Глава 2. Дорога к Мидуэю. (Часть I)

0
0

 

Интересный цикл статей из жж уважаемого Николая Колядко ака midnike.

Ранним утром 7 декабря 1941 г. по времени западного полушария (8 декабря по времени восточного) вооружённые силы Дай Ниппон Тэйкоку – Великой Японской империи – без объявления войны начали боевые действия против Соединённых Штатов Америки, Британского Содружества наций и Королевства Нидерландов. На следующий день США, страны Британского Содружества и Нидерланды объявили войну Японии. Ещё через день правительство Китая объявило войну Германии и Италии, затем – Японии [1]. 11 декабря Германская империя и Королевство Италия объявили войну США [2]. Два военных конфликта, уже не первый год полыхавших в противоположных концах Евразии, объединились, наконец, в один, охвативший уже бóльшую часть планеты и вошедший в историю как Вторая мировая война.

Комплекс политических, экономических и военных причин, а также последовательность событий, приведших Японскую империю к этой войне, описаны во множестве работ и до сих пор вызывают многочисленные споры. Поэтому оставим эти вопросы (а также их оценки и дискуссии по их поводу) специалистам в области политической истории. Вместо этого вспомним те конкретные военные цели и задачи, что ставило перед своими вооружёнными силами японское правительство, принимая решение о начале боевых действий, а также развитие событий на первом этапе Тихоокеанской войны. Словом, всё то, что в конечном счёте и привело к сражению при Мидуэе.

Глава 2. Дорога к Мидуэю. (Часть I)

Цель 1: Завершение войны с Китаем

Как часто случалось в истории, основной целью новой войны было, прежде всего, обеспечение победоносного завершения уже ведущейся. Развязав летом 1937 г. войну с Китаем, японцы уже к концу года фактически разгромили Национально-революционную армию, подчинявшуюся правительству Гоминьдана [3]. Китайцы потеряли в этих боях практически все танки, авиацию и флот. Были захвачены наиболее экономически развитые северо-восточные провинции Китая, включая такие важные центры, как Пекин, Шанхай и тогдашняя столица Китайской республики – Нанкин. Тем не менее, поставить убедительную точку в «китайском инциденте», как скромно именовали этот конфликт в Японии, не удалось – уцелевшие части армии Гоминьдана и отряды Компартии Китая отступили вглубь страны и продолжили сопротивление. Хотя общее преимущество, без сомнения, принадлежало японцам, вскоре стало очевидным, что китайские вооружённые силы смогут вести боевые действия ещё очень и очень долго. Но, лишённые основной промышленной базы, они серьёзно зависели от снабжения извне.

Военную помощь Китаю, как материальную, так и военными специалистами, оказывали СССР, США, Великобритания, Франция – словом, страны, имевшие собственные интересы в Восточной Азии, а поэтому совершенно незаинтересованные в усилении японских позиций в этом регионе. Поскольку все крупные китайские морские порты были захвачены японцами, поставки осуществлялись по трём сухопутным маршрутам: через советско-китайскую границу в Казахстане («Синьцзянский тракт»), через французский Индокитай (нынешние Вьетнам, Лаос и Камбоджа), а также через принадлежавшую Великобритании Бирму (нынешняя Мьянма).

С началом Второй мировой войны в Европе, Советский Союз начал сворачивать программу военной помощи Китаю – обстановка на западных границах уже не позволяла распылять силы. В 1940 г. настала очередь Франции – после её капитуляции правительство маршала Петэна было вынуждено подписать соглашение о прекращении транзита военных грузов по Китайско-вьетнамской железной дороге, а к концу года ещё и согласиться на введение японских войск в северный Индокитай.

Таким образом, к 1941 г. последним каналом внешнего снабжения китайского правительства оставалась «Бирманская дорога», перерезав которую, японские армейские стратеги, сильно переоценивавшие её значение, надеялись завершить, наконец, свою затянувшуюся китайскую авантюру. В другой военно-политической обстановке они, скорей всего, не решились бы на такой шаг, но в тот момент Великобритания, занятая войной в Европе, Северной Африке и Атлан­тическом океане, не имела возможности серьёзно усилить ни свой Восточный флот, ни войска, защищавшие Малайю и Бирму.

Цель 2: Захват ресурсов

Ещё одним следствием японо-китайской войны стали экономические санкции, наложенные на Японию Соединёнными Штатами и их союзниками. Действовавшие с 1940 г. ограничения запрещали поставки из США в Японию самолётов, авиационных двигателей и запчастей, металлообрабатывающих станков, высокооктанового бензина, а также стального и железного лома. 26 июля 1941 г., в ответ на японскую оккупацию уже и южного Индокитая, санкции были максимально ужесточены. Были заморожены все японские вклады в банках США, Нидерландов и Великобритании, а кроме того, эти страны ввели эмбарго на поставки в Японию любых стратегических материалов, включая сырую нефть и нефтепродукты.

Для страны, импортировавшей до 70% потребляемой нефти, это было серьёзным ударом. Фактически, Японская империя была поставлена перед жёстким выбором: либо подчиниться требованиям США и их союзников и вывести войска из Индокитая – «потерять лицо» (а заодно и расстаться с надеждами на успешное завершение войны с Китаем), либо попытаться захватить необходимые ей ресурсы – и прежде всего нефть – силой [4].

Выбор упрощало ещё и то, что эти ресурсы находились совсем рядом, в Голландской Ост-Индии (нынешняя Индонезия), где имелись нефтяные месторождения, а также такие важные стратегические материалы, как олово и натуральный каучук. Тем более, что все эти богатства представлялись японцам наполовину «бесхозными». Голландская метрополия была оккупирована союзной Японии Германией (королева Нидерландов и правительство в изгнании находились в Лондоне), и поэтому также не имела возможности усилить войска и флот, защищавшие заморские колонии.

Цель 3: Создание оборонительного периметра

Новые владения Японии требовалось не только захватить, но и удержать, защитить их от возможных контратак противника с любого направления. В качестве «предполья» этой обороны японцы планировали использовать цепочку из морских и авиационных баз, расположенных на островах, окружавших Дай-тоа Кёэкэн – «Великую восточноазиатскую сферу взаимного процветания» – как пышно именовали в Японии свою будущую колониальную империю.

Восточный участок этого оборонительного периметра начинался на севере Курильской гряды и должен был проходить далее на юго-восток, до Маршалловых островов. Юго-западный участок должен был состоять из архипелага Бисмарка, северной части Соломоновых островов и о. Новая Гвинея, затем, через о. Тимор, соединяться с западными островами Голландской Ост-Индии – Явой и Суматрой, и далее, через Андоманские острова, заканчиваться у берегов Бирмы. Но если Курилы и Маршалловы острова уже принадлежали Японии, то остальные элементы будущего оборонительного периметра были колониями или подмандатными территориями Великобритании, Австралии и Нидерландов, и их следовало сначала захватить.

Цель 4: Нейтрализация угрозы со стороны США

Как нетрудно заметить, ни одна из основных целей японского вторжения не затрагивала владений Соединённых Штатов в этом регионе, равно как и не существовало каких-либо международных договоров, обязывающих США выступить на стороне Великобритании или Нидерландов в случае агрессии против них. Таким образом, у американского правительства не имелось бы никакого формального повода для вмешательства в этот конфликт. Тем не менее, большинство японских стратегов было абсолютно уверено в том, что Соединённые Штаты не останутся на этот раз в стороне, в отличие от их хоть и очень своеобразного, но нейтралитета в европейских событиях.

Трудно сказать, на чём основывалась их уверенность. Президент США Ф. Д. Рузвельт и его администрация прекрасно осознавали, что дело в Восточной Азии неуклонно идёт к войне, и – серьёзно недооценивая японские силы – действительно хотели вступить в этот конфликт, прежде всего для того, чтобы получить повод вступить затем в более важную для них войну, европейскую. Однако оппозиция этому курсу – как в американском обществе, так и Конгрессе – была столь сильна, что по приказам с самого верха даже готовились провокации [5] на тот случай, если японцы решат всё же не нападать на американские владения, а ограничатся лишь британскими и голландскими колониями. Но далеко не факт, что даже в случае «успешного» осуществления этих провокаций, их оказалось бы достаточно для того, чтобы убедить страну в необходимости войны.

Словом, неизбежность прямого и немедленного участия США в этом конфликте была далеко не очевидна, особенно, с учётом сложившегося к тому моменту соотношения военно-морских сил на Тихом океане. С началом Второй мировой войны в Европе, Соединённые Штаты были вынуждены задействовать значительную часть своих военно-морских сил в Атлантике. В результате Императорский флот, давно и прочно занимавший третью позицию среди крупнейших флотов мира, стал доминирующей силой на ТВД, сравнявшись по численности, а по некоторым позициям даже превосходя тихоокеанские военно-морские силы своих вероятных противников вместе взятые.

Глава 2. Дорога к Мидуэю. (Часть I)

С другой стороны, японцы могли вполне обоснованно руководствоваться проверенным правилом, согласно которому при планировании следует исходить не из гипотетических намерений противника, а из его реальных возможностей. А эти возможности у Соединённых Штатов были – базируясь на принадлежавшие им тогда Филиппинские острова, американские авиация и флот могли если не сорвать, то серьёзно затруднить проведение операций по захвату Малайи, Бирмы и Голландской Ост-Индии. Оставить без внимания подобную потенциальную угрозу своему левому флангу японцы не решились.

Так или иначе, в список первоочередных целей были добавлены Филиппины и два удалённых американских форпоста в Тихом океане: остров Гуам и крохотный атолл Уэйк, плюс принадле­жавшие США острова Гилберта. Также обсуждалась возможность оккупации западной части Алеутского архипелага, но затем от этой идеи было решено пока отказаться.

Ультиматум адмирала Ямамото

Надо заметить, что Генеральный штаб Императорского флота изначально был против превентивного удара по американским силам. Начальник Генштаба, адмирал Осами Нагано был уверен, что в отсутствие прямого нападения правительству Соединённых Штатов будет крайне трудно убедить как американское общество, так и оппозицию в Конгрессе, в необходимости воевать за тысячи миль от дома, да ещё и за интересы Британии и Нидерландов.

Его главным оппонентом в Императорском флоте был главнокомандующий Объединённым флотом [6], адмирал Исороку Ямамото, которого часто изображают чуть ли не пацифистом. Ямамото действительно был противником как Тройственного пакта с Германией и Италией, так и новой войны – прежде всего из-за того, что считал неизбежным вступление в неё США. Но после того как политическое решение о войне было принято, он стал одним из активнейших проводников идеи превентивной нейтрализации американских вооружённых сил на Тихом океане в качестве первого и главного условия успешной реализации остальных японских планов. В результате победила именно эта точка зрения. Хотя, конечно же, не стóит переоценивать роль в этом Ямамото – решение принималось на гораздо более высоком уровне.

Глава 2. Дорога к Мидуэю. (Часть I)ЯМАМОТО, Исороку (山本五十六), 1884−1943.
Родился 4 апреля 1884 г. в г. Нагаока (преф. Ниигата). В 1904 г. закончил Военно-морскую академию. Участник русско-японской войны 1904−05 гг., в ходе сражения при Цусиме получил ранение. В 1914−16 гг. обучался в Военно-морском колледже, в 1919−21 гг. – в Гарвардском университете. В 1924 г. назначен заместителем командира авиагруппы Касумигара. В 1926−28 гг. служил военно-морским атташе в США. В начале 1928 г. принял командование своим первым кораблём, лёгким крейсером «Исудзу». В 1928−29 гг. командир авианосца «Акаги». В 1930 г. входил в состав японской делегации на Лон­дон­ской морской конференции. В 1931−33 гг. служил начальником технического отдела Управления морской ави­а­ци­и. В 1933−34 гг. командир 1-й дивизии авианосцев, командир авианосца «Акаги». В 1935−36 гг. начальник Управления морской ави­а­ци­и. В 1936−39 гг. заместитель военно-морского министра. С 1939 г. глав­но­ко­ман­ду­ю­щий Объе­ди­нён­ным флотом. 18 апреля 1943 г. погиб в самолёте, сбитом во время ин­спек­цион­ной поездки по удалённым базам флота. Посмертно удостоен высшего звания маршал-адмирал.

Генштаб Императорского флота, поставленный перед необходимостью вести боевые действия в том числе и против США, первоначально планировал делать это в соответствии с предвоенными наработками. Атаковав американские владения и Азиатский флот США, выждать и перехватить главные силы американского Тихоокеанского флота, выдвигающиеся в сторону Восточной Азии. Однако у адмирала Ямамото и в этот раз имелась альтернативная точка зрения.

Ещё с января 1941 г. штаб Объединённого флота, с подачи своего главнокомандующего, сначала изучал возможность, а с весны того же года уже детально разрабатывал операцию по нейтрализации Тихоокеанского флота США внезапным ударом прямо в его главной базе на Гавайских островах. Операцию планировалось осуществить силами палубной авиации любимого детища адмирала Ямамото, дай-ити коку кантай – 1-го Воздушного флота – включавшего в себя все имевшиеся у Императорского флота эскадренные авианосцы. Причём разработка шла не только на уровне планирования – одновременно решались и вполне прикладные задачи по применению авиационных торпед в условиях малых глубин, по выпуску тяжёлых бронебойных авиабомб, способных пробить палубы линкоров и т. д. Наконец, в конце августа 1941 г. детальный план был представлен командованию Императорского флота.
 
В Генштабе инициатива адмирала Ямамото энтузиазма, мягко говоря, не вызвала. Главнокомандующему Объединённым флотом резонно указали как на сложность проведения рейдовой операции подобного масштаба на удалении более 3500 миль [6500 км] от основных баз, так и на фундаментальную ненадёжность любого плана, целиком зависящего от фактора внезапности. Против этого плана возражал и его будущий исполнитель, командующий 1-м Воздушным флотом вице-адмирал Тюити Нагумо. Кроме того, у Генерального штаба были и свои виды на использование авианосцев дай-ити коку кантай на южном направлении, в ходе первого этапа операций против Филиппин и Малайи.

Последнее возражение вскоре удалось снять [7], однако остальные остались и даже усилились, особенно после проведённой 10−13 сентября 1941 г. в Военно-морском колледже штабной игры, в ходе которой «обкатывалась» предложенная операция. По результатам этой игры, даже в условиях достаточно благоприятного развития событий (включая достижение внезапности), атакующий флот условно «потерял» два авианосца из шести, не считая значительных потерь в авиации.

Но ничто не могло заставить адмирала Ямамото усомниться в собственной правоте. Когда все доводы были уже исчерпаны, адмирал прибёг к последнему из имевшихся у него аргументов. Фактически, он выдвинул своему непосредственному командованию ультиматум: либо Генеральный штаб принимает его план, либо он подаёт в отставку. Дезорганизация управления Объединённым флотом в связи со сменой главнокомандующего (и его штаба) непосредственно перед началом боевых действий была менее всего нужна командованию Императорского флота. И Генштаб… сдался. 20 октября было принято неформальное решение, а 29 октября в инструкции Императорского Генерального штаба рейд на Пёрл-Харбор уже упоминался в числе остальных задач Объединённого флота. Трудно представить себе ещё какую-либо высшую военную структуру того времени, где было бы возможно подобное развитие событий.
 
Менее чем через месяц, 26 ноября, авианосцы вице-адмирала Тюити Нагумо и корабли его эскорта уже покидали якорную стоянку в бухте Южно-Курильского островка Эторофу (сейчас о. Итуруп). Их боевой приказ начинался со следующих слов:

«Мобильное соединение с соблюдением максимальной секретности выдвигается в район Гавайских остров с тем, чтобы с началом войны произвести решительную внезапную атаку и нанести сокрушительный удар по вражескому флоту в районе Гавайских островов. Первая атака назначена на 03.30 „Дня Х“».


  1. Продолжавшаяся уже более трёх лет японо-китайская война до этого шла без официального объявления с обеих сторон.
  2. Вопреки распространённому заблуждению, положения Берлинского договора 1940 г. («Тройственного пакта») не обязывали их этого делать, так как Япония не подверглась агрессии, а сама начала боевые действия.
  3. Китайская Национальная Народная партия, возглавляемая в тот период генералом Чан Кайши, являвшимся также председателем правительства.
  4. В то же время гигантские месторождения нефти в контролируемом японцами Маньчжоу-го так и остались неразведанными. Добыча нефти в северо-восточном Китае начнётся лишь в конце 1950-х годах.
  5. Было приказано подготовить на Филиппинах несколько малоценных судов с тем, чтобы направить их в район боевых действий, подставить под огонь японских кораблей или авиации и получить таким образом необходимый «casus belli».
  6. В Объединённый флот входили основные силы дальнего радиуса действия Императорского флота Японии. В него не входили силы береговой обороны, подразделения морского десанта, а также Флот в китайских водах.
  7. Благодаря профессионализму пилотов и инженеров 11-го Воздушного флота (морской авиации берегового базирования), которым удалось серьёзно повысить дальность полёта истребителей A6M «Зеро». Теперь они могли сопровождать бомбардировщики с аэродромов на Формозе и в Индокитае, сняв тем самым необходимость привлечения авианосцев.

источник: http://midnike.livejournal.com/6853.html

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
redstar72NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

redstar72

++++++++++ 

++++++++++ yes

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить