Финал ливонской трагедии

12
8
Финал ливонской трагедии

Финал ливонской трагедии

Статья историка-медиевиста Виталия Пенского с сайта WARSPOT.

Содержание:

Шведский король Эрик XIV интригами и дипломатией увёл Ревель (современный Таллин) из-под носа не только у датского принца Магнуса, но и у польского короля Сигизмунда II. А ведь монарх, рассчитывая на содействие магистра Ливонского ордена Кеттлера, надеялся закрепить за собой город и прилегающие к нему земли. По первости Сигизмунд сильно разгневался: он был уверен, что действия Кеттлера, подкреплённые наличием в городе польской «президии», позволят ему прибрать к рукам Северо-Западную Ливонию. Однако затем он успокоился и обратил внимание на Ригу и остатки орденских владений, утешаясь тем, что теперь-то Эрик будет иметь дело с Иваном Грозным, а это должно было поспособствовать политическим планам польского короля — война с Роосией была не за горами. Сам же Сигизмунд тем временем собирался довести до конца «инкорпорацию» Ливонии в состав своих владений.

Первая кровь

В том, что война между Литвой и Русским государством близка, мало кто сомневался. Напряжённость в отношениях между двумя монархами росла не по дням, а по часам. Претензии Сигизмунда на покровительство над всей Ливонией встретили резкую отповедь со стороны Ивана. «Малая» война на русско-литовском пограничье не прекращалась, давая поводы для возобновления конфликта между двумя державами, благо срок перемирия между ними истекал. Вдобавок ко всему в Ливонии начались стычки между русскими и литовским войсками. Рассказывая о Феллинской кампании, князь Курбский писал, что он разбил под Кесью литовских ротмистров, посланных гетманом И. Ходкевичем, после чего испуганный Ходкевич «поиде скоро из земли Лифлянские, аж за Двину реку великую от нас…».

О столкновениях летучих русских и литовских загонов писал не только Курбский. В августе 1560 года Сигизмунд II в послании Ивану Грозному отписывал, что «некоторые охочие люди (литовские — прим. авт.) и под войско твое (Ивана Грозного — прим. авт.) приходили, поторжки с тобою мели…». Иван также попенял «брату» на нарушение режима перемирия со стороны королевских людей, которые под Кесью (Венденом) под началом князя А. Полубенского напали на государевых ратных людей. Реннер уточнял, что с русскими имели дело «польские татары» (имелись в виду литовские татары, которые осели в Литве ещё со времён князя Витовта). Псковский книжник сообщал, что князь А. Полубенский пришёл изгоном на Курбского, но князь Андрей «литву побил под Кесью». Правда, польский хронист М. Стрыйковский в своей истории отмечал, что князь Полубенский разбил под Кесью русскую «стражу» в 400 человек и взял в плен воеводу, некоего князя Ивана Мещерского, и нескольких других знатных русских. Однако Иван Грозный отписывал, что в той стычке под Кесью были «поиманы» и присланы в Москву несколько литовских пленников. В общем, судя по всему, под Венденом состоялся классический встречный бой конницы, в ходе которого обе стороны захватили пленников, отчитались о своей победе и разошлись восвояси.

Руины Вендена. wikimedia.org

Руины Вендена. wikimedia.org

Первая кровь шестой по счёту русско-литовско-польской войны пролилась, однако Сигизмунд не стал форсировать события. Венденский инцидент был досадной не то чтобы случайностью, а неизбежностью, раз уж русские и литовские войска вошли в соприкосновение. Однако обе стороны молчаливо согласились не раздувать проблему. Иван рассчитывал на развитие успеха после взятия Феллина, а Сигизмунд тем временем неспешно дожимал Кеттлера и Вильгельма.

У магистра и рижского архиепископа выбор был невелик. Угроза со стороны Ивана Грозного стала более чем очевидной, к разделу ливонского «наследства» подключился датский король, монарх Швеции точил зубы на Ревель и Северную Ливонию. В самой же Ливонии дела шли хуже некуда. Как писал Рюссов,

«Ливония пришла в жалкое состояние, так что многие земли, замки и города были разорены, все запасы земли истощены, число служивых и сановников крайне умалилось».

В этой критической ситуации Кеттлер, по словам Рюссова,

«счёл самым лучшим передаться вместе с остальными землями и городами под защиту польской короны для того, чтобы московиту ничего не досталось».

Его давнишняя мечта разыграть ливонский аналог прусского сценария воплотилась в жизнь, но, увы, не в той форме, на которую он рассчитывал. План Сигизмунда сработал. Притесняемый Иваном Грозным, Кеттлер лишился каких-либо козырей в игре с королём. То же самое можно сказать о Вильгельме и рижских ратманах — единственное, на что они могли рассчитывать, так это выгадать себе хоть немного больше того, что был готов предоставить им Сигизмунд.

Последний меж тем, не стремясь форсировать конфликт с горячим русским государем, предпочёл рубить кошке хвост по частям. Пока Вейссенштайн-Пайда держалась, король вынудил Кеттлера передать ему ещё нескольких замков: Кокенгаузен, Роннебург, Венден, Вольмар, Трикатен, Гельмет, Эрмес и Каркус. В конце 1560 года в них были введены литовские наёмные роты. Постепенно наращивая численность «ограниченного контингента литовских войск в Ливонии», к весне 1561 года король довёл его до более чем 2000 конных и пеших бойцов в 11 конных и 18 пеших ротах.

вернуться к меню ↑

Ответный ход Москвы

Сказать, что в Москве были разгневаны такими действиями «брата Жигимонта», значит ничего не сказать. Ещё по весне 1559 года в ответ на претензии Сигизмунда выступить в роли защитника и покровителя «княже бранденборского Вилгелма, арцыбископа ризского» Иван через своих дипломатов передал «брату», что «ливонские немцы извечные данщики государя нашего, а емлет с них государь наш со всякие головы по гривне по неметцкой ежегодов, и грамоты жаловалные государские у них есть по сколку им дани давати». И поскольку те «немцы» «и ныне не исправилися были в старых делех», то Иван «на них за то их неисправленье и за торговые неправды грозу свою на них положил, воевати их велел». Что же касается заявлений относительно покровительства над той или иной частью Ливонии, то Иван посоветовал поискать в перемирных грамотах и старых докончаньях, «естли они (ливонцы — прим. авт.) писаны в королеве стороне, что в них государю нашему не вступатися, ино то они королевы; а мы то ведаем гораздо, что они извечные данщики государя нашего». А на нет и суда нет — раз эти обязательства не зафиксированы в прежних русско-литовских соглашениях, то по какому праву Сигизмунд вмешивается в исключительно русско-литовские отношения?

Король тем временем продолжал гнуть свою линию, оставив заявление Ивана без внимания. В начале 1561 года в Москву прибыл очередной королевский эмиссар — Я. Шимкович. Он доставил Ивану грамоту с условиями, на основании которых король согласен был пойти на мировую. «И ты бы брат наш все тое, што межи нас нелюбовь множит, на сторону отложил, — писал Сигизмунд Ивану, — а о том помыслил, як бы межи панствы успокоенью статися, звлаща в земли Ифлянской, которой нам не годно переставать обороны чинить (выделено автором)».

Иван Грозный принимает литовских послов. Миниатюра из Лицевого летописного свода, т. 23

Иван Грозный принимает литовских послов. Миниатюра из Лицевого летописного свода, т. 23

Ответ Москвы на требование Вильно оставить Ливонию в покое был, естественно, отрицательным: государь наш взял своё, а не чужое; от начала та земля данная государей наших. Кстати говоря, эта позиция опиралась на прочный фундамент –— ведь Юрьев-Дерпт был заложен в далёком 1024 году князем Ярославом Мудрым, пращуром Ивана Грозного, а новгородцы и псковичи брали дань с ливонских туземцев ещё в те времена, когда о немцах и литвинах в тех краях и не слышали. Потому, продолжал Иван, «нечто похотят перемирья прибавити без Ливонские земли, ино с ним (с Сигизмундом — прим. авт.) о перемирье делати; а учнут в перемирье делати и о Ливонской земле, ино с ним перемирья не делати, а отпустити их (литовских послов — прим. авт.) без перемирья» по той причине, что, если «Ливонская земля ныне написати в перемирье, ино и вперед Ливонская земля с королем будет в споре (выделено автором)».

Этот фрагмент в послании Ивана Грозного литовскому «брату» подчёркнут не случайно. Русские дипломаты активно использовали в переговорах прецедентное право и приступали к работе, основательно вооружившись старинными грамотами и хартиями, в которых фиксировались те или иные права Москвы на оспариваемые земли. Потому-то русские переговорщики насмерть стояли за «единый аз», чтобы не дать другой стороне в будущем ни единого шанса. Очевидно, по той же причине в Москве оставили без внимания и туманные намёки на возможность полюбовного раздела Ливонии между двумя государствами.

Возвращаясь к обмену грамотами между двумя государями в конце 1560 — начале 1561 года, отметим, что Иван прямо и недвусмысленно заявил Сигизмунду, что он готов «промышляти бы ныне безпрестанно над теми ливонскими городы, в которых городах литовские люди». И ежели Сигизмунд «похочет за Ливонскую землю стояти», тогда и он, Иван, в свою очередь, будет «за нее стоить, как хочет».

Царево слово крепкое: что было сказано, то было и сделано. Разрядные записи, относящиеся к весне 1561 года, гласили, что «царь и великий князь перемирья с ними (литовцами — прим. авт.) утвержать не велел от лета 7070-го году, от благовещеньева дни», то есть 25 марта 1562 года. 20 апреля 1561 года Иван отправил своих воевод в Псков, откуда им надлежало идти в Юрьев «воевати ливонские земли для того, что король вступаетца за ливонские земли и людей своих в ыные городки ливонские прислал».

Иван Грозный отпускает литовских послов с обидными грамотами. Миниатюра из Лицевого летописного свода, т. 23

Иван Грозный отпускает литовских послов с обидными грамотами. Миниатюра из Лицевого летописного свода, т. 23

Согласно росписи, в тот поход были назначены воеводы

«по полком: в большом полку бояре и воеводы князь Петр Ондреевич Булгаков да Иван Ме­ньшой Васильевич Шереметев. В правой руке воеводы князь Григорей Ондреевичь Булгаков да князь Григорей Федо­рович Мещерской. В передовом полку воеводы князь Иван Уразлый Ахметевичь Канбаров да Офонасей Михайлович Бутурлин. А в левой руке воеводы князь Олександра Иванович Ярославов Оболенской да Михайло Ондреев сын Карпов. В сторожевом полку воеводы Иван Ивано­вич Очин Плещеев да Павел Петров сын Забо­лоцкой».

Вдобавок к ним из Острова с тамошними детьми боярскими был послан голова Иван Карамышев, которому было предписано «где ему велят быть, и он бы з детьми боярскими тут и был».

Разрядная роспись позволяет сделать вывод относительно численности и задач, которые должна была решить рать князя Булгакова. Войску надлежало продемонстрировать Сигизмунду решимость Ивана защищать свои права в Ливонии всеми возможными, в том числе и военными, способами. Отсутствие отдельного наряда свидетельствует о том, что перед нами типичная «лехкая» рать, которая должна была совершить опустошительный рейд по ливонским землям, а незначительный местнический статус воевод говорит о том, что и войско было невелико — от силы 4000–5000 «сабель», чуть-чуть «разбавленных» немногочисленными посаженными на конь пищальниками. Любопытно, что М. Стрыйковский оценил численность русского воинства аж в 108 000 человек!

вернуться к меню ↑

Необъявленная война

Булгаков со своими людьми, закончив сосредоточение и приготовления к рейду, отправился в поход, если верить псковским летописям, «о рожестве Ивана Предтечи», то есть 24 июня. Практически не встречая сопротивления (и кто бы его оказывал — власти того, что прежде называлось ливонской «конфедерацией», были полностью деморализованы, а магистр и Вильгельм Рижский продолжали интриговать, надеясь что-то выгадать в предстоящем разделе остатков ливонского «наследства»), русские ратники «воевали Немецкие земли начен от Ровного (Роннебурга — прим. авт.) до моря срединою, а сами здоровы вышли». Из этой краткой летописной заметки можно сделать вывод, что полки Булгакова опустошили земли, прилегающие к занятым литовцами замкам Венден, Вольмар, Трикатен и Роннебург.

Рижский архиепископ Вильгельм. commons.wikimedia.org

Рижский архиепископ Вильгельм. commons.wikimedia.org

Разорив тамошние волости и уезды, Булгаков со товарищи пошёл к морю, к побережью Рижского залива, а оттуда повернул к северу, пройдясь по землям, на которые претендовали датчане и шведы, не говоря уже о Сигизмунде. После этого, отягощённые сверх меры «животами» и пленниками, подданные Ивана возвратились к Феллину.

Сигизмунд тем временем попробовал перейти от слов к делу. Поскольку наёмных войск в Ливонии было немного, да и из-за хронических задержек с выплатой «заслужоного» их боеспособность внушала сомнения, решено было созвать посполитое рушение. В марте 1561 года были разосланы соответствующие «листы»-оповещения литовским татарам, а в апреле — поветовым хоругвям и панских почтов. Сбор был назначен на 24 мая 1561 года, однако затем он был перенесён на 15 июня под предлогом отсутствия фуража. Однако и к этому сроку шляхта в массе своей не явилась. В начале июля Сигизмунд с сожалением писал наивысшему гетману Миколаю Радзивиллу Рыжему, что «еще нихто не поспешил ся, яко ж маем ведомост, же многие за сплошеньством и недбалостью своею и до сего часу з домов своих не выехали». В общем, как это уже бывало не раз до того, сборы литовские оказались долги, и Булгаков со своими ратниками успешно реализовал бо́льшую часть задуманного плана набега.

Однако совсем ничего не дать в сложившейся ситуации король также не мог, почему гетман М. Радзивилл Рыжий с имевшимися у него силами сдвинулся наконец с места. Переправившись через Двину у Зелбурга, он пошёл к северу. Радзивилла подпирали польские наёмники. Они не торопясь поспешали на «фронт», попутно обирая и объедая местное население, от чего литовцы, конечно же, были не в особом восторге, всячески демонстрируя полякам свою «приязнь и любовь».

Миколай Радзивилл Рыжий. commons.wikimedia.org

Миколай Радзивилл Рыжий. commons.wikimedia.org

Согласно М. Стрыйковскому, русские, узнав о том, что гетман Радзивилл «со всею землею Литовской» переправился через Двину, бежали «до Москвы». Польского хрониста никак нельзя заподозрить в объективности и стремлении писать историю без гнева и амбиций, однако сообщаемые им сведения на этот раз неплохо совпадают с теми, что содержат псковские летописи. Польский хронист писал, что 5-тысячный (мягко говоря, сильно преувеличенные данные — уже хотя бы потому, что в собственной роте Тышкевича по списку было 200 «коней») авангард Радзивилла под началом маршалка Ю. Тышкевича и ротмистра Г. Трызны «плюндровали» владения русского государя вплоть до самого Юрьева-Дерпта. Эти сведения подтверждает псковский летописец. По его словам, летом 1561 года литовцы «воевали Нового городка (Нойхаузен — прим. авт.) оуезда и Керепетцкого (Кирумпе — прим. авт.) и Юрьевская места». Представляется, что Булгаков, не имея приказа вступать в «прямое дело» с литовцами (Иван Грозный твёрдо решил «додержать» перемирие с Сигизмундом до конца, то есть до весны 1562 года, и не желал подавать «брату» повод для разрыва отношений), уклонился от столкновения с ними.

вернуться к меню ↑

Тарвастское «дело»

Искали ли Радзивилл и его воеводы «прямого дела» с русскими? Имея в полтора-два раза меньше людей, чем Булгаков — вряд ли, а 3500 польских наёмников, которые могли их укрепить, были ещё далеко. Однако решение просто так, с пустыми руками, вернуться обратно за Двину, могло серьёзно подорвать политический авторитет короля в переговорах с ливонскими ландсгерами, не говоря уже о продолжающихся контактах с Москвой. Атака занятого ещё осенью 1560 года замка Тарваст могла стать решением проблемы, и Радзивилл отправился к нему.

Гарнизоном Тарваста командовали, согласно разрядной росписи, «князь Тимофей Матьяс Кропот­кин, да князь Неклюд Путятин, да Григорей Большой Еремеев сын Трусов». Отсюда можно предположить, что в замке находилось не более 500–600 бойцов, а скорее всего, по опыту предыдущих лет, и того меньше — сотня стрельцов или казаков и сотни полторы-две детей боярских с послужильцами. О составе наряда в Тарвасте может дать некоторое представление список «немецкой» артиллерии в замке, которую надлежало передать полякам по условиям Ям-Запольского перемирия: две медные 1-фунтовые пищали, медная 1,75-фунтовая пищаль, 1,75-фунтовый фальконет, три «сороковых» пищали (две 9-пядных и одна 7-пядная) и 28 тяжёлых крепостных ружей-гаковниц.

Руины замка Тарваст (Эстония) в наши дни. commons.wikimedia.org

Руины замка Тарваст (Эстония) в наши дни. commons.wikimedia.org

Понятно, что при таком раскладе тарвастский гарнизон не пытался атаковать неприятеля и сидел в осаде тихо, пока люди Тышкевича и Трызны блокировали замок. У литовцев не было ни достаточных сил для штурма, ни артиллерии, которая позволила бы попробовать «размягчить» русскую оборону. Поэтому и маршалок, и ротмистр ждали, когда к Тарвасту подтянутся главные силы во главе с самим гетманом.

Первые три недели под замком было тихо, но с подходом главных сил литовского войска в середине августа осадные работы оживились. Подтянувшийся литовский наряд начал обстрел Тарваста, а королевские сапёры стали подводить под стены замка мину. Работы эти завершились к концу месяца. 31 августа мина была взорвана, после чего в открывшуюся брешь устремились на приступ с копьями наперевес спешившаяся шляхта во главе с полоцким кастеляном Я. Волминским и наёмная литовская пехота.

Гарнизон Тарваста встретил неприятеля прицельным огнём из пищалей и луков и градом камней. Атака была отбита, при этом погиб один из пехотных ротмистров, Ян Модржевский, один из двух ротмистров ревельской «президии», незадолго до этого безуспешно пытавшийся удержать за Сигизмундом этот город. «И как взорвало, — сообщал русский летописец, — и литовские люди взошли на город, и царя и великого князя люди их стены збили».

Казалось, вот он, успех. Вряд ли после такого афронта гетман снова послал бы на штурм своих людей. Но к счастью для Радзивилла, русские воеводы запросили переговорщиков. Сдали ли у них нервы от долгого сидения и отсутствия помощи извне, кончился ли боезапас и порох или же сыграли свою роль прелестные письма гетмана — Бог весть, но воеводы, выслушав предложения Радзивилла, решили сдаться. Взамен они получали обещание беспрепятственного возвращения домой со всем своим имуществом.

Парадный доспех Сигизмунда II. wikimedia.org

Парадный доспех Сигизмунда II. wikimedia.org

Кстати, стоит обратить внимание, что во время осады Тарваста в первый, пожалуй, раз произошло примечательное событие. Государевы воеводы и ратные люди получили предложение изменить присяге и перейти на службу к его королевской милости, ибо «бездушный» русский государь творит «окрутность, несправедливость, неволю» «безо всякого милосердия и права», «в незбожною опалою своею горла ваша берет и брати завжды, коли похочет, может» — заметим, задолго до введения опричнины и начала пресловутых массовых казней и опал. Потому-то, писал Радзивилл, адресуясь к Кропоткину и его товарищам, пусть князь подумает, что ему любо, воля или неволя, хочет ли он «голову положить за несправедливого окрутного государя, або у вечней неволи быти» или же «вызволитися» «до государя славного, справедливого, добротью его яко солнце на свете светище», «себе волным человеком быти».

вернуться к меню ↑

После Тарваста

Решив не складывать голову, князь Кропоткин, однако, просчитался. Своё обещание, подкреплённое клятвой, Радзивилл не сдержал: «троцкии воевода пан Николаи Юрьевичь Радивил и иные королевы паны, целовав крест царя и великого князя людем изменили, отпустили их пограбя». Но не все тарвастские сидельцы сумели вернуться домой. Некоторые детали последующей судьбы гарнизона замка всплыли спустя несколько лет в ходе переговоров между Москвой и Вильно. Оказывается, литовцы

«вели их (тарвастских сидельцев — прим. авт.) с собою до Володимерца (Вольмара, современной Вальмиеры — прим. авт.) за сторожи, как всяких полоняников, и двожды их в изб запирали и ограбив, нагих и босых и пеших к нам отпустили, а иных переимав, да нашим изменником вифлянским немцом подавали; ино иные у них в тюрмах сидючи померли, а иные и ныне у них сидят по тюрмам, мучатца всякими розными муками».

Самого же князя Кропоткина и его товарищей дома ожидал неласковый приём. Своей капитуляцией они смазали эффект от похода князя Булгакова и вынудили Ивана Грозного озаботиться под занавес кампании принятием контрмер по отвоеванию Тарваста. Поэтому, сообщала разрядная книга,

«как торваские воеводы пришли из Литвы к Москве, и царь и великий князь по­ложил на них опалу свою для того, что они литовским людям город здали, и розослал их государь по городом в тюрьмы, а поместья их и вотчины велел государь взять и роздать в роздачю».

Самому Радзивиллу одержанная «искрадом» победа тоже не пошла впрок. Для того, чтобы удержать Тарваст, его нужно было привести в порядок и оставить в нём гарнизон. Для первого не было ни денег, ни времени, ни рабочей силы, а для второго — людей. Шляхта, разграбив всё, что можно, потребовала роспуска по домам, а наёмники не горели желанием оставаться на годованье, не получая жалования. В общем, гетман забрал с собой замковый наряд и остатки пороховой и иной замковой казны и ушёл восвояси, не дожидаясь, пока отряженный царём под Тарваст князь В.М. Глинский со товарищи попробует взять реванш за поражение. Князь же и его воеводы, по словам псковского летописца,

«посылку посылали под Пернов город немецкои, и литовских людеи побили, и поимали под Перновым жолнырев, а Тарбас городок на осени по государеву приказу разорили».

События под Тарвастом можно считать завершающим аккордом Ливонской войны 1558–1561 годов. Долгие и изнурительные переговоры между Сигизмундом и Кеттлером завершились в ноябре 1561 года подписанием так называемого Pacta Subjectionis. Характеризуя сложившееся положение дел в бывшей Ливонии, Ф. Ниеншедт писал, что что по условиям этого соглашения

«магистр Готгардт Кеттлер будет пожалован от короны польской ленным князем Курляндии и Семигалии, а вся Ливония должна быть передана сословиями польской короне. Город Рига согласился на подданство польской короне, но с условием, чтобы город был освобождён от присяги, принесённой римской империи».

Рига. Гравюра из Космографии С. Мюнстера, 1568 год. commons.wikimedia.org

Рига. Гравюра из Космографии С. Мюнстера, 1568 год. commons.wikimedia.org

Отдельное соглашение с Ригой было подписано в марте 1562 года.

Раздел ливонского «наследства» свершился. «Ливония распалась между четырьмя северовосточными державами, — писал Г. Форстен, — у каждой из них были свои гавани: у русских Нарва, у шведов Ревель, у Польши Рига, у Магнуса Аренсбург и Пернов». Теперь можно было приступать к переделу разделённого.

вернуться к меню ↑

Литература и источники

  1. Королюк, В.Д. Ливонская война / В.Д. Королюк. — М., 1954.
  2. Курбский, А.М. История о великом князе Московском / А.М. Курбский. — СПб., 1913.
  3. Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью // ПСРЛ. — Т. XIII. — М., 2000.
  4. Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским государством. — Т. II // Сборник Императорского Русского Исторического общества. — Т. 59. — СПб, 1887.
  5. Псковская 3-я летопись // ПСРЛ. — Т. V. Вып. 2. — М., 2000.
  6. Разрядная книга 1475–1598. — М., 1966.
  7. Разрядная книга 1475–1605. — Т. I. Ч. II. — М., 1977.
  8. Рюссов, Б. Ливонская хроника / Б. Рюссов // Сборник материалов по истории Прибалтийского края. — Т. II–III. — Рига, 1879–1880.
  9. Филюшкин, А.И. Изобретая первую войну России и Европы. Балтийские войны второй половины XVI в. глазами современников и потомков / А.И. Филюшкин. — СПб., 2013.
  10. Форстен, Г.В. Балтийский вопрос в XVI и XVII столетиях (1544–1648) / Г.В. Форстен. — Т. I. Борьба из-за Ливонии. — СПб., 1893.
  11. Хорошкевич, А.И. Россия в системе международных отношений середины XVI в. / А.И. Хорошкевич. — М., 2004.
  12. Янушкевич, А.Н. Ливонская война. Вильно против Москвы 1558–1570 / А.Н. Янушкевич. — М., 2013.
  13. Archiv fur die Geschichte Liv-, Est- und Curlands. Neue Folge. — Bd. IV, Х. — Reval, 1864.
  14. Briefe und Urkunden zur Geschichte Livlands in den Jahren 1558–1562. — Bd. III. — Riga, 1868.
  15. Henning, S. Lifflendische Churlendische Chronica von 1554 bis 1590 / S. Henning. — Riga, 1857.
  16. Nyenstädt, F. Livländische Chronik / F. Nyenstädt // Monumenta Livoniae Antiquae. — Bd. II. — Riga und Leipzig, 1839.
  17. Renner, J. Livländische Historien / J. Renner. — Göttingen, 1876.
  18. Stryjkowski, M. Kronika Polska, Litewska, Zmodzka i wszystkiej Rusi / М. Stryjkowski. — T. II. — Warszawa, 1846.

источник: https://warspot.ru/17374-final-livonskoy-tragedii

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить