Выбор редакции

Глава VII. Романья и Фридрих I Барбаросса (Pax Italica)

19
9

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Продолжаю публиковать свой альт-исторический цикл Pax Italica, и сегодня я продолжу рассказ о правлении Джулио I Чезаре ди Фиренце. Речь пойдет о внутренней политике, и войнах первого периода его правления, коих на судьбу этого монарха выпадет с избытком.

Содержание

Внутренняя политика

Глава VII. Романья и Фридрих I Барбаросса (Pax Italica)

Провинции Италии при Джулио I Чезаре

Период правления Джулио I Чезаре занял 52 года – с 1146 по 1198 годы. На этот период пришлось великое множество внешних потрясений для государства, но нередкими стали и потрясения внутренние. Уже в 1148 году, пользуясь тем, что король покинул Италию и отправился в крестовый поход, вновь подняли восстание сардинцы. Королева Аделасия, правившая вместо мужа, еще не получив весточку от супруга, набрала норманнских наемников в Сицилийском королевстве своего отца, и бросила их против мятежников. Романцы не были ангелами, но норманны значительно превзошли их в масштабах подавления мятежа. По разным оценкам, погибли от 15 до 40 тысяч человек, многие селения были разграблены и сожжены. В 1150 году наемники покинули окончательно присмиревшую Сардинию. Джулио Чезаре, вернувшийся из похода, похвалил супругу за решительные меры, предпринятые в подавлении мятежа, заодно устроив разнос тем консулам, которые пытались помешать ее действиям. Сардинское восстание стало самым крупным крестьянским мятежом до начала XIII века, но были и другие, меньшие по масштабам. Происходили они на Корсике, в Тоскане и Марке, но спровоцированы были в основном злоупотреблениями местных феодалов или горожан. Увеличение налогов в военное время спровоцировало лишь одно крестьянское выступление – в районе Терни, в 1165 году, которое было вскоре также подавлено силой. В целом же положение крестьян в правление Джулио Чезаре хоть и оставляло желать лучшего, но по меркам Европы того времени романский простой люд жил богаче, да и король избавил их от феодального гнета, что действовало на народ умиротворяюще. Крестьянское сословие в целом на протяжении всей 2-й половины XII века оставалось лояльным короне.

Куда более беспокойными оказалось сословие нобилей. Переселение их в города и лишение замков прошло в целом успешно, но далеко не быстро. Кроме того, многие вчерашние феодалы в городах стали мутить воду, и не просто конкурировать за власть и влияние с горожанами, а пытаться дестабилизировать ситуацию во всем государстве. Самым ярким примером стали нобили Феррары, которые во время войн с императором оказали ему самую прямую поддержку, и попытались отколоться от Романьи. Другой подобной проблемой стали многочисленные мелкие феодалы, контролировавшие предгорья в Романье, Марке, Умбрии и Абруцци. Они, как и города, не спешили признавать верховенство Флорентийского дома, а выгодные географические условия усложняли их силовое подчинение – горные крепости брать было сложнее, чем расположенные на равнинах или в холмах Тосканы. Во время войн с императором несколько раз эти горные феодалы собирались вместе, и совершали набеги на территории, контролируемые короной Романьи, а иногда даже координировали свои действия с норманнскими баронами. Особенно в этом отметились дворяне герцогства Сполето, чьи территории позднее были разделены между провинциями Марке, Умбрией и Абруцци. Несколько раз казалось, что юго-восточные территории Романьи будут потеряны, но лояльность городов вкупе с действиями самого Джулио Чезаре позволили удержать эти территории, и к концу столетия окончательно подавить сопротивление дворянской оппозиции.

В самих городах в это время тоже шла борьба. Формально противостоящие стороны разделились на гвельфов и гибеллинов, но чем дальше, тем меньше эти термины стали содержать в себе конкретные политические взгляды. Основной же конфликт имел социальный характер, и шел между двумя группами населения – пополанами и нобилями. После радикальной ликвидации феодальных владений и введения бюрократической администрации старая борьба патрициата с аристократией сошла на нет ввиду практически полного разгрома последней – титулованная знать больше не могла формировать достаточно влиятельное политическое движение в городах. Зато после переезда в город всего нобилитета, от рыцарей до титулованной знати, и уравнения в фактическом статусе всех их, рыцари, до того поддерживавшие патрициат, встали на сторону ослабленной аристократии, и сформировали сильное движение нобилей, которое требовало власть по происхождению и титулам. Им противостояли пополаны – купцы, цеховики, хозяева производств и вообще держатели крупных капиталов, за которыми стояли обычные горожане, не обладавшие политическими правами, но считавшие пополанов более близкими к себе. Они выступали за эгалитарную систему управления и получения власти, дабы она была у тех, кто заслужил ее своими действиями, а не просто родился в нужной семье. При этом даже деление на пополанов и нобилей было достаточно условным, ибо на стороне нобилей нередко выступали те купцы, которые стремились получить титул и рыцарство, а пополанов все еще поддерживали многие рыцари, которые в предыдущие годы успели «войти в долю» городского хозяйства, и считали себя более близкими к этой партии.

В разных городах, в зависимости от политической обстановки, пополаны и нобили по-разному причисляли себя к гвельфам и гибеллинам. К примеру, в Тоскане в городах пополаны причисляли себя к гвельфам, а нобили – к гибеллинам. В Лукке из-за этого пополаны, находившиеся у власти, избрали ориентацию на императора, и стали называть себя гибеллинами, в то время как местные дворяне стали гвельфами. После подчинения городов Марке и Абруцци местные пополаны причислили себя к гвельфам, а нобили – к гибеллинам, но во время войн с Фридрихом I Барбароссой стороны несколько раз менялись своими «знаменами», и пополаны, вчерашние гвельфы, сегодня уже могли вовсю лебезить перед императором, и заявлять о себе как о самых верных его сторонниках. Учитывая неспокойные времена, это противостояние нередко приводило к беспорядкам. Самым неспокойным регионом, конечно же, оказались восточные территории (герцогства Романья, Марке, Умбрия и Абруцци), но если брать отдельные города – то самой буйной стала Пиза. После чисток в начале столетия она де-факто стало кондоминиумом Романской лиги, и потому подвергалась влиянию всех ее городов. Местные пополаны-гвельфы и нобили-гибеллины с началом итальянских походов Фридриха Барбароссы быстро разнуздались, скатились к беспорядкам, и никакие попытки их усмирить не могли окончательно превратить конфликт. С 1170-х годов местные трения вообще стали выливаться в поножовщину с множеством трупов. Закончилось все тем, что в 1187 году пополаны устроили нобилям «алую ночь», перерезав всех, до кого смогли дотянуться. Узнав о бесчинствах в Пизе, наследный принц Пьетро провел в городе новые чистки, отправив старый состав партии пополанов вслед за теми, кого они так яро истребляли. На место истребленных или изгнанных семейств прибыли новые. Этим был вновь практически полностью обновлен состав городской политической элиты. Правда, победы «народной» партии это так и не отменило. В других же городах конфликты были не столь острыми, но также все чаще и чаще стали приводить к беспорядкам, которые постоянно отвлекали внимание короля Романьи и его сторонников.

Последних, к слову, было достаточно много практически во всех городах, и ее представителям и принадлежала фактическая власть в коммунах. Формировались городские ячейки королевской партии без оглядки на сословие или титулы – ее членами, как правило, становились наиболее полезные и способные члены высшего городского общества. По факту, именно она впитывала лучшие кадры и гвельфов, и гибеллинов, ставя их на службу королю. При этом королевская партия старалась не участвовать в конфликтах между гвельфами и гибеллинами, и была целиком поглощена управлением городами и их развитием. Из-за этого складывалась двойственная ситуация, на что обращали внимание в том числе и представители «буйных» движений, что периодически выливалось и в нападки на нее. Правда, в таких случаях нападающие явно подпитывались извне, или имели четкие антигосударственные настроения, в то время как их визави сразу же занимали сторону короля. Это не мешало им вскоре самим превратиться в «нападающих», и давить на сторонников королевской власти. Те достаточно успешно отбивали любые посягательства на них, пользуясь защитой монарха и юстициариев, но окончательно усмирить гвельфов и гибеллинов не могли. Не в состоянии это сделать оказался и сам Джулио I Чезаре. Это еще приведет к своим печальным последствиям в грядущие времена, но во 2-й половине XII века вся эта местечковая возня просто создавала не самые большие, но многочисленные и неприятные сложности в жизни Романьи и Флорентийского дома.

вернуться к меню ↑

Проблемы Святого Престола

Уже в 1146 году Джулио I Чезаре пришлось вмешиваться в дела Святого Престола, а именно отправлять войска в Тиволи, дабы помешать римской коммуне разрушить город. Джордано Пьерлеони, опасаясь вмешательства романцев, на время усмирил амбиции своих людей, но долго так продолжаться не могло. Сам же романский король отправился в крестовый поход, и лишь в начале 1150-х смог вновь вплотную заняться проблемой этого города. Папа Евгений III настойчиво требовал от него разобраться с римской коммуной, и в 1153 году Джулио I Чезаре двинул свое новое войско на Рим. Это было первой серьезной пробой пера обновленной романской армии, и в целом она показала неплохие результаты. Рим был взят, римскую коммуну разогнали, а Джордано Пьерлеоне вместе с основными сторонниками был подвергнут королевскому суду и казнен из-за решения разрушить Тиволи. Папа Евгений III вернулся в Рим… Но вскоре умер от старости. Пока избирали его наследника, Анастасия IV, в городе вновь начались волнения. На сей раз во главе их встали не местные патриции, а Арнольдо Брешианский – проповедник и ярый сторонник ревизии церкви, признанный еретиком. Коммуна возродилась вновь, и новый папа не смог с ней ничего сделать, опасаясь вновь призывать романцев.

В 1154 году Анастасий умер, и был избран новый папа, Адриан IV. К тому моменту Святой Престол вновь потерял контроль над Римом, и попытки вернуть его собственными силами закончились провалом. Лишь отлучение от церкви всего города в Великий пост 1155 года заставило римлян изгнать Арнольдо Брешианского, но посеянная им смута никуда не ушла. Когда в том же году германский король Фридрих I явился к городу для коронации императором, коммуна потребовала от него 5000 либр золота и подтверждения своих прав с его стороны [1]. Стоявшую рядом армию романского короля римляне вообще осыпали проклятиями. Однако король Германии отказался выполнить условия, силой занял Ватикан, и папа Адриан провел его коронацию. Свежеиспеченный император не отличался терпением, и когда возмущенные римляне ночью напали на его ставку, то Фридрих спустил с поводка свое войско, и учинил бойню. Погибших было много, но большая часть вооруженных римлян смогла не пустить на восточный берег Тибра немецких рыцарей, и села в плотную осаду. Император же не желал заниматься осадой города, и попросту ушел из Италии, оставив все как есть, и нарушив договоренности с папой о подавлении римской коммуны. Адриан IV, находившийся в Тиволи, был шокирован подобным предательством, но поделать ничего не мог, и был вынужден обратиться за помощью к Джулио Чезаре ди Фиренце.

К тому моменту политическое положение Романьи в Италии складывалось своеобразное. С императором удалось установить хорошие отношения, Фридрих I называл Джулио Чезаре ди Фиренце «братом», и самым лучшим своим вассалом, а романец видел в своем светском сюзерене идеал рыцарства и сильного правителя империи, однако политическая ситуация не давала этой дружбе перейти в крепкий союз. В это же время распался союз между Романьей и Сицилией – в 1154 году умер Рожер II из дома Отвилей, а его наследник, Вильгельм I Злой, не обладал навыками государственного управления, зато был неплохим рубакой и восточным деспотом, проявляя небывалую жестокость и содержа при своем дворе большой гарем (и оставаясь при этом христианином). Сразу же южноитальянские феодалы вновь усилили давление на пограничную романскую провинцию Абруцци, и начали ее методический захват. Правда, после этого бароны подняли восстание против короля, и им уже стало не до романцев, однако опасность сложилась серьезная. Это подтолкнуло осторожных Адриана IV и Джулио I Чезаре к сближению, и были заключены договоренности о теснейшем сотрудничестве.

Вскоре после этого романцы осадили Рим. В течении месяца горожане пытались обороняться, но из-за ограниченных запасов стали терпеть лишения. Король Романьи смог подкупить часть горожан, и те открыли его войскам ворота города. Джулио Чезаре не собирался устраивать расправу над горожанами, но когда из толпы в короля полетели камни – приговор городу был окончательно вынесен. Романские ланчьери прошлись огнем и копытами по улицам, убивая всех на своем пути. Впрочем, в отличие от германцев, перерезавших население правого берега Тибра, войска короля Романьи все же повели себя несколько более цивилизованно – город без приказа не грабился, а многие жители смогли спастись, уйдя в Колизей, или попросту сдавшись на милость победителей. Коммуна была разогнана, и город оказался в руках папы Адриана IV и Джулио I Чезаре. Король предложил понтифику преобразование городского управления по романскому принципу – с синьорией вместо непослушного сената, и подестой, назначаемым Святым Престолом. Папа согласился. В результате этого римская коммуна была не уничтожена, но преобразована, и приобрела новый вид. Приорами стали сторонники папы. Представители старой коммуны были подвергнуты репрессиям, частично изгнаны, а частично казнены, но в целом масштаб террора был очень небольшим. В Колизее вновь обосновался романский гарнизон, и бывший римский амфитеатр окончательно превратили в крепость. Город был замирен, и на какое-то время перестал быть проблемой.

Вслед за этим романцы во главе с королем обрушились на южноитальянских баронов, и молниеносно вытеснили их из Абруцци. Большинство из них предпочли заключить мир с Джулио Чезаре, и при посредничестве Папы Римского даже заключили союз с Флорентийским домом. Вскоре вся Кампания присягнула на верность Адриану IV. Правда, уже здесь между ним и королем Романьи начался раскол – Джулио Чезаре ожидал приращений собственной территории, но папа забрал все земли Кампании себе, и в ответ флорентиец увел свою армию на север. В результате этого защищать новые папские владения было некому, и уже в 1156 году на Кампанию обрушился Вильгельм I Сицилийский, с особой жестокостью расправлявшийся с врагами. Мятежные бароны умерщвлялись различными способами вместе с сыновьями, жены и дочери в лучшем случае отправлялись в королевский гарем, а в худшем – сдавались с простые публичные дома в качестве проституток [2]. Небольшая наемная папская армия была разбита и рассеяна, появилась угроза захвата Рима. Адриан IV запросил помощь у Джулио I Чезаре, и в знак примирения сделал два шага – канонизировал Матильду ди Каноссу, и даровал королям Романьи наследственный титул Princeps Romanum – Принца Рима. Само собой, что король Романьи не мог проигнорировать такую милость, и двинул войско на защиту города. Вильгельм I, имевший меньшее по численности войска, предпочел пойти на мирные переговоры, и при посредничестве Джулио Чезаре добился достаточно выгодных условий мира с папой, признав его верховенство.

Адриан IV умер в 1159 году. Из 29 кардиналов 26 избрали новым папой Александра III, но остальные трое имели поддержку императора Фридриха I Барбароссы, включая его наемников, находившихся в городе, и имперского представителя при Святом Престоле. Случился скандал – когда Александра уже облачали в папские ризы, один из трех кардиналов-оппозиционеров сорвал их с законно избранного папы, надел на себя, и сел на папский трон, провозгласив себя папой Виктором IV. Его тут же признал представитель императора, и поддержали германские наемники. Александр был вынужден бежать сначала в Колизей, под защиту романцев, а затем во Флоренцию. Почти весь католический мир признал папой именно его, но император официально поддержал Виктора IV. Началась схизма. Джулио I Чезаре пришлось выбирать, кому сохранять верность – императору или папе. С Фридрихом I Барбароссой его связывали определенные личные симпатии, но этого было мало, чтобы предать папу, с которым у него было куда больше интересов. В конце концов, выбор оказался очевиден и неизбежен – король Романьи, чьей святой обязанностью была защита интересов Рима, встал на сторону понтифика. Начиналась череда итальянских войн императора Фридриха I Барбароссы….

вернуться к меню ↑

Первая Итальянская война Фридриха I Барбароссы

Глава VII. Романья и Фридрих I Барбаросса (Pax Italica)

Фридрих I и Джулио I Чезаре впервые познакомились в 1155 году, когда германский король прибыл в Рим на коронацию. Романский монарх вместе со своим войском добровольно вызвался сопровождать его на коронацию, и там эти два правителя быстро поняли, что у них много общего. Оба имели явно рыцарственную натуру, оба стремились укрепить свою власть, оба обладали высоким интеллектом, и разделяли свои взгляды на многое. Когда Фридриха короновали императором, Джулио Чезаре торжественно подтвердил клятву своему сюзерену, а в ответ получил богатые дары, включая искусно изготовленный меч. В 1158 году император решил раз и навсегда подчинить себе города Северной Италии, и армия Романьи во главе с ее королем присоединилась к походу. Многое из действий немецких рыцарей не понравилось Джулио Чезаре, но своим императором он был целиком доволен, а Фридрих впечатлился романскими ланчьери. Однако в 1159 году романскому королю пришлось выбирать между императором и папой. Будь он просто имперским вассалом – то выбор был бы сделан в пользу Фридриха, но он был в первую очередь королем Романьи, а это накладывало определенные обязательства. И Джулио Чезаре отправил Барбароссе короткое, но понятное письмо: «Как герцог Романьи и ваш вассал, я горжусь тем, что служил такому императору, но как король Романьи я должен выполнять свой долг». Романская армия вскоре покинула императора, и ушла на юг, за реку По.

К этому моменту военные действия в Северной Италии уже шли. Императорская армия осаждала небольшой укрепленный город Кремону, который удалось взять в январе 1160 года. Фридрих I решил наказать выживших жителей, и приказал расселить их по округе, а сам город срыть до основания и никогда не восстанавливать. После этого император отбыл в Павию, и собрал там церковный собор, которым попытался легитимировать Виктора IV. Джулио I Чезаре, получив благословение Папы, собрал всех своих конных копейщиков, коих насчитывалось к тому моменту около 2 тысяч, и быстрым маршем двинулся на север, стремясь сорвать церковный собор. По пути к нему присоединились ополчения некоторых городов, в первую очередь Милана. Увы, союз между врагами императора был еще слишком шатким, короля Романьи не спешили признавать в качестве главы всей союзной армии, и потому рассчитывать пришлось лишь на собственные силы. В сражении у Павии ланчьери короля смогли сокрушить часть императорской армии, но затем были вынуждены отступить из-за угрозы окружения и больших потерь. Формально Джулио I Чезаре не выиграл это сражение, но сам факт того, что чья-то армия смогла разбить часть воинства империи, потеряв всего несколько десятков человек, послужил громкой заявкой на успех, которую услышали по всей Италии. Правда, коммуны Севера все равно решили проявить независимость, и отказались заключать с романцами союз. В результате этого у Фридриха I не появилось непреодолимых препятствий перед покорением Италии, и к 1162 году он почти завершил этот процесс. Милан, оказавший наиболее серьезное сопротивление, был также разрушен до основания, повторив судьбу Кремоны.

Джулио I Чезаре в это время был уже в Лацио. Поняв, что император увяз под Миланом, он собрал армию, заранее заготовил осадные орудия, и двинулся к Риму, занятому антиапой Виктором IV и германскими наемниками. Его союзником выступила римская коммуна, недовольная владычеством имперцев еще больше, чем претензиями папы; кроме того, в Риме все еще оставался небольшой гарнизон Колизея, который терпел немало лишений, но благодаря поддержке местных жителей продолжал держаться в крепости. Благодаря правильной подготовке и внезапности романцы с ходу смогли взять левобережную часть Рима, проломив за несколько дней брешь в стене города, и вытеснить германцев в Ватикан. Осада этой части города также не продлилась долго – германских наемников перебили, бежавшего антипапу арестовали, и передали в распоряжение Александра III, который оказался первым епископом Рима за многие десятилетия, которого горожане встречали с восторгом. Виктор IV был низложен, схизма прекращена. Счастливый понтифик возложил на голову романского короля золотой лавровый венок, и назвал его «вернейшим другом церкви» и «христианином, чье благочестие не может быть подвергнуто сомнениям». Освобождение Рима от сторонников императора оказалось крупной победой Джулио I Чезаре, но Фридрих I не особо опечалился этим событием, сразу же избрав нового антипапу – Пасхалия III. Правда, новый лже-папа остался в Германии, и никак не мог прибыть в Рим дабы закрепить свой статус, а уж о признании его остальной Европой не было и речи.

В 1163 году император решил организовать большой поход на Рим, дабы покарать своего мятежного вассала и папу Александра III за непокорность. Однако вместо этого ему пришлось вновь увязнуть в делах Северной Италии – Венеция, Верона, Виченца и Падуя сформировали лигу, и отказались пропускать через свои территории императора. Фридрих в ответ осадил Верону, но взять город не смог из-за того, что у феодального ополчения закончился срок службы, и то стало по частям отбывать домой. Именно в этот момент к городу прибыл Джулио I Чезаре со своими ланчьери, предварительно заключивший союз с венецианцами. Условия его были просты – романцы разбивают имперцев, венецианцы оплачивают их расходы, да еще и выделяют кругленькую сумму сверху. В распоряжении Фридриха I Барбароссы было в два раза больше войск, но часть из них разбрелась по округе, а часть, в первую очередь – те самые отслужившие свой срок феодалы, отказывалась сражаться. Тем не менее, император вывел свои силы в поле, и сразился в открытом бою с романцами. Исход сражения был неутешительным – великолепно маневрировавшие в сражении итальянские ланчьери без труда разбили германских феодалов и наемников, Фридрих I с горсткой людей бежал с поля боя. Потери германцев были велики, Джулио Чезаре ди Фиренце отделался потерей полутора сотен человек убитыми и ранеными. Даже враги романского короля были вынуждены признать за ним впечатляющую победу над императором.

Однако Фридрих I Барбаросса из дома Гогенштауфенов был не тем человеком, которого могло остановить одно поражение. Вскоре он вернулся в Италию с большой армией наемников, и весной 1165 года уже был у стен Рима, требуя выдать ему Александра III, и принять Пасхалия III как законного понтифика. Настроение римлян колебалось, некоторые предпочли пустить в город германцев, не подвергаясь осаде, но синьория вместе с Папой Римским была твердо уверена в том, что романский король не подведет. И он действительно не подвел – проведя мобилизацию всех возможных сил и средств своего королевства, он явился к городу, и 17 мая, в день Святой Матильды Каносской, его прабабки, дал императору сражение. Холмистая местность не благоприятствовала использовании конницы, да и у Фридриха I было значительное численное превосходство. Тем не менее, романцы атаковали первыми – эквиты спровоцировали атаку, а массы ланчьери, искусно маневрируя между холмами, били рассеянные германские дружины по частям. Битва оказалась отнюдь не простой, чисто погибших со стороны итальянцев исчислялось сотнями, среди них оказался и сенаторы Болоньи и Флоренции – но в конце концов победа оказалась на стороне Джулио I Чезаре. Германская армия была настолько сильно потрепана, что Фридрих I предпочел отступить, сняв осаду Рима [3]. Четырежды раненный, но оставшийся в строю романский король въехал в город под овации горожан, устроивших ему упрощенную версию триумфа. Победитель императора, защитник Рима, спаситель чести Италии, повергнувший варваров – эти почетные титулы и прочие восхваления сыпались в адрес короля со всех сторон.

Победа романцев у Рима активизировала антиимперские настроения в Северной Италии. Восстановленный Милан, а также многие соседние города заключили союз, и сформировали Ломбардскую лигу. Тут же был заключен союз с Джулио I Чезаре, которого наконец-то признали общим лидером, поддержку союзу выказали Венеция с Вероной, в результате чего против Фридриха I сформировалась мощная коалиция итальянских городов и государств. Объединив усилия, близ Кремоны союзники вновь разгромили императорскую армию, в сражении погибли многие германские рыцари. Сам император был вынужден бежать в Германию в чужой одежде, и едва не угодил в плен при переходе через горы к вооруженным отрядам Ломбардской лиги. В Германии он попытался вновь собрать войско, но целиком увяз в своих проблемах, и на достаточно продолжительное время к югу от Альп установился мир.

вернуться к меню ↑

Венеция и Византия

Отношения Венеции с Романьей в начале XII века были достаточно хорошими, но по мере роста могущества Романской торговой лиги венецианцы стали все более отрицательно относиться к своему большому южному соседу. Романские и венецианские торговцы конкурировали за торговлю с Востоком, противостояли друг другу при дворе ромейского императора, пытались делить сферы влияния в самой Италии. Так, Джулио I Чезаре, фактически контролируя крупные торговые потоки по реке По, укрепил город и порт Феррары, что стало приносить ему большие прибыли – но расположенная неподалеку Венеция восприняла укрепление романских позиций на реке отрицательно, и стала поддерживать дом д’Эсте, который претендовал на захват власти в городе. В случае его успеха венецианцы собрались добиться запреты захода торговых судов в Феррару, и перенаправления торговых потоков в свой родной город [4]. Существовала еще Анкона, подконтрольная Романье, и Генуя, отношения с которой у романцев складывались достаточно двойственно – стороны конфликтовали, но в случае столкновений с венецианцами как правило объединяли усилия. Потому союз с Венецией против императора оказался кратковременным – уже к концу 1160-х годов он распался, а Венеция стала планировать крупные кампании по подрыву романского торгового могущества в Средиземном море.

В это же время началось неожиданное сближение Романьи с Византией. Флоренция и Константинополь стали союзниками еще в начале десятилетия, в рамках антисицилийской коалиции, сформированной епископом Рима. После начала противостояния с императором Священной Римской империи ромейский василевс, Мануил I, поддержал Джулио I Чезаре, выделив средства на содержание его армии. Однако настоящее сближение началось после громких побед, одержанных над германскими полчищами в Северной Италии. Джулио I Чезаре заслужил репутацию гениального полководца, одерживавшего победы в меньшинстве, что положительно сказалось на его значимости в европейской политике. Уже в 1168 году в Константинополе был подписан отдельный договор, предоставлявший купцам Романской лиги особые привилегии, которые выдвигали их на первый план. Правители обменялись посольствами, и в 1169 году заключили отдельный союз, закрепив его династическим браком – старший сын Джулио Чезаре, Пьетро, женился на дочери Мануила I, Марии Комнине Порфирородной. Брак заключили в Константинополе, в присутствии обоих монархов, а также посланников Иерусалимского королевства – Джулио I Чезаре решился не только активизировать свою восточную политику, но и принять участие в отвоевании Леванта у мусульман в составе тройственного союза.

Поход начался в том же году. Целью его должен был стать Египет – крупный производитель зерна, что и было главной причиной выбора этого направления. Согласно предварительным договоренностям, византийцам должна была достаться прибрежная полоса земли, крестоносцам – внутренние районы, а вся торговля переходила в руки Романской лиги, чьи интересы защищал романский король. Само собой, что для столь благой цели города лиги раскошелились по полной, и потому войско имело хорошее обеспечение транспортом и боевыми судами на море, а также запасы и осадные орудия, изготовленные тосканскими мастерами. Благодаря авторитету короля римлян удалось мобилизовать значительные силы ордена госпитальеров. Общее командование взял на себя лично Мануил I, романской частью воинства командовал король Джулио I Чезаре, византийской – стратег Андроник Контостефан, крестоносцев возглавлял король Иерусалима, Амори I. Отдельным контингентом госпитальеров, подкрепленным наемниками, командовал Джулиано ди Фиренце. Само собой, что стороны быстро разругались, и во время первой же крупной осады города Дамьетта Амори I заключил мир с арабами, и увел свои войска. Колебались и госпитальеры. Однако все пошло по старому сценарию крестовых походов, в которых участвовали представители дома ди Фиренце – сначала крестоносцы ссорились между собой, а затем флорентийцы пытались спасти ситуацию. Так произошло и в этот раз – несмотря на конфликты с Андроником Контостефаном, василевсу и королю Романьи удалось сохранить единство своих сил, и осада продолжилась еще 2 месяца, после чего последовал решительный штурм, и город пал. Следующей целью крестоносцев стала Александрия, которая также была взята при активной блокаде с моря, и постоянным обстрелам из осадных орудий. Сил и возможностей хватало для продолжения похода, но здесь вмешалась политика – Джулио Чезаре окончательно разругался с Контостефаном, а великий визирь Египта, Салах ад-Дин Айюбид, ввиду грядущей войны с эмиром Дамаска, предпочел заключить с ромеями и романцами перемирие, и уступить захваченные крепости. Потоки египетского серебра потекли через византийские города, и на итальянских кораблях стали поступать в Европу. Это была большая победа [5].

После этого сын Джулио I Чезаре, Пьетро, остался в Константинополе, и стал активно укреплять свое положение в византийской политике. Причина этого была проста – Мануил I был уже стар, а его наследник, Алексей, только недавно родился, и легко мог лишиться отца до совершеннолетия – а в таком случае стране требовался регент. Таковым была избрана супруга Мануила, Мария Антиохийская, но женщине одной тяжело было управиться с ромейской политикой, тем более что ее авторитет был небольшим. Ей требовалась поддержка, желательно – не родственников Мануила, которые сами метили на корону ромейской империи. Выбор Пьетро II в качестве «правой руки» базилевса, и возможного будущего регента, был вполне удачным – уже в свои 18 лет он успел отличиться в крестовом походе, и завоевал симпатию со стороны ромейских военных и знати, отличался рассудительностью и дипломатическим тактом. При этом сам он был наследником короны Романьи, и не претендовал на корону Византии, хоть и получал определенные права в случае смерти Алексея. В Константинополе Пьетро получил титул цезаря, и быстро стал набирать популярность, умело используя интриги, дипломатию и популизм. В 1170-е годы он принимал участие в военных действиях против сельджуков, одержал ряд побед, и уже рассматривался не как помощник Марии Антиохийской при возможном регентстве, а непосредственно как будущий регент, хотя Мануил так и не решился утвердить это назначение. Его супруга, Мария Порфирородная, регулярно радовала супруга наследниками, и казалось, что впереди ромейско-романский союз ждет лишь укрепление.

Такое сближение категорически не понравилось трем сторонам – родственникам Мануила, которые сами хотели власти, консервативной православной элите, которая не желала сближения с латинянами, и венецианцам, которых категорически не устраивало усиление Романьи в торговых делах. Более того, дабы угодить зятю, Мануил I в 1172 году арестовал всех венецианцев, и запретил им вести торговые дела в Византии, что послужило для них сигналом к действиям. Начали складываться тайные договоренности, заговорщики точили кинжалы и готовились к перевороту. Однако первые две попытки, предпринятые в 1175 и 1178 годах, провалились. Третья была предпринята после смерти Мануила I в 1180 году, и также закончилась неудачей – Пьетро ди Фиренце с размахом подавил неудачный переворот. Тогда заговорщики во главе с братом Мануила, Андроником, подняли на восстание столичную чернь, и учинили резню всех латинян в городе, коих набиралось до 60 тысяч человек – за исключением арестованных венецианцев, конечно же. Десятки тысяч человек погибли, около 4 тысяч человек были взяты в плен и проданы в рабство мусульманам. Андронику удалось перехватить молодого императора Алексея II, и заставить его признать себя соправителем. Отряд венецианских наемников очень настойчиво пытался убить Пьетро II вместе с его семьей, но романский принц и его верные кустодии отбились, и на пизанском корабле покинули Константинополь. В следующем году Андроник убил Алексея, и объявил себя базилевсом. Джулио I Чезаре очень негативно воспринял произошедшее, но поделать ничего не мог – шла очередная крупная война с Фридрихом Барбароссой, да и Романья не могла меряться силами с ромеями [6]. О восстановлении своих позиций в Константинополе пришлось забыть, как и о торговых преференциях – новый базилевс хоть и не запретил романским кораблям торговать в своих портах, но сильно ограничил их права, предоставив полные привилегии венецианцам. Это было крупнейшее стратегическое поражение за все правление Джулио I Чезаре, а впереди были новые сражения….

вернуться к меню ↑

Примечания

  1. Еще одно яркое доказательство адекватности римской коммуны. Требовать в тех условиях контрибуции с короля в обмен на пропуск его в город на коронацию, когда рядом стоит большая армия – не самый разумный поступок.
  2. Синьор Гульельмо (итальянский вариант имени Вильгельм) знал толк в этих самых….
  3. В реале Фридрих завяз под Римом, в результате чего его войско задержалось у города на все лето. А летом в Риме свирепствуют малярийные комары…. В результате, понеся огромные потери от эпидемии, император увел свои войска на север.
  4. Что в самом деле случилось в 1240 году в суровом реале.
  5. Учитывая, что у мусульман в это время еще не закончился очередной виток усобиц, и даже Саладин в Египте еще чувствовал себя не очень прочно, отхватить лакомый кусочек при достаточном приложении усилий вполне возможно.
  6. Хотя было бы забавно объединить Романью с Византией. Или нет, потому как романцы увязли бы в ромейском болоте. Короче – возможная развилка внутри самой АИшки, которой я предпочту не воспользоваться.

8
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
СЕЖarturpraetorAntaresanzar Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
anzar

++++ Oсобенно понравился Египетский поход (хотя и немного скомканый)) и вообще восточная политика (хотя и АИшной))
небольшая опечатка:

Мануил I в 1172 году арестовал всех византийцев, и запретил им вести торговые дела в Византии, что послужило для них сигналом к действиям.

вероятно венецианцев…

Antares

Отлично, интересно, за карту спасибо!
++++++++++++++++++++++++++++

СЕЖ

+++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить