16
10
Гибридный линкор-авианосец Ли Дж. Леверта (1947)

Гибридный линкор-авианосец Ли Дж. Леверта (1947)

Содержание:

К 1947 году мало кто уже сомневался, что эпоха линкоров прошла. Конечно, линейные корабли – особенно быстроходные, современной постройки – все еще оставались чрезвычайно ценными единицами, уступающими в боевой мощи лишь только авианосцам. Но, тем не менее, все понимали, что морские сражения будут решаться авиацией намного чаще, чем артиллерийским огнем.

И тем не менее, “сомневающиеся” еще оставались. Одним из них был коммандер Ли Дж. Леверт, военно-морской инженер по образованию и участник войны на Тихом Океане. В 1947 году, он выпустил книгу “Fundamentals of Naval Warfare”, посвященную разбору стратегии и принципов современной войны на море, анализу опыта прошлой войны – и определенным размышлениям относительно морской войны будущего. И одна из заключительных глав этой книги называлась “Закат авианосца”.

Гибридный линкор-авианосец Ли Дж. Леверта (1947)

В своих выкладках, Ли Леверт опирался в общем-то на один-единственный пример: действия линкора “Саут Дакота” у островов Санта-Круз 25-27 октября 1942 года. Леверт полностью принял на веру официальное сообщение, что “Саут Дакота”, отражая воздушную атаку, сбила двадцать шесть японских самолетов – хотя даже сами офицеры линкора сомневался в этом. Послевоенный анализ ситуации выявил, что японцы в том бою потеряли всего тринадцать самолетов, причем от огня всей американской эскадры вместе взятой.

Но, похоже, Леверт видел в отчетах лишь то, что хотел увидеть. Приняв за данность величину в 26 сбитых самолетов, он отметил, что бой этот имел место до внедрения радиовзрывателей – увеличивших эффективность зенитного огня примерно вчетверо. Экстраполируя “в лоб” эти весьма оценочные данные, Ли Леверт постулировал, что если линкор без радиовзрывателей сумел сбить 26 самолетов, то линкор, оснащенный радиовзрывателями, сумеет сбить сотню!

Из этого Ли Леверт делал ключевой для своих дальнейших построений вывод: численности авиагруппы авианосца не хватит для потопления современного линкора. Даже если линкору будут нанесены тяжелые повреждения, авианосец потеряет при этом большую часть самолетов и полностью лишится боеспособности. Доказательства обратного, Леверт относил к слабости зенитного вооружения японских и немецких линкоров. И, по его мнению, дальнейшее развитие зенитного вооружения еще больше увеличить его эффективность.

Полагаю, читатель без труда отметит главную ошибку Леверта – он совершенно не учитывал развития авиации. Скорость самолетов непрерывно возрастала (особенно с появлением реактивных двигателей), что оставляло зенитной артиллерии все меньше и меньше времени на обстрел каждого. Усовершенствование систем управления огнем и взрывателей не могло компенсировать исчерпания баллистических возможностей зениток: если скорости самолетов с 1940 по 1950-ый год возросли более чем вдвое, то дальнобойность и начальная скорость снарядов зениток за тот же период выросли максимум на 20-30%.

Авиационное вооружение также изменилось. На смену пикировщикам и торпедоносцам, вынужденным сближаться с целью для атаки, пришли управляемые бомбы и ракеты, которые могли быть запущены вообще из-за пределов радиуса действия корабельной зенитной артиллерии. Это Леверт также не учел, хотя Вторая Мировая дала более чем достаточно примеров.

Леверт также не учитывал, что зенитная артиллерия весьма чувствительна к повреждениям. Пожары, задымления, осколочные повреждения и выход из строя проводов систем связи создавали существенные затруднения работе зенитных расчетов. Американские аналитики, проанализировав опыт войны на Тихом Океане, пришли к выводу, что попадание одной 500-килограммовой фугасной авиабомбы в тяжелый крейсер приводило к снижению эффективности его зенитного огня на 40-50%.

Конструкция

Гибридный линкор-авианосец Ли Дж. Леверта (1947)

Корабль, который Ли Леверт представлял как будущее военно-морского флота, по сути дела представлял собой переднюю часть линкора, соединенную с задней частью тяжелого авианосца. Передняя часть сосредотачивала в себе все основное вооружение и львиную долю бронирования, задняя же была целиком отведена под авиационные операции. Между двумя частями возвышалась очень высокая башнеподобная надстройка, соединявшая системы управления огнем линкора и летно-диспетчерские функции авианосца. Леверт называл свой корабль “battle-carrier”, (англ. “линейный авианосец”), и полное его водоизмещение должно было составлять более 100000 тонн (!!!).

Основное вооружение корабля составляли двенадцать 406-миллиметровых 50-калиберных орудий, установленные в трех четырехорудийных башнях. Четырехорудийные башни должны были быть “французского образца”, т.е. разделенные внутренней противоосколочной перегородкой на две автономные “полубашни”. Башни главного калибра располагались в носовой части “пирамидкой”, то есть возвышенной была средняя башня. Интересной деталью было отсутствие на башнях собственных дальномеров – Леверт считал, что в современных условиях бой без централизованного управления огнем будет так и так невозможен.

Зенитное вооружение, на которое Леверт возлагал такие надежды, состояло из сорока двух (!) 127-миллиметровых универсальных орудий с длиной ствола “не менее пятидесяти калибров” (авт.). Большая их часть должна была тоже размещаться в четырехорудийных башнях, сгруппированных вокруг башен главного калибра и надстройки корабля.

130-мм четырехорудийная башня универсального калибра французского линкора "Дюнкерк". Леверт, очевидно, опирался именно на них

130-мм четырехорудийная башня универсального калибра французского линкора «Дюнкерк». Леверт, очевидно, опирался именно на них

Преимуществами такого плотного размещения виделись экономия веса – а также возможность расположить установки далеко друг от друга, обеспечивая тем самым оптимальные сектора обстрела. Недостатком (как оказалось, фатальным) была неизбежная массивность установок, затруднявшая сопровождение ими быстрых самолетов. Четырехорудийные универсальные башни просто не успевали достаточно быстро поворачиваться, чтобы успевать за самолетами. Кроме того, они были чрезвычайно тесными и неудобными.

В четырехорудийных башнях в носовой “линкорной” части корабля должны были размещаться тридцать два универсальных орудия. Оставшиеся двадцать универсальных орудий предполагалось расположить в кормовой “авианосной” части. Эти орудия стояли бы в обычных щитовых установках на спонсонах по бокам летной палубы. Также в состав зенитного вооружения входило “значительное количество” (авт.) 76-мм автопушек (указать их расположение на своих набросках Леверт не удосужился) и “незначительное количество” легких 40-мм автопушек.

Вертикальная защита корабля была очень компактна. Сравнительно короткий броневой пояс “значительной толщины” (авт.) прикрывал переднюю цитадель “линкорной” части корабля, от передней башни главного калибра и до основания дымовой трубы. Пояс был внутренним, и, вероятно, наклонным для повышения устойчивости к попаданиям на больших дистанциях.

Горизонтальная защита, напротив, простиралась на всю длину корабля. Она состояла из единственной “тяжелой” броневой палубы от носовой до кормовой оконечности. Подобная ставка на вертикальную защиту в ущерб горизонтальной, по мнению Леверта, была оправдана увеличением дистанций морского боя и требованиями защиты от воздушных нападений.

Подводная защита предполагалась классического “американского” типа, с чередованием отсеков, заполненных воздухом, водой и топливом.

Совершенно нестандартной как по составу, так и по компоновке, была силовая установка. Четыре отдельных котлотурбинных отделения (каждое – с двумя котлами и одной турбиной) были распределены по длине корабля. При этом в бронированной цитадели размещалось только одно котлотурбинное отделение. Остальные три размещались под летной палубой и ангаром, имея только горизонтальную защиту. Также в корме корабля размещалось еще одно машинное отделение, с десятью дизелями по 2000 л.с. каждый, предназначенное для обеспечения высокоэкономичного крейсерского хода. Дальность хода по проекту составляла потрясающие 7500 морских миль (13900 км) на скорости в 30 узлов.

Такое оригинальное расположение силовой установки Ли Леверт считал способом повысить ее общую живучесть. Он исходил из того, что на современных ему кораблях, размеры броневой цитадели определялись в первую очередь именно размерами силовой установки. Такой подход Леверт считал в корне неправильным, поскольку:

* Расположение силовой установки в цитадели вынуждало увеличивать размеры цитадели – и тем самым “растягивать” бронирование на большую площадь, неминуемо ослабляя защиту.

* Расположение всей силовой установки в цитадели вынуждало прибегать к очень плотной ее компоновке, и создавало риск полной потери хода от единичного попадания.

Чертеж большого крейсера типа "Аляска". Красным выделены размеры цитадели. Зеленым - помещения, занимаемые котлотурбинной установкой внутри цитадели

Чертеж большого крейсера типа «Аляска». Красным выделены размеры цитадели. Зеленым — помещения, занимаемые котлотурбинной установкой внутри цитадели

Решением Леверт видел заранее смириться с возможностью потери в бою ЧАСТИ силовой установки, добившись за счет этого ее максимально эффективного рассредоточения. В этом он, в определенной степени, предвосхитил рассредоточенные силовые установки современных военных кораблей. Леверт достаточно логично указывал, что с увеличением дистанций морского боя, большая часть попаданий приходится в палубу, и поэтому находящиеся за пределами броневого пояса кормовые котлотурбинные отделения его “линейного авианосца” будут иметь вполне адекватную защиту. Наличие же максимально защищенного котлотурбинного отделения в цитадели гарантировало, что корабль не лишится хода полностью, даже если все котлотурбинные отделения вне цитадели будут уничтожены.

Вся силовая установка была электрической: турбины и дизели вращали генераторы, передававшие ток на приводные электромоторы винтов. Учитывая “рассредоточенный” характер силовой установки, электрическая передача была единственным способом заставить ее работать. В движение корабль приводили семь (!) винтов, при этом центральный винт размещался в “тоннеле”, защищающем его от торпедных попаданий, и использовался только в критических ситуациях. Три руля обеспечивали резерв на случай повреждений.

Авиационное вооружение корабля представляло собой занятное сочетание перспективного и архаичного. Занимающая всю кормовую часть летная палуба имела Х-образную форму, с двумя угловыми палубами, оснащенными катапультами. Леверт логично предполагал, что такая компоновка позволит проводить одновременно взлетные и посадочные операции… но использовать он ее предполагал весьма странным образом. Вместо того, чтобы осуществлять взлет с одной угловой палубы, а посадку на другую, Леверт считал, что взлет должен осуществляться с обеих угловых палуб одновременно, а посадка – прямо по длине корабля. Помимо того, что такой подход создавал бы изрядную суматоху на летной палубе, перед садящимся пилотом стояла еще и незавидная перспектива, промахнувшись мимо аэрофинишеров, врезаться прямиком в трубу корабля.

Схема летной палубы недостроенного авианосца типа "Юнайтед Стейтс". Интересно, что концепция во многом согласуется с идеями Леверта - для взлета используются угловые палубы, а посадка осуществляется на главную палубу по длине корабля. Современные авианосцы в основном переносят посадку на угловые палубы

Схема летной палубы недостроенного авианосца типа «Юнайтед Стейтс». Интересно, что концепция во многом согласуется с идеями Леверта — для взлета используются угловые палубы, а посадка осуществляется на главную палубу по длине корабля. Современные авианосцы в основном переносят посадку на угловые палубы

Основу авиагруппы линейного авианосца должны были составлять истребители, торпедоносцы и пикировщики на борту предполагалось иметь лишь в небольших количествах. Леверт (как и многие его современники) полагал, что ударные функции лучше передоверить базовой авиации, а палубную использовать исключительно для обороны корабля и сопровождения наземных бомбардировщиков. В состав авиагруппы также должны были – весьма дальновидно! – входить вертолеты, оснащенные гидроакустическими буями и выполняющие задачи противолодочной обороны.

По мнению Леверта, ангар корабля должен был вмещать до 200 (!) самолетов. Эта цифра представляется совершенно нереалистичной, с учетом весьма небольшой длины летной палубы. Даже принимая во внимание, что по проекту авиагруппа корабля должна была состоять почти целиком из истребителей, общая площадь ангара “линейного авианосца” была бы почти вдвое меньше, чем у авианосца “Мидуэй”, способного нести максимум 138 самолетов. Вдобавок, согласно идеям Леверта, сквозь ангар должны были проходить дымовые трубы кормовых котлотурбинных отделений “линейного авианосца”. Представляется совершенно невозможным, чтобы авиагруппа корабля Леверта превысила 40-50 самолетов.

вернуться к меню ↑

Тактическая ниша

Гибридный линкор-авианосец Ли Дж. Леверта (1947)

Этот огромный корабль должен был оперировать самостоятельно, без всякого эскорта. Сопровождающие эсминцы Леверт считал, скорее, обузой. Анализируя опыт Второй Мировой Войны, он делал совершенно правильный вывод, что как средство торпедных атак, эсминец себя исчерпал – радарные системы управления огнем не оставляли эсминцам хороших шансов сблизиться на дистанцию пуска торпед. В роли же противолодочного корабля, эсминцы Леверта не устраивали из-за их небольших запасов топлива, и, следовательно, ограниченного радиуса действия. С весьма достойной внимания проницательностью, Леверт предсказывал, что главным средством противолодочной обороны кораблей и соединений в перспективе станут палубные вертолеты, оснащенные гидроакустическими буями. Кроме того, высокая скорость “линейного авианосца” сама по себе давал бы ему определенную защиту от подводных атак.

Вопрос очевидной уязвимости летной палубы корабля в артиллерийском сражении Леверт “решал” традиционным для сторонников гибридных кораблей путем – он постулировал, что обмен авиаударами будет всегда предшествовать артиллерийскому сражению, и потери в авиагруппах так и так сделают летные палубы практически бесполезными. При этом, разумеется, оставался без ответа вопрос: что, если после сражения корабли, лишенные летных палуб и понесшие потери в зенитном вооружении, будут атакованы неприятельской авиацией? Вероятно, Леверт предполагал, что уничтожение летных палуб сразу на всех “линейных авианосцах” маловероятно – или же что они будут сопровождаться обычными авианосцами.

Интересно отметить, что основным назначением своего гибрида Леверт видел далеко не только борьбу за господство на море, поддержку десантов и тому подобные операции. Одной из ключевых задач своего корабля, Леверт предполагал поддержку стратегических воздушных операций. “Линейные авианосцы”, по мнению Леверта, могли бы оперировать в непосредственной близости от побережья неприятеля, и взлетающие с них истребители исполняли бы роль эскорта для базовых стратегических бомбардировщиков. В том числе и атомных – в своем “Fundamentals of the Naval Warfare”, Леверт рассматривает и вопросы использования атомного оружия в войне на море.

вернуться к меню ↑

Заключение

Проект «линейного авианосца» Ли Леверта, разумеется, является не более чем размышлениями одного военного аналитика. Никто в американском флоте (да и в любом другом тоже) не собирался строить ничего подобного. Но этот проект интересен тем, что появился в период радикальной перестройки задач и функций флота послевоенного периода. Будучи последним известным проектом «классического гибрида» — т.е. корабля, сочетающего функции артиллерийского и авианесущего — «линейный авианосец» представляет собой интересную смесь архаичного и прозорливого. Коммандер Леверт вполне правильно предсказал появление рассредоточенных силовых установок (ввиду неспособности брони адекватно защитить от попаданий противокорабельных ракет), применение угловых летных палуб, становление палубных вертолетов как ключевого средства противолодочной обороны.

Напоследок — небольшая (и, увы, не очень качественная — не было времени) 3D-реконструкция облика линейного авианосца Ли Леверта:

Гибридный линкор-авианосец Ли Дж. Леверта (1947)

источник: https://fonzeppelin.livejournal.com/81102.html

6
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
6 Авторы комментариев
HoplitЯрослав 2NFOgre Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Стволяр

И вот почему я смотрю на эту штуковину — и вспоминаю наши авианесущие крейсера проекта 1143?!

Ogre

Поиск решений в период смены технологических эпох он такой.

Насколько я помню еще британцы выяснили что развитая надстройка по центру дает сильные завихрения на полном ходу что сильно усложняет посадку. Поэтому и пришли к башням на краю палубы.

Hoplit

И верно, читал об этом в конце 90-х, и сейчас благодаря вам вспомнил.

NF

++++++++++

Ярослав 2

А вообще так можно — мелкие башни впереди башен ГК? Эти мелкие башни не сдует при залпе ГК? Или просто главному калибру запрещалось стрелять в нос?

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить