"Герман, но как же?.." - Сами, сами, сами... (2)

Авг 4 2017
+
17
-

 

В продолжении вчерашнего "Герман, но как же?.." - Сами, сами, сами...: немцы, начиная с 1941 г., довольно упорно давали советы [приказы] своей пехоте отбиваться от штурмовиков с помощью стрелковки (воздушного прикрытия не будет - летчик заболел), проявляя всё больший креатив. Например, заявлялось, что залповая стрельба из винтовок эффективнее пулеметного огня... А к 1944 году стало совсем худо, и появилось это:

Ага, инструкция по стрельбе по самолетам из ... пехотных орудий. Как, и люстру Сарра? из "тяжелого"? И из "тяжелого":

Легкое пехотное орудие - le.IG.18 - 75-мм гаубичка, свежезатрофееная.

И "тяжелое пехотное орудие" s.IG.33 - 150-мм мортира, выражаясь ветошным языком отечественных артиллеристов.

То самое, которое на известном фото:

Самая ягодка была в том, что батарея полевой артиллерии - "законная цель" для штурмовиков: "Дáрáгой, пукни стрéльни для ориентировки!"

Ага, табличка для стрельбы - теперь точно попадут:

У тебя хоть шрапнелька али дистанционная граната е? - Не, дядя, я не настоящий ПВОшник....

PS. "Я не удивлюсь, что если тут гранаты найду!"(с)

источник: http://afirsov.livejournal.com/245902.html

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Хома Брут's picture
Submitted by Хома Брут on Fri, 04/08/2017 - 18:26.

От Мессеров в 41 из винтовок отстреливались. Иногда сбивали.

Но стрелять из пехотных пушек... Разве что,  для поднятия боевого духа. В результате лично я не уверен. Но ведь я и  Германских академий не заканчивал. Они специалисты,  им виднее.

 Выбор между плохим и нехорошим - нехороший выбор.

Вадим Петров's picture
Submitted by Вадим Петров on Fri, 04/08/2017 - 19:17.

Хома Брут пишет:

Но стрелять из пехотных пушек... Разве что,  для поднятия боевого духа. В результате лично я не уверен. Но ведь я и  Германских академий не заканчивал. Они специалисты,  им виднее.

... доводилось читать в воспоминаниях наших артиллеристов о ведении заградительного огня из гаубиц. После войны был трагический случай, когда пассажирский Ил-12 был сбит из танковой пушки, а на фото видимо зенитка!

А наш танкист вероятно что-то сочинил:

Прошло несколько минут, и над дорогой с подбитыми фургонами, прямо над телеграфными столбами, пролетел немецкий самолёт.
Александр Михайлович вспоминал: "Самолёт курсировал вдоль этой линии и, зная примерно расстояние между столбами, я рассчитал его скорость. Она была небольшой, порядка 50-60 километров в час. Когда самолет сбросил груз и пролетел мимо нас, я решил, что, если он развернется, я попытаюсь его сбить. Даю команду Фетисову отвернуть колпачок и зарядить осколочным. Самолет разворачивается, я беру упреждение - выстрел. Снаряд угодил ему прямо в мотор, и самолет переломился".

http://gubarevan.livejournal.com/347802.html

Да и артиллеристы фантазировали напропалую:

Ночью на курган втащили 76-миллиметровое орудие. Его установили так, что станины оказались намного ниже колес. Ствол получил довольно большой угол возвышения. Под колеса поставили деревянный круг для более легкого поворота орудия в любом направлении. Под сошники подготовили круговой [70] желоб из деревянных брусьев, но так, чтобы орудие могло поворачиваться в разные стороны.

Пока солдаты готовили позицию, укрепляли брусья под сошниками, подносили ящики со шрапнелью, офицеры делали примитивный расчет трубки.

Вскоре позиция была оборудована.

Наступило утро. Как всегда, прилетела «рама». Летчик, конечно, заметил изрытый одиночный курган и сообщил о нем своим. Через несколько минут у кургана стали падать вражеские снаряды. Наши артиллеристы предусмотрительно сделали узкие глубокие щели, и обстрел вреда не причинил, а воздушный разведчик, видимо, решил, что это ложная огневая позиция, и ушел.

Вскоре послышался другой знакомый гул.

— Идут. Внимание! — скомандовал Ульянов вновь испеченным «зенитчикам». На север летели тяжело груженные двухмоторные Ю-88. Они шли на небольшой высоте, беспечно, без сопровождения истребителей.

По команде Ульянова наводчик установил нужный прицел и навел орудие. Установщик поставил трубку. Заряжающий дослал снаряд. Вздрогнуло орудие, лопнула в воздухе первая шрапнель. Белый клубок разрыва вспыхнул позади немецких самолетов. Наводчик взял небольшое упреждение. Вторая шрапнель разорвалась ближе, третья в ровном строю бомбардировщиков. «Юнкерсы» не изменили ни курса, ни высоты. А на огневой кипела работа. Артиллеристы, работая станинами и механизмами, поворачивали орудие в сторону уходившей цели. И вот шрапнель разорвалась над ведущим «юнкерсом». Казалось, ему ничего не сделалось. Он только изменил курс. Но вдруг машина как-то неестественно нырнула, штопором пошла вниз и врезалась в землю. Потеряв ведущего, «юнкерсы» стали спешно набирать высоту. Строй распался, летчики поспешно сбросили бомбы и ушли за линию фронта. [71]

О нашей победе и нашем методе мгновенно узнали на всех батареях. Прошло всего два дня после радостного события, а уже несколько пушек 84-го артиллерийского полка могли вести огонь по воздушному противнику. Правда, курган был всего один, но артиллеристы нашли выход из положения. Они стали копать глубокие канавы для станин и сошников, тем самым создавали как бы искусственные высоты.

Самодельные зенитные средства заставили фашистов уходить вверх. Они бомбили теперь с большой высоты, неточно. Даже «рама» и та стала побаиваться наших зенитчиков. Артиллеристы, пулеметчики, пэтээровцы стреляли по ней, не боясь, что она вызовет «юнкерсы».

... Здесь под Медово мне пришлось стрелять из гаубиц по... самолетам!? Дело в том, что наша “система” ПВО была представлена всего тремя батареями МЗА 37-мм пушками и ничего не могла сделать с эскадрильей пикирующих бомбардировщиков, которые построившись в круг над Холмом, начали дотошно и безнаказанно бомбить позиции наших батальонов, и очень эффективно. Обидно и жалко было смотреть на все это издевательство. От моих ОП до Холма было 3,5 км и самолеты баражировали на высоте не более 2 000 м. Я подошел к решению задачи как в горах и очень просто ее решил через угол места цели - и открыл огонь бризантной гранатой по центру круга баражирования самолетов. Фокус получился и в центре круга, чуть ниже самолетов появились мощные разрывы бризантных 122 мм гранат! Это было здорово, за все войны по самолетам никогда и никто еще не стрелял таким калибром. Самое тяжелое немецкое зенитное орудие имело калибр 105 мм, с весом снаряда 15 кг, а здесь снаряд 23 кг, почти в два раза больше. После 8 бризантных разрывов круг самолетов сломался и они набрав высоту ушли на запад и над Холмом больше не появлялись. “Не сбили, но напугали, и прогнали” - так мы оценили свой вклад в систему ПВО над Холмом. Пехота нас горячо благодарила. Мы были довольны собой!

http://warhistory.livejournal.com/2040495.html?nojs=1

Если вы  заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться! (Марк Твен)

Хома Брут's picture
Submitted by Хома Брут on Fri, 04/08/2017 - 22:07.

Читал когда-то в худ. литературе. Не знаю, реальная информация или художественный вымысел, но там немецкий тану сбил штурмовик. Это было очень давно, когда фэнтези на тему ВОВ ещё  не приветствовались.

 Выбор между плохим и нехорошим - нехороший выбор.

И. К.'s picture
Submitted by И. К. on Sat, 05/08/2017 - 15:10.

Про это есть в книге (не вспомню уж в какой) Артёма Афиногенова - фронтового лётчика. Вряд ли он сильно художественновымысливал.

Мы все глядим в Наполеоны; Двуногих тварей миллионы Для нас орудие одно.