«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

0
0

ВВЕДЕНИЕ

13 февраля 1885 г. попытка китайской эскадры снять французскую блокаду с Формозы завершилась через считанные минуты после того, как китайский адмирал увидел противника. Попытка удрать, однако, удалась китайцам уже лучше: три самых быстроходных крейсера смогли оторваться от кораблей адмирала Курбе, а два более тихоходных – 2600-тонный фрегат «Ю-Юань» и 1200-тонный корвет «Тен-Чжин» укрылись на незащищенной береговыми батареями, но неизвестной французам стоянке в Шейпу. Вход на стоянку был возможен через несколько изобиловавших мелями узких проток между островами, и Курбе счел, что лезть наобум в незнакомые воды – несмотря на свое значительное превосходство в силах – преждевременно. Его корабли перекрыли выходы со стоянки, а три паровых катера отправились на разведку. Хотя им и удалось обнаружить китайцев между Шейпу и островом Туньун, остальные данные были неутешительны – для французской эскадры, главную силу которой представляли имевшие большую осадку «Баярд» и «Триомфан», попытка пробраться к противнику была слишком рискованной.

Номерных миноносцев, один из которых столь успешно отработал при избиении китайской эскадры полугодом ранее, на сей раз у Курбе не было. Однако в том же бою паровому катеру с флагманской «Вольты» удалось шестовой миной сбить руль китайской канонерки, и адмирал решил повторить успешный опыт. В атаку, назначенную на ночь с 14 на 15 февраля, были снаряжены два 8,5-метровых паровых катера с «Баярда», вооруженные шестовыми минами №1 образца 1878 г. Отметим, что скорость этих катеров не превышала 7 узлов, а дальность плавания полным ходом – 35 миль. Командование было поручено уже успевшим отличиться (хотя и в боях на суше) офицерам «Баярда» – кавторангу Гурдону и капитан-лейтенанту Дюбоку. Сопровождение поручили катерам под командованием опытного гидрографа, капитан-лейтенанта Равеля. Под покровом ночи, выкрашенные в черный цвет катера четыре с лишним часа пробирались через лабиринт островов и искали успевших сменить место стоянки китайцев. Шум машин был чрезмерным, и непосредственно перед выходом в атаку скорость пришлось сбавить. В итоге, когда с «Ю-Юаня» заметили катер Гурдона, дистанция не превышала двухсот метров. Китайцы успели открыть огонь из картечниц и винтовок, убив одного матроса и повредив паровой котел. Гурдон счел пальбу неизбежным злом и, не обращая на повреждения внимания более необходимого, чем нужно для их исправления, взорвал 13-килограммовый заряд пироксилина о правый борт китайца. Дюбок задержался, но затем смог подойти к «Ю-Юаню» незамеченным и также подорвать свою мину. Пока запаниковавшие команды китайских кораблей начали палить друг в друга (результатом чего стало подводное – и оказавшееся фатальным – повреждение «Тен-Чжин»), французы, потерявшие в темноте сопровождавший их катер Равеля, решили уйти из лабиринта проток самостоятельно [1]. К 10 утра оба катера добрались до транспорта «Саон».

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

Гибель обоих китайских кораблей подтвердилась 16 февраля. Курбе получил свою победу, Гурдон и Дюбок – награды, китайцы – повод и дальше не ввязываться в морские сражения с французами, а сторонники «Молодой школы» – подтверждение способности даже самых малых и неуклюжих миноносок топить, хотя бы на стоянке, крупные корабли.

Не стоит, впрочем, думать, что идея использования перевозимых на больших кораблях миноносок или минных катеров не посещала головы французских моряков до Курбе.

На заседании 21 марта 1877 г. Комиссия по подводной обороне пришла к следующему мнению:

«…Так как невозможно обеспечить вооруженные минами паровые катера броненосцев качествами, дающими им возможность участвовать в бою в открытом море, нужно строить специальные корабли, при условии, что они будут очень быстроходны и способны действовать в бурном море. Следовало бы также придать к каждой эскадре специальный корабль, несущий некоторое число миноносок. Этот корабль должен иметь скорость по меньшей мере равную скорости броненосцев, которые бы он сопровождал, и быть устроенным так, чтобы спускать на воду и поднимать на борт миноноски при погодных условиях позволяющих вести обычный бой».

Предполагалось, что 

«эскадра из 12 броненосцев, несущих двенадцать миноносок, и сопровождаемая транспортом, несущим и снабжающим еще восемь-двенадцать миноносок, имеет серьезные основания идти на врага».

9 апреля 1878 г. вышло распоряжение министра о переделке транспорта «Ньевр» в носитель миноносок. В носовом трюме следовало разместить три 8,85-метровых стандартных паровых катера, вооруженных минами, еще один разместить на люке этого же трюма, пятый на палубе в корму от грот-мачты, и с каждого борта между грот- и бизань-мачтами – по миноноске Торникрофта. Специально подчеркивалось, что задачей такого транспорта должно стать не сопровождение своего флота в открытом море, но атака вражеских портов, бухт и рейдов. Впрочем, в итоге распоряжение министра от 25 ноября 1879 г. предписало переделать в носитель миноносок транспорт «Япон». Первые испытания с подъемом и спуском на воду пяти миноносок Торникрофта прошли в августе 1881 г. В течение девяти лет «Япон», переквалифицированный из транспорта в «учебный торпедный корабль», регулярно проводил опыты с использованием миноносок. На нем могли размещаться любые четыре из шести миноносок, получивших номера 29, 30, 56, 57. 58 и 59. По идее они были однотипны, но 56 и 57 построили сами французы, по немного измененным чертежам.

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

Французские миноноски отличались таранным форштевнем и типом торпедных аппаратов – вместо «решетчатых» на них установили трубы, торпеда из которых выталкивалась сперва паром, а затем – пороховым зарядом. Также французские миноноски имели два руля – малый носовой, площадью 0,065 м², и кормовой, площадью 0,519 м².

Стоит также отметить, что в ходе службы максимальная скорость миноносок быстро упала до 11 узлов.

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

Однако операция спуска и подъема миноносок на «Япон» оставалась непростой, а сами подъемные устройства – слишком примитивными. В 1889 году «Япон» избавили от роли корабля-носителя, вернув его на службу в качестве обычного транспорта. Миноноски, однако, остались в строю; №29 пострадала в 1897 г. при столкновении и была списана, №59 погибла в 1903 г. вместе с четырьмя членами экипажа, прочие были списаны в 1903-1910 гг..

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

Тем не менее, полученные на «Японе» не вполне удачные результаты не охладили пыла сторонников «Молодой школы». Ставя в пример успех Гурдона и Дюбока, достигнутый при помощи лишь шестовых мин, а не торпед (да, на тот момент по результатам испытаний французы считали шестовую мину куда более надежным оружием, чем торпеда, но прогресс не стоял на месте) и с малоприспособленных к таким атакам катеров, они настаивали, что современные миноноски смогут достичь куда большего, и дело лишь за решением министра. Дополнительную убедительность их аргументам придала закладка англичанами носителя миноносцев «Вулкан». В результате, весной 1890 г. морской министр Эдуар Барбе одобрил идею создания «эскадренного транспорта», программа создания которого была утверждена на заседании 13 мая 1890 г. Предполагалось, что транспорт будет нести десять миноносок водоизмещением 12 тонн и все необходимое для их снабжения, а его скорость и дальность плавания обеспечат возможность сопровождать броненосную эскадру. Кроме того, высокая скорость должна была помочь транспорту избежать боя с противником. Впрочем, несмотря на это обстоятельство, транспорт должен был получить довольно приличное артиллерийское и торпедное вооружение.

ПРОЕКТ

Из всех предложенных проектов наибольшее внимание Строительного совета привлек разработанный инженером Жаном-Казимиром Дюпла-Лаиттом. Родившийся в 1849 г. и окончивший «Эколь Политекник» в 1873 г., он во время франко-китайской войны успел послужить в Тонкине, где отвечал за ремонт кораблей эскадры адмирала Курбе и отличился при разработке сигнальной системы, обеспечивавшей связь между кораблями, поддерживавшими блокаду Формозы и флотилией речных канонерок в Тонкине. Его заслуги принесли ему орден Почетного легиона, врученный 14 июля 1884 г. Кроме того, во время упоминавшейся атаки китайских кораблей при Шейпу он нес службу на том самом «Баярде», что, по мнению некоторых, и привлекло внимание именно к его проекту.

В 1890 г. Дюпла-Лаитт в звании инженер-капитана 2-го ранга работал в Тулонском арсенале на должности инспектора работ, осуществляемых частными фирмами. Успешная разработка проекта будущего «Фудра» подстегнула его карьеру; в 1892 г. он был произведен в инженер-капитаны 1-го ранга, в этом звании занял пост помощника Кораблестроительного департамента в Тулоне и на несколько лет вернулся в Тонкин. В 1901 г., возвратившись в Тулон, Дюпла-Лаитт стал членом Строительного совета, а в 1907-м, уже в звании инженер-контр-адмирала, занял пост Начальника кораблестроительного департамента Тулона, на котором и оставался почти до самой своей смерти, последовавшей в 1916 г.

Упомянутый проект был рассмотрен и в целом одобрен Строительным советом на заседании 2 июня 1891 г. 24 июля концепция «эскадренного транспорта» была одобрена и министром Барбе, с условием

«внесения изменений в соответствии с выводами, сделанными Строительным советом…»

Новый проект был отправлен в Париж 7 октября, а уже 20-го начальник Технического департамента инженер Бьенэме предлагает министру Барбе:

«…учитывая тот факт, что инженер Лаитт внес все предписанные изменения и поправки, измененный проект можно счесть удовлетворяющим пожеланиям Строительного совета. Я представляю проект на утверждение министра и предлагаю поручить Комиссии по машинам и тяжелому оборудованию начать размещать заказы для оснащения этого корабля, который будет включен в состав флота под названием «Сен»».

Приложенная к проекту записка Лаитта уточняет, как должна была бы проходить работа с миноносками:

«По оценке, водоизмещение эскадренного транспорта достигнет 5557,476 т, длина между перпендикулярами – 107,90 м. Корабль устроен так, что сможет нести 10 18-м миноносок водоизмещением 12 т.

Для спуска их на воду предусмотрели устройство, аналогичное примененному на «Пелайо»; благодаря ему можно одновременно спускать на воду по четыре миноноски с каждого борта. Гак не крепится непосредственно под нижним шкивом, а соединяется с ним обоймой, опирающейся на рессоры Бельвилля – подобно системе, использующейся на железной дороге. Эта система позволяет поглощать сотрясения в том случае, когда миноноска в непогоду будет находится на гаках, но недостаточно высоко, чтобы не подвергаться ударам волн.

Подъем будет осуществляться при помощи паровых лебедок, размещенных по тому же принципу, что на «Марсо». Я присутствовал на испытаниях этого броненосца; требовалось две минуты, чтобы поднять миноноску, поставить ее на кильблоки, откинуть балку наружу и быть готовым к приему следующей миноноски. При подъеме миноноска проходит на расстоянии не меньше метра от корпуса. Все выступы достаточно малы, а балки – длинны, чтобы миноноска могла зацепиться.

Четыре лебедки для работы с миноносками размещены на верхней палубе, четыре лебедки для работы со шлюпками – на крыше камбуза…»

30 ноября 1891 г. министр уточнил, что поскольку новый корабль решено переквалифицировать из транспорта в крейсера, то его название будет не «Сен», а «Фудр». Название реки – до того использовавшееся во французском флоте в качестве имени дюжины кораблей, в основном флейтов и транспортов – для крейсера было сочтено неподходящим. Имя же «Фудр» – «Молния» – было унаследовано от старого винтового фрегата, и хотя в прошлом использовалось в основном для канонерок, по мнению министра оказалось для крейсера вполне уместным.

Различные частные фирмы выдвинули ряд предложений по оснащению корабля, особенно расстаралась «Форж э Шантье». 20 января 1892 г. фирма отправила министру письмо со следующими строками:

«Гэсподин министр,

Мы имеем честь сообщить вам, что депутаты Гавра обеспокоены положением рабочих этого города, во множестве увольняемых из-за нынешнего спада в кораблестроительной отрасли, и призывают нас еще снизить цену, за которую мы готовы построить транспорт миноносок «Фудр».

Мы решили в результате их давления и в интересах наших сотрудников, о которых нам надлежит заботиться, и по предложению инженера – начальника Комиссии по машинам и крупному оборудованию предложить сегодня цену ниже той, что была определена нами в предложении от 4 января.

Мы надеемся, господин министр, что в этой ситуации мы будем вознаграждены заказом…»

Тем не менее, в апреле 1892 г. решили, что крейсер будет строить фирма «Ателье э Шантье де ля Жиронд» из Бордо. Контракт с ней подписали 9 июня 1892 г. – сразу после того как парламент одобрил выделение флоту дополнительных средств. Собственно закладки крейсера пришлось ждать до декабря.

ПОСТРОЙКА

Как говорилось выше, планировалось разместить на «Фудр» десять миноносок, однако в 1893 г. это было изменено. 11 сентября «Ателье э Шантье де ля Жиронд» представила проект установки для подъема и спуска миноносок на воду, добавив:

«как указано в записке, принятие предложенных «Крезо» миноносок привело к увеличению цены и веса, поскольку для них требуются более мощные подъемные устройства. Кроме того, на «Фудр» найдется место лишь для восьми, а не десяти, как по контракту, миноносок».

Подробнее о разработке миноносок будет рассказано ниже, в главе о вооружении крейсера.

Постройка, ведшаяся под руководством инженера Эдельманна, шла без превратностей – если не считать таковыми столь привычные для французского флота изменения проекта в ходе постройки. Так, первоначальным проектом подразумевалось наличие на крейсере двух боевых мачт и довольно сильного вооружения, в частности – пяти торпедных аппаратов.

27 апреля 1894 г. запиской МГШ в Третий отдел Технического департамента указывалось:

«Трудность размещения на борту «Фудр» личного состава численностью 504 человека привела к принятию 27 декабря 1893 г. решения о сокращении технических средств в соответствии с ролью этого корабля.

Как следует из резолюции Строительного совета от 13 мая 1890 г., сам «Фудр» не должен участвовать в атаке, и его миссия состоит в обеспечении помощи эскадре своими миноносками. Это позволит ему избегать контакта с вооруженным противником; чтобы снаряды врага не нанесли ущерба находящемуся на нем оборудованию и миноноскам, Строительный совет обеспечил ему высокую скорость. Он не должен участвовать в бою, по крайней мере – на малых дистанциях.

Соответственно, извещаем господина начальника Технического департамента что министр принял решение:

  1. Отказаться от боевых мачт в пользу легких мачт, недавно предложенных для крейсеров.
  2. Отказаться от торпедных аппаратов и торпед.

Кроме того, чертежи предполагают наличие двадцати офицерских кают; это число можно сократить до 16. Место бывших 4 кают позволит увеличить площадь помещения для сна.

Наконец, бесполезность наличия одновременно полного экипажа на корабле и на всех миноносках позволит сократить численность экипажа до 420 человек».

Записка показывает, что за три года идеи несколько изменились, и ценность корабля уже не была так очевидна.

27 июля 1894 г. вновь вернулись к вопросу рангоута:

«Внутренний диаметр фок-мачты уменьшен с 1,80 до 1,50 м; высота ограничена крышей рубки (11 метров над ВЛ), где будут размещены прожектор и две скорострельные 37-мм пушки. Сердечник будет иметь диаметр 500 мм вместо 600 на высоте на два метра большей, чем достигает внешняя часть мачты; его клотик – диаметром 200 мм – будет возвышаться на 25 метров над спардеком и на 31,56 метра над ВЛ. На 12 метров ниже клотика будет находиться пост наблюдателя, состоящий из круглой платформы диаметром 1,70 м. Нижняя мачта получит с каждого борта по две пары вант и штаг. Стеньга – штаг и фордуны. Для подъема сигналов будет иметься легкая стальная рея.

Грот-мачта подобна фок-мачте».

Заметим, что большую часть работ, обычно производимых на уже спущенном корабле у достроченной стенки, в данном случае осуществили на стапеле. Наконец, подошло время спуска корабля на воду. 19 октября 1895 г. убирали леса (всего пришлось вывезти около 200 кубометров древесины), и до утра 20-го мазали слип мылом, жиром и топленым салом, потратив 3,5 т указанных веществ. В 5 утра 20 октября благословить крейсер пришел кюре, в 7 утра открыли верфь для желающих присутствовать на церемонии. Самым видным лицом, прибывшим на спуск крейсера, стал министр торговли Андре Лебон. В 07:30 под звуки «Марсельезы» и овации 50-тысячной толпы крейсер благополучно сошел на воду. По окончании спуска министр вручил медали двум бригадирам и четверым рабочим верфи.

Благодаря высокой степени готовности крейсера на момент спуска вооружение для испытаний оказалось возможным закончить к 1 февраля 1896 г. – опоздав относительно первоначальных планов всего на полтора месяца.

ОПИСАНИЕ КОНСТРУКЦИИ

Корпус

Достаточно специфическое назначение «Фудра», официально числившегося крейсером, привело к тому, что использованные в его корпусе решения часто имели мало общего с традиционно применявшимися в ту пору на французских крейсерах.

В первую очередь это было заметно по надводной части корпуса. Размещение миноносок на палубе, мастерских внутри корпуса и необходимость осуществлять спуск и подъем миноносок не дали конструктору возможности применить сильный завал борта. Если у французских крейсеров тогда ширина корпуса в районе верхней палубы была на 20-38% меньше, чем по ватерлинии, то у «Фудра» палуба была уже лишь на 7%. Однако такое решение привело к тому, что на волне «Фудр» невыгодно отличался даже от заметно менее крупных собратьев резкой и сильной качкой, благодаря которой побилось немало хрусталя и фарфора в офицерской кают-компании. В остальном высокий – 7,35 м в носу и 5,95 на миделе – борт обеспечивал крейсеру хорошую мореходность.

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

Хотя и не все французские крейсера конца 1880-х – начала 1890-х гг. могли похвастаться таким носом как «Дюпюи де Лом», все же заметно выступающий таран стал одной из отличительных их черт. Такое решение позволяло разгрузить нос и уменьшить килевую качку, но, опять же, заметно уменьшало площадь палубы в носу. На «Фудре» с его очень далеко вынесенным вперед баковым орудием это оказалось неприемлемым, и форштевень приобрел S-образные очертания, в верхней части заметно загибаясь вперед. Подобная форма форштевня оказалась вполне удачной, и была воспроизведена Эмилем Бертеном на больших броненосных крейсерах.

Форму кормовой оконечности Дюпла-Лаитт «подсмотрел» не у более новых «одноклассников», а у больших мореходных крейсеров, заложенных еще в 80-е годы. Предпочтенная им эллиптическая, а не острая корма позволила заметно увеличить площадь помещений и удобно разместить кормовую пушку.

Новейшие французские бронепалубные крейсера отличались достаточно изящными обводами: коэффициент общей полноты колебался от 0,483 до 0,516, полноты мидель-шпангоута – от 0,804 до 0,844. Дюпла-Лаитт выбрал более полные обводы – соответственно 0,549 и 0,88. Тем не менее, «Фудр» оказался на момент ввода в строй одним из быстрейших крейсеров французского флота.

Что до набора, то здесь конструктору пришлось отойти от установившейся практики. На тот момент французские корабелы полагали, что крейсеру вполне достаточно двойного дна и устроенных вдоль одинарного борта пустых отсеков. Как следствие, шпангоуты делались из швеллера: в районе дна он разрезался вдоль, ветви разводились, и между ними вставлялись листы. Однако в этом случае объем отсеков двойного дна оказывался невелик. Дюпла-Лаитту же требовалось устроить достаточно объемные балластные цистерны для компенсации изменения посадки при спуске миноносок. Поэтому набор выглядел иначе.

Вертикальный киль высотой 1100 мм набирался из стальных листов толщиной 11 мм. Шпангоуты, общим числом 119 (нумерация с носа в корму) и установленные со шпацией 965 мм, изготавливались из 8-мм листов, и крепились к килю заклепками и уголками 75×75×8 мм. Между шпангоутами в киле для облегчения конструкции прорезались прямоугольные отверстия 525×275 мм. Стрингеры – по пять на борт – состояли, кроме сплошного и непроницаемого четвертого, из интеркостельных рамок, в которых также вырубались прямоугольные отверстия. С внешней обшивкой, набиравшейся из листов толщиной 11-13 мм, стрингеры и шпангоуты соединялись заклепками и угольником 75×75×8 мм, киль – угольником 100×100×12 мм. Поверх шпунтового пояса между 13-м и 115-м шпангоутами при помощи стальных уголков крепился тиковый фальшкиль шириной 450 мм и толщиной 150 мм.

Обшивка двойного дна, имевшая толщину 8 мм и простиравшаяся от шп. 15 до шп. 105 и от киля на оба борта до 4-го стрингера крепилась к килю, стрингерам и шпангоутом уголком 75×75×8 мм. В нос от таранной переборки на шп. 5 и в корму от переборки на шп.89 шпангоуты изготавливались из швеллера 175×70×7 мм и листа толщиной 8 мм. Бимсы броневой палубы изготавливались из швеллера 200×80×7 мм и крепились к шпангоутам в средней части внахлест, а в носу и корме при помощи книц.

Ахтерштевень изготавливался излитой стали, форштевень – из кованой. Оба крепились к килю заклепками. Литой ахтерштевень шел до броневой палубы, выше неё продолжаясь опять же конструкцией из швеллера, форштевень поднимался на 700 мм выше батарейной палубы, и продолжался до верхней конструкцией из стальных листов.

Шпангоуты выше броневой палубы и бимсы верхней палубы также изготавливались из швеллера 175×70×7 мм, бимсы жилой палубы – из швеллера 200×80×7 мм. Соединение бимсов и шпангоутов осуществлялось при помощи книц. Толщина стального палубного настила составила 3 мм, во внутренних помещениях поверх него укладывался линолеум, на верхней палубе и открытых участках батарейной – в частности на спонсонах – поверх стального настила лежал деревянный тиковый толщиной 40 мм.

Толщина надводной обшивки в средней части корпуса ближе к ВЛ достигала 13 мм, и утончалась к оконечностям и к верхней палубе до 10-11 мм. За внешней надводной обшивкой по броневой палубе шел коффердам шириной 760 мм и высотой 2,34 м. Каждые три шпангоута коффердам перегораживался водонепроницаемой переборкой. Внутренние стенки коффердама набирались из стоек из 775-мм уголка и 5-мм листов. Позади коффердама на высоту межпалубного – от броневой до жилой – пространства шел коридор, также делившийся поперечными водонепроницаемыми переборками через три-четыре шпации. Отверстия в переборках в коффердаме (овальной формы, 470×350 мм) закрывались крышками на винтах, в переборках в коридоре (шириной 650 мм и высотой 1500 мм) – водонепроницаемыми дверьми.

Подводная часть корабля делилась одиннадцатью главными водонепроницаемыми переборками на отсеки, обозначавшиеся буквами латинского алфавита из носа в корму – от А до L. Переборки стояли на шпангоутах №№ 5,14, 20, 28, 39, 50, 61, 72, 90, 95 и 103. Шпангоуты, соответствующие переборкам, были водонепроницаемыми, в прочих же вырубались отверстия. Еще одна переборка, шедшая от внутреннего настила двойного дна до броневой палубы, имелась на шп. 86.

Отсек А был оставлен пустым, отсек В – занят 94-тонной балластной цистерной. В отсеке. С находились погреба боезапаса носовой 100-мм пушки и стрелкового оружия, выше них, на платформе, находился перевязочный пункт. В отсеке D размещался боезапас 37-мм и 65-мм пушек, в отсеке Е – погреба боезапаса четырех 100-мм пушек, водяные цистерны, отек динамо-машин, машина якорного шпиля и цепной ящик. Отсеки F, G, Н были заняты котельными отделениями и расходными угольными ямами, отсек I – машинным отделением. Отсек J оказался самым взрывоопасным – помимо боеприпасов к кормовым 100-мм и 37-мм пушкам, здесь также хранился пироксилин и торпеды. Немногим лучше был отсек К – занятый, помимо отделения вспомогательных механизмов и рулевой машины, боезапасом к кормовой 100-мм и 65-мм пушкам, а также кладовой пироксилина для снаряжения плавучих мин. В отсеке L находились румпельное отделение и 18-тонная цистерна водяного балласта.

На броневой палубе в отсеках клетчатого слоя в основном располагались угольные ямы общим объемом 488 м³. Помимо них здесь хранились якорные и плавучие мины, а также материалы для устройства заграждений на стоянках.

На жилой палубе в носу размещались лазарет, аптека, кладовые и помывочная кочегаров. Затем до самой кормовой трубы тянулись жилые помещения, за которым шли мастерские, и наконец – старшинские и офицерские каюты. На батарейной палубе размещались уборные экипажа, старшинские каюты, лебедки устройств спуска миноносок, камбузы, офицерская кают-компания и каюты, и наконец – апартаменты командира. Здесь же находились шесть вынесенных на спонсоны бортовых 100-мм пушек.

Верхняя палуба между скромными по размерам носовой и кормовой надстройками была практически полностью занята миноносками и шлюпками. Отметим, что под миноносками настила не было, и кильблоки миноносок устанавливались на подкрепленные стойками бимсы. Обе 100-мм пушки оказались сдвинуты практически к самым оконечностям, причем носовую еще и водрузили приподнятую над палубой круглую платформу, под которую выводились раструбы вентиляторов. Впоследствии, впрочем, платформу демонтировали.

Бронирование

С одной стороны, никто не ожидал, что корабль со столь слабым артиллерийским вооружением и имеющий в надводной части погреба с минами будет принимать участие в артиллерийском бою и, соответственно, нуждаться в защите от вражеских снарядов. С другой стороны, лишить «Фудр» таковой защиты означало в случае непредвиденных неприятностей почти наверняка обречь большой и дорогой корабль на гибель или, как минимум, тяжелые повреждения. Второе соображение выиграло, и «Фудр» получил толстую даже по мировым, не говоря уже о французских, меркам, броневую палубу, набранную из плоских плит, изготовленных впрочем не из мягкой стали, а из железа. У борта палуба опускалась на 1,2 м ниже ВЛ, в средней, плоской части поднималась на 0,5 м над BЛ. Плиты первого, примыкающего к борту ряда стояли под углом 39° к горизонтали, второго ряда – верхним краем примыкающим к плоской части – под углом 22°. Толщина плит обоих рядов составляла 104 мм. Длина плиты достигала 7,72 м, ширина плит первого ряда – 1,775 м, вес – 10678 кг. Плиты второго ряда были чуть уже и легче. В горизонтальной части толщина плит составляла лишь 44 мм, при той же длине, ширине 1,68 м и весе 4438 кг. Крепились плиты к подложке при помощи болтов диаметром 32 и 42 мм, а также 26-мм заклепками (только над пустыми отсеками вдоль борта и угольными ямами). Общий вес палубной брони составил 711,7 т, еще 16,45 т весили болты, и 55,12 т – окружавшие многочисленные отверстия в палубе 140-мм комингсы из литой стали.

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

Кроме того, 100-мм стальной броней защищалась боевая рубка и 500-мм коммуникационная труба. Основания станков 100-мм пушек закрывались цилиндрами из броневой стали с толщиной стенок 54 мм; такую же толщину имели и вертикальные стенки орудийных щитов.

Артиллерия

Поскольку артиллерия «Фудру» полагалась, в первую очередь, для самообороны, то в качестве главного калибра он получил восемь 100-мм орудий модели 1891 г., которые обычно использовались на крейсерах, в лучшем случае, в качестве «второго» калибра, а на броненосцах так и вовсе считавшихся чуть ли не пристрелочными. Впрочем, эти пушки, продержавшиеся на кораблях до конца Первой мировой войны, на момент принятия на вооружение являлись вполне удачными образцами.

Пушка состояла из центральной трубы, на которую надевался кожух, фиксирующийся запорным концом. На кожух навинчивался казенник и цапфенное кольцо. В отличие от скорострельных пушек более крупного калибра, замок на них не находился в постоянном зацеплении с рамой: по французской классификации он назывался буквально «замком с откидной дверцей», из приятных на русском флоте образцов наиболее близок к нему будет «замок с шарнирным кольцом». Для открывания замка использовалась единственная рукоятка: сперва при ее повороте замок поворачивался вокруг оси канала ствола, затем за нее следовало потянуть чтобы выдвинуть его из гнезда до срабатывания подпружиненных защелок, соединявших замок с шарнирным кольцом. Наконец, шарнирное кольцо вместе с замком при помощи той же рукоятки откидывалось вбок.

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

Хотя техническая скорострельность и превышала 10 выстрелов в минуту, французы были реалистами, и полагали что «ускоренная» боевая скорострельность составит 6 выстрелов в минуту, «методичная» (при продолжительной стрельбе) – 3 выстрела в минуту.

Пушки устанавливались на станках с центральным шты-ром, с гидравлическим тормозом отката, расположенным прямо под стволом, и двумя размещенными по бокам от него накатниками с пружинами Бельвилля. Как уже говорилось выше, два орудия размещались в ДП в носу и корме, шесть – побортно на спонсонах. Углы обстрела составили 244° для носовой пушки (развернуть ее дальше в сторону кормы мешали кат-краны), 294° для кормовой и 165-170° для бортовых.

Подъемников боезапаса 100-мм патронов имелось пять – по одному на носовую и кормовую пушку, и каждую пару бортовых. Работа подъемников обеспечивалась ручными лебедками, установленными рядом с шахтами над погребами. Расстояние от подъемника до пушки могло быть изрядным – свыше 20 м для средних бортовых и кормовой пушек, поэтому рядом с каждой пушкой размещался стеллаж на 16 выстрелов.

Противоминное вооружение крейсера первоначально состояло из четырех 65-мм орудий модели 1891 г. и четырех 37-мм револьверных пушек. Последние позднее были заменены 47-мм скорострельными модели 1885 г. 65-мм пушки стояли на спонсонах на верхней палубе, 37-мм (потом 47-мм)  на носовой надстройке и на площадке в нижней части грот-мачты. На пару пушек имелось по одному ручному подъемнику боезапаса.

65-мм и 47-мм пушки были схожи по конструкции, состоя из центральной трубы, на которую со стороны казенной части был надет кожух, на кожух навинчивался казенник. На 47-мм пушке кожух фиксировался навинчивающимся на трубу запорным кольцом. На кожух надевалось цапфенное кольцо: на 65-мм пушке оно крепилось при помощи шпонок, на 47-мм – при помощи резьбы. Обе пушки имели клиновой затвор. Боевая скорострельность 65-мм пушки считалась равной 10-12 выстрелам в минуту, 47-мм – 15.

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

65-мм пушка размещалась на станке модели 1892 г. Станок с люлькой имел два гидравлических, заполненных глицерином, тормоза отката. Накатник – пружинный; тройная спиральная пружина одним концом упиралась в крышку тормоза отката, другим соединялась с его же штоком. Неподвижная часть люльки опиралась на роликовое основание, установленное в верхней части «кринолина» – собранной из металлических полос конической тумбы.

47-мм устанавливались на самые простые станки, лишенные даже тормозов отката. Станок имел в нижней части бронзовый штыр, вставлявшийся в «стакан» в верхней части «кринолина».

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

Поскольку основным оружием «Фудра» должны были являться миноноски, автор полагает возможным уделить этим маленьким кораблям особое внимание [2].

Силовая установка, устройства, системы

С выбором машин и котлов автор проекта оригинальничать не стал. Два трехлопастных винта диаметром 5,1 м вращались двумя трехцилиндровыми вертикальными машинами тройного расширения, разработанными фирмой «Шнейдер». Пар для них вырабатывали котлы Лаграфелля-д’Алле, на тот момент – довольно популярные во французском флоте. Котлы состояли из двух водяных камер, соединенных трубками, имевшими диаметр 70 мм и установленными под небольшим углом к горизонтальной плоскости. В верхней части камеры соединялись цилиндрическим паросборником. Котлы с одной стороны имели несколько больший объем воды, что делало их отклик на изменения жара в топках не столь быстрым. С одной стороны это снижало скорость разведения паров, с другой стороны – позволяло использовать не самых опытных кочегаров.

Котлы размещались в трех котельных отделениях, в каждом по восемь. Они были развернуты дверцами топок бортовым угольным ямам, что упрощало поднос угля, а тыльной частью – к продольной переборке. Котлы стояли парами, и каждая пара имела общий дымоход. Подача воздуха в КО обеспечивалась шестью вентиляторами, причем воздухозаборники находились не на верхней, а лишь на батарейной палубе.

Общая площадь решеток во всех котлах составила 81,6 м², число трубок – 3504, нагревательная поверхность – 2170 м², объем воды в котлах – 63,6 м³. Давление в котлах могло достигать 15 атм., для подачи в машины оно снижалось при помощи детандеров до 11,5 атм. Максимальная мощность, развитая машинами составила 11808 л.с. при 108 оборотах в минуту. Это обеспечило скорость 19,908 узла.

Те же котлы обеспечивали пар для систем отопления, установленных в жилых отсеках и каютах, а также пар для динамо-машин, паровых насосов и паровых лебедок для подъема грузов и работы с миноносками, якорного шпиля, и, наконец, для паровой рулевой машины.

Стоит задержаться на рулевой системе. Если перемещение румпеля при помощи тележки, передвигаемой штуртросами из стального каната, которые, в свою очередь, наматывались и сматывались с барабана рулевой машины, было вполне стандартным, конструкция балансирного руля площадью 14,37 м² – совершенно обычной, то передача усилия с румпеля на баллер оказалась вполне оригинальной. Если слишком узкая корма не позволяла крепить румпель на баллер французы использовали для передачи усилия две параллельные жесткие тяги . Но здесь корма оказалась настолько узкой, что невозможно было даже переложить румпель на полный угол – 35°. В результате конструктор применил подобие цепной передачи, установив по зубчатому сектору с разным количеством зубцов на баллере и оси румпеля, надев на них два отрезка цепей Галля, и соединив концы последних жесткими тягами. Из-за того же недостатка пространства, эти тяги пришлось ставить крест-накрест, и в одной делать отверстие для свободного прохода второй. В результате перекладке румпеля на 23° соответствовала перекладка руля в другую сторону на 35°.

Якорный шпиль мог развивать тягу в 21 т, скорость подъема якоря при этом составлял 10 см/с. Сами якоря были донельзя традиционными – Адмиралтейского типа, со штоком. Хотя они и не могли убираться в клюзы, а их штоки ограничивали углы наведения носовой пушки, работа с якорями – благодаря достаточно просторной палубе – была относительно удобна. На крейсере имелось три якоря весом по 4780 кг и один резервный – весом 2410 кг.

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

Рангоут крейсера состоял из двух мачт. Вместо планировавшихся боевых, «Фудр» получил их облегченный вариант. В нижней части мачты состояли из двух концентрических труб с толщиной стенок 4 мм. Внутренняя имела диаметр 500 мм, внешняя – 1500 мм; в промежутке между ними размещался винтовой трап, ведший у фок-мачты с жилой палубы до площадки на крыше ходовой рубки, а у грот-мачты – на площадку с пушками и прожекторами. При переносе рубки внешняя труба фок-мачты была демонтирована. Выше площадки мачта состояла из единственной трубы с той же толщиной стенок; высота мачт над ВЛ составила 31,6 м. Каждая мачта несла площадку для наблюдателя, возвышавшейся над ВЛ на 19,6 метра

Особенностью, придававшей «Фудру» наибольшую экзотичность, были, безусловно, устройства для подъема и спуска миноносок на воду. На верхней палубе на 26-м, 47-м, 64-м и 85-м шпангоутах от борта до борта были установлены П-образные опоры, возвышавшиеся над палубой на 4,35 м. Они собирались из уголков и 12-мм стального листа. Верхняя сторона горизонтальной балки опоры была гладкой, и на ней крепились рельс и идущий вдоль него заплечик. На внешней стороне вертикальных стоек опор крепились петли, на которых поворачивались откидные части опор, в рабочем положении выступавшие за борт на 4 метра. Сверху на каждую пару опор параллельно диаметральной плоскости устанавливались по две 20-метровые «тележки» – по сути, балки с закрепленными на концах роликами, которыми они опирались на вышеупомянутые рельсы. «Тележки» собирались из стальных листов и уголков на заклепках. Рядом с роликами устанавливался зацеп, которым тележки во избежание сдвига держались за заплечики. В шести метрах от обоих концов на тележке устанавливались тройные полиспасты, рядом с которыми имелись площадки для контроля скорости вращения полиспаста вручную.

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

Спуск миноноски на воду осуществлялся следующим образом: тележка перемещалась по рельсам на опорах при помощи цепей, проведенных через шкивы на откидных частях опор, и идущие к лебедкам на батарейной палубе. После того как тележка оказывалась точно над миноноской, нижние блоки шкивов с крюковыми зацепами спускались вниз, крюки цеплялись за прикрепленные к миноноске рымы, и миноноска поднималась под тележку, где дополнительно крепилась крюковыми зацепами, жестко соединенными с балкой. Затем тележка перемещалась за борт по откидным частям опор, зацепы отсоединялись, и миноноска спускалась на воду. Конец цепи, шедшей через полиспаст, крепился к тележке не жестко, а при помощи пружин Бельвилля, что по идее должно было позволить сгладить любые рывки. На деле, спуск миноносок на воду так и остался возможен лишь в спокойную погоду.

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер

Схожей по устройству но куда более легкой по исполнению была конструкция для спуска на воду плавсредств, размещавшихся рядом с дымовыми трубами: двух 10-метровых паровых катеров, 10-метрового баркаса и 9-метрового катера. Прочие плавсредства – два 8-метровых вельбота, два 8-метровых катера, 5-метровый ял и 3,5-метровая плоскодонка – спускались на воду при помощи обычных поворотных шлюпбалок.

«Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер


  1. Существует версия, в соответствии с которой Дюбок, промахнувшись мимо «Ю-Юаня» подорвал «Тен-Чжин», но в темноте сам этого не понял. В пользу этой версии говорит то, что потопление корвета в 1200 тонн случайным огнем с уже подорванного фрегата – с которого по катерам стреляли только из малокалиберного оружия – вещь вообще маловероятная, а береговые батареи китайцев не располагали пушками не то что крупного, но даже среднего калибра. К тому же служивший в китайском флоте американец Арлингтон упоминает именно подрыв корвета миной.
  2. Миноноски будут рассмотрены в следующих частях статьи.

источник: Дмитрий ЯКИМОВИЧ ««Фудр» Часть 1: Кто угодно, только не крейсер» «Арсенал-Коллекция» № 7'2014

6
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
st.matrosAlex-catE.tomAtenaiaNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
yassak

А мне нравится!

А мне нравится!

NF

++++++++++

++++++++++

Atenaia

(Тема не указана)

yessmileyyes

E .tom

Торпедные глиссирующие катера

Торпедные глиссирующие катера появились немного поздновато, хотя, получился корабль идеальная платформа носитель, поэтому  "Фудр" в РИ стал первым "настоящим" гидроавианосцем.

Alex -cat

кстати хорошая заготовка для

кстати хорошая заготовка для АИ. Что носителя миноносок. Что крейсера ( похож на "богинь", только наши не смогли или не захотели мощность на 2 винта раскидать)

st .matros

Я тоже про них (богинь)

Я тоже про них (богинь) вспомнил. но у них по три машины.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить