Выбор редакции

Глава I. Медичи и Великое герцогство Тосканское (Grandi Medici)

15
8

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Публикую пост, который может вызвать немало споров, непонимания и неприятия, так как он фактически означает старт еще одного альт-исторического проекта. На сей раз он будет связан со страной, которую ранее я затрагивал лишь косвенно – Италией, и начало будет положено в XVII веке. Главными действующими персонажами станет династия Медичи.

Содержание:

И еще один проект

Глава I. Медичи и Великое герцогство Тосканское (Grandi Medici)

Многие из вас зададутся вопросом – а какого ж лешего ты, уважаемый коллега Артур Праэтор, анонсировав недавно под-подцикл по альт-ПМВ в мире России Прагматической II, начинаешь еще один проект? Ответ на этот вопрос достаточно простой – я, знаете ли, устал от глобализма. Нет, не того современного глобализма, а объемов проработки своей России Прагматической. Причина кроется в самой России – она сама большая, в ней всего много, много чего надо прорабатывать…. И если я относительно спокойно дошел до 2-й половины XIX века, то дальше уже начались проблемы из-за масштабов. Особенно в свете детальной проработки ПМВ – этим сейчас занимаются два человека, и материала там придется перелопатить и написать немеряно. Короче, слишком много всего, слишком все глобально и эпично…. Я от такого утомляюсь немногим менее быстро, чем от чрезмерного отрыва от реала. Это не значит, что подпроект по ПМВ отодвинут на второй план – работы по нему идут, просто он сам по себе уж больно огромный. А душа тем временем просит чего-то скромненького, какого-то междусобойчика, относительно небольших, но все же интересных масштабов. Грешным делом подумал опять перезапустить Великую Испанию, но решил воздержаться – коллег я уже ею достал по самые эти, да и самому она приелась (что не мешает в каждой АИшке по другой стране затрагивать и Испанию, это уже диагноз). Потому на текущий момент работы распределяются следующим образом – для эпичности, масштабности и детальности проработки альт-ПМВ в мире России Прагматической II, а «для души» — теоретически небольшой проект, который в перспективе может обрасти куда большим количеством деталей, но будет делаться по принципу скромности и сдержанности, без излишнего глобализма и могучей Российской империи на востоке Европы. Хотя появление сильных держав в других местах земного шарика весьма вероятно.

Подопытным кроликом на сей раз служит Италия, но из-за проблем, которые я ранее расписал в отдельной статье, для обеспечения ее более раннего объединения, а также минимизации экономических проблем после завершения Рисорджименто, развилка будет взята гораздо раньше. Нет, ну а что? Иногда даже приятно описывать мышиную возню, а в раздробленной Италии нет ничего слишком уж масштабного, если конечно не превращать раннюю часть АИ в пересказ всех реальных событий, которые происходили там с участием местных грандов – Испании, Франции и Австрии. Таким образом, остается лишь определиться, какого подопытного, а именно – какое государство и династию взять для старта. Кандидатов, казалось бы, много, но всякие карликовые княжества, с разными д’Эсте и Маласпинами, имеют слишком маленький потенциал, чтобы оказаться в результате центром объединения Италии, и сыграть значительную роль в истории Италии не способны. Из грандов выбор тоже не простой – есть Савойя и Савойская династия, но это, в общем-то, суровый реал, и не интересно. Неаполь и Сицилия – привлекательный вариант, с неплохим демографическим потенциалом, но увы – придется брать развилку очень рано, еще до присоединения этих территорий к короне Арагона, а затем и Испании, иначе что-то выкроить там крайне сложно. Папская область? Неординарно, но мне столько не выкурить. Кто там у нас остается? «Золотые» итальянские династии Ренессанса? Кто там, Висконти? Слишком дальняя развилка. Сфорца? Делла Ровере? Чезаре и Лукреция Борджиа заделывают инцесторожденного ребенка, и тот становится королем Италии? Кто из них настолько интересен, чтобы браться за него? Кто из них перспективен и силен, чтобы в будущем возглавить Италию, а до того быть достаточно экономически успешными и прагматичными? Вы, наверное, уже догадываетесь, к чему я клоню. В АИшке, с традиционно моими «фишками» по части экономики, общества, строго национальными династиями, только одно семейство из Италии имело достаточный потенциал, только они в истории Италии зарекомендовали себя наиболее гибкими и успешными, хоть и сгинули достаточно быстро и бесславно, как только династия стала вырождаться, причем даже не генетически, а морально. Речь идет о Медичи, и именно с них и начнется мой новый проект.

вернуться к меню ↑

Расцвет династии Медичи

Глава I. Медичи и Великое герцогство Тосканское (Grandi Medici)

Козимо I де Медичи — 1-й великий герцог Тосканы

Династия Медичи, берущая свое начало еще в Средних веках, к XVI веку уже представляла собой достаточно могущественное семейство с множеством ветвей, завоевавшее доминирующее положение во Флоренции. В эпоху правления императора Карла V и войн между Священной Римской империей и Францией, которые проходили преимущественно на территории Италии, Флоренция много раз подвергалась насилиям, пока, наконец, Папа Римский не посадил править городом Алессандро Медичи – незаконнорожденного представителя старшей ветви, чья мать была чернокожей служанкой в доме его отца, Лоренцо II [1]. Его правление оказалось для Флоренции сущим наказанием – юноша оказался чрезмерно деспотичен, устроил террор против сторонников республики, вызвал ненависть со стороны простых жителей, чьих жен и дочерей он похищал и насиловал. После пяти лет правления, в 1537 году, Алессандро был убит, и старшая ветвь Медичи на этом фактически пресеклась – не было ни одного близкого родственника предыдущего правителя, которого можно было бы избрать новым герцогом. Однако городская элита уже привыкла к монархической форме правления, на ней же настаивали и Папа Римский вместе с императором. Потому было решено вызвать в город и сделать правителем представителя младшей ветви, Козимо, еще молодого и прославившегося только участием на пирушках, увлечением охотой и беготней за юбками – как считали флорентийцы, таким легкомысленным герцогом будет легко управлять.

Промашка вышла полная. Да, Козимо действительно вел себя до этого как легкомысленный юноша из богатенькой и знатной семьи, но с его наследственностью он не мог быть таковым вечно. Он был Медичи, а Медичи никогда не были простыми сами по себе; отцом Козимо являлся кондотьер и достаточно знаменитый полководец Джованни делле Банде Нере, а бабкой – еще более знаменитая Катерина Сфорца, «Львица Романьи», самая известная женщина всей Италии той эпохи, которую не сломили убийство первых двух мужей и затянувшаяся вражда с Римом. От них Козимо перенял много черт характера, в том числе и жажду власти. Потому, едва только он утвердился в качестве герцога во Флоренции, как сразу же избавился от советников и зависимости от кого-либо, и начал править единолично. Его тут же попытались свергнуть с помощью французов сторонники старых порядков, но их войско было разбито близ замка Монтемурло, лидеры мятежников схвачены, а затем казнены, и власть Козимо Медичи уже никто не оспаривал. Удачно женившись на дочери вице-короля Неаполя и заручившись его поддержкой, он стал системно укреплять свои позиции во Флоренции, а также подчиненные ему владения. Понимая, что его герцогство в любой момент может подвергнуться вторжению противника как с севера, так и с юга, он развил бурную строительную деятельность, строя и расширяя крепости, при этом стремясь достичь дружественных отношений с Папой и императором. При этом, используя «ползучую экспансию», он утвердил свое влияние в Романье, которая де-юре принадлежала Папе. В 1552 году он перешел в наступление и завоевал Сиену, значительно усилив собственное государство; спустя 5 лет император признал это завоевание, и территория республики вошла в состав Тосканского герцогства. Он же реформировал административный аппарат государства, сделав его вместо позднефеодального целиком чиновничьим; были реформированы суды, усилена городская стража, которая подавляла любые выступления против Козимо. В 1570 году он добился от Папы собственной коронации великим герцогом Тосканы, тем самым повысив собственный статус и заслужив признание всех своих предыдущих свершений. Оставив после себя многочисленных потомков, он умер в 1574 году, оставив после себя одно из сильнейших государств Северной Италии.

Вслед за этим последовало короткое правление Франческо I, сына Козимо I. Увы, природа, одарив отца, как следует отдохнула на сыне, и в целом он был слабовольным и посредственным правителе. Самостоятельная политика Тосканы была забыта, и он стал играть роль вассала своего зятя, императора Священной Римской империи. Он продолжал курс покровительства искусствам, которое было характерной династической чертой, но при этом выжимал все соки из населения непомерными налогами, выплачивая дань императору, и жестоко подавлял любое недовольство. Неудивительно, что против него созревало множество заговоров, и в 1587 году он внезапно умер. Лишь в XX веке, проведя исследование, итальянские ученые установят, что он умрет от малярии – болезни, от которой умерли также его мать и две сестры, а до того официальной точкой зрения историков будет версия об отравлении Франческо. Так как у него не было прямых наследников, новым великим герцогом стал Фердинандо I, который на тот момент являлся кардиналом. Отказываться от кардинальской шапки он не собирался вплоть до 1589 года, когда ему пришлось сделать это ради брака с Кристиной Лотарингской. В отличие от брата, он оказался прекрасным монархом, искренне считавшим, что забота о благополучии государства и своих поданных – его первейший долг. Фердинандо после короткого периода упадка вновь поднял могущество Медичи на высокий уровень, и список его свершений оказался поистине велик.

Он отстроил большой порт в Ливорно и объявил его свободным для евреев и еретиков городом, куда стали массово прибывать изгнанные недавно из Испании евреи. Были восстановлены суды и реформирована налоговая система, что сразу же облегчило положение простого народа. Для получения столь необходимых ему средств он создал сеть банков по всей Европе, которые хоть и не были реинкарнацией великого Banco dei Medici, но обеспечили ему стабильный доход, никак не связанный с собственно Тосканой [2]. Он строил судоходные и ирригационные каналы, что позволило значительно улучшить условия земледелия, и увеличить торговый оборот между Флоренцией и Пизой. Его покровительство искусству позволило начать развиваться итальянской опере и театру, а на площади Флоренции появилась великолепная статуя Козимо I. Во внешней политике Тоскана вновь стала независимой, и значительно сблизилась с Францией, особенно после коронации Анри IV, которому Фердинандо оказал значительную поддержку. Впрочем, французский король не выказывал особой благодарности, и тогда Тоскана вновь вернула хорошие отношения с Габсбургами, а наследник короны даже женился на представительнице этого рода, Марии Магдалине Австрийской, вместе с которой традиционно прилагалась и поддержка со стороны самой могущественной династии Европы. Он также приложил большие усилия для защиты берегов Тосканы от набегов мусульманских корсаров, и создал свой собственный флот, состоявший из легких парусных и парусно-гребных судов. При жизни Фердинандо I этот флот смог полностью прекратить набеги на берега Тосканы корсаров, и даже добился ряда значительных побед. Он же оказался первым итальянским правителем, который решил основать собственную колонию в Америке, к северу от дельты Амазонки, для чего был куплен корабль и нанят английский капитан по фамилии Торнтон. Великий герцог Тосканский умер в 1609 году, оставив после себя сильное государство, переживающее свой новый расцвет, и от его наследника зависело, продолжится ли этот расцвет, или герцогство быстро склонится в упадок.

вернуться к меню ↑

Козимо II де Медичи

Глава I. Медичи и Великое герцогство Тосканское (Grandi Medici)

Козимо II де Медичи и Мария Магдалина Австрийская

Козимо II, ставший великим герцогом после смерти своего отца, был достойным наследником своего отца, хоть и далеко не его копией. Во многом их взгляды различались – так, новый великий герцог сразу же отказался от идеи колонизации земель к северу от Амазонки, сочтя проект бесперспективным и слишком затратным для небольшой Тосканы. Воспитателем его был Галилео Галилей – выдающийся ученый и астроном, который в дальнейшем до конца своей жизни будет пользоваться защитой Козимо II и его наследника. Будучи весьма успешен в изучении дел научных, старший сын Фердинандо I также получил хорошее военное образование, включавшее полный курс подготовки итальянского рыцаря того времени. Его супруга, Мария Магдалина, оказалась весьма ценным приобретением как в плане поддержки со стороны императора, так и в плане личных навыков – она отлично дополняла хорошие черты своего мужа, и сглаживала негативные. Так, у Козимо абсолютно не сложилось с устройством браков своих родственников, в результате чего он потерял много времени и средств, а его сестры были вынуждены выйти замуж за не самых престижных правителей. Лишь благодаря вмешательству супруги его сын выгодно женился на Виттории делла Ровере, а дочь вышла замуж за эрцгерцога Фердинанда Карла Австрийского – эти два брака оказались единственными удачными, заключенными при жизни Козимо II. Но самым главным его недостатком было слабое здоровье – артрит и без того был семейной болезнью всех Медичи, так к ним со временем еще добавились язва желудка и чахотка. С начала 1620-х годов жизнь великого герцога оказалась связана с мучениями, каждый прожитый день становился тяжелой победой над недугами, но он не сдавался, и смог прожить до 1631 года, оставив после себя большое наследие [3].

Особое внимание сразу после восшествия на герцогский трон Козимо стал уделять флоту, который на тот момент был первейшей защитой итальянских государств от турок. Под началом адмирала Якопо Ингирами тосканские боевые суда не раз отражали набеги корсаров на Тоскану и участвовали в сражениях против турок в составе объединенных эскадр. Он перераспределил расходы своего отца, добившись большей эффективности вложений, а также улучшил работу сети банков, которые стали приносить достаточно внушительные прибыли. Активно развивалось образование и торговля – для обеспечения нужд последней пришлось расширить недавно отстроенный порт Ливорно, и сам город за счет притока поселенцев с каждым годом становился все большим по населению и площади. Развивались ремесла; были основаны текстильные мануфактуры, налажено производство шелка и фарфора, которые стали активно экспортироваться за границу. После длительного демографического застоя население герцогства стало увеличиваться, а после очередного голода Козимо занялся улучшением сельского хозяйства, расширив площади возделываемой земли и профинансировав расширение сети мелиорационных каналов.

Во внешней политике великий герцог лавировал между Испанией, Францией и Австрией, ведя себя независимо. Иногда это у него получалось, а иногда – нет. Так, в 1619 году он по требованию императора выставил за счет Тосканы полк солдат и отправил его воевать в разгорающейся Тридцатилетней войне, а также выделить дополнительные средства на его снабжение. В обмен на это император пообещал Тоскане княжество Пьомбино с Эльбой и драгоценными железными рудниками, однако обещание он это не выполнил, что вызвало серьезное охлаждение между Флоренцией и Веной. Сложными оказались и отношения с папой Урбаном VIII, который требовал начать преследовать еретиков и евреев в Тоскане, хотел совершить суд над Галилеем, и вообще выдвигал массу претензий к тосканцам. А в 1625 году начался кризис между Римом и Флоренцией, вызванный спором из-за герцогства Урбино – супруга наследника Козимо, Виттория делла Ровере, оказалась наследницей этого титула, но папа не желал уступать его территорию кому-либо, и в одностороннем порядке присоединил его территорию к своему государству. Сама Виттория была фанатичной католичкой и готова была отказаться от претензий на герцогство, да и великая герцогиня Мария Магдалина Австрийская придерживалась той же точки зрения, но Козимо II, видя прекрасную возможность расширить свои границы на севере, заупрямился, и строго-настрого запретил отказываться от Урбино всем, включая его наследника. Увы, при жизни этого великого герцога проблема так и не будет решена [4].

Уже к моменту прихода власти понимая, что он не жилец на этом свете, Козимо II стал активно использовать в управлении своих родственников и доверенных людей, контролируя при этом любые их действия. Он старался преобразовать правление Тосканой в семейное дело, где каждый был обязан работать на общее благо династии и государства. Получилось у него это спорно – включив в управленческий аппарат людей из разных династий, с разным воспитанием и восприятием мира, абсолютно разными ценностями, он лишь привел семью к внутреннему кризису. Особенно много проблем доставляла ему супруга, Мария Магдалина Австрийская, и невестка Виттория делла Ровере, хотя та была еще совсем малявкой, родившись в 1622 году. Обе были ревностными католичками и разделяли идеи контрреформации, и в то время, когда в Европе бушевала Тридцатилетняя война, они требовали изгнать протестантов и евреев из Тосканы, расширить полномочия Инквизиции, которая до того в стране практически бездействовала, и вообще соглашаться во всем с папой и императором. Также они всячески содействовали агрессивной экспансии церковников, начатую вместе с контрреформацией по всей Италии, которая выражалась во всем большем вмешательстве духовенства в светские дела, провоцировании народа на мятеж и погромы, решение земельных и имущественных споров в пользу церкви, и т.д. Все это было противно Козимо, и не соответствовало той парадигме государственного строительства, которая была заложена в Тоскану еще при создании великого герцогства. Наконец, часть семьи вместе с духовенством постоянно давили на него, требуя закрыть сеть банков, созданных под эгидой Медичи, так как благочестивому правителю нельзя было заниматься подобными делами, которые бесчестили его. Это постоянное давление, склоки, скандалы и интриги подточили и без того слабое здоровье великого герцога Козимо II, и в 1631 году он умер.

вернуться к меню ↑

Великий герцог Карло I де Медичи

Глава I. Медичи и Великое герцогство Тосканское (Grandi Medici)

Карло I де Медичи и Виттория делла Ровере. Вообще, это портрет Фердинандо II, старшего брата Джанкарло, но они настолько похожи, что я решил взять портрет брата в светском одеянии. а не самого Джанкарло в одеянии кардинала.

Самым подходящим словом, которое подходило для описания Джованни Карло (а в просторечье – Джанкарло) Медичи [5], старшего сына Козимо II, было слово «ушлый». Конечно, в первую очередь он был очень умным, сообразительным, образованным, имел великолепный эстетический вкус и тягу к искусству, активно занимался меценатством, скупал произведения искусств по всей Италии и создавал во Флоренции самую большую их коллекцию в Европе. Но все это мог бы уметь и любой другой человек, который в ситуации, в которой оказался Джанкарло, потерпел бы массу неудач и закончил жизнь в качестве главы государства, переживающего глубокий упадок. Именно ушлость позволяла ему выживать во Флоренции середины XVII века, когда со всех сторон осуществлялось давление на наго с целью превратить в марионетку. Того желала его мать, супруга, Папа Римский, император Священной Римской империи, немногочисленная, но строптивая флорентийская знать, и многие другие. Богатства Тосканы, накопленные его отцом и дедом, вызывали слишком много зависти и желания заполучить их, и сложно было уклоняться от всех заманчивых предложений, угроз и давления. Однако Джанкарло, после коронации приказавший именовать себя великим герцогом Карло I, умело уклонялся от всех этих угроз, и умудрялся проводить собственную политику, которая сводилась к двум простым вещам – сохранить и улучшить достижения предшественников, и добиться политической независимости Тосканы. При всем этом великий герцог умудрялся сохранять хорошие отношения практически со всеми своими оппонентами.

С детства он проявлял наибольший интерес к делам военным, и потому много времени провел в походах. Сформировав из тосканцев небольшую, но крепкую армию, он стал герцогом-кондотьером, служа наемником различным государям в обмен на круглые суммы денег, которые ложились во флорентийскую казну. Он лично возглавлял войска, которые участвовали в подавления восстания в Каталонии в Испании; командовал тосканским флотом, нанеся ряд поражения берберским и турецким пиратам; воевал в Тридцатилетней войне на стороне императора, зарекомендовав себя храбрым и умелым солдатом. В войне за Кастро между коалицией итальянских государств и Папой Римским он одержал победу благодаря своим молниеносным действиям, которые, помимо прочего, сильно сократили время войны и расходы на нее. На основе своего военного опыта он напишет обширный трактат о военном деле и его возможных перспективах развития, который окажет значительное влияние на развитие вооруженных сил Тосканы в будущем. Все это давало великому герцогу Карло блистательную славу рыцаря, защитника веры и вообще хорошего парня, благодаря чему папы римские и императоры неизменно выражали ему симпатии, и в целом поддерживали его начинания даже несмотря на определенные разногласия. Джанкарло вновь расширил деятельность сети тосканских банков для обеспечения своей казны средствами, попутно снизив налоги. Это оказалось не лишним – в 1630 году на Тоскану обрушилась эпидемия чумы, в результате которой погибла десятая часть ее населения. Великий герцог на год вовсе отменил всяческие налоги, довольствуясь средствами с найма и банков, и занялся улучшением санитарной обстановки в своем государстве – занятие весьма нетипичное для монарха того времени, если не знать об увлечениях герцога античностью, в том числе той частью архитектуры, которая касалась отхожих мест и канализации. В его правление все крупные города получили такую канализацию, или расширили старые системы еще времен римской империи. За это народ его безмерно любил, и в свете успехов предшественников в сознании поданных Медичи стала появляться черта, позднее названная тосканской верностью – т.е. беззаветной преданностью тем монархам, которые хотя бы немного заботились о простом народе.

Между тем, вопросы внешней политики были для Карло I весьма непростыми – в треугольнике Испания-Франция-Австрия становилось все теснее, и сохранять постоянно хорошие отношения со всеми крупными соседями было уже не так просто, как раньше. Пользуясь своими богатствами, он купил ряд мелких итальянских княжеств у их владельцев, расширив без единого выстрела территорию герцогства – в частности, среди его приобретений оказались графства Санта-Фиора и Понтремоли. Эти же деньги позволяли сохранять дружественные отношения с Папой Римским и императором, однако стоило только звону монет прекратиться, как они уже не вели себя столь дружелюбно с тосканцами. А вот отношения с французами стали улучшаться и без всякого привлечения финансов – в Париже заметили усиление Тосканы и ее амбиции, и решили использовать ее в качестве своего «агента влияния» в итальянских делах. Браки своих детей, которыми Джанкарло занимался лично, были заключены исключительно с французской знатью, причем все они обернулись в том числе солидной денежной прибылью, так как Бурбоны не скупились на приданное. Не поскупился на оное и кардинал Мазарини, который выдал одну из своих «мазаринеток» замуж за третьего сына великого герцога, принца Фердинандо. В результате этого политическое положение Тосканы в Европе значительно сдвинулось в сторону Франции, и к концу правления Карло I Флоренция уже заметно отдалилась от Вены и Мадрида. Причиной тому стали в том числе и разногласия Джанкарло с супругой, которая имела связи среди австрийцев и папистов, и вела с ними активную переписку, фактически шпионя в их пользу за своим вертким и непредсказуемым супругом.

Одним из главных достижений эпохи правления Карло I стало решение проблемы Урбино, причем с максимальной выгодой для Медичи. Еще в 1641 году амбициозный и коррумпированный папа Урбан VIII попытался захватить княжество Кастро, находившееся на границе с Тосканой, с помощью военной силы. Не желая подобного усиления Рима, итальянские государства собрались вместе, и разбили папскую армию, а вскоре после этого и сам Урбан умер. На его место был избран Иннокентий X, который нашел папскую казну в полном ничтожестве – предшественник умел тратить деньги, но не умел их зарабатывать, в результате чего набрал неимоверное количество долгов, и 80% годового дохода Папской области уходили на их погашение. Оставшихся средств едва хватало для поддержания государства на плаву, не говоря уже о каких-либо свершениях. Этим решил воспользоваться Карло, который еще на папских выборах оказал поддержку будущему Иннокентию X, а затем стал буквально шантажировать его, угрожая выкупить его долги. Требование тосканского герцога было простое – уступить Урбино, принадлежащее Медичи по праву, за что Карло соглашался даже выплатить некоторую сумму денег. Однако Иннокентий запросил слишком много, и тогда Карло стал действовать с помощью интриг и экономического давления. Дойдя почти до полного краха своей казны и экономики Папской области, Иннокентий согласился на переговоры, но на сей раз пунктов обе стороны выдвинули больше. Карло вдобавок к Урбино возжелал выкупить Романью и Феррару, где имелось значительные интересы тосканцев, и обладание которыми сулило значительные прибыли, а папа захотел добиться от Медичи уступок по Кастро и финансирования ряда его начинаний. В конце концов, в 1647 году договоренности были достигнуты [6]. Тоскана увеличила свою площадь практически в два раза, а Папа Римский вскоре смог разобраться с Кастро и поправить свою казну, выплатив большую часть долгов и ослабив экономический кризис в своих владениях. За это Иннокентия X, правда, чуть не свергли кардиналы, но деньги Медичи вновь решили проблему. Оставалось лишь дождаться признания императором подобной территориальной экспансии, что и было достигнуто в 1649 году.

вернуться к меню ↑

Личная жизнь Джанкарло Медичи

Глава I. Медичи и Великое герцогство Тосканское (Grandi Medici)

Палаццо Питти — резиденция великих герцогов Тосканы из двух династий, Медичи и Габсбургов-Лотарингских.

Личная жизнь Джанкарло де Медичи, великого герцога Карло I Тосканского, была полна скандалов, интриг и конфликтов. Причиной тому была чрезмерная любвеобильность самого герцога, которая плохо сочеталась с фанатичным католицизмом его супруги, Виттории делла Ровере. Их помолвка состоялась еще в 1623 году, когда Виттории исполнился всего год – она была воспитанницей матери и бабушки Джанкарло, и те считали ее весьма выгодной партией, зная о том, что она может унаследовать герцогство Урбино. Девочка росла во Флоренции и воспитывалась как ревностная католичка, чрезмерно привязанная ко всем внешним атрибутам веры, включая папство. Карло же с юношеских лет отличался легкостью поведения, и не собирался ждать совершеннолетия своей суженой. Еще перед свадьбой Виттория была шокирована, узнав о том, что Карло, бывший старше нее на 11 лет, уже имеет двух бастардов и трех любовниц только на постоянной основе. Более того, в день свадьбы у него родился третий бастард, Альберто Сальветти. Его мать, Маргарита Сальветти, была замужней женщиной, что не помешало Карло признать этого ребенка своим, и позволить ему воспитываться как его сыну, но под фамилией матери. Это все бесило Витторию, но после свадьбы она по закону стала фактически собственностью своего мужа, и тот пользовался этим на полную, стремясь наделать наследников, хотя, по слухам, его супруга каждый вечер устраивала ему истерики и сопротивлялась до последнего, не желая делить с ним ложе.

После рождения первенца, Козимо, герцог на какое-то время перестал ходить на сторону, но в 1647 году возобновил свои увлечения, окончательно рассорившись с супругой, которая принялась строчить доносы на него в Вену и Рим. Ее супруг знал обо всех письмах, и перехватывал наиболее возмутительные, но вообще эта деятельность скорее забавляла его, чем злила. При этом в своих сторонних связях Джанкарло не чурался проводить ночи и с простолюдинками, ряд из которых он затем одарил деньгами и выдал замуж за мелких дворян или доверенных ему людей. А в 1655 году он, будучи проездом в Риме, встретил новообращенную в католичество Марию Алессандру, урожденную Кристину Шведскую, дочь великого Густава II Адольфа. Уделив ей немного внимания, он вскружил голову принцессе, а затем и сам в нее влюбился, в результате чего Рим они покинули вдвоем [7]. Виттория делла Ровере, законная супруга Джанкарло, была изолирована в загородной вилле, но вскоре умудрилась бежать в Рим, и стала уговаривать Папу Римского как-то повлиять на Джанкарло. Но Джанкарло было плевать и на Папу, и на свою законную супругу – он, перестав ходить «налево», отныне жил со своей эксцентричной любовницей Марией Алессандрой, бывшей Кристиной Шведской, и она умудрилась родить ему еще двух детей, сына и дочь, при этом став хорошей мачехой остальным детям герцога. Умер Карло I в 1663 году, в окружении предметов искусства, художников, поэтов, скульпторов, детей и любимой Алессандры, которой он, в отличие от законной жены, никогда не изменял.

Столь бурная личная жизнь великого герцога породила многочисленное потомство. Считается, что всего у него родились 29 детей, включая законных, легитимизированных и незаконных. Имена большинства из них неизвестны, хотя есть теории, что ряд мелких дворянских родов Тосканы берет начало именно от этих бастардов. От брака с Витторией делла Ровере у него родились:

  • Козимо (1640-1699), принц и наследник. Женился на Маргарите Луизе Орлеанской.
  • Лоренцо (1642-1692), меценат и полководец. Женился на Елизавете Маргарите Орлеанской. То, что его невеста оказалась горбатой, ничуть не помешало Лоренцо зачать с ней восьмерых детей.
  • Фердинандо (1645-1703), флотоводец и исследователь, покровитель науки, 1-й гранд-адмирал Тосканы. Стал известен благодаря своей фанатичной страсти к морю, в мирное время предпочитал путешествовать на своем личном корабле по Европе. Отличался эксцентричным нравом. Женат на Гортензии Манчини, такой же эксцентричной и взбалмошной женщине. Несмотря на многочисленные измены обоих супругов брак оказался счастливым, оставив многочисленное потомство.
  • Мариана Виттория (1645-1701), единственная законная дочь Джанкарло Медичи. Вышла замуж за Луи Жозефа де Гиза, будучи на 5 лет его старше. В возрасте 26 лет овдовела, стала любовницей Людовика XIV. В 1677 году вернулась в Тоскану, где оставалась одной из самых верных сторонниц своего правящего брата, посредницей в его общении с королем Франции.

От связи с замужней Маргаритой Сальветти родился один бастард, официально признанный как сын великого герцога, носил фамилию матери:

  • Алессандро Сальветти (1637-1702), самый старший из известных детей великого герцога. Воспитывался в семье, с детства проявил большие способности к точным наукам и финансовым делам. Стал одним из авторов будущего могущества Тосканы, основателем влиятельного и богатого Флорентийского банка, более известного под неофициальным названием Banco dei Medici.

От связи с Марией Алессандрой (Кристиной) Шведской родились двое детей, официально признанных герцогом. Формально они были претендентами на корону Швеции, но из-за их католического вероисповедания не могли выдвигать претензии на нее, и не рассматривались в качестве вероятных кандидатов никем, включая родителей. Оба ребенка носили фамилию отца и считались аристократами:

  • Джованни Карло (1657-1713), пошел по линии церковной службы, отстаивал в Риме интересы Тосканы. Дослужился до сана кардинала, имел большое влияние на двух римских пап – Иннокентия XII и Климента XI.
  • Алессандра (1659-1689), любимая дочь великого герцога. Отец предоставил ей самостоятельный выбор женихов, однако она за свою жизнь не приняла ни одного предложения о браке, оставшись незамужней – по слухам, из-за своей нетрадиционной ориентации. Жила по Флоренции и Ферраре, в последней поспособствовала новому буму культуры и искусств. Сама занималась живописью, часто позировала для скульпторов и художников, в том числе в обнаженном виде. Осталась известна как одна из самых скандальных и эксцентричных женщин Италии XVII века. Умерла от чахотки в возрасте 30 лет.

По иронии судьбы, именно Джанкарло Медичи, который подобными вопросами специально никогда не занимался, удалось осуществить мечту своего отца, Козимо II, и сделать из семьи сообщество, объединенное общими целями и верностью друг другу. Любой человек, даже родственник, который пытался внести конфликт в семью или действовать против ее интересов, фактически изгонялся из нее, как это произошло с законной супругой Джанкарло, Витторией делла Ровере. Его дети от трех разных женщин, с различием в возрасте до 19 лет, оставались дружными на протяжении всей своей жизни, сохраняя верность друг другу и целям Медичи. Это обеспечило хороший задел на будущее для всей Тосканы – великое герцогство развивалось без острых династических кризисов, с четко работающей властью хотя бы на самом высшем уровне [8]. Случись на троне государства посредственный монарх – это компенсировалось бы его ближайшими родственниками и сподвижниками, и лишь при полном вырождении династии Медичи Тоскану ожидал упадок и забвение в качестве значимой силы на карте Италии. Таково было главное наследие Джованни Карло I де Медичи, одного из самых неоднозначных и спорных правителей государства за всю его историю, который оставил страну не только в расцвете сил, но и с немалыми долгами, вызванными неумеренностью в тратах на искусство и архитектуру. Впрочем, эту проблему предстояло решать уже его наследнику.

вернуться к меню ↑

Примечания

  1. Алессандро считается первым темнокожим европейским правителем, хотя насколько он был темнокож достоверно неизвестно.
  2. Увы, подробностей деятельности этих банков я не нашел, кроме того, что они приносили стабильные доходы, и были упразднены неудачливыми потомками в XVII веке, под давлением Папы и духовенства. Учитывая деловую хватку Медичи, интернациональный характер деятельности этих банков и новую организацию оных, у них был большой потенциал в плане обеспечения Тосканы средствами, но увы – не сложилось.
  3. Собственно, только здесь начинается сама АИшка – все, что рассказано до этой точки, является суровым реалом. Более того, начало правления Козимо II также является вполне реальным, но в реале он умер в 1621 году, оставив малолетнего сына, и сразу после этого в Тоскане началась беда из-за утвердившейся власти «бабьего царства», которое положило конец и самой Тоскане как центру Ренессанса и Просвещения, так и династии Медичи как лидеров этих процессов – все последующие великие герцоги будут слабыми, фанатичными католиками, воспитанными матерями в духе Контрреформации и строгости.
  4. В реальности регентша Мария Магдалина уже в 1625 году отказалась от претензий на Урбино от лица малолетней Виттории, которая находилась во Флоренции у нее на воспитании. Учитывая, что папство в это время находилось в большом кризисе, не имея средств и союзников, добиться присоединения Урбино к Тоскане не было бы проблемой, и это поддержали бы в Вене – но, увы и ах, когда регентша воспитана в фанатичном преклонении перед всеми внешними атрибутами католичества, включая папство, иного исхода и быть не может.
  5. В действительности он является вторым сыном Козимо II, ставшим кардиналом. Первый сын, ставший реальным великим герцогом Фердинандо II, довольно слабым и неумелым, в АИ умирает в 1621 году вместо своего отца от чахотки в возрасте 11 лет. Характер Джанкарло и его способности целиком повторяют реальные.
  6. Отхватить подобный жирный кусень можно именно в это время, и именно при таких раскладах. Дело в том, что земли и титулы в Италии даже в XVII веке покупались с легкостью, нередко войны начинались ради того, чтобы затем продать какое-то мелкое княжество новому владельцу. Тоскана в свое время уже боролась за Романью и Феррару, но безрезультатно – а в середине XVII века появляется уникальная возможность взять эти территории под свой контроль за деньги, угрожая при этом Риму военным вмешательством. На большую войну у Рима после Кастро денег нет, у него вообще на тот момент нет никаких средств на существование – и потому продажа части территорий плюс займы у богатейшего семейства в Италии могут помочь папам избежать краха. Империя также не будет против такого исхода – отношения Рима с Веной после окончания Тридцатилетней войны были весьма напряженными, и возникновение буферной зоны между этими двумя странами всегда было в интересах австрийцев.
  7. Почти реальный эпизод – Джанкарло, будучи кардиналом, был назначен ее духовником и воспитателем в делах католичества, но проявил слишком большую прыть, пытаясь затащить бывшую королеву Швеции в постель, причем та даже не особо сопротивлялась. Папа, узнав об этом, тут же отправил Джанкарло обратно во Флоренцию, мотивировав это тем, что 40-летний кардинал еще слишком молодой для работы с новообращенными.
  8. Эдакая итальянская версия Габсбургов, которые редко позволяли себе внутрисемейные конфликты, действуя сугубо в интересах династии.

17
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
6 Цепочка комментария
11 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
7 Авторы комментариев
СЕЖarturpraetorChugaysterromm03NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
boroda

Всегда с огромным удовольствием читаю ваши АИшки. Хороший слог, интересный взгляд на вещи но есть и недостатки.
На мой взгляд слишком много детерминизма.
Ну и второе было бы не плохо сопровождать повествование картами они на много важнее на мой взгляд, чем изображения того или иного исторического деятеля.
Что касается итальянской страны для прокачки, то тут мне кажется более перспективным является Милан.
Ну и последнее, это как пожелание на будущее, хотелось бы увидеть рассказы о совсем уже альтернативных странах, например о Бургундии или Моравии или о чём то в этом роде. Среди немцев было интересно раскачать например Баварию или Саксонию.

byakin

++++++++++++++++++++++++++++++

уважаемый коллега, рад вашему новому циклу и единственный вопрос: в каком веке тоскана объединит италию?

NF

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Со слов тех, кто посетил эту резиденцию-это просто какая то сказка.

romm03

Спасибо за интересную тему!!!

Chugayster
Chugayster

Интересный проект. АИ по Италии нас не балуют.

СЕЖ

+++++
Да коллега, у вас масштабный цикл за следующим масштабным циклом.
Испания, Россия, Италия, кто будет следующим?
Или наоборот — Австрию развалите раньше (что бы сразу сделать несколько стран величественнее)?

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить