Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

1
0

На летчиков 234-го ГИАП из Кубинки, помимо обычных для всех строевых пилотов учебно-боевых задач, была возложена еще одна, не менее важная миссия: именно они являлись той самой «группой истребителей из Н-ской части», которая в 1960-1980 годах демонстрировала на авиационных показах (тогда их еще не называли «авиашоу») и воздушных парадах мощь советских ВВС и мастерство владения высшим пилотажем. Эти люди безусловно являлись элитой нашей авиации, но их имена и звания и место службы еще десятки лет оставались засекреченными…

Март 1981 года. Аэродром Кубинка. Над летным полем известной теперь, наверное, всем демонстрационной авиабазы шел показ новой авиационной техники представителям военных ведомств. После непривычно короткого старта в воздух под большим углом поочередно уходили необычные даже для многое повидавших местных авиаторов и жителей авиационного гарнизона самолеты 4-го поколения: истребители МиГ-29, МиГ-31, прототип Су-27(Т10), штурмовик Су-25, бомбардировщик Ту-22М и фронтовой бомбардировщик Су-24.

Особенно эффектно на общем фоне смотрелся «горбатый» из-за непривычно большого и высоко расположенного фонаря Т10 с крылом оживальной формы, который продемонстрировал пилотаж на малых скоростях и предельно малых высотах. Горизонтальные «восьмерки» и виражи с радиусом 200-300 м воспринимались тогда как нечто фантастическое.

Трудно было представить, что всего через несколько лет эти машины поступят на вооружение наших ВВС и что в числе первых их получат пилотажники из 234-го ИАП в Кубинке. Уже в 1983 году полк получил первые МиГ-29, а в 1986-м — Су-27.

Позже, в апреле 1991-го на базе 1-й эскадрильи этого полка, летавшей на Су-27 и Су-27УБ, будет сформирована пилотажная группа «Русские Витязи», а на базе 2-й АЭ, оснащенной МиГ-29, еще через месяц сформируют пилотажную группу «Стрижи». 4-я эскадрилья станет родоначальницей пилотажной группы на Су-25 «Небесные гусары». Сейчас остались только две группы, а самолетный парк полка в 1996 году был унифицирован до двух типов самолетов — истребителей МиГ-29 и Су-27 различных модификаций, включая спарки.

Потом будут многочисленные авиационные показы, авиашоу и зарубежные визиты. Пилотажники Кубинки из 234-го ГИАП (гвадейским полк стал называться с мая 1966 года после передачи ему по праву преемственности орденов и почетных наименований 176-го ГИАП) и сформированного па его базе в августе 1992-го Центра показа авиационной техники (237 ЦПАТ) не раз продемонстрируют свое мастерство и возможности своих машин в небе Финляндии, Великобритании, Чехии, Словакии, Малайзии, Китая, Бельгии, Норвегии, Голландии, Германии, США, многих городов России и СНГ.

Будут большие успехи и тяжелые потери, но тогда, в 1981 году, мало кто из наблюдавших за полетами новой техники обращал внимание на постамент с устремленным ввысь истребителем МиГ-21ФЛ с символическим номером «01» на борту. Думаю, что и сейчас многие зрители, спешащие мимо него по ведущей к аэродрому аллее на проводимые в Кубинке открытые авиашоу, наверное, не подозревают, что именно с этим самолетом связана очень интересная страница истории жизни пилотажного 234-го полка. Именно на этой модификации МиГ-21 пилотажники 2-й и 3-й эскадрилий в июле 1967 года принимали участие в грандиозном воздушном параде в Домодедово, продемонстрировав одиночный и групповой пилотаж.

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

На этих же машинах и почти в том же составе месяцем позже они летали в Швецию с первым зарубежным дружественным визитом. Это был именно ФЛ (изделие «77»), а не ПФ или ПФМ, как упоминалось в ряде публикаций. Летчики Кубинки, как известно, в числе первых осваивали практически все модификации поступающих на войсковые испытания МиГов, в том числе и ФЛ.

Стоящий на постаменте самолет, имевший до списания «в запас» бортовой номер «57» светло-голубого цвета, был закреплен одно время за моим отцом — в гвардии капитаном Кузнецовым — летчиком-пилотажником из 3-й АЭ 234-го ГИАП, служившим в Кубинке с 1955 по 1976 год на должностях командира звена, заместителя командира и командира эскадрильи.

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

Надо отметить, что, если об истории 234-го ГИАП и о пилотажниках Кубинки последнего двадцатилетия известно довольно много, то сведения о летчиках пилотажного полка за более ранний период представляют собой почти сплошное «белое пятно». Основной причиной этого, вероятно, является то печальное обстоятельство, что из советских «асов пилотажа» 1960-70 годов в живых уже почти никого не осталось…

Сложилось странное положение, при котором даже о так называемых «красных пятерках» довоенного и послевоенного периодов, летавших на И-16, Ла-9, Як-15, Як-17, МиГ-15, известно сейчас, пожалуй, даже больше, чем о летчиках не столь далеких от нас времен.

Поэтому, у автора этих строк, родившегося и прожившего три десятка лет в Кубинском авиагарнизоне, возникло желание хотя бы частично ликвидировать этот несправедливый пробел в истории знаменитого полка, и, пользуясь воспоминаниями своего отца, семейным фотоархивом и своими собственными впечатлениями, рассказать немного о пилотажниках Кубинки 1960-х — начала 70-х годов на страницах «Авиапарка».

Многих однополчан отца я знал лично и хорошо помню. Они все жили рядом — в соседних домах, соседних подъездах и даже в соседних квартирах небольшого, в то время очень уютного, ухоженного и утопающего в зелени авиагарнизона под названием Новый городок, расположенного недалеко от живописной излучины Москвы-реки.

Трудно забыть искрящуюся восточную улыбку нашего соседа Рубена Восканяна, только что возвратившегося с награждения в Кремле за участие в параде 1967 года с новеньким орденом Красного Знамени на груди, или торопливую и немного смешную походку Виктора Швецова. Этот скромный, обаятельный, и немногословный человек с внешностью сельского учителя считался непревзойденным мастером одиночного пилотажа на МиГ-19 и МиГ-21.

Вспоминается мужественное и красивое лицо Геннадия Мамонтова, друга моего отца, в середине 1960-х ушедшего из Кубинки на испытательную работу в ЛИИ им. Громова. В 1970 году при проведении испытательного полета на МиГ-23 на скоростном режиме сорвавшимся пилоном повредило хвостовое оперение. Летчик катапультировался, получив тяжелейшие переломы обеих ног.

В течение восьми месяцев над его ногами «колдовал» тогда еще не очень известный доктор Илизаров, которому удалось вернуть летчика к активной жизни. В 1973 году Мамонтов добился возвращения на испытательную работу, а в 1977-м пришло известие о его гибели в очередном испытательном полете на МиГ-23УБ. Самолет вошел в штопор и упал на окраине Егорьвска. Катапультироваться было нельзя…

Рассказывая о пилотажниках Кубинки, стоит отметить, что в 1960-70 годах прошлого века термин «пилотажные группы» у нас еще не использовался. В этом можно убедиться, полистав старые газеты или посмотрев кинохронику тех лет. В ходу тогда были совсем другие определения, например, «пилотажный полк», «групповой пилотаж», «авиационный показ».

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

Что касается летного состава этих подразделений, которые в ходе боевой подготовки обычных строевых летчиков выполняли еще и упражнения по отработке групповой слетанности, то в отношении них использовались такие термины как «пилотажная эскадрилья», «пилотажная семерка» или просто «пилотажники» (это в обиходе). А иногда и просто «группа советских истребителей из состава Н-ской части» (это когда дело касалось редких и скупых сообщений в прессе о зарубежных визитах). О довольно многочисленных закрытых авиационных показах правительственным и зарубежным делегациям или участии в эскортировании самолетов важных отечественных и зарубежных персон общественность и вовсе никак не информировали.

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

Термин «пилотажная группа» впервые прозвучал гораздо позже — в начале 1990-х, когда продолжающие первыми осваивать новую боевую технику и занимающиеся одновременно пилотажной подготовкой летчики необычного и единственного в стране «показного» полка стали, наконец, приобретать какой-то соответствующий своему необычному положению статус, а с ним — и имена своих летных подразделений. Изменение политического строя в стране, участившиеся публичные авиационные показы и зарубежные визиты сделали более открытой и доступной информацию о летчиках полка и о той технике, на которой они летали.

Поскольку появившийся статус никак не может существовать отдельно от определенного внешнего имиджа, летчики пилотажных эскадрилий Кубинки начала 1990-х получили, наконец, специальную форму с соответствующей символикой, а их самолеты — декоративную «фирменную» раскраску согласно разработанным схемам.

Поэтому, когда в 1991 году зазвучали знакомые теперь, наверное, всем названия «Русские витязи», «Стрижи» и «Небесные гусары», было уже совершенно ясно, что речь идет о вполне сформировавшихся пилотажных группах, а не о просто группах строевых летчиков, которые раньше, даже во время зарубежных визитов не имели никаких отличительных признаков, эмблем или символов.

Исключение составляли, разве что, так называемые «красные МиГи», специально окрашенные только на время проведения авиационных парадов в Тушино и Домодедово. Например, МиГ-17 из девятки Н.А.Кисаева (1-я АЭ), МиГ -19 из «ромба» В.Н.Фокина (2-я АЭ), МиГ-21ФЛ из «ромба» Р.Ш.Восканяна (2-я АЭ) и некоторые другие.

Нынче это дает отдельным неискушенным поклонникам авиации повод говорить о существования в то время неких специализированных «пилотажных групп», которые якобы ничем, кроме подготовки и проведения авиационных парадов, не занимались. На самом же деле это были обычные боевые эскадрильи не совсем обычного авиационного полка.

Кстати, «семерка», «пятерка» и «ромб» полковника В. И. Медведева из 3-й АЭ 234-го ГИАП никогда «раскрашенными» не летали. В первый в истории советских ВВС зарубежный дружеский визит в Швецию, на авиабазу Упсала, состоявшийся 28-31 августа 1967 года, отправились десять обычных строевых истребителей МиГ-21ФЛ.

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

В состав группы визита входили: основная группа — «семерка», летавшая на авиапараде в Домодедово, — полковник В. И. Медведев, капитаны Д. А. Фоломеев., Г. Ф. Кузнецов, В. И. Блинов, В. П. Степанов, Л. В. Абрамов, Б. Г. Соболь и трое запасных и «одиночников» — майоры Б. Г. Басистов, В. Г. Захаров и капитан Г. Е. Ермак.

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

Маршрут пролегал через Ригу, Венспилс, Балтийское море и Стокгольм с промежуточной посадкой в Риге (аэродром Румбула). В Упсалу прибыли 28 августа. Программа пребывания была очень насыщенной. Правда, по каким-то соображениям с был продемонстрирован только одиночный пилотаж. С нашей стороны летал майор В. Г. Захаров, а со стороны хозяев — лейтенант Персон на Saab J-35 «Draken». Одиночный и групповой пилотаж «ромбом» на МиГ-21ФЛ наши летчики продемонстрировали своим шведским гостям немного позже — через два года, во время их ответного визита в Кубинку, о чем будет сказано ниже.

Наши МиГ-21ФЛ, посетившие Швецию, были «окрашены» в естественный цвет натурального металла и имели голубые бортовые номера с окантовкой. Вот и вся «символика и атрибутика».

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

В зарубежных газетах под материалы о визитах советских летчиков порой отводились целые страницы под броскими заголовками («Русские над Стокгольмом!» и т.п.), а в нашей «Красной Звезде» можно было найти, разве что, одно размытое маленькое фото с подписью, не дающей представления ни об авиационном подразделении, ни о составе группы.

Правда, было одно исключение. В конце июня 1971 года по приглашению Главкома ВВС П. С. Кутахова в СССР с официальным дружеским визитом прибыла группа французских летчиков на истребителях «Мираж-III», сопровождавшая начальника штаба ВВС Франции генерала авиации Г. Готье. Командиром прилетевшей к нам эскадрильи был майор Ж. Арнобек, начинавший свою службу в полку «Нормандия-Неман». Ввиду того, что ВПП аэродрома в Кубинке была на ремонте, а пилотажный полк временно дислоцировался в Шайковке, гостей встречали в Домодедово. Там же проходили и показательные полеты. На сопровождение гостей, встречу с французскими летчиками и демонстрационные полеты наши авиаторы летали с аэродрома подскока в Клину.

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

Со стороны гостей одиночный пилотаж продемострировал капитан Жильбер Паньо, а с нашей — «одиночник» В. Накопия, «тройка» — подполковник Р. Ш. Восканян (ведуший), майоры Е. В. Аведиков и В. Муша (2-я АЭ.) и «пятерка» в составе полковника В. Н. Медведева (ведущий), подполковника Д.А.Фоломеева, майоров Г. Ф. Кузнецова, Г. А. Зотова и В. И. Блинова (3-я и 4-я АЭ). По этому поводу в сентябрьском номере журнала «Авиация и космонавтика» появилась небольшая заметка, сопровождаемая несколькими фотографиями. Тем не менее, это был определенный «прорыв» в информационном вакууме, касающемся деятельности авиаторов 234-го пилотажного полка.

С 6 по 9 сентября 1971 года шесть истребителей МиГ-21МФ из 234-го ГИАП летали в небе Франции (112-я авиабаза, город Реймс) также без какой-либо символики, в «натуральном металле» и с подвесными баками под плоскостями, а пилоты были облачены в обычные мешковатые строевые раздельные комбинезоны светло-голубого цвета. Попытки как-то разнообразить программу летных показов новыми эффектными элементами (например, роспуск «тюльпан», различные перестроения) в то время, видимо, из осторожности не поощрялись начальством, хотя по уровню пилотажной подготовки летчики давно были к этому готовы.

Францию наши авиаторы посетили с ответным официальным дружеским визитом, сопровождая самолет Ту-124 с Главкомом ВВС Героем Советского Союза маршалом П. С. Кутаховым. В состав группы входили: заслуженный военный летчик СССР полковник В. И. Медведев, подполковник Д. А. Фоломеев, майоры Г. Ф. Кузнецов, В. И. Блинов, Г. А. Зотов и В. Г. Захаров.

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

4 сентября группа совершила промежуточную посадку на аэродроме Миловице в предместьях Праги, а 6 сентября — продолжила свой вояж по маршруту Прага — Страсбург — Реймс. По случаю прилета Советской делегации на авиабазе в Реймсе была устроена торжественная встреча. Наземный и воздушный показы состоялись 8 сентября с демонстрацией самолетов МиГ-21МФ, «Мираж-III» и «Вотур». Наши летали «пятеркой» и одиночно (майор В.Г.Захаров).

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

Французские летчики также продемонстрировали одиночный и групповой пилотаж. Летчик-испытатель капитан Паньо показал на «Мираже» уникальный трюк с посадкой сразу после выполнения петли и последующим взлетом. Затем был продемонстрирован пролет 12 двухместных истребителей-перехватчиков «Вотур» из эскадрона «Нормандия-Неман» в групповом строю в форме лотарингского креста.

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

Подробное описание визита во Францию выходит за рамки этой публикации, поскольку одно только перечисление протокольных мероприятий, проведенных в Реймсе, Париже, Ле Бурже и других местах, занимает несколько страниц программы-буклета, подготовленного для гостей принимающей стороной. Оставив свои росписи в книге почетных гостей «Нормандии-Неман», группа 9 сентября вылетела домой.

В августе 1978 года специально для визита в Финляндию, на авиабазу Куопио-Риссала, истребители МиГ-23МЛ, состоявшие на вооружении 234-го ИАП, были перекрашены в декоративный трехцветный камуфляж с глянцем (как говорили техники «под лак»). На верхних поверхностях машин он состоял из пятен темно-коричневого, светло-песочного и темно-зеленого цветов. Слой блестящего лака, которым были дополнительно покрыты самолеты, позволил долго сохранять их окраску в хорошем состоянии.

С 1975 по 1986 год были и другие визиты летчиков пилотажного полка в Швецию, Францию и Финляндию на самолетах МиГ-21бис, МиГ-23МЛ и МиГ-29 («9-12»). Но, как и все предыдущие, это были отнюдь не публичные показы или авиашоу в привычном для нас понимании, а мероприятия, организованные по линии военных ведомств и поэтому особо не афишируемые. Тем не менее, в зарубежной авиационной периодике (но, увы, не в нашей) эти визиты нашли свое отражение.

Сказанное выше относительно статуса так называемых «пилотажных групп» можно отнести и к некоторым зарубежным летным строевым подразделениям того времени, летчики которых занимались групповым пилотажем. Например, группа истребителей из состава 16-й флотилии ВВС Швеции, базировавшаяся на аэродроме Упсала, продемонстрировавшая эффектный групповой пилотаж над Кубинкой в 1972 году, также летала на обычных строевых самолетах и не имела ни названия, ни специальной раскраски.

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

Автору этой статьи тогда впервые довелось наблюдать горизонтальную бочку, безукоризненно выполненную в плотном групповом строю. В то же время пилотажная группа французских ВВС Patrouille de France, летала «девяткой» на специально окрашенных в цвета национального флага учебно-боевых самолетах Fuga «Magister».

Состав пилотажных эскадрилий 234-го полка в 1960-е годы формировался из летчиков, пришедших в Кубинку разными путями и в разное время. Часть из них попали в этот гарнизон еще в середине 1950-х сразу после авиационных училищ, некоторые же были переведены туда позже из других авиачастей. В Кубинке до 1967 года стояли три полка 9-й ИАД — 32-й ГИАП, 234-й ГИАП и 274-й АПИБ, поэтому графики полетов составлялись довольно плотно. Прибывающие в Кубинский авиагарнизон молодые летчики пополняли ряды этих полков. Среди них были и будущие «пилотажники».

Вследствие неразберихи в учебном процессе судьба сперва разбросала курсантов-однокашников по Ка-чинскому училищу выпуска 1955 года по разным учебным аэродромам, а затем снова собрала их вместе под крылом 9-й ИАД. Курсанты учебных эскадрилий, летавших с бетонных полос, естественно, имели больший налет и закончили училище на полгода раньше.

В эту группу попали Р. Ш. Восканян, А. В. Марков, В. И. Лебедев, Л. Дубовский, В. К. Шарипов, В. А. Муша, Ю. Н. Беркут, А. Н. Кудряшов и П. Ф. Николаев. Первые двое были направлены в 32-й полк, остальные — в 234-й. Во время реорганизаций и сокращений ВВС в конце 1950-х в 234-й полк перешел и Рубен Восканян. В 1954 году в 32-й полк из Армавирского училища прибыл Д. А. Фоломеев.

Часть летчиков попала в Кубинку позже, в 1960 году, во время начавшейся кампании по сокращению личного состава ВВС, во время которой летчиков обычно не увольняли, а перераспределяли по другим частям. Так в авиагарнизон перевелись капитаны В. И. Блинов (из Венгрии), Л. В. Абрамов (из Польши), Н. И. Антипов, А. И. Метелев, Я. Азов и Н. Д. Пудовкин (из Риги), Е. Александров (из города Кимры). Из Джанкоя в том же году прибыли старшие лейтенанты Г. В. Мамонтов, Ю. И. Зайцев, В. П. Степанов, Г. И. Курганов, А. Сорокин, Е. М. Аведиков, А. Клепко, В. Картавых и другие. С целью отбора наиболее подготовленных кандидатов на некоторые точки выезжали представители 32-го ГИАП во главе с подполковником С. М. Перовским.

Моему отцу также посчастливилось служить в обоих прославленных истребительных полках, находившихся тогда в Кубинке — 32-м и 234-м ГИАП. В 32-й ГИАП он попал в 1955 году по праву выбора после окончания с отличием Качинского ВАУЛ им. Мясникова. В Каче он летал на Як-11, а выпускался уже на МиГ-15. Кубинка встретила истребителем МиГ-17, мало отличавшимся от МиГ-15, а после небольшого налета на этой машине, примерно через полгода, последовало переучивание на более сложный и скоростной МиГ-19.

32-й ГИАП первым в стране получал новую технику и первым проводил ее войсковые испытания. По уровню подготовки летчики этого полка намного опережали своих сверстников, прибывших одновременно с ними в другие полки 9-й ИАД. Молодых летчиков сразу подключали к выполнению различных учебно-боевых задач, с выполнением которых рос налет, накапливался боевой опыт.

К моменту получения полком в марте 1960 года истребителя МиГ-21Ф, а затем и его модификации — МиГ-21Ф-13, молодые летчики имели 3-й класс и получили возможность участвовать в войсковых испытаниях новой машины, которые проходили в течение нескольких месяцев в испытательном центре во Владимировке (Волгоградская область). Несмотря на некоторые недочеты, новый истребитель зарекомендовал себя как надежная и безотказная машина, легкая и удобная в управлении, а летавшие на ней молодые пилоты в 1962 году получили 2-й класс, а к 1964-му уже имели 1-й.

Ко времени проведения воздушного парада 1961 года в Тушино 32-й ГИАП имел на вооружении МиГ-21Ф-13, 274-й АПИБ переучился с МиГ-19 на Су-7Б, а пилотажный 234-й полк еще летал на МиГ-17 и МиГ-19. В параде принимали участие все три полка. Обычные летчики 32-го и 274-го полков летели на в параде в составе колонн, состоящих из звеньев по три самолета с дистанцией и интервалом три метра, а пилотажники — в составе групп — «ромб» на МиГ-19, «пятерка» на МиГ-17, а также одиночно на МиГ-19. Проведению парада как всегда предшествовала очень серьезная подготовка на земле и в воздухе. Пилотажники выкраивали время в довольно жестком летном графике и в течение месяца проводили в свою летную смену (которых было три в неделю) по три-четыре полета на групповую слетанность ежедневно.

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

Первыми в назначенное время «Ч» с полосы аэродрома Кубинка в небо ушли группы пилотажников, затем звенья 32-го ГИАП на МиГ-21Ф-13 и 274-го АПИБ на Су-7Б.

Ведущим «ромба» МиГ-19 был подполковник В. Н. Фокин, ведущим группы МиГ-17 — подполковник П.Ф.Мантуров, одиночный пилотаж на МиГ-19 продемонстрировал майор В.Н.Швецов. Колонну звеньев 32-го и 274-го полков возглавлял командир дивизии генерал С.И.Астахов. С ним в звене были зам. командира дивизии полковник Ф.П.Оноприенко и штурман дивизии полковник А.В.Степанов.

Ведущим второго звена летал командир 32-го ГИАП подполковник Н.В.Шибанов, ведущим первого звена 274-го АПИБ — подполковник Шинкаренко.

По случаю успешного выполнения задачи для участников парада был организован торжественный прием с вручением правительственных наград в Кремле. С успешным выполнением поставленной задачи авиаторов поздравил Н.С.Хрущев.

В 1963 году вышел фильм «Им покоряется небо», посвященный испытаниям новой авиационной техники. Для заставки к этому фильму на фоне титров была выбрана кинохроника, относящаяся к параду в Тушино, в том числе одиночный и групповой пилотаж летчиков 234-го ИАП на МиГ-19 с дымовыми трассерами под плоскостями.

1962 и 1963 годы связаны с двумя малоизвестными страницами истории наших ВВС, непосредственными участниками которых стали авиаторы 32-го и 234-го полков из Кубинки.

В мае 1962-го по решению советского правительства из летчиков 2-й эскадрильи 32-го ГИАП (практически в полном составе), усиленной несколькими летчиками других подразделений Кубинки, была сформирована группа для отправки в Индонезию, на остров Ява для оказания интернациональной помощи правительству этой страны в назревающем военном конфликте с Голландией. В начале июля группа в гражданской одежде вылетела из Москвы на самолете Ил-18 по маршруту Ташкент — Дели — Рангун — Джакарта. Немного раньше убыл рядовой и технический состав для сборки и подготовки самолетов МиГ-21Ф-13, прибывших в Индонезию морским и воздушным путями.

В летный состав группы входили: подполковник Н.В.Чистяков (старший группы), майор Ю.Ю.Немцевич (командир эскадрильи), капитан Н.П.Крайнов (зам. командира эскадрильи), командиры звеньев капитаны А.А.Михайлов, В.Н.Лебедев, Г.Ф.Денисенко, Д.А.Фоломеев, старшие летчики капитаны Г.Ф.Кузнецов, В.Барменков, Н.Д.Пудовкин, В.П.Степанов, Я.С.Азов, а также летчики старшие лейтенанты Ю.В.Зайцев и Г.В.Мамонтов.

Группе предстояло обучить индонезийцев полетам на Миг-21 и быть готовыми оказать непосредственную помощь в воздухе в случае эскалации конфликта. К счастью, конфликт был урегулирован мирным путем, тем не менее, за время пребывания за рубежом летный состав эскадрильи приобрел богатый опыт полетов в простых и сложных метеоусловиях, в различных условиях рельефа над сушей и над морем. Уникальный случай произошел с капитаном Лебедевым. Во время тренировочного полета в ночное время суток его МиГ-21Ф-13 совершил вынужденную посадку на фюзеляж в горной местности на рисовых террасах в районе портового города Сурабая. Самолет получил небольшие повреждения и был позже доставлен на базу. Летчик отделался легкими ушибами и продолжал летать.

Осенью того же года во время так называемого «Карибского кризиса» оставшаяся часть 32-го полка для выполнения аналогичных задач, только в другом полушарии, была направлена на Кубу. Поскольку к моменту возвращения в начале ноября 1962 года летчиков 32-го полка из Индонезии их полк еще отсутствовал, 2-ю АЭ временно прикомандировали к пилотажному 234-му ГИАП.

После возвращения 32-го ГИАП с Кубы осенью 1963 года по решению командования ВВС Московского военного округа 2-я эскадрилья была окончательно переведена в распоряжение 234-го полка, став его новой 3-ей эскадрильей.

Таким образом, 234-й ГИАП, имевший на вооружении истребители МиГ-17 и МиГ-19, получил в свое распоряжение эскадрилью хорошо обученных и подготовленных пилотов, летавших на новом истребителе МиГ-21Ф-13 в простых и сложных метеоусловиях, днем и ночью. Оказавшись в составе пилотажного полка, летчики 3-й АЭ приступили к переучиванию летного состава двух других его эскадрилий на новую технику, а также — к интенсивным тренировкам на отработку групповой слетанности.

Вот что вспоминает о начальном периоде своей службы в 234 ИАП ветеран 32-го и 234 ГИАП, мастер спорта по самолетному спорту, подполковник в отставке Г.Ф.Кузнецов: «В пилотажной подготовке опыт приходил не сразу. Как показывает практика, не каждому человеку дано быть летчиком, и не каждому летчику — пилотажником. Мы много тренировались: получали провозки на с парках, летали в паре на виражах, боевых разворотах, косых петлях, затем нам показали и петлю.

Но всегда бывает что-то в первый раз. И такой момент наступил очень скоро. Нам предстояло продемонстрировать свое мастерство на авиационном показе для индийской делегации. Взлет осуществляли четверкой, а пилотаж «ромбом», в котором я занимал место хвостового ведомого. Ведущим стоял В.И.Медведев, слева — В.И.Степанов, а справа — В.И. Блинов. Выполнили перестроения, проход над полосой, потом — несколько виражей, боевых разворотов и косых петель. Приступили к петле. Никогда в жизни я не ощущал ничего подобного — перегрузки, координация рулей управления, опасность попасть в спутную струю ведущего и желание ни в коем случае не подвести и оправдать оказанное доверие. Показ мы выполнили на «отлично». В дальнейшем, когда мы освоили полеты с различными сложными перестроениями, подобная работа казалась нам уже вполне обыденной…».

Кроме многочисленных авиационных показов представителям командования, гражданским и военным делегациям, на аэродроме Кубинка периодически проводились специализированные целевые показы и выставки новой техники, организованные для потенциальных зарубежных покупателей. Различная авиационная техника демонстрировалась не только на земле, но и в воздухе. Такие показы обычно заканчивались своеобразным «мини-парадом», во время которого устраивался пролет представленной техники над аэродромом и групповой пилотаж. Кубинку посещали летные делегации из Кубы, Чили, Вьетнама, Индии и стран Ближнего Востока.

Постоянные тренировки в пилотаже и групповой слетанности сочетались у летчиков 234-го полка с будничным трудом обычных строевых летчиков-истребителей,так как никто и никогда не освобождал авиаторов «показного» полка от выполнения повседневных учебно-боевых задач. Так, в июле 1968 года вся «семерка» основного состава (кроме командира полка полковника Медведева), а также пилотажни-ки 3-й АЭ старшие лейтенанты В.И.Благодарный, И.В.Юрьев и подполковник В.Г.Захаров (командир эскадрильи) принимала участие в грандиозных учениях «Восток», проводимых в связи с обострившейся обстановкой на советско-китайской границе.

Вместе с 32-м ГИАП, который к тому времени был переведен в Шаталово (Смоленская область), летчики совершили перелет через всю страну на аэродром Чиндант (у станции Борзя в Читинской области). Учения прошли нормально, без единого летного происшествия.

К моменту проведения знаменитого парада в Домодедово 9 июля 1967 года в Кубинке имелось уже несколько сложившихся, хорошо подготовленных и слетанных групп, освоивших пилотаж на МиГ-17 и МиГ-21. На Миг-17 продолжала еще летать «девятка» 1-й АЭ под руководством майора Н.А.Кисаева (до него эту группу водил П.Ф.Мантуров). В ее состав входили капитаны Е.Ф. Костяев, Г.И. Курганов, В.И. Картавых, П.Ф.Николаев, Г.А.Ткаченко, Е.П.Соловьев, Г.А.Лалаев и В.К. Кабанов.

Во второй эскадрилье на МиГ-21 был «ромб», водимый комэском майором РШ.Восканяном в составе: капитаны Е.М. Аведиков, Ю.В. Галкин (боковые), Ю.Н.Беркут (хвостовой). Капитан Ломакин заменивший штатного мастера своего дела — «одиночника» майора Швецова, считался в Кубинке наиболее подготовленным в этом виде пилотажа.

В 3-й АЭ, кроме своего «ромба», имелись еще «пятерка» и «семерка» — очень зрелищное и красивое построение, которое так до сих пор и не решились «реанимировать» пилотажники современной Кубинки. Ведущим всех этих групп, состоящих из одних и тех же летчиков, был полковник В. И. Медведев, сменивший к тому времени П. Ф. Мантурова на посту командира 234-го полка.

В ромбе 3-й АЭ обычно летали В. И. Медведев, В. П. Степанов (правый), В. И. Блинов (левый) и Г. Ф. Кузнецов (хвостовой). В «пятерке» клином — В.И. Медведев., Г.Ф. Кузнецов (правый крайний), Д. А. Фоломеев (левый крайний), В.П.Степанов (второй справа) и В. И. Блинов (второй слева).

Позже в составе «пятерки» летал также Г.А.Зотов. В «семерке» за бессменным ее ведущим В.И.Медведевым первым хвостовым ведомым всегда ходил Г. Ф. Кузнецов, крайним хвостовым — Д. А. Фоломеев, крайним правым — Л. В. Абрамов, крайним левым — В. И. Блинов, средним слева — Б. Г. Соболь, средним справа — Степанов В. И. На месте Соболя заменяющим в «семерке» летал также Г. И. Ермак. Место Степанова позже в «семерке» занимали Г.А.Зотов и В.И.Благодарный В приведенных выше составах пилотажных расчетов 234-й ГИАП принял участие в знаменитом параде 1967 года.

Геннадий Кузнецов «Секретно-пилотажный авиаполк»

Фотографии того времени и кадры кинохроники сохранили бортовые номера истребителей МиГ-21ФЛ из состава «ромба» и «семерки» 234-го ГИАП, участвовавших в авиапараде 1967 года: «ромб» — «54», «55», «60», «67»; «семерка» — «61», «62», «63», «64», «65», «68», «69».

Парад в Домодедово стал одним из наиболее ярких и запоминающихся событий в жизни полка. Впервые за много лет широкой общественности были продемонстрированы новейшие образцы военной авиатехники. О том, как проходил этот знаменитый парад и об участии в нем летчиков из 234-го ГИАП, лучше всего может рассказать его непосредственный участник — подполковник в отставке Г.Ф. Кузнецов, летавший в составе пилотажной «семерки»: «… После большого перерыва 9 июля 1967 года состоялся грандиозный воздушный парад над летным полем аэропорта Домодедово, посвященный 50-й годовщине Октябрьской революции.

Перед парадом наши «одиночники» и участники группового пилотажа в течение месяца отрабатывали групповую слетанность и провели несколько репетиций, включая генеральную. На всех репетициях подход к зоне, пилотаж роспуск и посадка проводились согласно заданному расчетному времени в рамках общего регламента. Репетиции проводились по полной программе парада с участием всей задействованной в нем «малой» и «большой» авиации.

После генеральной репетиции МиГ-21ФЛ приземлились в Домодедово, а летчиков разместили в гостинице аэропорта. Пилотажная «девятка» на МиГ-17 села у себя дома — в Кубинке. Ранее мы неоднократно садились в Домодедово на транспортном самолете Ли-2, который летал в Кубинку для перезарядки трассеров: отправлялись ночевать домой, а на следующий день возвращались к своим самолетам.

В параде принимали участие летчики 234-го ГИАП, 32-го ГИАП и 274 АПИБ 9-й ИАД. Колонну парадных звеньев замыкали летчики 32-го полка на истребителях МиГ-21ПФМ. Возглавлял колонну командир дивизии генерал-майор А. В. Мазур.

Кроме ведущих и первых ведомых, все самолеты в группах были оснащены цветными дымовыми трассерами. Самолеты «одиночника» В.К.Лихачева, «ромба» и «девятки» имели парадную окраску.

Мы находились на аэродроме Домодедово в первой готовности — сидели в кабинах самолетов и ждали команды на запуск двигателей. А в это время напротив нас на специально отведенных стоянках вдоль рулежных дорожек на земле демонстрировалась новая авиационная техника с выкладкой боевого вооружения. Мощные громкоговорители оповещали зрителей обо всех событиях, происходящих на земле и в воздухе. Погода была, как говорят в авиации, «миллион на миллион». Многотысячные толпы зрителей, солнце, тепло, музыка.

Настало время, когда дело дошло до демонстрации летной программы. Парад открывался пролетом спортивных самолетов в строю, образующем слово «ЛЕНИН». Затем в колонне прошли вертолеты Ми-1 с флагами всех Союзных Советских республик. После этого наступила очередь демонстрации пилотажа на боевых самолетах.

Первым в воздух поднялся полковник Лихачев, выполнивший одиночный пилотаж МиГ-21ФЛ, специально покрашенном для участия в параде. Затем групповой пилотаж в строю «ромб» продемонстрировала группа МиГ-21 ФЛ, ведомая майором Восканяном. Затем взлетела наша «семерка» на МиГ-21ФЛ во главе с полковником Медведевым. Ширина Б/7/7 в Домодедово (80м) позволяла взлетать и садиться одновременно полной группой, что мы и продемонстрировали. Взлетали клином и после отрыва производили перестроения. Мой самолет имел бортовой номер «64» и во время взлета был крайним правым. После отрыва я уходил влево и вперед, занимая место за ведущим Медведевым, а за мной с места левого крайнего на взлете пристраивался Д. Фоломеев.

Вся программа прошла успешно, с отличным качеством. После нашей посадки из Кубинки пришла «девятка» МиГ-17, ведомая майором Киса-евым, которая продемонстрировала пилотаж как в полном составе, так и после роспуска еше и «клином» -«пятеркой». От пилотировав, красные МиГ-17 вернулись на свой аэродром. После заруливания самолетов нашей группы на стоянку, всех пилотажников отвезли к аэропорту и доставили на крышу левого крыла здания. Дальнейший ход парада мы наблюдали уже в качестве зрителей. С нами рядом находились командиры ВВС Московского военного округа, в том числе трижды Герой Советского Союза, заместитель главкома ВВС МВО И.Н.Кожедуб.

После пилотажа «девятки» над ВПП была произведена демонстрация опытного самолета вертикального взлета Як-36, новых вертолетов Ми-6 и Ми-10. На параде также впервые показали опытные самолеты с изменяемой стреловидностью крыла КБ Сухого и МиГ.

Затем над аэодромом прошли звенья высотных всепогодных перехватчиков — Су-9, Су-11, Су-15, МиГ-25, Ту-128, Як-28, а также колонна, состоящая из звеньев МиГ-21 ПФМ и Су-7БКЛ из состава 32-го ГИАП и 274-го АПИБ, вылетевших из Кубинки. За ними прошли самолеты стратегической авиации — Ту-16, Ту-22 и Ту-95.

Завершался воздушный парад массовым десантированием личного состава и техники ВДВ с самолетов Ан-12, Ан-22 и вертолетов Ми-6.

За успешное проведение этого грандиозного мероприятия, высокое мастерство и владение техникой все летчики — участники парада были награждены орденами. Нам были присвоены также звания мастеров спорта по самолетному спорту и повышены воинские звания».

Служба пилотажников 2-й и 3-й эскадрилий 234-го ГИАП была связана с различными модификациями истребителя МиГ-21. Наиболее легким, удобным и простым в управлении, судя по их отзывам, был МиГ-21 Ф-13 (изделие «74»). Ему на смену весной 1963 года пришел МиГ-21 ПФ (изделие «76»), а немного позже -ПФМ (изделие «94») и ФЛ (изделие «77»). Последние две машины были основными у пилотажников Кубинки во второй половине 1960-х — начале 70-х годов.

Особенно часто использовался МиГ-21 ФЛ. Самолет внешне практически ничем не отличался от поздней версии ПФС (изделие «94»), еще сохранившей от своих предшественников цельный каплевидный, открывающийся вперед фонарь кабины и катапультное кресло типа СК-1, но уже имевшей киль увеличенной площади без характерного для модификаций Ф, Ф-13, ПФ и ранних ПФС излома передней кромки.

В отличие от позднего ПФС, у «кубинских» ФЛ отсутствовали трехштырьковые антенны станции распознавания на килях и под носовой частью фюзеляжа. Верхняя часть килей не была покрашена радиопрозрачной краской. Летать на МиГ-21ФЛ в 3-й АЭ 234-го ГИАП начали незадолго до парада в Домодедово, примерно в начале мая 1967 года, а пролужил он пилотажникам Кубинки почти до середины 1970-х одновременно с другими модификациями МиГ-21, поступавшими на вооружение в разное время — ПФМ, МФ, СМ и даже «тяжелым» МТ.

МиГ-21ФЛ был легким и послушным в управлении, возможно, во многом благодаря установленному на нем, как и на других ранних модификациях МиГ-21, эффективному триммер-ному устройству, снимающему усилие на ручку управления. С переходом полка в 1970-1971 годах на более тяжелые СМ (изделие «95М»), МФ (изделие «96М») и МТ (изделие «96Т»), на которых «триммерный эффект» достигался уже с помощью другого агрегата, возникла необходимость в его замене на прежний, более эффективный и удобный на пилотаже.

Просьба летчиков, обратившихся по этому поводу в МАП, была удовлетворена, и на новые пилотажные МиГи поставили прежние триммерные устройства.

Для улучшения обзора на самолете первого хвостового ведомого «семерки», место которого в групповом строю было всегда наиболее сложным и уязвимым, снимали прицел АСП, закрывающий вид через лобовое стекло. Специально на заказ были сделаны более темные по сравнению с штатными светофильтры для летных шлемов.

Во время парадов и показов на подфюзеляжном пилоне самолетов (кроме ведущего и первых ведомых) иногда устанавливали трассеры с цветными дымами.

Групповой пилотаж на МиГ-21 выполнялся на более высоких скоростях, радиусах и высотах, благодаря чему он выглядел более динамично и хлестко, чем современный, выполняемый на высокоманевренных машинах 4-го поколения. В верхней точке петли группа иногда вообще терялась из вида, как бы «зависая» там на некоторое время, и определить направление на нее можно было только по звуку. Но зато, когда она на большой скорости и заметно проседая по инерции, выходила из петли на прямую площадку и с ревом проходила на небольшой высоте поперек полосы или над авиационным городком,это производило незабываемое впечатление.

В начале и первой половине 1970-х пилотажников — ветеранов 234-го полка постепенно заменили более молодые пилоты, пришедшие в Кубинку в середине 1960-х: лейтенант В.Бизяев, капитаны А.Кудрявцев, В.Плужник, П.Зубец, А.Зубков, В.Лахно, В.Кубко, В.Михайлов, майоры Б.Грабовецкий, А.Благодарный, Г.Задвинский и Ю.Фалеев. Часть из них была воспитанниками опытных наставников из числа пилотов, о которых уже рассказано выше.

До поступления в полк МиГ-23 они продолжали еще некоторое время летать на различных модификациях МиГ-21, в том числе и на МиГ-21ФЛ. Командирами 234-го полка в то время были подполковник Д.В.Хиль (1970-1971 гг.), подполковник Д.А. Фоломеев (1971-1973 г.г.) и подполковник Г.П.Басистое (1973-1975 г.г.). Одну из эскадрилий пилотажников в начале 1970-х возглавлял майор Г.А.Лалаев.

Летали «ромбом», «пятеркой» и «шестеркой» с различными перестроениями, а также одиночно, но «семерки», насколько мне известно, в Кубинке больше не было…

источник: Геннадий КУЗНЕЦОВ "Секретно-пилотажный авиаполк" Авиапарад 2009-03

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
redstar72NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

redstar72

++++++++++ 

++++++++++ yes

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить