0
0

 Предыдущий пост

 

Франко-японская война — шаг назад во времени (в основном, потому что я забыл выложить это раньше… — Автор).

Франко-японская война. Часть 6.


Выстрел, который погубил «Нептюн», был сделан с «Хатсусе», когда французский линкор разворачивался, чтобы вновь занять свое место в строю. 305-мм снаряд ударил в барбет средней 340-мм пушки «Нептюна» и взорвался на тонком щите, прикрывающем орудие и его расчет. В результате взрыва все комендоры погибли или были ранены, орудие вышло из строя, но гораздо хуже было то, что огонь зажег готовый к использованию картуз нитроцеллюлозного пороха, который только что был подан наверх элеватором… Порох не загорелся, он взорвался, огонь и раскаленная добела шрапнель прошли по шахте элеватора и подожгли следующий картуз. Счастливый снаряд вызвал цепную реакцию, которая закончилась несколько секунд спустя, когда вихрь огня и искореженного металла достиг переполненной крюйт-камеры огромной пушки, расположенной несколькими палубами выше.

Вместо больших общих артиллерийских погребов, «Нептюн» и три его собрата имели по несколько небольших погребов, каждое из огромных 340-мм орудий имело собственный индивидуальный погреб, в то время как батареи 140-мм орудий довольствовались одним погребом на четыре орудия. Ни один из этих погребов не имел защищающих от взрыва или пожара отсекающих заслонок. Это делало подачу боеприпасов более быстрой и эффективной. Но теперь, в бою, они были крайне уязвимы.

Тонны пороха и заключенной в корпуса снарядов взрывчатки ждали своего часа, и пламя, наконец, заключило шелковые футляры в свои объятия. Неустойчивый порох не заставил себя долго ждать. Взрыв разорвал борт корабля. Тяжелый барбет, теперь не поддерживаемый корпусом, просел, еще сильнее раздирая скрежещущий металл, но агония «Нептюна» только началась. От взрыва выпотрошившего внутренности корабля, сдетонировал один из погребов 140-мм орудий, который взорвался с трогательной солидарностью. Разрушительный мальстрем не останавливался, и погреба «Нептюна» детонировали один за другим. Клубки пламени и вихри обломков разлетались по кораблю, который буквально разваливался по всем швам. Фатальные повреждения корпуса стали угрозой огню, который был, наконец, потушен потоками хлынувшей в пробоины воды. Экипаж на своих боевых постах не имел ни единого шанса. Те, кто не погиб в результате взрывов были пойманы в ловушку в аду, который разверзся на нижних палубах, в то время как находившиеся на верхней палубе были зажаты среди переборок и орудийных установок, когда корабль резко накренился опрокидываясь.

Франко-японская война. Часть 6.

 

1) Рисунок взрывающегося «Нептюна», сделанный после войны одним из членов экипажа «Марсо». 

Когда агония «Нептюна» закончилась, в когтях смерти оказался другой корабль. Крейсер «Шаторено» лишился управления и стал жертвой еще трех попаданий 305-мм снарядов, а также множества других более мелких снарядов. Его третья труба была сбита, в то время как первая стала на два метра короче, остальные трубы были превращены в решето.

Машины крейсера еще толкали его вперед на 12 узлах, ища спасения в далекой французской линии, по-прежнему находившейся под огнем, окутанной дымом от попаданий, но выглядевшей еще вполне боеспособной. Несмотря на страшные повреждения, большой крейсер продолжал бой. Его уцелевшие орудия палили по любому японскому кораблю, который оказывался в зоне их досягаемости. Что французы не заметили из-за дыма, так это четыре японских эсминца подкравшиеся за корму крейсера. В то время как остальные были отправлены преследовать отходящие французские миноносцы, этот квартет был выделен для добивания сильно пострадавшего французского крейсера.

Как не изранена была дичь, она все еще могла кусаться. Яркая вспышка разрыва 164-мм снаряда в борту «Ясимы», была отличным доказательством этого. Немногие уцелевшие противоминные орудия были направлены по японские эсминцы, в то время как  уцелевшие номера из расчетов 140-мм орудий подносили к ним боеприпасы.

Матросы были изнурены, покрыты потом и копотью, но они оставались у пушек, подтверждая свой профессионализм. Но ущерб был слишком велик, затопление придало кораблю 9 градусный крен, а его скорость упала до 12 узлов.

152-мм пушки японцев методично превращали крейсер в плавучую груду металлолома, его немногие уцелевшие орудия вели ответный огонь, но осколки от разрывов вызывали все новые жертвы среди комендоров, так как крейсер получал одно попадание за другим.

Внизу, в котельном отделении, снаряд врезался в один из огромных котлов. Котел был толстым и прочным, но паропроводы нет, осколки разорвали их в десятках мест. Кочегары, которые не были убиты осколками, сварились в адской пароварке, под  давлением 150 фунтов на квадратный дюйм и температуре 300 градусов по Фаренгейту.

Четыре японских эсминца поливали искалеченный «Шаторено» огнем из своих 57-мм пушек, пытаясь окончательно вывести из строя расчеты французских орудий. Прыгающие по волнам на 26 узлах маленькие корабли были трудными целями, однако один миноносец получил ряд попаданий от пары пулеметов Норденфельта и револьверной пушки изрыгающей поток 37-мм снарядов. Не имевший никакой брони эсминец был изрешечен мелкокалиберными снарядами, которые вызвали огромные потери среди ничем не защищенного экипажа и маленький корабль, которым  теперь командовал суб-лейт, стал отходить прочь, оставляя жирную полосу дыма, его прореженный экипаж изо всех сил боролся, чтобы вывести миноносец из боя.

Но, пока французские артиллеристы сосредоточили свой огонь на одном корабле, его собратья резко развернулись, и сжатый воздух выбросил торпеды из аппаратов на их палубах. Лишившийся руководства и потерявший большую часть мощности своих машин крейсер имел мало шансов уклониться, но большинство из шести торпед все же прошли мимо цели. Но и одного попадания было более чем достаточно для избитого крейсера. 

К счастью «Шаторено» тонул медленно и не перевернулся, дав своему мужественному экипажу достаточно времени, чтобы покинуть корабль, оставшиеся в живых были спасены позже японцами, которые были поражены героической борьбой крейсера и его экипажа против их значительно превосходящих сил.

 

Пушки и песок.

 

Линейный корабль «Сикисима» — скорость 18 узлов.

 

Орудия главного калибра были заряжены для двадцать восьмого по счету залпа и наведены ​​на врага. Все было готово, и расчет башни съежился в двадцать восьмой раз, готовясь к очередной контузии, но с гораздо меньшим энтузиазмом, чем в начале боя. Они почти оглохли от непрерывной пальбы, и у некоторых из них это не пройдет никогда.

Ударно-спусковые механизмы сработали, и командир башни увидел через щели смотрового колпака, как пушки выстрелили. Нормальный звук выстрела из левой пушки, но одновременно мучительный треск разрываемого металла и глухой взрыв правого орудия. Из смотрового колпака была видна туча обломков летящих в направлении противника. Снаряд упал в море, пролетев всего 300 метров. Командир башни спустился со своего сидения и увидел ошеломленные лица комендоров, он кивнул расчету правого орудия, и двое из них выскочили через люк в задней части башни, чтобы проверить ствол пушки.

Франко-японская война. Часть 6. 

1) Залп 12-дюймовых орудий, фотография была сделана во время предвоенных учений. 

Правая пушка было выведена из строя. Краска на обоих стволах пошла пузырями и почернела, конечно — пушки были раскалены. Но ствол, казалось, пережил разрыв снаряда непосредственно перед дульным срезом, он укоротился и покоробился. Более чем пятнадцать сантиметров лейнера выступающие из дульного среза, и около 30 сантиметров внутренней части лейнера полностью исчезли, канув в море. Из левого ствола торчало лишь около двух с половиной сантиметра лейнера.

Насколько они могли убедиться во время минутного осмотра, левое орудие еще могло быть приведено в действие. Взрыв французского среднекалиберного снаряда, в средней части линкора, убедил их, что пришло время вернуться в башню.

В результате был получен приказ оставить в покое правое орудие и как можно быстрее вновь привести в действие левое. Башенный командир написал записку для командира корабля и назначил посыльного, но почти одновременно прибежал рассыльный с мостика с требованием объяснений. Записка была отдана ему, а расчет вернулся к своим  обязанностям.

Этот инцидент являлся примером сужения ствола. Как и в большинстве пушек, постоянное сопротивление нарезов движению снаряда вызвало постепенное растягивание  лейнеров. В результате лейнер выдвинулся из ствола, но, кроме того, в нем началось вспучивание непосредственно возле дула орудия. Это вспучивание, иногда называемое "медный шок" как правило, накапливало медь из ведущих поясков снарядов, сужая ствол, что могло привести к достаточному торможению снаряда, способному задействовать его взрыватель, в результате чего снаряд мог разорваться в стволе или сразу после выхода из него, что и произошло в данном случае.

 

Линейный корабль «Формидабль» — скорость 5 узлов. 

«Формидабль» медленно двигался к берегу, его винты еле вертелись, теперь движение осуществлялось только под воздействием инерции и течения.

Большая часть его экипажа находилась на верхней палубе, окружая носовую башню, ее черная броня была покрыт вмятинами и шрамами, но не пропустила японских снарядов. Корабль был беспорядке, осколками были разорваны дерево и сталь палуб, труба была беспечно заломлена на 20 градусов и походила решето. Корабельный врач и его санитары, в сопровождении священника, осматривали раненых, их форма была перемазана кровью.

К счастью, радиопередатчик по-прежнему работал и передал на берег просьбу о помощи, город Дьен был не слишком далеко, и имел приемную радиостанцию, помощь придет, это был всего лишь вопрос времени.

«Формидабль» слегка качнулся, когда его выступающий таран пробороздил ил и песок отмели, чуть дальше полумили от берега, нос медленно приподнялся, поврежденная корма наоборот погрузилась, балкончик командирской каюты скрылся под водой.

Избитый французский корабль остановился, приткнувшись к берегу, слегка накренившись. Капитан 1-го ранга Бержерон ходил среди изнуренных матросов, пытаясь ободрить их словами одобрения и похвалы, которые были действительно искренними. Они храбро сражались против более современных кораблей противника.

Он отдал приказ направить людей для ремонта поврежденных шлюпок, которые еще могут быть восстановлены, и построить несколько плотов для перевозки раненых.

Эвакуация заняла почти два часа, после этого и командир вынужден был покинуть корабль. Температура пожара в средней части нагрела сталь корпуса, которая начала скручиваться  и прогибаться. Киль «Формидабля» согнулся от давления днища на отмель, и даже если он уцелеет, он должен будет пойти на слом.

Как экипаж кто вплавь, а кто на шлюпках и плотах  достиг берега их уже ждал отряд колониальных войск.

Франко-японская война. Часть 6. 

2) Один из винтов «Формидабля». Корабль, в конце концов, сполз с отмели и затонул лежа на правом борту на глубине 30 метров. Объявленный после войны военным захоронением корабль не был поднят и Францией был установлен пост береговой охраны, с целью не допустить его разграбления. Он и теперь находится в отличном состоянии, и является популярным местом для дайвинга. 

Из 650 членов экипажа находящихся на борту, уцелели 583. Капитан 1-го ранга Бержерон был позже произведен в контр-адмиралы и с 1916 года командовал 2-й эскадрой крейсеров в Великой Европейской войне.

 

Франко-японская война: Гражданская интерлюдия. 

 

Пароход «Ла Бретань», в 120 милях к востоку от вьетнамского побережья. 

Капитан Рене Артуа терпеливо участвовал в утреннем моционе пассажиров первого класса. Желтое лицо вспыльчивого усатого джентльмена напротив него, несомненно объяснялось, как шепнул стюард, полутора бутылками портвейна выпитого накануне вечером, в сочетании с корабельной качкой. Он собирался кивнуть головой в знак подтверждения человеческой слабости, когда рассыльный с мостика подошел и шепнул ему что-то на ухо.

«Простите, господа», — кивнул Артуа пассажирам. — «Управление кораблем требует моего присутствия на мостике».

Капитан повернулся и быстро зашагал к ведущему на мостик трапу. За спиной он  слышал высокопарные голоса, восклицающие: «Мостик, конечно» и «Да, мостик!»

Он поднялся в рубку и подошел к открытому окну. «Где же?» — хмуро спросил он.

«Пять градусов вправо по курсу, капитан», — ответил несущий вахту третий помощник. –«Густое облако дыма, сэр, и, кажется, мачта».

Рене всмотрелся в даль, легко найдя облако дыма, а затем и мачту. Он продолжал наблюдать, как мачты быстро вырастают над горизонтом. Через десять минут, стали видны надстройки. Потом длинные пушки, и высокий борт. Еще несколько минут, и корабль показался полностью. Дул крепкий бриз, 30 узлов или больше, они прошли через холодный фронт в первые утренние часы. Теперь ветер постепенно слабел, но волны и редкие шквалы все еще раскачивали 150 метровую, 7112 тонную «Ла Бретань».

 Франко-японская война. Часть 6.

1) «Ла Бретань» во время рейса в Сан-Франциско после того, как была снята с трансатлантической линии в 1902 году. 

Капитан Артуа присвистнул, и объявил: о «Впечатляющий корабль, одна из новинок Императорского флота, я полагаю». Вахтенные вытянули шеи, всем хотелось посмотреть на проходящий корабль, нарушивший монотонность долгого  океанского плавания. Люди улыбались до тех пор, пока японский корабль не приблизился на расстояние в 1000 метров. Улыбки исчезли одновременно, когда пушка на носу японского корабля вдруг выстрелила, и снаряд взметнул фонтан воды в 200 метрах по курсу парохода.

Японский корабль быстро развернулся и через две минуты он оказался на траверзе французского судна, двигаясь параллельным курсом, в 1000 метров по правому борту. Японский матрос появился на крыле мостика с двумя большими семафорными флагами. Матрос начал передачу семафора, в то время как сигнальщик «Ла Бретани» разыскивал собственные флажки, чтобы ответить. Сообщение было передано международным кодом, но все равно потребовало три или четыре минуты на расшифровку.

«Французский пассажирский корабль, французский пассажирский корабль. Это крейсер «Читосэ», крейсер «Читосэ». Состояние войны между Японией и Францией. Состояние ВОЙНЫ. Остановитесь и приготовьтесь покинуть корабль».

Франко-японская война. Часть 6. 

2) Крейсер «Читосэ» вскоре после ввода в строй. «Читосэ» был современным и мощным легким крейсером, он захватил шесть французских торговых судов, прежде чем вернулся к своему флоту. 

Рене почувствовал на себе взгляды всех офицеров. Он знал, что может уйти от японского корабля, получив возможно некоторый ущерб, его корабль был быстрым, и мог развить 17 узлов, причем мог поддерживать эту скорость в течение нескольких дней. И он мог развить эту скорость сразу же, как только японский корабль был замечен на горизонте. Теперь он проклинал себя за то, что не сделал этого.

Рене посмотрел вниз на палубу надстройки. Пассажиры второго класса вышли на прогулку, сменив первый класс. Многие глядели на японский корабль, тыча в него пальцами и смеясь. Но прямо впереди, возле фок-мачты, две маленькие девочки в розовых фартучках были заняты игрой в классики. Первая девочка бросила камень, не обращая внимания на качающуюся палубу. Вторая девочка внимательно наблюдала за ней, чтобы заметить любое нарушение правил. Первая девочка закончила прыгать, подняла камень и повернулась с торжествующим видом.

На лице капитана Артуа появилось тоскливое выражение. Сражаться с врагами республики не его дело. Его роль заключалась в транспортировке ее подданных и ее богатств, с наибольшей безопасностью и экономичностью для них. «Стоп машина», — приказал он, когда японский корабль был готов выстрелить второй раз. И они сделали этот выстрел, несмотря на остановку французского парохода. «Спустить все шлюпки! Стюарды, ждите приказа, чтобы известить пассажиров». Все меры должны были быть приняты, чтобы избежать паники среди пассажиров парохода. Слава богу, они не были одним из огромных трансатлантических лайнеров, переполненном пассажирами третьего класса и не имеющим достаточного количества шлюпок. Его шлюпки будут переполнены, но они, вероятно, смогут достигнуть ​​побережья уже завтра утром.

Через несколько минут капитан был на шлюпочной палубе, командуя стюардам, построить пассажиров для посадки в шлюпки и проверить все каюты. Японский корабль сделал третий выстрел, показывая свое нетерпение. К капитану вдруг обратилась рослая толстая женщина. Прижав его к переборке своей большой грудью, она яростно произнесла:

«Капитан, я могу спросить, к чему эта ерунда с оставлением судна? Я просто не смогу упаковать свои вещи менее чем за пол дня, и, кроме того, с какой целью мы должны покинуть корабль, здесь посреди огромного моря?»

«Сожалею, мадам, но кажется, мы находимся в состоянии войны с Японией. Японский крейсер требует, чтобы мы покинуть корабль, я думаю, они намереваются потопить его».

«Японцы? Война с японцами вы говорите! Это все вина правительства, и этого ужасного Рувье. Мой умный отец никогда не голосовал за него. А вот мой муж, к сожалению…»

«Мадам, я приказываю, оставьте меня, наконец, и следуйте указаниям стюардов, садитесь в шлюпку». Он топнул ногой. «Я действительно приказываю, ради вашей безопасности».

«Ведите себя прилично, капитан, вы не смеете топать ногой на меня, дирекция компании услышит об этом, я обещаю. Идите и переговорите с японским капитаном. Они уступят разумным доводам. Они могут быть варварами, но они должны перенимать европейский стиль. Они не заставят меня бросить сделанные в Индии покупки!»

«Мадам, вы подчинитесь указаниям стюардов, и покинете корабль?» — лицо капитана озарилось улыбкой.

«Безусловно, нет, это самое нелепое предложение, которое я слышала в жизни».

Капитан вспомнил о прошедших накануне шлюпочных учениях. Он подозвал двух проходящих мимо матросов, несущих провизию к шлюпкам. «Вы, двое, Жак, Бруно. Бегите к боцману и принесите мне метров 30 лучшего манильского линя и две доски, так быстро, как только сможете».

Моряки заулыбались и бросились выполнять приказ. Некоторые из пассажиров, равным образом не желающие покидать свои каюты, или одержимые дикими идеями вести переговоры и сопротивляться «желтой угрозе» собрались, чтобы посмотреть, чем кончится дело. Вскоре матросы вернулись, и капитан отдал приказ: «Бруно, завяжи беседочный узел. Да, правильно, над головой, не обращайте внимания, пусть орет». Толстуха попыталась пнуть Жака по голени, но моряк был проворным и увернулся от удара. «Правильно, Жак, положи одну доску вдоль ее спины, а другую спереди. Бруно, обматывай ее».

Работа была выполнена быстро, моряки умели работать с канатами. Вскоре непокорная пассажирка была обмотана с головы до ног, с искусным узлом над головой. Единственная трудность, с которой столкнулись матросы, было то, что они не смогли поднять получившийся тюк. Были вызваны еще два матроса, и дама, напоминающая мотылька в паучьей сети, была доставлена к трапу, а затем спущена, как мешок картошки в шлюпку. Большинство других пассажиров, видевших этот инцидент, наконец поняли серьезность ситуации, особенно когда судовые офицеры вооружились револьверами.

Эвакуация проходила в образцовом порядке в течение следующего часа, японцы, даже отдали французам одну из своих больших шлюпок.

Пассажиры медленно гребущие к берегу могли наблюдать, как японский крейсер всадил пару торпед в «Ла Бретань», одну в нос, другую в корму. Пароход затонул за пятнадцать минут, все обошлось без жертв.

Эскадра спасательных шлюпок была обнаружена спустя четыре часа, проходящим мимо русским крейсером «Варяг» и сопровождавшей его старой канонерской лодкой «Кореец», которые направлялись с дружеским визитом во французские колонии.

Ошеломленный русский командир узнал от принятых на борт пассажиров и экипажа «Ла Бретань», что Франция и Япония находятся в состоянии войны.

 

Расклад сил в регионе и имеющиеся потери.

 

Французская Республика.

 

Военно-морские силы.

 

1-я эскадра.

 

Линейные корабли: 

«Буве» 2 х 305-мм орудия, 2 х 274-мм орудия, 8 х 140-мм орудий.

«Массена» 2 х 305-мм орудия, 2 х 274-мм орудия, 8 х 140-мм орудий.

«Жоригюберри» (флагман) 2 х 305-мм орудия, 2 х 274-мм орудия, 8 х 140-мм орудий.

«Шарль Мартель» 2 х 305-мм орудия, 2 х 274-мм орудия, 8 х 140-мм орудий.

«Бреннус» 3 х 340-мм орудия, 10 х 164-мм орудий.

 

Крейсера: 

«Дюпюи де Ломе»

«Брюи»

«Шанзи»

«Латуш Тревилль»

«Гишен»

«Поту» — катастрофическая авария машины — возвращается в порт на минимальной скорости. 

12 миноносцев, 6 эсминцев. 

Расположение: 

В настоящее время линкоры в 90 морских милях к югу от 2-й эскадры и японского флота, скорость 16 узлов. Крейсера находятся в 54 милях к югу, скорость 18 узлов, оба отряда движутся на север к месту сражения.

 

2-я эскадра. 

Линейный корабль «Формидабль» — Выбросился на берег, сильно пострадав от пожара и затопления.

Линейный корабль «Амираль Бодэн» — Опрокинулся, большие потери среди экипажа.

Линейный корабль «Марсо» (флагман) – понес умеренный ущерб, все оружие по-прежнему в действии.

Линейный корабль «Нептун» — затонул из-за взрыва артиллерийских погребов – огромные потери среди экипажа.

Линейный корабль «Мажента» — умеренные повреждения и пожара, все оружие по-прежнему в действии.

Линейный корабль «Ош» — умеренные повреждения, одно 274-мм орудие выведено из строя. 

Крейсера: 

«Д’Эстре» — небольшие повреждения.

«Инферне» — затонул в результате взрыва артиллерийских погребов — серьезная потеря среди экипажа.

«Шаторено» — затонул, торпедированный после того как лишился управления в результате обстрела — умеренные потери. 

Из 12 миноносцев — 8 погибли во время торпедной атаки. 

Местоположение:

Движется на юг, скорость 14 узлов.

 

Силы японской империи. 

Группа сопровождения транспортов и артиллерийской поддержки десанта. 

Линейный корабль «Миказа» — движется к юго-востоку от крепости Баярд.

Линейный корабль «Асахи» — движется к юго-востоку от крепости Баярд.

 

Первая эскадра крейсеров. 

Броненосный крейсер «Идзумо»

Броненосный крейсер «Адзума»

Броненосный крейсер «Tokiwa»

Броненосный крейсер «Иватэ»

Бронепалубный крейсер «Нанива» 

Местонахождение: ожидают подхода «Миказы» и «Асахи», чтобы отправиться на бункеровку.

 

Главные силы флота. 

Линейный корабль «Сикисима» — небольшие повреждения, осталось 35% боеприпасов.

Линейный корабль «Фудзи» — опрокинулся после попадания торпед – огромные потери.

Линейный корабль «Ясима» — небольшие повреждения, осталось 35% боеприпасов.

Линейный корабль «Хатсусе» — средний урон — боеприпасов 20%.

Броненосный крейсер «Ниссин» — тяжелые повреждения, скорость снижается.

Броненосный крейсер «Касуга» — опрокинулся в результате попаданий торпед — огромные потери. 

Один легкий крейсер поврежден из-за небольшого пожара и взрыва боеприпасов.

Еще три легких крейсера бездействуют.

Из 18 эсминцев — 6 повреждено, 2 потоплены артиллерией и один в результате столкновения.

 

Сухопутные силы.

 

Французской Республики:

 

Войска в крепости Баярд:

1-й Тонкинский стрелковый полк — 3000 человек.

24-й стрелковый полк (французские солдаты) — 2500 человек

12-й легион, Французского Иностранного легиона — 1200 человек.

 

Войска в Северном Вьетнаме: 

2-й и 4-й Тонкинские полки — 6000 человек.

7-й егерский полк — 2200 человек.

132-й стрелковый полк — 2000 человек.

9-й легион, Французского Иностранного легиона — 1200 человек

 

Японская империя. 

18 000 человек высадились в заливе Хайлонг и движутся в направлении Ханоя.

9500 человек высадились западнее крепости Баярд, в настоящее время группируются для атаки и осады.

 

Королевство Сиам. 

12 000 человек сосредоточены на южной границе Вьетнама.

 

Британская империя. 

В связи с нестабильностью в регионе, а также предполагаемой угрозы восстаний туземцев, Флот его Величества направил в Сингапур двенадцать линкоров типа «Канопус» и «Дункан», а также шесть броненосных и шесть бронепалубных крейсеров с эсминцами сопровождения.

Эти силы были выделены из состава Средиземноморского флота и находятся под командованием контр-адмирала лорда Чарльза Бересфорда, находящегося на флагманском линкоре «Корнуоллис». Его назначение было вызвано, в частности его разногласиями, в том числе и публичными спорами, с Первым Лордом Адмиралтейства адмиралом Фишером.

Британское правительство объясняло развертывание этих сил стремлением оказать стабилизирующее влияние на регион, но остальные правительства восприняли это как угрозу и демонстрацию поддержки Японской империи.

 

Российская империя. 

Первая Тихоокеанская эскадра под командованием адмирала Макарова по-прежнему находится в Порт-Артуре и русские внимательно следят за развитием событий. Продолжается строительство по Транссибирской железной дороги, и нет никаких планов усиления эскадры, хотя вызванные из Владивостока крейсера «Рюрик», «Россия» и «Громобой» должны прибыть в течение недели. 

 

Линейный корабль «Марсо» — скорость 14 узлов. 

«Сэр! Дистанция до кораблей противника в настоящее время 5000 метров! Скорость постоянная, 16 узлов».

«Понял», — адмирал Марас не сказал больше ничего. С четырех кораблями против трех японский командующий явно хотел закончить сражение, перейдя в ближний бой. Он сознавал, с замиранием сердца, что его поврежденные корабли будут уничтожены в таком бою. Его эскадра храбро и умело сражались против более сильного противника, но теперь стало ясно, что дело идет к концу.

Если… «Нет, слишком рискованно…» — адмирал попытался отогнать пришедшую в голову мысль. Вместо того чтобы пассивно принимать свою судьбу и ждать гибели своих кораблей, он имел другую возможность.

«Сигнальщики! Всем кораблям. ПОВЕРНУТЬ НА 90 ГРАДУСОВ ВПРАВО. КУРС НА ПРОТИВНИКА. ЗАДЕЙСТВОВАТЬ ВСЕ ОРУДИЯ, КАКИЕ ТОЛЬКО ВОЗМОЖНО».

Командир «Марсо», на лице которого доминировали впечатляющие навощенные усы, подошел к адмиралу. «Сэр, это… необдуманное решение, я обязан протестовать», — сказал он тихо.

«Ваш протест отмечен, капитан 1-го ранга, но если мы сможем еще хоть немного повредить японские корабли, мы должны это сделать ради нашей страны, а не просто позволить утопить себя».

Командир, после секундного колебания, кивнул головой. «Поднять сигнал!»

Прошло несколько минут прежде чем сигнал был передан, многие фалы корабля были перебиты, но флаги все же были подняты.

«Сигнал отрепетирован, сэр, «Ош» ответил сигнальным фонарем, сообщив что имеет повреждения в подводной части».

«Очень хорошо. Исполнение!»

Флажки были спущены, и штурвалы на трех поврежденных французских кораблях круто повернулись, форштевни начали разворачиваться в сторону противника.

 

Линейный корабль «Сикисима» — скорость 16 узлов. 

«Сэр! Противник поворачивает в нашу сторону!»

«О боже, они хотят таранить нас?» — выпалил Скотт, схватив бинокль и обратив их на остатки французской эскадры. Да, три избитых француза повернули к японской линии, не  поврежденные барбетные установки их правых бортов, изрыгнули огонь и дым, в первый раз в этом бою.

Франко-японская война. Часть 6. 

1) Попадание! Рисунок сделанный во время боя, показывает «Сикисиму» пораженную 340-мм снарядом, который не пробил броню и причинил лишь небольшие повреждения, но выглядит очень внушительно.

 

Линейный корабль «Ош». 

Выстрел правой 340-мм пушки направленной почти прямо по курсу причинил значительный ущерб кораблю. Одна из неповрежденных шлюпок была сорвана со шлюпбалок и загорелась, корабельный кот, ползущий по палубе, был выброшен за борт на расстояние 50 метров.

Один из комендоров 47-мм пушки, неосторожно высунувший большую часть своего туловища из каземата для лучшего обзора был сильно контужен и потерял  сознание. Он не упал за борт лишь потому, что его товарищи втащили его внутрь и положили возле переборки, где он и очнулся.

 

Линейный корабль «Сикисима». 

«Сигнал всем кораблям! МАНЕВРИРОВАТЬ ПО СПОСОБНОСТИ УКЛОНЯЯСЬ ОТ НЕПРИЯТЕЛЬСКИХ КОРАБЛЕЙ. Флагами и радио, немедленно!» — резко сказал адмирал Токиоки, стараясь не выказать паники.

«Сэр! Марсовые докладывают о густом дыме на горизонте!»

Крейсера 1-й эскадры прибыли, за ними через тридцать минут появятся линкоры, а все что могли сейчас дать японские корабли, было 16 узлов, из-за износа машин, работающих уже 6 часов на полной мощности.

 Франко-японская война. Часть 6.

2) Красивая модель линкора «Массена», одного из четырех очень похожих друг на друга корабли первой эскадры. Хорошо видна не имеющая аналогов компоновка французских кораблей, с их заваленными бортами и ромбовидным расположением башен, которые впервые были так расположены на «Марсо» и однотипных с ним кораблях.

 

6
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
NFAleybyakinmorgenshtern-82 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Димончик

 Чет автор мои идейки

 Чет автор мои идейки использует или енто переводчик жульничает? Леш, посмотри , если на Массене подпилить надстройки и поставить средние башни как на Лепанто,то в нос и корму стреляют 3 башни а на борт при небольших углах все 4е.

morgenshtern-82
morgenshtern-82

(Тема не указана)

byakin

++++++++++++++++

++++++++++++++++

NF

++++++

++++++

Анонимно
Анонимно

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить