств, Михаил VIII поспешил заключить мир с Наполеоном, хоть и дождался наиболее выгодной для себя обстановки дабы выбить условия полегче. После заключения Варшавского мира сразу же начались переброски войск на юг, и натиск на персов значительно усилился. Постоянные маневры, рейды, мелкие стычки и более или менее крупные сражения заняли еще 4 года. Решающим событием в войне оказалась битва у Дамаска, которая стала самым кровопролитным сражением на Ближнем Востоке за последние века, и закончилась фактической ничьей – силы христиан не смогли разбить в два раза более многочисленное воинство персов. Впрочем, и персы более не могли вести войну, в том числе и из-за начавшихся мятежей в Египте и Афганистане [4].

Понимая, что продолжать не имеет смысла, Аббас IV пошел на мирные переговоры, и в мае 1812 года в Багдаде был подписан мир, главным условием которого стал статус-кво. Масштабная и кровопролитная 6-летняя война не привела ни к чему кроме гибели большого количества людей и колоссальным тратам с обеих сторон. Было ясно, что и этот конфликт не станет последним между христианами и мусульманами на Ближнем Востоке. Впрочем, мир был действительно нужен обеим сторонам – персам надо было подавлять восстания, а над Русинией уже сгущались новые тучи со стороны Наполеона.

вернуться к меню ↑

Война Шестой коалиции (1812)

Глава XXVIII. Наполеоновские войны (Ruthenia Magna)

Одной из причин нерешительного поведения русинских войн во время 3-й русинско-персидской войны стали постоянные отлучки и отвлечение князя Галицкого от командования войсками, что вносило определенный сумбур в действия Анатолийской армии. Князь не только командовал полками и дивизиями, но и занимался масштабными военными реформами, проводимыми в самой Русинии, а также курировал формирование армии в Болгарии, и расширение численности вооруженных сил в Греции, что и вызывало подобные затруднения. Дяде короля пришлось спать по нескольку часов в сутки, чтобы успевать все, при этом нагрузка на психику была мощнейшей, в результате чего князь с определенного момента пристрастился к алкоголю – лишь он позволял выдерживать стресс тех лет. Конечно, он мог бы сложить с себя часть полномочий, но сам Михаил Галицкий переживал, что из-за этого дела его предков, дело его племянника и само будущее Русинии подвергнутся опасности, так как более опытного и талантливого организатора и полководца в государстве Романовичей на тот момент не было. В результате этого лишь в начале 1812 года он смог взять короткий двухнедельный отпуск, чтобы затем вновь вернуться к войскам уже в новой войне, на сей раз – с Францией.

Варшавский мир оказал долговременное негативное воздействие на интересы Русинии, в первую очередь ударив по торговле [5]. Помимо того, что французы получили ряд привилегий, так еще и пришлось присоединиться к континентальной блокаде, что развязывало руки английским морякам, которые стали перехватывать русинских купцов, арестовывать их корабли и товары, и т.д. Это становилось проблемой, и потому с 1810 года Михаил VIII фактически начал игнорировать континентальную блокаду и восстановил связи с Великобританией. Претензии Наполеона на гегемонию в Русинии восприняли весьма негативно, и еще с 1808 года начали военные реформы. Прежде всего, еще больше расширялись запасы боеприпасов, амуниции и оружия в стране, а также увеличивалась численность резерва. Если старая армия была сугубо профессиональной, то теперь в Русинии армия создавалась национальной, народной, основанной на воинской повинности вроде той, что уже существовала во Франции, Пруссии и Австрии. Это позволило увеличить и численность полевой армии, и ее резервы. Кроме того, начали формироваться волонтерские роты, батальоны и полки, которые получили в 1810 году название Национальной Гвардии. Формирование ее подразделений шло преимущественно за счет народных пожертвований. С учетом гарнизоном, резервов и флота, о котором пришлось на время забыть, численность Королевской армии достигла отметки в 750 тысяч человек. Схожие процессы проходили также и в России, где численность армии была доведена до 500 тысяч человек. При этом, в отличии от прошлой войны, воевать планировалось не только России и Русинии, но и всем их союзникам – Швеции, Болгарии, Греции, Армении, Грузии, Азербайджану. Все они, вместе с Великобританией, которая готова была выделить огромные военные субсидии, сформировали Шестую коалицию.

Наполеон был прекрасно осведомлен о масштабной подготовке русских к новой войне, и также готовился к последнему масштабному конфликту на континенте. Здесь, впрочем, ему сильно помешала начавшаяся в 1808 году война в Испании, которая отвлекала много войск и приносила постоянные потери без решительных побед. Из-за этого пришлось сделать ставку на союзников, и даже заставить выступить в свою поддержку Пруссию. Однако даже так у французского императора не получалось сформировать численного превосходства над противником, и он решился на крайнюю меру – привлечь австрийцев. Те были не в восторге от Наполеона, и не собирались оказывать ему заметную поддержку, но тот пообещал императору Францу любые территориальные приобретения за счет Русинии и ее союзников. Эта приманка была слишком впечатляющей, чтобы ее проигнорировать, в результате чего численность «армии вторжения» разом выросла на 600 тысяч человек [6], а сражениям предстояло вестись от побережья Балтийского моря, вдоль Карпат и до Адриатики. Впрочем, при мобилизации союзников были совершены и некоторые ошибки. Главной из них стала уверенность в том, что король Балтии останется ему целиком лоялен. Между тем, Балтию и Русинию, как и Кеттлеров с Романовичами, связывали многовековые узы, разорвать которые Франция никакими из доступных ей способов не могла. Потому в грядущем конфликте и король Балтии, и ее ландтаг (парламент) единодушно выступили в поддержку своих соседей, выставив в поле 25-тысячное войско.

Военные действия начались в июне 1812 года, и сразу же приняли размах самой масштабной войны последних столетий. С обеих сторон в ней сражались более 3 миллионов человек [7]. Три большие группы армий (две французских и одна австрийская) наступали на Русинию с запада. Центральную, выдвинувшуюся через Волынь на восток, в сторону Киева, возглавил сам Наполеон. Кроме того, крупные группы австрийских войск пытались пересечь Карпаты и вторгнуться в Берладье и Валахию, а еще одна большая армия Габсбургов вторглась в земли Сербии. Им противостояли войска союзных стран. С самого начала военные действия приняли решительный характер. Особенно яростные бои кипели на центральном направлении, где французскому императору противостояли войска под личным командованием князя Галицкого. При его штабе постоянно находился сам король Михаил VIII, который, впрочем, лишь воодушевлял людей и следил за надежной работой тылов, в то время как над войсками безраздельно командовал его дядя. Повсюду царило мрачное, но в целом приподнятое настроение. Девизы «Победа или смерть!», «С нами бог!» и «За веру, короля и Отчизну!» звучали повсеместно, и все, от рядовых солдат и волонтеров Национальной Гвардии, до князя Галицкого и короля, готовы были лишь к двум исходам – победе, или гибели государства.

Наиболее благоприятно события развивались события в Берладье и Валахии. Дорога через Карпаты была тяжелой, требовалось форсировать перевалы – а они еще со Средневековья позволяли даже небольшим массам войско стоять каменной стеной и не пускать противника дальше. Везде повторялось одно и то же – численно превосходящие австрийские силы упирались в болгарскую или русинскую оборону на перевалах, пытались их штурмовать, несли тяжелые потери и откатывались вниз. Схожая обстановка сложилась и в Сербии – несмотря на полуторакратное превосходство в силах, австрийцы столкнулись с яростным сопротивлением греко-болгарской армии под началом Петра Стоянова, который проявил значительные дарования в области стратегического маневрирования, вынуждал противника дробить свои силы, и бил их по частям. На севере от Полесья военные действия наоборот отличались особой ожесточенностью – там французы столкнулись с объединенными российско-русинскими войсками, не имели численного превосходства, в результате чего победы сменялись поражениями, и кровь текла рекой безо всяких решительных результатов.

На главном направлении Наполеон смог создать почти 1,5-кратное превосходство в силах, чем и решил воспользоваться на полную. Михаил Галицкий, ожидая подхода подкреплений, которые должны были уравнять силы, принялся активно маневрировать, сдерживая вражеское наступление арьергардными боями. Бессмертной славой покрыла себя русинская конница под началом Александра Богуна, которая совершила дерзкий рейд по тылам французских армий, дважды перейдя Карпаты. В определенный момент масса австрийских войск, составлявшая южный фланг, отделилась от французов, и князь Галицкий без промедления нанес удар по ней, разгромив войско Шварценберга у Зборова. Австрийцы бежали, обрушив целый фланг Наполеона, в результате чего тот был вынужден отступить к самой границе и начать перегруппировку. Новое вторжение началось уже осенью. Силы сторон были равны, и русины твердо намеревались дать генеральное сражение врагу. Произошло оно у городка Берестечко, на практически непригодной по европейским меркам для баталии местности [8]. Ценой больших потерь французскую армию удалось разбить. Поле боя осталось за победителями, а французы были вынуждены начать новое отступление.

Случился решающий перелом в ходе войны. Австрийцы, узнав о впечатляющем поражении французского императора, стали выводить свои войска из Русинии и Болгарии, и начали сепаратные переговоры с Михаилом VIII о мире. Российские войска, воодушевившись успехом союзников, усилили натиск и разбили противостоящих им французов. Началось вторжение в Польшу, а мнения поляков разделились – часть сражалась за французов, а часть вооружилась против них, приветствуя братьев-славян как освободителей. Вести о том, что Наполеон терпит одно поражение за другим, достигли далекой Испании, где испанцы и англичане во главе с герцогом Веллингтоном начали успешное наступление, и стали вытеснять завоевателей на север. К концу 1812 года последний французский солдат, не считая пленных, покинул Русинию, и началось наступление на запад, которое не остановили даже зимние холода. Пруссия сразу же перешла на сторону союзников; австрийцы некоторое время колебались, но также пошли на мир ввиду того, что армии славян вторглись в пределы Австрийской империи, и практически не встречали сопротивления из-за дезорганизации разбитой ранее армии Габсбургов. Короткая пауза в военных действиях настала лишь между декабрем 1812 и февралем 1813 года, когда наступающие войска были вынуждены остановиться, подтянуть тылы, собрать подкрепления и подготовиться к новой кампании. На этом война Шестой коалиции закончилась, и начиналась Седьмая коалиция – последняя, в которой Наполеону предстояло сражаться против объединенных сил всей Европы.

вернуться к меню ↑

Война Седьмой коалиции (1813-1814)

Глава XXVIII. Наполеоновские войны (Ruthenia Magna)

Несмотря на то, что в Русинии Наполеон потерпел сокрушительный разгром, и его вчерашние союзники стремительно переходили в противоположный лагерь, он все еще оставался самым выдающимся полководцем своей эпохи, у которого под рукой была многочисленная и великолепная армия страны, считавшейся заслуженно второй в мире по экономике, и самой густонаселенной в Европе [9]. Даже с учетом того, что Седьмая коалиция обладала превосходством в ресурсах и войсках, Франция все еще могла сражаться и надеяться на победы. Собственно, именно на это и сделал упор Наполеон – продержаться как можно дольше, пока политическая обстановка и истощение ресурсов противника не позволит заключить выгодный мир.

Военные действия возобновились в марте. Наступление велось сразу по четырем направлениям – Северная и Южная Германия, Северная Италия и Испания. Понимая, что бодание с французами в лоб займет слишком много времени, и обернется огромными потерями, князь Михаил Галицкий, который фактически возглавил союзные армии, перебросил часть своих войск в Испанию, усилив тем самым Веллингтона, который ускорил свое продвижение на север и вынудил противника значительнее распылять силы. Войсками в Германии князь командовал лично; в Северной Италии же, по его прямому требованию, союзную армию возглавил эрцгерцог Карл, находившийся в опале, в том числе из-за жесткой критики совместного австро-французского похода 1812 года, который обернулся катастрофой. Михаил VIII при этом играл роль политического центра всей коалиции, и вполне заслуженно – именно Русиния смогла собрать вокруг себя огромную союзную армию, и именно русинские полки составляли в ней большинство. Не менее важной фигурой стал также российский император Александр I – будучи ловким политиком и интриганом, он еще до решительной победы над французами занялся подготовкой дележки шкуры неубитого медведя, прощупывая почву и заключая сделки перед решением судьбы Европы, что по договоренности предстояло сделать на всеобщем конгрессе.

Князю Михаилу Галицкому пришлось еще четырежды сталкиваться на поле боя с Наполеоном в крупных баталиях. Одной из них стала «Битва народов» у Лейпцига, где приняли участие полки великого множества государств, другая – битва за Франкфурт, где основные сражения проходили на улицах города. Лишь единожды французы смогли одержать пускай и тяжелую, но все же победу; во всех остальных случаях удача сопутствовала русинскому военачальнику. Раз за разом на полях сражений Русиния показывала, что национальная армия, ведомая опытным военачальником и испытывающая подъем своего духа, способна многократно превзойти былые профессиональные наемные войска. То же самое доказали пруссаки, воскреснув после Йены и Ауэрштедта в виде «воюющей нации»; аналогично вела себя Российская Императорская армия, ни в чем не уступавшая Русинской Королевской. Австрийцы под началом эрцгерцога Карла также показали, что у них есть еще порох в пороховницах, выдавив пасынка Наполеона, Евгения Богарне, из Италии, и вторгнувшись в Прованс. Особого рвения достигли испанцы, освобождавшие свою землю от захватчиков.

Заканчивалась война уже в начале 1814 года. Наполеон, сумев некоторое время сдерживать наступление союзников на Рейне, потерпел сокрушительное поражение, и был вынужден с остатками армии отступать уже вглубь Франции. К тому моменту с юга на Париж уже наступала армия Веллингтона, а с юго-востока – эрцгерцога Карла. Все три войска имели пестрый многонациональный состав, и все три встретились в предместьях Парижа 23 февраля. У Наполеона под рукой осталось ровно в 10 раз меньше солдат, чем было у его противников, и потому он был вынужден капитулировать и отречься от престола, чтобы хоть как-то сохранить лицо. Впереди у него еще будут «100 дней» и битва у Ватерлоо, но англичане с пруссаками и севергоерманскими княжествами справятся в этот раз сами. Победителям же французского императора предстояло решать судьбу Европы, и потому вскоре после отречения, вкусив воздух победы в Париже, они отправились в Вену, на конгресс. Войска множества стран понемногу расходились по домам с чувством великого свершения, и в первую очередь собой могли гордиться восточные славяне – ибо именно их государства переломили ход Наполеоновских войн и составили ядро союзного воинства, сокрушившего Французскую империю.

вернуться к меню ↑

Примечания

  1. Учитывая, что на этот момент национальные армии есть только у французов, россиян и русинов, а последние два государства немало вкладываются в снабжение, вооружение и подготовку войск…. В общем, проблем у французов может выйти еще больше, чем в реальности.
  2. С проблемой быстрого истощения резервов в Наполеонику столкнулись практически все государства, так что тут ничего необычного. Франция в этом плане была, пожалуй, самой передовой страной, и ее быстро нагоняла Австрия благодаря реформам эрцгерцога Карла. А вот Россия с резервами продолжала страдать, действуя куда более прямолинейно – наращивая численность непосредственно действующей армии. При этом экономика едва выдерживала – в 1812 году запасы оружия, аммуниции и боеприпасов на складах Российской империи, судя по всему, уступали таковым в гораздо меньшей Испании в 1808 году. Из-за этого испанское ополчение почти всегда получало на вооружение мушкеты, а в России пришлось выдать ему пики, так как мушкетов впритык хватало для действующей армии.
  3. Вкратце о египетском походе Наполеона.
  4. Вообще, Персидскую империю первые десятилетия ее существования неизбежно будет постоянно лихорадить от восстаний, и это никак не исправить – слишком густая каша из различных течений ислама и национальностей собирается под началом Зендов.
  5. Континентальная блокада – это палка в двух концах. С одной стороны, полезно получить протекционизм от английских товаров – для этого, правда, не обязательно ложиться под Наполеона. С другой – если до этого велась активная торговля с англичанами, то с введением блокады теряется рынок сбыта. У страны с аграрно-ресурсной экономикой польза легко может превысить вред (как было в реале с Россией), но для развитого государства разрыв торговли может возыметь долгосрочные негативные последствия.
  6. Именно такую паспортную численность имела австрийская армия в результате реформ эрцгерцога Карла. Впрочем, на деле в поле выставлялось лишь около половины, а остальная половина оставалась в резерве.
  7. Опять же, на бумаге.
  8. В то время там хватало и полян, удобных для боя, и лесов, и болот. Достаточно удобное место для обороны, и отвратительное для наступления.
  9. Предположительно потери французов в АИшном 1812 году будут меньше, что позволит им в 1813-1814 еще побарахтаться в условиях куда хуже реала.

14
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
6 Цепочка комментария
8 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
7 Авторы комментариев
arturpraetorChugaysterDectrianАдольф Бенито ХирохитовичHerwig Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Antares

Все на волю автора. Но мне кажется война с Наполеоном в одну главу ………. не может вместиться. Слишком важный исторический момент, тем более сами заметили «расходились по домам с чувством великого свершения, и в первую очередь собой могли гордиться восточные славяне »
«великий герцог Фридрих IV Вильгельм становился королем, его государство — Балтией» , а эти как себя повели в последней коалиции. На чьей стороне были?
+++++++++++++++++++++++++++++

Crankshaft
Crankshaft

Эпично. А вы продумывали какая битва была самой массовой и сколько в ней участвовало народу?

Herwig
Herwig

Как всегда на высоком уровне! Не плохо было-бы дать короткую справочку о численности населения участников войны в АИ.

NF

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Адольф Бенито Хирохитович

Как всегда очень интересное чтиво, коллега. Надеюсь у вас хватит сил, идей и энергии довести всё это дело до современности. А то читать каждые три дня статью про Русинию у меня уже традиция)

Chugayster
Chugayster

1. Странно, что Швеция выступила на стороне противников Наполеона. По раскладм она должна быть как раз в союзе с Наполеоном.
2. На чей стороне Дания? Копенгарирование в этой АИ тоже было?
3. По вашим подсчетам население Франции в этой на 1812 г. такое же, как и в РИ — 44 миллиона человек?
4. Напомните, что бвло с Польшей до того, как из состава Пруссии выделились польские территории? Польша вообще существует отдельно или полностью была поделена между Австрией и Пруссией до Варшавского мира?
5. Балтия по итогам войны так и останется королевством?

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить