Выбор редакции

Глава XVIII. Две Холодные войны. Италия в 2020 году (Grandi Medici)

17
8

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Заканчиваю публиковать свой альт-исторический цикл про Великих Медичи, и сегодня настал черед периода Холодной войны и последующих за распадом СССР событий. Рассказано будет о конфликтах между второстепенными державами, расширение Евросоюза и начало его противостояния с США.

Содержание:

Императоры Лоренцо IV и V

Глава XVIII. Две Холодные войны. Италия в 2020 году (Grandi Medici)

Лоренцо IV и Маргарита Испанская

Император Карло VI, один из самых популярных монархов Италии в истории, признанный самым лучшим в XX столетии, отрекся от трона в 1975 году, передав его своему старшему сыну. Так во главе государства встал Лоренцо IV вместе со своей супругой Маргаритой Испанской. Они уже целиком принадлежали к новой эпохе государств и монархий, и потому воспитывались в основном на принципах невмешательства – народ и правительство должны были выполнять всю главную работу по управлению государством, а императорам оставалось лишь направлять их и быть символом. Это привело уже в 1976 году к подписанию закона о статусе императора, который лишил фигуру монарха большинства рычагов для прямого вмешательства в дела империи. Балом отныне правили президент (министр-президент) и парламент. Сам мир вокруг менялся – вместо долгих и кровопролитных войн стали активнее использоваться дипломатия и экономические методы давления. Впрочем, и войны никуда не девались, но теперь вместо «старших партнеров» воевали «младшие», или вовсе марионетки. Конфликты между странами третьего мира, за каждой из которых стояли великие державы и блоки, становились обыденностью, и в этом циничном мире простым политикам было управлять страной проще, чем монарху. Лоренцо IV был достаточно тихим и скромным человеком, и на поприще политики участвовал лишь в том, в чем обязан был, а также выполнял важные дипломатические миссии, за что запомнился как император-дипломат.

После его смерти в 2001 году императором стал Лоренцо V. Он был императором следующего поколения, а на дворе была новая эпоха, наставшая после распада Советского Союза. От действий Италии во многом зависело то, каким мир станет в дальнейшем, и какое место займет его страна и вся Европа. Будучи сторонником евроинтеграции [1], он приложил максимальные усилия для развития этого процесса, и распространил влияние ЕС на Восточную Европу. Часто посещая страны СНГ, он стал там популярной фигурой, а в самой Италии часто подстегивал политиков и дипломатов проводить достаточно агрессивную политику расширения, и способствовать развитию «восточного партнерства». Сформировав «большую европейскую пятерку» вместе с главами России, Франции, Германии и Испании, он станет творцом новой континентальной Европы – единой, сильной перед лицом США и Китая. Лауреат многих премий, активный благотворитель и меценат, политик и дипломат, просто приятный в общении человек, Лоренцо V станет знаменитостью своей эпохи. Династия Медичи, пройдя сквозь века, пережив десятки кризисов и провернув колоссальный объем работы, стала одним из самых влиятельных семейств мировой политики современности. Но, как сказал сам император накануне наступления 2021 года, без Италии и верных, сильных, трудолюбивых итальянцев ничего из этого Медичи не смогли бы сделать, и достижения Медичи есть результат деятельности всей нации [2].

вернуться к меню ↑

Холодная война

Глава XVIII. Две Холодные войны. Италия в 2020 году (Grandi Medici)

Нарастание «красной угрозы» в глазах европейцев происходило постепенно, по мере раскрутки конфликта между США и СССР с одной стороны, и активностью пропаганды американцев – с другой. Советский Союз демонизировался, постепенно выставлялся агрессором и угрозой в глазах европейцев, которые жаждали мира. Любая ошибка или действительно агрессивный шаг Москвы гипертрофировался, а шаги к миру и стабилизации внешнеполитической обстановки умалчивались. Это формировало вполне конкретный образ СССР в глазах европейских держав, и сильнее привязывало их к США. Однако сильным оставалось и другое течение, которое стремилось остаться в стороне от конфликта двух сверхдержав. Италия была в их числе – нарастающие противоречия там воспринимались именно как конфликт между США и СССР, а не между социалистическим и капиталистическим миром. Сказывалось и то, что коммунисты в стране оставались частью Синистры, а Синистра была одной из лидирующих партий, и все чаще и чаще выигрывала выборы. В результате этого Италия держалась в стороне от основных конфликтов, но, оставаясь частью большого мира, все же была вынуждена хоть и изредка и косвенным образом, но все же участвовать в операциях и вооруженных конфликтах стран из своей сферы влияния с внешними силами.

Первым крупным подобным конфликтом стала Корейская война. В этот конфликт, никоим образом не интересный Италии, страна оказалась втянута скорее случайно, чем целенаправленно. При этом значительный вклад в то, что итальянцы все же были вынуждены участвовать в конфликте, сделали американцы, все еще имевшие большое влияние на Рим, да к тому же максимально использовавшие возможности, предоставляемые ООН. Впрочем, участие Италии хоть и было больше, чем у многих других стран, но в целом осталось ограниченным – лишь одна кадровая дивизия морской пехоты, плюс силы ВМС, да несколько подразделений ВВС. Это был первый вооруженный конфликт с участием итальянской армии после Второй мировой, и он показал, что есть еще порох в пороховницах. С другой стороны, офицеры и генералы рапортовали в штабы, что солдаты сражаются неохотно, моральный дух довольно низок, хотя дисциплина все еще поддерживается. В конце концов, после «горячей» фазы в 1950-53 годах, война стихла. Одним из ее последствий стало, с одной стороны, укрепление образа «красной угрозы» со стороны СССР среди итальянцев, а с другой – появилось твердое убеждение в том, что союз с США может обернуться для Италии ненужными конфликтами. Несмотря на укрепление «красной угрозы» в дальнейшем (1955 – создание ОВД, 1956 – подавление Венгерского восстания), все силы были приложены для того, чтобы снизить зависимость от США, и найти крепких союзников по евроинтеграции. Вместе с этим параллельно развивались отношения со странами ОВД в общем, и СССР в частности — в Риме считали, что, играя на противоречиях между Вашингтоном и Москвой, лучше всего получится сохранить свою самостоятельность и независимость в большой мировой политике.

Местом следующего конфликта, который затронул Италию в рамках Холодной войны, сталь Вьетнам, хотя участие итальянцев в нем было чисто номинальным. К 1965 году, когда началась эта война, Италия уже избавилась от значительной доли американского влияния, и потому стойко отказывалась от требований широкомасштабного вмешательства в конфликт на стороне США. Однако постоянные требования со стороны Вашингтона оказать поддержку армии Южного Вьетнама все же вынудили Рим отправить ряд специалистов и оружие в далекую Юго-Восточную Азию. Общая численность контингента не превышала 500 человек. Деятельного участия в военных действиях им принять не довелось, зато отношения с американцами у итальянских военных испортилось. Распыление химикатов, ковровые бомбардировки городов, военные преступления американцев – все это напомнило итальянцам их иных союзничков из былых времен, и потому уже в 1967 году, несмотря на американские протесты, итальянские советники из Вьетнама были отозваны, а военная помощь южновьетнамской армии прекратилась. В дальнейшем Рим старался улучшить отношения с Северным Вьетнамом, и приветствовал заключение Парижского мирного договора. Главным результатом Вьетнамской войны для Италии стало окончательное развенчание образа США как доброго союзника, центра гуманизма и демократии, который сложился еще в годы Второй мировой войны. В дальнейшем Вторая империя, а вместе с ней и другие европейские государства, стали смотреть на Вашингтон с опаской, и выстраивать отношения с большой осторожностью.

Тем временем в бассейне Средиземного моря разворачивались свои конфликты и трагические события. Израиль как государство окрепло на территориях, которые ранее населяли арабы, что для последних оказалось сильным ударом по гордости. После ВМВ в регионе появились два достаточно сильных арабских государства – Египет и Сирия, которые были враждебно настроены к Израилю. При этом Израиль оставался проитальянским, и был включен в европейскую дипломатию, имея поддержку ряда других государств. Египет также постепенно поддавался итальянскому влиянию вместе с королем Фаруком I, но италофилы в Каире находились в меньшинстве, и монарха вскоре свергли. Важным стал спор за Суэцкий канал, который Египет национализировал, а затем закрыл к нему доступ израильских кораблей. Возникли определенные затруднения и у других государств. Это не могло не вызвать возмущения местных грандов, в результате чего случился Суэцкий кризис. В местные трения вкупе с европейской политикой добавилась еще и политика глобальная – в происходящее начали активно вмешиваться США и СССР. Это заставило европейские державы, включая Италию, занять нейтралитет, а Египет и Сирия быстро попали под влияние СССР, и несколько раз начинали войну с Израилем. США при этом пытались обосноваться то в Египте, то в Израиле, но и то, и то получалось так себе – долгое время Каир оставался верен советскому выбору и поставкам техники, а Израиль имел слишком тесные экономические связи с Италией. Арабо-израильский конфликт тлеет до сих пор, и может вылиться в очередную большую региональную войну в любой момент.

Имея конфликты в сферах интересов с США, наибольшего накала в отношениях в Холодную войну Италия все же достигла с СССР. Причиной тому стала Огаденская война, разразившаяся в 1977 году. Эфиопия после Первой мировой войны стала перенимать все больше черт у Италии, и постепенно превратилась в ее частичную копию – имея мало ресурсов на своей территории, страна понемногу превращалась в мастерскую чернокожей Африки и ее политический центр, чему способствовало многочисленное и неприхотливое население. Армия, флот и ВВС у Эфиопской империи имелись, но находились в не самом лучшем виде. Этим решили воспользоваться в Сомали, которое после обретения независимости быстро подпало под советское влияние и стало накачиваться оружием и формировать сильную регулярную армию. В 1977 году это вылилось во вторжение на территорию Эфиопии с целью отторгнуть восточные области, населенные мусульманами, а заодно и богатые нефтью. Пограничные сражения императорские войска проиграли. Ситуация осложнялась тем, что США заняли свою позицию, надеясь добиться поражения Аддис-Абебы, расшатывания внутреннего положения и провокации революции в стране, которая уже назревала из-за авторитарного режима правительства. В случае успеха Вашингтон получил бы Эфиопию под свой контроль, пускай и в несколько урезанном виде, и то не факт – при быстрой революции можно было помочь новому правительству, и все же загнать сомалийцев обратно в их нищую страну, а то и устроить революцию и там.

Италия, осознав всю шаткость своего влияния в Эфиопии, решила действовать решительно и молниеносно. В Африку прибыли советники, добровольцы, военная помощь в виде оружия и припасов. Начавшуюся было майскую революцию подавили силой, но вместо репрессий начали проводить демократические реформы в стране. Авторитарное правительство было смещено, и на место премьера посадили Бекеле Бартини – сына итальянца из Эритреи и знатной эфиопки. Новое правительство провело мобилизацию наличных сил и средств, и быстрыми темпами стало реорганизовывать армию. СССР также оказал поддержку Сомали, а под шумок, через третьи страны, сомалийцам стали помогать и американцы. В результате этого война затянулась на восемь лет – вплоть до 1985 года. К тому моменту ситуация в Сомали настолько ухудшилась, что правительству попросту пришлось пойти на мир. Повлияли на это также уменьшение поддержки со стороны СССР, и нарастание внутренней нестабильности. По условиям мирного договора Эфиопия получала признание своего контроля над Огаденом, небольшие территориальные прирезки с городком Бербера, а также репарации, которые, впрочем, Сомали так и не успели выплатить – в стране началась гражданская война, и та фактически распалась, из-за чего Эфиопии пришлось держать на восточной границе постоянные гарнизоны и отражать рейды со стороны своих соседей. В Аддис-Абебе очень высоко оценили помощь Италии, и связи между государствами лишь укрепились. Кроме того, Эфиопия подтвердила свой статус одной из самых сильных стран в Африке, что сделало ее ориентиром среди прочих государств с чернокожим населением.

Лихорадило и другие государства, находящиеся в сфере влияния Италии. В Греции и Югославии с 1960-х годов активизировалось движение албанских националистов. Распространено оно было в основном среди мусульман, и отличалось крайней степенью радикализма. Поддержку им оказывал Советский Союз. С начала 1970-х годов Армия освобождения Албании дошла до открытого терроризма и захвата населенных пунктов с католическим албанским населением. Армиям Югославии и Греции, при некоторой поддержке итальянских союзников, пришлось регулярно устраивать антитеррористические операции против АОА, и в целом ситуация осталась под контролем, хотя отдельные акции эта организация продолжает проводить вплоть до 2020 года. Схожая ситуация сложилась в Камеруне, где мутить воду стал Красный Фронт Камеруна – поддерживаемая из СССР организация, которая с конца 1960-х годов стала провоцировать революцию в стране, но систематически терпела поражения вплоть до спецоперации «Чентауро», проведенной в 1998 году, когда большая часть лидеров КФК была ликвидирована, часть боевиков арестовали, а часть попросту сложила оружие. К тому моменту камерунские коммунисты «перестегнулись», и получали поддержку уже не из распавшегося Советского Союза, а из США. Наконец, беспокойной оказалась судьба Ливии. Там, после чудовищного напора итальянской миграции, арабы и бедуины оказались вытеснены в пустыню европейцами и потомками от смешанных браков. Пользуясь поддержкой из Египта и СССР, они с 1960-х годов начали вести партизанскую войну, и совершать рейды на хорошо освоенные и обжитые территории. В ответ правительство Ливии сформировало специальные пустынные патрули и активизировало действия ВВС с целью предотвратить нападения. После развала СССР приток оружия прекратился, и жители пустыни вынуждены были сложить оружие. Однако все это было мелочами на фоне того, что началось в 1982 году в Южной Америке.

вернуться к меню ↑

Фолклендская война

Глава XVIII. Две Холодные войны. Италия в 2020 году (Grandi Medici)

Фолклендские (Мальвинские) острова издавна оставались спорной территорией сначала между Великобританией и Испанией, а затем англичанами и аргентинцами. В Буэнос-Айресе прекрасно понимали, что конфликтовать с Лондоном им долгое время было не с руки, и никто бы им не помог, потому воевать никто не собирался. Однако время шло, Великобритания приходила в упадок – а Аргентина накапливала силы. К 1980 году это была уже стабильная в общественно-политическом плане республика, сильнейшее государство Южной Америки с населением около 45 миллионов человек, крепкой армией, выдающимся флотом, многие офицеры и матросы которого проходили стажировку в Имперском флоте Италии, и обладали хорошей подготовкой и практическим опытом. Многочисленными и хорошо вооруженными были и ВВС, а армия отличалась высококлассным кадровым составом, хорошим оснащением и высокой мобильностью [3]. И в 1982 году, удостоверившись, что Великобританию в случае войны никто не поддержит, Аргентина попросту заняла Фолклендские острова, разместила там гарнизон с авиацией, и объявила в одностороннем порядке о «восстановлении исторической справедливости», т.е. аннексии островов.

Великобритания хоть и переживала упадок, имела проблемы с финансами и вооруженными силами, но просто так сдаваться не собиралась, и начала с Аргентиной полноценный военный конфликт. Ее действительно никто не поддержал напрямую – но косвенным образом множество стран объявили эмбарго на поставку оружия аргентинцам, ввели санкции и стали оказывать дипломатическое давление на Буэнос-Айрес. Особенно отличились США, которые стали поставлять англичанам разведывательную информацию, да еще и активизировали движение чилийских националистов, которое до того не проявляло особой активности, и было на коротком поводке у ЦРУ. В таких условиях Аргентине оказалось достаточно сложно сохранять стабильность и упорство, и в случае высоких потерь техники в военных действиях страна, в высокой степени зависимая от иностранных поставок, оказалась бы безоружной. Однако традиционные отношения Аргентины и Италии были крепче всего этого, и пересилили даже осуждение действий аргентинцев со стороны ООН. Рим занял к Буэнос-Айресу примерно ту же позицию, что и США к Великобритании – на словах нейтралитет, на деле поддержка. В Южную Америку отправилось оружие, добровольцы и специалисты, итальянский флот начал выписывать по Атлантике причудливые узоры маневров, заставляя нервничать британских адмиралов. Аналогичную позицию заняла дружественная Аргентине Испания. Обе эти страны также принялись поставлять разведывательную информацию своим друзьям-аргентинцам. В результате этого относительно скоротечная война закончилась победой южноамериканцев, и Фолклендские острова навсегда вошли в состав Аргентины.

Однако реальные последствия этой войны оказались куда масштабнее, и уже не касались простого конфликта за острова в медвежьем углу Атлантики. Между США, Великобританией, Испанией и Италией, которые были союзниками по НАТО, начался серьезный разлад. Вашингтон начал предъявлять Риму и Мадриду серьезные претензии по поводу их поддержки, двулично игнорируя тот факт, что таким же образом он помогал Великобритании. Великобритания поддержала США, и затаила большую обиду на итальянцев и испанцев. Постепенно к этим разногласиям добавились новые, а к обеим сторонам подключились остальные союзники по НАТО, и даже сторонние государства [4]. В результате относительно небольшой Фолклендский конфликт привел Североатлантический Альянс к глубокому кризису, обнажив две противоположные тенденции в нем – тенденции Европы к независимости и обеспечению коллективного выживания перед лицом сверхдержав, и США к подчинению всех своих союзников, а в перспективе – и вообще государств капиталистического мира, пускай и в относительно мягком виде. К концу 1980-х годов лишь «красная угроза» держала союзников вместе, но она вскоре перестала играть значительную роль, а Европа почувствовала себя сильнее – и в 1995 году Европейский блок НАТО покинул организацию, а его структуры были переформатированы и стали частью Европейского Союза. Холодная война между США и СССР закончилась, но стала назревать новая Холодная война – уже между США и Европой.

вернуться к меню ↑

Распад СССР

Глава XVIII. Две Холодные войны. Италия в 2020 году (Grandi Medici)

В конце 1991 года Советский Союз, могучая сверхдержава, державшая капиталистический мир в страхе, распался, и Холодная война завершилась. Вероятность ядерной войны, и вообще накал страстей в мире значительно снизились. Те, кто еще вчера был врагом, вдруг стали друзьями, а Восточная Европа открылась для остального мира. Государства бывшего ОВД, переживая проблемы, сразу же кинулись в объятия Евросоюза. Европейцы, не будучи дураками, решили использовать представившийся шанс, и приложили все усилия для того, чтобы не дать закрепиться там американцам. При этом необходимость противостояния с США вызывала необходимость не просто во вложениях и подчинении государств Восточной Европы, но и их всемерного развития и вхождения в состав ЕС, с целью значительно усилить его общий потенциал. Италия не упустила возможности, и быстрыми темпами стала вновь утверждаться в Венгрии и Румынии, а также направила инвестиции в страны СНГ. Стали налаживаться контакты, проводиться разведка и прощупывание различных возможностей – Рим твердо намеревался воспользоваться на полную сложившейся обстановкой, и закрепить свое влияние в Восточной Европе. Проблема заключалась в том, что не он один собирался это сделать. Другие лидеры Евросоюза также желали того же, но с ними можно было договориться и взаимодействовать, что и происходило, вплоть до неофициальных разделов сфер влияния – Германия, к примеру, получила Прибалтику и Польшу. Американские дипломаты тем временем быстро набились в лучшие друзья ко всем правительствам бывшего социалистического блока, и в столицах Восточной Европы началась ожесточенная борьба за влияние.

Американцы достаточно быстро добились успеха в Москве, оттеснив европейские страны от дележа «русского пирога». Германия и Франция продолжили осаждать столицу России, стремясь вытеснить американцев, Испания все свои инвестиции направила в Латинскую Америку, а Италия решила помимо Венгрии и Румынии вложиться в Украину. Теоретически, это была богатая страна с большим потенциалом, но при переходе на капиталистическую экономику она обрушилась в кризис, из которого выбираться самостоятельно ей было тяжело. Италия, образно выражаясь, протянула руку помощи в обмен на открытие путей для инвестиций и расширения своего влияния в Украине, в результате чего к концу 1990-х кризис был преодолен, страна перестроилась, и достаточно быстро стала развиваться. При этом, правда, пришлось действовать зачастую не очень честными методами, «перетасовывая» постсоветскую элиту, не отличавшуюся чистотой намерений, мыслей и рук [5]. Россия тем временем переживала свой кризис, но не только внутренний, но и кризис доверия к США. Помощь Америки помогала не сильно, и лишь на первых порах, после чего началось постепенное подминание экономики России под себя. Москве предстоял тяжелый выбор – или поддаться и превратиться в марионетку, пытаться вырулить самостоятельно, ценой больших усилий, или найти новых партнеров. После долгой политической борьбы выбор был сделан в пользу третьего варианта. Таковыми партнерами стали страны Евросоюза, в первую очередь – Италия, которая уже успела зарекомендовать себя как «большого друга» в СНГ, ведущего себя несколько менее агрессивно, чем другие государства. С начала 2000-х годов начался стремительный процесс развития отношений, который завершился подписанием в конце 2013 года Минского договора о вхождении ряда стран СНГ в Евросоюз. Россия, которая к тому времени оправилась от кризиса, и взяла неплохие обороты в плане развития благодаря итальянской помощи, вошла в союз не просто как полноправный член, но как член Большого Совета – т.е. как государство высшего ранга. Вместо былой «большой четверки» в Европе сформировалась «большая пятерка» из Франции, Германии, Италии, Испании и России [6]. Вместе они готовы были противостоять экономической и политической экспансии США и Китая, и располагали к тому достаточными силами и средствами благодаря объединению. Евросоюз даже в шутку прозвали «пятиглавым орлом» в честь пяти главных его держав, чьими гербами в то или иное время являлись эти птицы.

Любопытные события в 1990-е годы происходили в Румынии. Она после революции и свержения коммунистического правительства стала республикой, и туда вернулся Михай ди Медичи – глава румынского королевского дома в изгнании. Ему уже было за 50, но он деятельным образом включился в политическую жизнь страны, основал свою партию, и быстро завоевывал популярность. Благодаря финансам и специалистам из Италии, он добился быстрой перестройки экономики на капиталистические рельсы, и стал понемногу улучшать ее, расширяя связи с Евросоюзом. В результате этого он завоевал достаточно популярности, чтобы в 1996 году быть избранным президентом страны. Используя как вооруженные силы, так и дипломатию, он в 1998 году добился мирного разрешения конфликта в соседней Молдавии и референдума об объединении с Румынией, за что его популярность подскочила до небес. В конце концов, опираясь на военных и народную любовь, он в 2000 году реставрировал монархию, и стал королем Михаем III, возродив корону, которую утратил его отец [7]. Подобный случай реставрации монархии в Европе в начале XXI века остался уникальным и весьма примечательным, что быстро стало своеобразным предметом для гордости румын. Италия, восстановив былое влияние в стране, поспособствовала ее развитию и включению в экономическую систему, и уже к 2020 году длительные последствия «раздельного проживания» двух достаточно близких стран были преодолены.

Получив новые рынки сбыта и страны для инвестиций, расширив свой военный, политический и экономический потенциал, Евросоюз переживал бурный рост. В 1995 году в нем была введена единая валюта, основой которой стал флорин. При этом каждая страна формально сохранила национальную валюту, которая как раз приравнивалась по курсу к самому флорину. Это означало победу итальянской финансовой и банковской систем, которые легли в основу европейской, и иллюстрировало ту значимость, которую играла Италия для Евросоюза. Сама организация после выхода Европейского блока из НАТО приобрела и военную часть, которую, впрочем, подписали не все страны-участницы ЕС. Несмотря на ряд проблем при переходе, особенно в Германии, которая ранее ориентировалась на унификацию вооружений с США, переход на новую организацию работы и стандарты прошли успешно, и завершились к 2005 году. После короткого периода облегчения, Евросоюз вновь увеличил военные расходы, и стал содержать достаточно сильные вооруженные силы. Несмотря на то, что политики были уверены в невозможности «горячей войны» в ближайшее время с участием ЕС, прошлый опыт говорил, что ослаблять подготовку к подобному исходу никогда нельзя. Вторая Холодная война понемногу набирала обороты, и выдвигала новые требования и новые условия, к которым Европа была готова.

вернуться к меню ↑

Италия в 2020 году

Глава XVIII. Две Холодные войны. Италия в 2020 году (Grandi Medici)

В конце 2020 года в Италии были подведены итоги ее долгой истории. Начиная с Римской империи, Апеннинский полуостров играл важную роль в европейской политике, но после ее развала потерял единство. Восстановить его удалось лишь благодаря деятельности династии Медичи, выходцев из Флоренции, великих герцогов и королей Тосканы. На протяжении всей истории они оставались верными патриотами Италии, и, за редким исключением, монархи Медичи оставались верны идеалам, сформировавшимся еще во времена Ренессанса и Просвещения. Итальянское государство, основанное, с одной стороны, на гуманизме, промышленности и торговле, а с другой – на умелой внешней политике и могучих вооруженных силах, не запятнало себя никакими серьезными перегибами, несмотря на войны на стороне Германии, активно отличавшейся на этих фронтах в XX веке. Авторитет Рима в мире оставался весьма высок, как и политический вес. Будучи частью «пятиглавого орла» Евросоюза, Италия стала одной из ведущих держав континента, и участвовала в формировании политики ЕС. Ее экономика в Европе благодаря системному развитию, отсутствию катастрофических провалов и умелой финансовой политике, доминировала, так как из европейских грандов ее показатели были самыми высокими. При населении в 80,093 миллиона человек ее бюджет равнялся 2,29 триллиона флоринов, или же 1,732 триллиона долларов. ВВП по ППС на душу населения достиг отметки в 61785 долларов, а общий равнялся 4,948 триллиона долларов, и занимал 5-е место в мире, уступая лишь США, Китаю, Индии и Японии [8]. Итальянские корабли перевозили грузы по всему земному шару, самолеты летали над всеми океанами и континентами, космонавты ежегодно посещали ближайший космос, а инженеры продолжали совершенствовать в сотрудничестве с остальными европейскими странами науку и технику Евросоюза.

К 2020 году в мире уже вполне оформилось три полюса, три центра силы. Первым, и в определенной мере самым старым из них стали США вместе со своими союзниками по НАТО, сателлитами и просто сочувствующими. Самое сильное в военном и экономическом плане государство мира, конечно же, позволяло добиваться значительного влияния и иметь большие возможности – но у США остро не хватало одного: крепких союзников. Таковыми можно было считать лишь Великобританию, армия и флот которой пребывал в упадке, и Японию, которая была одной из передовых держав мира, с выдающейся экономикой и вооруженными силами. С уходом Европы в свободное плавание Вашингтон лишился большинства своих союзников и значительной доли влияния в развитых странах мира, тем самым оказался спущенным с небес на землю, и был вынужден вернуться к старым методам политического противостояния. Хромала и идеология – если конфликт с СССР и Китаем можно было обосновать «красной угрозой», то конкуренция с капиталистической Европой в глазах рядовых американцев выглядеть угрожающей не могла. Сам Китай также представлял из себя центр силы с крепкой экономикой и армией, большими амбициями и экспансией по всему земному шару, но ситуация с союзниками у него была еще хуже, чем у США.

А вот Евросоюз по своей природе являлся объединением государств, и сила его формировалась именно благодаря совокупным усилиям различных государств. По отдельности они могли бы стать разве что сферой влияния более сильных держав, да и вместе, пойди что-то иначе, они могли бы стать большой колонией для тех же США – но история пошла другим путем, и ЕС развился в сообщество держав, свято блюдущих свой суверенитет. После включения в него Восточной Европы ситуация значительно улучшилась, и конкуренция с США и Китаем стала даваться несколько легче. Италия при этом уже являлась неотъемлемой частью Евросоюза, одним из его создателей и лидеров. Итальянские инвестиции и помощь продолжали высоко цениться в странах мира, итальянская продукция была на полках магазинов практически в любой точке земного шара, а сами итальянцы, погрузившись в реалии нового времени, все равно оставались теми самыми, кто сыграл такую большую роль в истории Европы и мира в предыдущие века. И во главе их так и оставались Великие Медичи – одна из самых выдающихся, долгоживущих и влиятельных монарших династий в мировой истории.

вернуться к меню ↑

Примечания

  1. Напоминаю, что евроинтеграция в АИ имеет заметно иную суть, и сам Евросоюз значительно отличается от реального. Политика ЕС относительно новых партнеров и государств-членов также в этом мире значительно отличается, и соответствует скорее АИшной итальянской практике, чем европейской. Иначе нельзя — это под прикрытием США Европа может себе позволить неоколониализм за счет бывших коммунистических стран, а если начинается противостояние с янки в глобальных вопросах — то как минимум важнейшие страны ОВД и СССР, а именно Россия, Украина и Польша европейцам понадобятся не потресканные, достаточно развитые и сильные, чтобы дополнить уже наличное могущество Евросоюза, и позволить ему достойно конкурировать с янки, англичанами и японцами в совокупности.
  2. Менталитет народа складывается под влиянием событий в мире, которые происходят как из-за представителей других народов, так и своего. Так что именно такие итальянцы вполне могут сложиться в свете описанных в цикле событий.
  3. Т.е., аргентинские вооруженные сильно изначально продвинутее тех, что были в реальности. Тут и флот, и ВВС, и армия… Может получиться очень вкусная войнушка в более или менее современном антураже.
  4. Вот так вот из-за Аргентины разругались Европа и США. Вот что бывает, когда у первой остается достаточно политической воли для отстаивания своих интересов вопреки интересам Вашингтона.
  5. Жестковато, но необходимо для более или менее спокойного внутреннего положения в стране. Внешнее вмешательство бывает разное, и в этом случае Италии необходим сильный партнер, как и Евросоюзу в общем. Впрочем, детальнее я уже это расписал выше, в пункте о том, почему политика ЕС относительно Восточной Европы в АИ неизбежно будет отличаться (если ЕС не хочет профукать противостояние с США).
  6. С точки зрения реала – полный сюр, но то реал. В АИ, как я уже сказал, свои условия.
  7. Да-да, знаю, меня под конец АИшки совсем понесло, но вот что-то не смог отказаться от подобного довольно упоротого варианта. В конце концов — почему бы и нет? Румыния большой роли не играет, и по большому счету по барабану, кто там — король, президент, или генсекретарь ЦК компартии…
  8. И я таки это считал. Своими методами, но считал. Циферь бюджета и населения на каждый год начиная с 1850 у меня имеется.

 

LA FINE

19
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
6 Цепочка комментария
13 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
6 Авторы комментариев
СЕЖarturpraetorNFromm03 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Михаил С

Знаете, коллега, прочел с интересом. Но никак не могу отделаться от двойственного ощущения: с одной стороны, все как и прежде интересно, динамично, неожиданно. Но с другой… сказать, что мелькает комбинация «сова — глобус», будет излишне резко, но вот натянутость исторических событий присутствует, уж простите великодушно. Как бы точнее выразиться… В данном материале не так чувствуется мотивация действий Вашего главного героя — Италии в участии в тех или иных исторических событиях. Например, участие Италии в войне во Вьетнаме, точнее ее мотивы в виде желания итальянских военных проверить эффективность средств ПВО и авиации, на мой взгляд, весьма «притянут за уши». Извините, но пока такое впечатление сложилось. Может Вы слишком кратко решили изложить этот истрический период? Все же эпоха Холодной войны в РИ был очень богат на исторические события в Европе и в частности в Италии.

В целом, очень оптимистичный вариант развития АИ. К общим недостаткам: слишком большая роль личности, способная преодолеть общественные противоречия. По всем частям видно цель автора сделать Италию сверхдержавой.
В целом интересно, но слишком нереалистично

romm03

Спасибо, как всегда, большое!!! Из-за таких вещей и стоит посещать это сайт…. Некоторые вещи кажутся не реальными, но и в РИ таких случаев хватает…..

NF

++++++++++

СЕЖ

Согласен с коллегой Михаил С — ощущение двойственности.
Если в Фолклендской войне выигрывает Аргентина, то удар по Тэтчер и ее правительству. В отставку уйдет «железная леди», и получаем совершенно другой расклад. Тут и Горбачев может быть не поддержан в Европе.
Да и вообще, если СССР хочет мирное сосуществование с Западом, то надо проводить политику на ориентируясь на Италию. Мол именно с Италией вести «дружбу» (партнерство), а США постоянно клеймить. Таким образом, влияние США на Европу неуклонно снижается, а вот роль СССР (хотя бы «а русские не такие и страшные») возрастает.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить