Выбор редакции

Глава XI. Окончание Романской Тридцатилетней войны (Pax Italica)

17
9

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Продолжаю публиковать свой альт-исторический цикл Pax Italica, и сегодня речь пойдет об окончании Тридцатилетней (Романской) войны. Рассказано будет о противостоянии гвельфов и гибеллинов, новом кандидате на корону Романьи, войне с императором, и многом другом.

Содержание

Война продолжается

Глава XI. Окончание Романской Тридцатилетней войны (Pax Italica)

Территории, контролируемые сторонами к концу 1230 году

Вернувшись из Рима во Флоренцию и подведя итоги, 21-летний Чезаре I понял, что проблемы для него только начинаются. Романья была разделена между его сторонниками, оставшимися непримиримыми гвельфами, и гибеллинами, которые сами разделились на несколько фракций. Кроме того, территориями королевства всерьез заинтересовались соседи, а в Южной Италии набирал свою армию император Фридрих II, вернувшийся из крестового похода. Монферратцы были ненадежными союзниками, Рим не мог предоставить серьезную военную помощь, а генуэзцы решили, что действие союза закончилось, и потребовали уплату обещанных денег. Казна была пуста, и Чезаре пришлось в обмен на плату передать генуэзцам Корсику в прямое владение. Собственная армия находилась в расстроенном виде, далекой от того великолепия, достигнутого при Джулио I Чезаре, и ее требовалось долго и тщательно приводить в порядок. Между тем, врагов у Чезаре I хватало с избытком:

  • Джованни Алерамичи и гвельфы. Младший сын принцессы Джулии ди Фиренце и Ренье Монферратского погиб в боях с лоялистами, старший сын успел побывать королем, но отрекся от короны в 1229 году, и удалился в монастырь. Однако оставался еще средний сын, Джованни, имевший непомерные амбиции и отличавшийся особой беспринципностью. Спустя месяц после отречения брата он объявил себя законным наследником короны Романьи, и нашел определенную поддержку в различных слоях населения государства, а главное – среди монферратской знати, которая, несмотря на договор в Риме, все еще надеялась заполучить земли Романьи в свое распоряжение, ожидая лишь разрешения кризиса с императором Фридрихом II.
  • Аццо VII д’Эсте и венецианцы. Венеция, враждуя и с гвельфами, и с Романьей, и с императором, предпочла сделать ставку на «своих» феодалов и собственные войска. Возглавил их синьор города Эсте, Аццо VII, который не прекращал попыток овладеть Феррарой, а то и всей провинцией Романья. Цель эта была целиком в интересах венецианцев, которые стремились взять под контроль устье реки По. Правда, вместо захвата Феррары с середины 1220-х годов Аццо д’Эсте был вынужден постоянно бороться с возрастающим могуществом своего «соседа», маркграфа Тревизо, Эццелино да Романо.
  • Эццелино да Романо и гибеллины Северной Италии. После распада Веронской марки в конце XII века верховная власть императора в Северной Италии еще более ослабла, но никуда не исчезла. К началу правления Фридриха II главным оплотом империи в Италии был город Тревизо, находившийся под управлением имперского викария, и контролировавший почти все территории к северо-востоку от реки По. Викарием к 1229 году был назначен Эццелино да Романо – германский рыцарь, в значительной мере «ороманившийся», амбициозный, способный и жестокий лидер. В отсутствие императора он стал фактическим предводителем гибеллинов в Северной Италии, и развил беспощадное наступление на независимых феодалов и коммуны, стремясь подчинить их власти Фридриха II, но в первую очередь – своей лично. Еще в 1228 году он предпринял попытку захватить Феррару, но был отбит силами Раймондо Убертини, а затем увяз в проблемах к северу от реки По. Тем не менее, опасность вторжения его сил в Романью все равно сохранялась.
  • Раймондо Убертини и коммуны Романьи. Отбиваясь от д’Эсте и да Романо с севера, монферратцев с запада и гибеллинов с юга, Раймондо Убертини смог хорошо консолидировать коммуны провинции Романья, и собрать воедино их силы и средства. Коммуны, ранее раздираемые гвельфами и гибеллинами, признали в нем своего лидера, и твердо держались верности ему. Попытки уговорить Убертини принести присягу Чезаре I не принесли положительных результатов, и более того – самопровозглашенный герцог Романьи был твердо намерен взять под свой контроль также Эмилию, и добиться признания своих титулов со стороны императора или Рима. Проблема заключалась в том, что на Убертини постоянно давили с юга силы местных гибеллинов, которых собрал под своим началом еще один самопровозглашенный герцог, на сей раз Урбинский.
  • Монтефельтрано да Монтефельтро и гибеллины Центральной Италии. Признав себя вассалом императора, герцог Урбино, тем не менее, вел самостоятельную войну с соседними коммунами и правителями, и смог подчинить себе всю территорию провинции Марке, а также некоторые соседние коммуны, включая Перуджу. Претендовал на титул викария Италии, потому конфликтовал с Эццелино да Романо, на деле постоянно давил на владения Раймондо Убертини, стремясь подчинить их своей воле, и преподнести Фридриху II на блюдечке. Несмотря на то, что гибеллины Центральной Италии были относительно немногочисленны, и не могли выставить в поле большое войско, силы Монтефельтро представляли собой серьезную опасность из-за полководческих талантов своего лидера, и возможности в любой момент привлечь на свою сторону союзников из числа иных сторонников императора.
  • Рейнольд фон Урслинген и феодалы Южной Италии. Положение Рейнольда фон Урслингена было в чем-то комичным, а в чем-то и трагичным. Отправляясь в крестовый поход несколькими годами ранее, Фридрих II оставил его в качестве наместника в королевстве Сицилия, и Рейнольд сделал все ради укрепления и расширения славы своего сюзерена, честно исполняя свой долг. Однако исполнение этого долга привело к ссоре императора с Папой Римским, на чьи владения посягнул фон Урслинген, и дабы примириться с Римом, Фридрих был вынужден пожертвовать своим вассалом, лишил того титулов и должностей в Италии, и отправил в Германию. Разбрасываться верными людьми Фридрих, впрочем, тоже не любил, потому Урслингена с тайным поручением занесло в Абруцци, где всем заправляли гибеллины и сицилийские феодалы, и опальный поданный императора стал герцогом Абруцци, активно укрепляя свою власть в регионе и готовясь передать земли в состав Сицилийского королевства [1].
  • Независимые коммуны Умбрии. Формально не объединенные, но фактически союзные друг другу города-государства Умбрии, не признававшие ничьей власти кроме собственной. Самым крупным и влиятельным городом-государством стала Перуджа, в конце 1229 года свергнувшая ставленника гибеллинов, и установившая собственное консульское правление. Зажатые со всех сторон враждебными силами, не спешили объединяться, но и переходить под чей-либо суверенитет тоже не желали, держа оборону в горах и предгорьях силами коммунальной милиции.
  • Независимые феодалы. Феодализм в Романье был фактически ликвидирован к началу войны, но многие знатные роды еще помнили о былых временах, и едва только центральная власть ослабла, как они вернулись к старым нравам, начали восстанавливать свои крепости, и силой захватывать землю. Правда, такую самодеятельность очень быстро и жестко прекращали соседние коммуны, но в горах на границе Тосканы, Романьи и Марке влияние городов было слабым, и отправившиеся сюда феодалы смогли свободно распространить свою власть на окрестности, и укрепить горные проходы и перевалы. Не представляли серьезной опасности, но фактически занялись разбоем и взиманием пошлин с торговых путей, чем сильно мешали всем вокруг.
  • Разбойники и мародеры. Не имели развитой организации, но стали встречаться повсеместно, подпитываемые дезертирами из армий и охотниками за дешевой наживой. Близ Ареццо и в Умбрии ватаги стали собираться в целые армии, и начали терроризировать даже коммуны. Борьба с ними требовала немалых трат сил и средств.
  • Хайме I Арагонский. Был занят собственными войнами в Испании и близ ее берегов, но засылал эмиссаров и пытался готовить почву для завоевания Сардинии. К счастью, союзное Романье королевство Кастилии и Леона готово было поддержать в случае крупной войны своего итальянского союзника, и потому Хайме I не спешил отправляться в большой поход на восток. К сожалению, с каждым годом он набирал все больше силы, а врагов у него становилось все меньше и меньше, из-за чего Чезаре I приходилось постоянно учитывать вероятность войны с сильной морской державой с Пиренейского полуострова, и держать на Сардинии войска и корабли.
  • Император Фридрих II фон Гогенштауфен и братья д’Арно. Вернувшись из крестового похода в 1229 году, глава Священной Римской империи решил посвятить дальнейшее свое правление ее делам. А так как Италия входила в состав империи, то и ею Фридрих планировал заняться самым непосредственным образом. Правда, проблем у него хватало – успев побывать отлученным от церкви, он пытался сохранить с Римом хорошие отношения, и потому не спешил нападать на него и его союзников, что давало передышку романцам, и возможность разобраться с другими врагами. Однако гибеллины, сторонники императора, захватили почти всю восточную часть государства, угрожали северным границам, а сам Фридрих II был человеком талантливым, амбициозным и настойчивым. Чезаре I лишь понаслышке знал о личности императора, но оценивал его очень высоко, и считал самым главным своим врагом.

Было ясно, что борьба предстояла долгая и тяжелая. В том числе потому Чезаре I не спешил активизировать противостояние – для уверенной победы требовалась длительная подготовка. Кроме того, нападение на владения гибеллинов могло в любой момент спровоцировать императора на активные действия, а противостоять его армии Романья в ближайшие годы не могла. Это также оказывало влияние на принятие решений королем, и затянуло конфликт еще на много лет.

вернуться к меню ↑

Третий период (1229-1240)

После переговоров в Риме военные действия в 1229 годов практически остановились. Лишь на границе территорий, контролируемых разными фракциями, вспыхивали стычки между небольшими отрядами, да на дорогах шла борьба с разбойниками. Именно на последней цели и сосредоточился Чезаре I в следующем году – увеличив за зиму численность эквитов, он отправил их патрулировать дороги и холмы Тосканы, без всякой жалости расправляясь с бандитами. Такой акцент был сделан в первую очередь для восстановления внутреннего торгового оборота и обеспечения безопасности коммуникаций, но на деле привел еще и к росту популярности короля среди простого люда, которому уж точно не улыбались разбой и беспорядки. Видя эту деятельность, на сторону короны добровольно перешла независимая коммуна Ареццо, где состав синьории сменился с патрицианского на пополанский без всякого насилия. А вот подобный сценарий в городке Терни, расположенном в Умбрии, привел к совершенно иному результату, спровоцировав коммуну Перуджи к объединению всей Умбрии под своим началом, и создания Умбрийской республики. Терни был захвачен и разграблен городской милицией Перуджи, и так и не вернулся под контроль короны Романьи в ближайшие годы.

В 1230 году последовала еще одна череда событий, связанных с Фридрихом II. Он примирился с Папой Римским, и решил не торопить события, сосредоточившись на централизации власти на Сицилии и в Германии. Дабы подтвердить свои добрые намерения, он подтвердил права Рима и Романьи на провинции Абруцци и Марке, и отрекся от романских гибеллинов. Правда, это были лишь слова, так как на деле и да Романо, и Монтефельтро, и Урслинген продолжали пользоваться поддержкой со стороны Сицилийского королевства и его знати, и уверенно удерживали свои территории, пытаясь даже их расширить. Так, осенью 1230 года фон Урслинген предпринял крупное наступление на Умбрийскую республику, но был остановлен коммунальной милицией, и, понеся потери, отступил обратно на восток. Чезаре I тем временем продолжал зачистку разбойников в Средней Италии, и начал постепенно занимать горные районы Тосканы, контролируемые феодальной вольницей. Кампания проходила достаточно успешно, и к 1232 году остатки этой вольницы были вынуждены отступить на восток, поступив на службу к Раймондо Убертини. Сам Убертини в это время вел тяжелую борьбу с Монтефельтро и подоспевшим ему на помощь Урслингеном, в которой чаша весов все более склонялась в сторону гибеллинов.

Сокрушительный удар несостоявшемуся герцогу Романьи нанесли, впрочем, не сторонники императора, а гвельфы, объединившиеся с Аццо VII д’Эсте и венецианцами. В 1232 году союзники пересекли реку По и захватили Феррару, воспользовавшись предательством части нобилитета. Аццо тут же объявил себя герцогом Феррары, а гвельфы провели в городе коронацию Джованни IV Алерамичи. На деле же это событие привело к тому, что контроль над торговлей по реке По перешел к венецианцам [2], которые запретили каким-либо морским кораблям кроме собственных заходить в порт Феррары, и перенаправили торговые потоки в свой родной город. И д’Эсте, и Джованни Алерамичи не заметили, как стали марионеткой в руках Серениссимы [3]. Убертини же, потеряв Феррару, потерял и расположение романских коммун. Болонья сразу же перешла на сторону короны, и была занята войсками Чезаре I, Форли и Имола погрузились во внутренние усобицы, и устранились от участия в дальнейших событиях. В руках герцога Романьи остались лишь Равенна и Римини, но войск и ресурсов не хватало даже для их защиты. В конце концов, Убертини был вынужден встать на сторону, которую ненавидел меньше всего, и принес присягу Джованни IV. В результате этого гвельфы, враждебные Флорентийскому дому, закрепились на северо-востоке Романьи, и стали постепенно набирать силу. Правда, соседство с амбициозным Монтефельтрано да Монтефельтро привело к тому, что гвельфы сразу же увязли в борьбе с гибеллинами. Для борьбы с ними сторонники Джованни IV даже пошли на признание независимости Умбрийской республики, и заключили с ней союз, но смогли добиться этим лишь шаткого равновесия в борьбе.

Чезаре I тем временем завершал подготовку новой армии, которая должна была окончательно восстановить целостность Романьи. Наступление планировалось в 1234 году, но два крупных события сорвали эти планы короля. Во-первых, сильная, но обособленная коммуна Сан-Марино, и ранее не подчинявшаяся королевской власти до конца, заключила союз с Монтефельтро, и выступила в поддержку гибеллинов, что вновь склонило чашу весов в пользу сторонников императора в Романье. Используя коммуну как опору для последующего наступления, герцог Урбино между осенью 1233 и весной 1234 годов провел ряд крупных акций, и смог занять ряд городов, включая Равенну, Римини и Перуджу. Умбрийская республика распалась, появилась серьезная угроза вторжения в Тоскану. В это же время в Риме произошло крупное восстание горожан, спровоцированное папой Григорием IX, который попытался упразднить синьорию и ввести прямое управление городом. Будучи осажден в замке Святого Ангела, он запросил помощи у романцев, и потребовал вновь вернуть в Колизей романский гарнизон. В результате этого Чезаре I, имея серьезную угрозу на востоке, был вынужден отправлять войска на юг и подавлять мятеж, а затем пытаться примирить римскую коммуну с понтификом. Весь 1234 год оказался им потрачен зря, а деятельный Монтефельтро тем временем занял почти всю Умбрию, и явился под стены Ареццо, но был вынужден отступить, не имея сил для осады. В это же время Рейнольд фон Урслинген из Абруцци вторгся в Лацио, и занял ряд малых коммун на восточной границе, что уже представляло серьезную угрозу не только Романье, но и самому Риму.

В этих условиях Григорий IX предпочел забыть про попытки сдерживать и ослаблять вассальное ему королевство, и пошел на теснейшее сотрудничество с Чезаре I. Последовала череда массовых отлучений от церкви – коммуны Сан-Марино, всех романских гибеллинов, Монтефельтро и Урслингена, и даже Джованни IV вместе с радикальными гвельфами и Аццо д’Эсте. Романская армия, возглавляемая Джулиано Альдобрандески, провела в 1235-36 годах в Умбрии блестящую кампанию, разбив армию фон Урслингена, и вытеснив гибеллинов за Апеннинский хребет. Свободные коммуны Умбрии были ликвидированы, и возвращены под прямой контроль короны. Под шумок были заодно перебиты все местные разбойники и мародеры, с которыми совершенно не церемонились. Правда, в это же время свои успешные действия предприняла гвефльфско-венецианская армия под началом герцога д’Эсте, которая смогла занять Форли, Имолу и Болонью, отбив эти города у гибеллинов и лоялистов. Также гвельфы, построили ряд укреплений в болотах на правом берегу реки По, которые смогут удержать до самого конца войны, и по условиям мира эти земли отойдут Веронской марке, и станут спорной с Миланом территорией. При этом, правда, пришлось потратить немало средств, и венецианцы отказались дальше вкладывать в свой континентальный проект такие же солидные деньги, как и раньше, в результате чего Аццо д’Эсте и Раймондо Убертини пришлось перейти в глухую оборону, выдерживая к тому же мощные атаки североитальянских гибеллинов под началом Эццелино да Романо.

Именно в этот момент Фридрих II решил вернуться в Италию с большой армией, и силой решить раз и навсегда местные проблемы. Подготовка, длившаяся несколько лет, не ускользнула от внимания Рима и Флоренции, но они не могли ничего поделать из-за более близких проблем, и потому императорское наступление, начавшееся в 1237 году, принесло ему крупные успехи. Немаловажным фактором, обеспечившим победы императору, оказалось и огромное воинство, набранное из великого множества воинов различной национальности и верований – рядом с германскими рыцарями сражались сарацины и сицилийцы, наемники из Фландрии, Англии и других европейских государств. Ломбардская лига заключила союз с Венецией, но была разгромлена и понесла огромные потери. Сын венецианского дожа попал в плен и был позднее казнен, миланцы потеряли карроччо [4] – символ своей коммуны. В Кремоне Фридрих II отпраздновал триумф, а затем стал брать один итальянский город за другим. В 1238 году началась осада Брешии, на предложения Ломбардской лигой мира император отвечал лишь требованием безоговорочной и полной капитуляции. Не сомневаясь в своих возможностях, Фридрих в начале 1239 года присвоил своему любимому бастарду, Энцо, титул короля Романьи и Сардинии, тем самым напрямую бросив вызов Риму и Чезаре I, за что был отлучен от церкви Григорием IX. Озвучивались им и иные идеи – раз и навсегда ликвидировать Венецианскую республику, подчинить своей воле Рим и назначить нового папу, и укрепить империю настолько, насколько это было возможно. Для достижения этих целей у Фридриха II были и сила воли, и средства, и время.

Чезаре I прекрасно понимал, что вскоре император дойдет и до него, и что договориться с Фридрихом, закусившим удила, не получится. Тем не менее, для борьбы со столь серьезным противником ему требовалась вся Романья, и потому с 1236 года военные усилия королевства возросли многократно. Первыми это ощутили отлученные от церкви гвельфы и Джованни IV – королевская армия в конце 1236 года обрушилась на их владения, и за короткое время вернула под свой контроль все города, включая Феррару. Договор с Венецией был разорван к огромному восторгу горожан, и под давлением папы, и находясь под угрозой императора, Серениссима была вынуждена смириться с потерей контроля над устьем реки По, и восстановлением феррарского порта. Аццо д’Эсте бежал в свои владения, и временно перешел на сторону гибеллинов, прихватив за собой небольшой заболоченный кусочек Эмилии, а Убертини заковали в цепи, и заставили своим ходом идти во Флоренцию, где он был казнен как предатель. Войска гибеллинов, попытавшиеся вернуться в Умбрию, были разбиты, и вытеснены к побережью Адриатики. Монтефельтрано да Монтефельтро, самопровозглашенный герцог Урбино, был разбит в нескольких сражениях, и бежал через Анконы по морю на север, где влился в ряды императорского воинства, бросив своих людей на произвол судьбы. Рейнольд фон Урслинген вместе с сицилийскими баронами также потерпел поражение у Сполето, и был вынужден отступить на юг, к Неаполю, вслед за чем вся провинция Абруцци быстро вернулась под контроль короны. С отлученной от церкви коммуной Сан-Марино Чезаре I повелел поступать со всей строгостью и жестокостью. Немногочисленные ее защитники оказывали серьезное сопротивление, но, блокированные со всех сторон королевским воинством, несли потери и отступали. Все закончилось почти полной их гибелью и резней в столице, взятой штурмом в феврале 1240 года. Одна из старейших коммун Италии пала под натиском Романьи, и была раз и навсегда включена в состав государства [5].

Территориальная целостность Романьи была восстановлена, но ликовать было некогда – разобравшись с Брешией, Фридрих II повернул свое воинство на юг. Впервые со времен Фридриха Барбароссы романцам предстояло вновь столкнуться с силами императора Священной Римской империи, и никто не знал, каков будет исход этого противостояния.

вернуться к меню ↑

Четвертый период (1240-1251)

Глава XI. Окончание Романской Тридцатилетней войны (Pax Italica)

В августе 1240 года армия императора пересекла реку По и вторглась в Романью. Практически сразу отряд Эццелино да Романо взяли Феррару, а основные силы Фридриха II заняли Болонью, и двинулись на юг, беря один за другим города по дороге на Рим. Другой имперский отряд, возглавляемый Монтефельтрано да Монтефельтро, попытался пробиться через горы в Тоскану, но был остановлен королевской армией, разбит, и взят в плен вместе с остатками своего воинства. Как лицу, отлученному от церкви и предавшему корону Романьи, ему угрожала смерть, но герцог Урбино смог вымолить себе прощение у папы Григория IX и короля Чезаре I, и поступил к последнему на службу, понизив свой статус до графа и выплатив огромную компенсацию из личного имущества в королевскую казну. Правда, это был единственный крупный успех итальянских союзников – в остальном их преследовали неудачи. Чтобы сдержать продвижение императора, Чезаре I приказал применить тактику выжженной земли, но имперцы и без того занимались грабежами и насилиями, в результате чего провинция Марке и Умбрия стали подвергаться такому опустошению, последствия которого будут заметны вплоть до середины следующего столетия.

Папа Римский в 1241 году попытался собрать церковный собор с целью низложить императора, но Фридрих II узнал об этом, мобилизовал сицилийский флот, и после морского сражения взял в плен большинство приглашенных на собор представителей клира, что сорвало мероприятие. Разорив Умбрию, имперские войска вошли в Лацио. Сложилась реальная угроза Риму. Ситуация еще более усугубилась в августе, когда умер папа Григорий IX. Избрание его наследника вылилось в обширные дебаты между сторонниками императора и независимости церкви, и выбор кардиналов в результате пал на компромиссного кандидата, коим стал Целестин IV. Однако он пробыл понтификом лишь несколько недель, и умер в том же 1241 году. В Риме было неспокойно, в его окрестностях хозяйничали имперские войска – и вместо избрания следующего Папы Римского кардиналы попросту сбежали на север, во Флоренцию, под защиту Чезаре I. При этом в курии случился раскол, и следующего кандидата удалось избрать лишь в 1243 году.

Романцы тем временем вели упорные сражения, пытаясь не пустить имперцев в Тоскану. Это удавалось им с переменным успехом, зато другая армия, которую возглавил в 1242 году граф Монтефельтро, успешно возвращала контроль над коммунами провинции Романьи. Милосердие к бывшему гибеллину целиком окупалось, и на службе гвельфам он проявил себя еще более ярко, чем будучи вассалом императора. Гибеллиновские коммуны Форли и Имола были разгромлены, в рядах патрициев проведена масштабная чистка и ставшее уже традиционным «перемешивание» с лояльными короне родами, а власть в городах отдана пополанам. Фридрих II был вынужден метаться между необходимостью занимать города Лацио, и восстанавливать контроль над дорогами на север, в Германию, и основательно увяз в Италии. От решительного сражения с ним романцы уклонялись, но в постоянных мелких стычках силы Фридриха II постоянно изматывались. В конце концов, он в 1243 году отступил в Южную Италию, решив перегруппировать силы. Оставшиеся в Умбрии и Марке гарнизоны были достаточно быстро вытеснены оттуда отрядами Монтефельтро и Альдобрандески. Над опустошенной Умбрией вновь поднялись знамена с крестом и лилиями. Избранный в этом году Папа Римский, Иннокентий IV, заключил с императором перемирие, и на какое-то время война стихла.

Однако миру не суждено было продлиться долго. На переговорах об условиях окончательного мира обе стороны выдвигали заведомо невыполнимые условия, и Лионский собор, все же собранный в 1245 году, отлучил в третий раз Фридриха II, и низложил его как императора. И на сей раз заполыхала уже не только Италия, но и Германия, где подняли восстание оппозиционные Фридриху князья. Власть стала понемногу утекать из рук низложенного императора, даже с учетом того, что новые главы Священной Римской империи, избранные гвельфами, не могли сравниться с ним по силе и влиянию. Уже в том же году романцы смогли вытеснить имперцев из Абруцци, чем полностью восстановили контроль над своими территориями, а с 1246 года перешли в наступление на юг и север. К 1248 году были взяты Беневенто, Капуя и Неаполь, а северная армия разбила Эццелино да Романо, и вновь изгнала его на север от реки По, заодно спася от осады коммуну Пармы. Была ликвидирована еще одна угроза – Аццо д’Эсте, потеряв свои владения из-за экспансии да Романо и переоценив приоритеты, перешел на сторону гвельфов, и вместе с романцами вернул контроль над синьорией [6]. Несостоявшийся король Джованни IV был передан в руки людей Чезаре I, и насильно пострижен в монахи вслед за своим старшим, и более благоразумным братом. В 1247 году состоялась генеральная баталия между имперскими и гвельфскими силами, прямо под стенами той же Пармы. Несмотря на численное превосходство, Фридрих II был разбит, и отступил на восток. Спустя два года один из бастардов императора, Энцо, был взят в плен в одном из сражений, где находился вплоть до своей смерти в 1272 году. Сам Фридрих продолжил терять силы и влияние, пока в конце 1250 года не умер от дизентерии.

На этом война подошла к своему логическому завершению. Династия Гогенштауфенов разделилась на две части – в Германии родовыми владениями стал править Конрад IV, а в Сицилийском королевстве де-факто стал править еще один бастард Фридриха II, Манфред, будучи регентом при своем брате-короле. Оба они хотели скорее сохранить свои владения, чем продолжить политику отца, и главной угрозой этой своей цели видели Романью, которая брала один имперский город за другим. В результате этого еще не успели пройти 40 дней после смерти императора, как Манфред прислал во Флоренцию своих послов с предложениями мира. Чезаре I радушно принял их, так как тоже желал мира для своего государства, истощенного тремя десятилетиями войны. В результате этого уже в 1251 году между Гогенштауфенами и Флорентийским домом был заключен мир на 15 лет, а для его скрепления между внуком романского короля и дочерью Манфреда была заключена помолвка. Братья д’Арно, уже старые, но еще живые, были выданы романцам, и казнены за предательство и цареубийство. Помимо обмена пленными и торговых договоренностей, Сицилия также обязывалась выплатить Романье крупную сумму денег как компенсацию за причиненный ей ущерб. Сумма оказалась столь велика, что королевство не могло без серьезного напряжения выплатить ее, и потому уже в 1253 году договор был пересмотрен – в обмен на уменьшение выплат романским купцам на территории королевства предоставлялись дополнительные преференции. Сицилия, и без того сильно связанная с Романьей экономически, стала стремительно превращаться в часть единого хозяйственного организма, что еще принесет свои результаты к концу XIII века.

вернуться к меню ↑

Наконец-то мир

Лишь в 1251 году Чезаре I смог вздохнуть свободно, и считать себя бесспорным королем Романьи. Для этого он почти всю свою жизнь воевал, пускай и не на поле боя – но делая все, чтобы в сражениях его люди были хорошо вооружены, сыты и находились под командованием талантливых полководцев, для чего был даже помилован Монтефельтрано да Монтефельтро. Сама Романья пребывала в руинах, особенно Марке и Умбрия, основательно разоренные имперской армией. Романская лига была ликвидирована, и вся торговля сосредоточилась под эгидой государства, а Сенат был лишен собственной гвардии и того влияния, которое он имел при Джулио I Чезаре. Многие старые дома вымерли или лишились своего положения, а «наверх» пробились новые, амбициозные и способные люди, основавшие свои династии. Население Романьи сильно поредело, но масштабного упадка не последовало. Во многом благодаря деятельности Чезаре I экономика страны начала восстанавливаться уже в 1229 году, и спустя два десятилетия уже показывала впечатляющие результаты. Особенно преуспела в восстановлении старого и создании нового торговля, немногим уступало ей производство. Лишь с продовольственным обеспечением ситуация была далекой от ожидаемого, во многом из-за массового сокращения числа крестьян, но мир уже делал свое дело, и численность населения страны восстанавливалась.

Яркой иллюстрацией успеха Романьи при Чезаре I служит начало в 1253 году чеканки во Флоренции новой золотой монеты, флорина. В Западной Европе золотые монеты не чеканились со времен Римской империи, в основном из-за дефицита этого металла, но развитая сеть романской торговли позволила начать накопление золота, и процесс этот продолжался даже в условиях войны. В результате этого запасов в 1253 году оказалось достаточно, чтобы запустить чеканку новой золотой монеты. Вес ее находился в районе 3,537 грамма драгоценного металла, формально чистого, но из-за ограничений технологий XIII века имевшего примеси, и золото де-факто было примерно 980-986 пробы. Чеканка этой монеты сильно подняла международный престиж Романьи, и укрепила ее торговлю. Флорин стал не только знаком успешной экономики, но и самой стабильной европейской монетой – если серебрянные сольдо и денарии постоянно снижали свое содержание драгоценного металла [7], то флорин оставался практически неизменным всю историю своего существования, разделив почетный титул самой стабильной в мире монеты с венецианским дукатом, бывшим его копией.

Одной из проблем, ставшей основой Романской войны, стала неопределенность в законах наследования. Флорентийский дом придерживался салического права, но это не было нигде записано или четко сформулировано при создании государства, из-за чего принцесса Джулия получила возможность посадить своих сыновей на трон. Чезаре I в том же 1253 году решил эту проблему, издав новый закон о наследовании короны, который формулировал четкую линейку легитимных наследников. Согласно ему, женщины все же допускались к наследованию – но лишь после мужчин, причем линия, более близкая к последнему правителю, всегда пользовалась предпочтением перед дальней. Кроме того, правящий монарх имел право отрешить от наследства своего наследника, но лишь при наличии серьезных оснований. Таким образом корона Романьи могла перейти по женской линии к другому дому, даже в случае наличия мужских представителей Флорентийского дома, но также любой монарх обладал возможностью выбирать и контролировать наследников.

Еще одним вопросом, решенным в том же году, стал вопрос титулатуры в пределах Романьи. Во время войны многие узурпаторы провозгласили себя герцогами, дабы иметь политический вес в Италии, ибо титулы графов и маркизов (маркграфов) уже не давали того высокого статуса, который требовался суверенным владетелям. Дабы минимизировать угрозы, Чезаре I сделал герцогские титулы прерогативной исключительно правящей династии – сыновья, не наследовавшие корону Романьи, получали свои номинальные герцогства, и основывали младшие ветви правящего дома. В случае пресечения младшей ветви герцогский титул возвращался в королевский домен, в иных ситуациях мог наследоваться лишь в пределах государства. Также герцогский титул не подразумевал под собой никакого феодального владения с правом синьора, земли и производства даже у герцогом могли находиться лишь на правах аренды или частной собственности. Наследник короны по уже сложившейся традиции стал именоваться Принцем Римлян, хотя использовался также вариант с Принцем Рима. Королевский титул подразумевал помимо указания Романьи также Сардинию и Корсику, но использование любых других титулов кроме основного было чисто номинальным, так как государство Флорентийского дома все равно оставалось унитарным, и не делилось на отдельные короны.

В этих заботах прошли последние годы жизни Чезаре I. Перерабатывая, обходясь порой по нескольку суток без сна, плохо питаясь и переживая постоянный стресс, он подорвал свое здоровье. Если к 30 годам он выглядел уже как старик, то после 40 дня рождения многие задавались вопросом, почему король еще жив. Дряхлый, истощенный, не покидающий Флоренцию, он уже с 1251 года стал понемногу передавать свои дела наследнику, Джованни Чезаре, и больше молиться, чем работать над государственными делами. Впрочем, и молитвы доводилось читать реже, чем хотелось бы, ибо король тяжело болел. Судя по описаниям этих болезней, Чезаре I умудрился заболеть одновременно двумя типами рака – легких и гортани, из-за чего к концу жизни потерял голос и не мог свободно дышать. В конце концов, 24 января 1254 года он покинул этот мир, не дожив до своего 46 дня рождения несколько месяцев. Потомкам он оставил Романью без Корсики, но единую и укрепившуюся в достаточной степени, чтобы не повторять ошибки 1-й половины XIII века, превративших его правление в суровое испытание, которое Чезаре ди Джованни ди Пьетро ди Фиренце прошел с честью и достоинством, сделавших его не самым великим, но одним из самых значимых итальянских правителей Средневековья.

вернуться к меню ↑

Примечания

  1. В реале фон Урслинген был просто лишен титулов и должностей в Сицилийском королевстве, и отправился в Германию, где его следы затерялись.
  2. А это фактически вся торговля Северной Италии, и экспорт-импорт огромного количества товаров.
  3. Одно из названий Венецианской республики.
  4. Кароччо – это телега со знаменем коммуны, на которую иногда устанавливали всякие дополнительные украшательства. Защищали ее самые лучшие и самоотверженные воины, а потеря кароччо считалась огромным позором.
  5. Так что никаких карликовых государств в Италии, да. Такой вот я империалист.
  6. И суждено теперь реальным правителям Феррары и Модены быть правителями небольших княжеств, вассальных Венеции.
  7. Если к моменту введения флорин стоил 20 сольдо, т.е. полную счетную лиру, то в 1300 году флорин стоил уже 47 сольдо, и это при сохранявшемся соотношении ценности золота и серебра! Но и это был не рекорд – к 1500 году один флорин стоил уже аж 140 сольдо.

15
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
6 Цепочка комментария
9 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
8 Авторы комментариев
СЕЖarturpraetorStendec4W_ScharapowALL2 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Antares

++++++++++++++++

ser .

Что происходит на сайте? комментов меньше десятка за 12 часов!

ALL2
ALL2

Нужно больше альтернатив. И меньше реала. Даже про танки.

ser .

Согласен! припоминаю коллегу сталка, у которого была куча постов и все авторские с кучей идей отчасти нереальных но вызывавших много споров… но активу он не нравился… и вот итог — за полсуток десять комментов! никому не нужных и не интересных …

anzar

Что происходит на сайте? комментов меньше десятка за 12 часов!

Лето… а не все любим писать с телефона… Но читать- читаем)) +++

W_Scharapow

Я пашу как проклятый, времени на инет нет совсем. Только сейчас залез в сеть на полчаса.

ALL2
ALL2

На картинке, где Гогенштауфен идёт в атаку, у него поднят меч. А нам твердят, что основным оружием рыцаря было копьё.

Antares

Удивлен, что король дожил до окончания войны.

Stendec4
Stendec4

Возник вопрос: А какая вообще идеология у Романского государства?

СЕЖ

++++++
Да, тяжелая жизнь была у чезаре

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить