Фальшивая история советской лунной программы

-17
1

Текст написан моим коллегой agentgosdepa1, ликвидировавшим свою страницу в ЖЖ несколько лет назад, и передан мне за ненадобностью. Мне же эта история интересна да и жаль было чужих трудов, которые я уже опубликовала в ЖЖ под своим именем в 6 частях (так мне было удобно). Сразу отмечу, что все фотоматериалы принадлежат прежнему владельцу и с каких ресурсов он их таскал — одному богу ведомо. Однако знаю, что все эти фотографии подвергались изменениям (не искажениям, а именно изменениям: увеличивались, укрупнялись отдельные фрагменты и т.д.). Следовательно, они уже не являются оригинальными, и, таким образом, единственный их владелец — сам agentgosdepa1 (см. судебный процесс Гельмута Коля против Хариберта Швана).
С ходу публикую две части, остальные потом
.

Фальшивая история советской лунной программы.

Часть I.

А как было на самом деле?

— Почему Вы считаете руководителей советского государства и советского космоса кретинами и идиотами?

Мой вопрос застает врасплох моего собеседника. Толковый парень (по крайней мере не носится с дурью под названием «амеры никогда не были на Луне», читал Ричарда Хогленда), но привык мыслить в плоскости, а не в объеме, оттого и повторяет г-на Прокопенко — «…американцы обнаружили, но скрывают…».

— Вовсе я так не считаю…

— Но именно это вытекает из Ваших сентенций. Американцы скрывают, а Советы кристально чисты? А Вам никогда не приходило в голову, что во всей этой истории было две стороны (или как говорят те же американцы «в эту игру играли двое»)? Скажите, каким образом официальная история советской лунной программы стыкуется вот с этими снимками?

И я демонстрирую собеседнику известные, в общем-то, фотографии «Зондов-3, -7, -8».

Он их конечно же видел и ранее, но никогда до сих пор не задумывался, насколько убойны в действительности эти фактические доказательства обнаружения советской стороной инопланетных артефактов на Луне еще во второй половине 60-х годов ХХ века.

— Вот и выходит, по-Вашему, одно из двух: либо Советы были настолько некомпетентны, что даже не смогли расшифровать имеющиеся у них фотографии лунной поверхности (что опровергается самим фактом наличия выделения и увеличения в размерах инопланетных объектов на фотографии; в оригинале ведь они были мало различимы — значит над фотографиями работали и работали правильно); либо советские руководители были настолько придурковаты, что тупо отмахнулись от лунных артефактов и продолжили свою незатейливую программу добычи лунного грунта. А если не выходит ни первое ни второе, тогда нам остается признать только одно: вся история советской лунной программы — фальшивка, которой потчевали и потчуют граждан до сих пор, и в действительно «все было не так…». Только реальная история была куда интереснее вымышленной.

1. Никакой «лунной гонки» не было.

Пойдем по порядку. Текст канонической легенды гласит:

— Лунная гонка стартовала сразу после заявления президента США Д.Кеннеди о том, что «до конца десятилетия американцы высадятся на Луне и вернутся обратно». Изучение вопроса позволяет недвусмысленно заявить — абсолютная ерунда! Лунная программа США стартовала еще при Эйзенхауэре, хотя только при его приемнике она набрала фантастические обороты. Причем, как справедливо указывает Р.Хогленд, Кеннеди к освоению космоса относился прохладно, а про высадку на Луну и слушать не хотел. И тогда некто продемонстрировал Кеннеди нечто, заставившее того полностью изменить свою позицию на 180 градусов. Самое любопытное в том, что у США на тот момент не существовало никаких реальных свидетельств наличия на Луне внеземных артефактов, даже в виде фотографий (они начнут получать их только от «Лунар Орбитер» и «Сервейеров»). И, тем не менее, информация о наличии этих артефактов была из неизвестного источника получена. А потому американцы изначально знали что делали и с самого начала акцентировали все усилия на пилотируемой высадке на земном сателлите, с тем, чтобы в этих самых артефактах покопаться. Дальнейшие исследования Марса и Венеры американскими учеными также планировались, но до поры до времени они не забивали себе ими голову. Тогда (25 мая 1961 года) и последовало заявление Кеннеди в послании Конгрессу и всему американскому народу. К тому времени уже три года как разрабатывались ракеты «Сатурн» и двигатели к ним. Была создана НАСА и Центр управления полетами в Хьюстоне. НАСА был передан Редстоуновский арсенал вместе со всей группой Вернера фон Брауна. Давно уже были созданы и отработаны твердотопливные двигатели Джека Парсонса,

а 27 октября 1961 года состоялся первый запуск ракеты «Сатурн-1» со связкой из восьми двигателей Н-1 с тягой по 85 тс каждый.

Тем временем в СССР…А в СССР ничего не было и даже не планировалось! Тяжелая ракета-носитель, предложенная С.П.Королевым правительству Хрущева, во-первых, замышлялась им для марсианской экспедиции (Луна считалась лишь подготовительным шагом на этом пути, причем Королев изначально даже не планировал на нее высаживаться, ограничиться только облетом). А, во-вторых, изучение планет, в том числе на предмет поиска биологической жизни, облет и высадка на Луну, Марс и Венеру стояли на третьем месте после оборонных задач Н-1 и гражданских целей в виде вывода на околоземную орбиту спутников. Вот основные задачи подписанные Королевым к эскизному проекту ракеты Н-1 за 1962 год:

А. Выведение тяжелых космических летательных аппаратов (КЛА) на орбиты вокруг Земли с целью исследования природы космического излучения, происхождения и развития планет, радиации Солнца, природы тяготения, изучения физических условий на ближайших планетах, выявления форм органической жизни в условиях, отличных от земных, и т.д.

Б. Выведение автоматических и пилотируемых тяжелых ИСЗ на высокие орбиты с целью ретрансляции передач телевидения и радио, обеспечения прогноза погоды и т.д.

В. При необходимости вывод тяжелых автоматических и пилотируемых станций боевого назначения, способных длительно существовать на орбитах и позволяющих производить маневр для одновременного вывода на орбиту большого количества ИСЗ военного назначения.

Декларировались основные этапы дальнейшего освоения космоса:

облет Луны с экипажем из двух-трех космонавтов;

вывод КЛА на орбиту вокруг Луны, высадка на Луну, исследование ее поверхности, возвращение на Землю;

осуществление экспедиции на поверхность Луны с целью исследования почвы, рельефа, проведения изысканий по выбору места дня исследовательской базы на Луне;

создание на Луне исследовательской базы и осуществление транспортных связей между Землей и Луной;

облет экипажем в два-три человека Марса, Венеры и возвращение на Землю;

осуществление экспедиций на поверхность Марса и Венеры и выбор места для исследовательской базы;

создание исследовательских баз на Марсе и осуществление транспортных связей между Землей и планетами;

запуск автоматических аппаратов для исследования околосолнечного пространства и дальних планет системы (Юпитер, Сатурн и др.) (взято у Б.Чертока «Ракеты и люди», том 4).

Словом, никакой советской «лунной программы» не существовало, Луна разрабатывалась лишь постольку поскольку без ее освоения невозможно было продвинуться в марсианском направлении. Лишь 3 августа 1964 года Хрущев выдал Постановление в котором впервые было сказано, что важнейшей задачей в исследовании космического пространства с помощью ракеты H1 является освоение Луны с высадкой экспедиций на ее поверхность и последующим их возвращением на Землю. Причем, произошло это вовсе не под влиянием успехов американцев, а по причине, которую до сих пор замалчивают все без исключения исследователи данного вопроса. Впервые об этом прямо сообщил все тот же Р.Хогленд — Кеннеди и Хрущев устно договорились о совместной разработке Луны и президент США стал отдавать указания должностным лицам американского правительства о передаче советской стороне необходимой информации по данному вопросу, а Никита Сергеевич впервые озаботился тем, чтобы не оказаться в этом тандеме лишней лошадью, оттого и форсировал работы по лунной высадке. Если бы все пошло так, как договаривалсь Кеннеди и Хрущев, летом 1969 года к Луне пошли бы не американцы, а совместная экспедиция.

Действия «теневого правительства».

В той истории было, к сожалению, не две стороны. Была еще и третья, известная ныне как «Комитет 300» или «мировой правительство». Его ответвление действовало и в СССР.

Когда в 2000-ных стали известны факты изложенные еще в 1976-м году в интервью незабвенного Г.У. Розенталя журналу «Western Front” самые сообразительные тут же сложили два и два и поняли, кого подразумевал Гарольд в той части своей речи, когда поминал существование в СССР, помимо официального, еще неофициального (теневого) правительства. Это конечно же были Андропов со товарищи. Трагедией советской космонавтики являлся тот факт, что после «антихрущевского переворота» она фактически была отдана на откуп члену этого самого «теневого» правительства — Д.Ф. Устинову, который через своих подчиненных — министра общего машиностроения С.А. Афанасьева и председателя ВПК Л.В. Смирнова, стремился ловкими ходами пустить советскую лунную программу под откос. Впрочем, до 1967 года его возможности были тоже серьезно ограничены, ведь дружок «дяди Мити» — Андропов еще не стал главой КГБ. Тем не менее влияние теневого правительства на остальных членов ЦК КПСС было достаточно сильным и первый же его ход оказался убийственным для советской космонавтики — в октябре 1964 года в результате дворцового переворота был отправлен на пенсию Хрущев. А за год до того американская ячейка иллюминатов уничтожила Кеннеди. Таким образом, совместное освоение Луны осталось лишь несбыточной мечтой.

С.П. Королев и его программы облета и высадки на Луну сразу же попали в тяжелое положение — в новом правительстве Брежнева они как будто никому не были нужны, а Устинов стремился потопить эти программы при каждом неудачном запуске. Но странное дело — всего лишь через год уже В.П. Мишина это же самое брежневское правительство будет вовсю теребить за несоблюдение сроков подготовки лунных программ. Что же такое приключилось между концом 1964-го и 1966 годами? Известно что — 1965 год.

Фальшивая история советской лунной программы. Часть II.

2. Великое, но спрятанное открытие.

Новый 1965-й год начался сразу с нескольких смертей заметных советских ученых в области космонавтики. И если смерть биофизика академика Андрея Лебединского (запомните эту фамилию — мы еще с нею встретимся) возможно и была естественной, то гибель в автокатастрофе конструктора ракетных двигателей Семена Косберга настораживает тем, что

фактически открыла собой вереницу регулярных и безвременных смертей самых заметных фигур советского космоса. Этот год не сулили Королеву, который чуть ли не в одиночку тянул груз лунной программы, серьезного облегчения. Первые старты автоматических станций (для отработки мягкой посадки) провалились из-за различных технических неполадок. Сотрудники ОКБ-1 уже готовились к грозным оргвыводам ЦК, как вдруг…

В своей книге «Ракеты и люди» в главе «Жесткий путь к мягкой посадке» Борис Черток так описывает произошедшее:

«Однако снова и в который уж раз следует восхищаться предусмотрительностью Королева. По его инициативе, поддержанной Келдышем, одна из автоматических станций, предназначенных для пуска в сторону Марса, была доработана и превращена в космический зонд. Этот «Зонд-3», запущенный нами 18 июля 1965 года, прошел над обратной, невидимой, стороной Луны. Фототелевизионное устройство, разработанное для передачи изображений Марса, было использовано для фотографирования и передачи изображения обратной стороны Луны. Качество полученных фотографий было значительно лучше того, что мы получили в 1959 году.

Это дало основания нашей прессе снова заговорить о крупной победе советской науки. Американские аппараты «Рейнджер» в 1964 и 1965 годах дали на подлете к Луне фотографии участков видимой стороны Луны очень хорошего качества. Но по фoтoгрaфиям обратной стороны мы вновь оказались впереди, нами были получены отличные изображения областей Луны, остававшихся ранее неизвестными. Передача изображений выполнялась в сантиметровом диапазоне радиоволн с помощью установленной на борту параболической антенны. В сеансах связи эта параболическая антенна с высокой точностью при помощи системы ориентации направлялась на большую наземную антенну. Передача изображений производилась по командам с Земли.

Разработка всей системы управления и антенной техники осуществлялась в ОКБ-1. Это было творчество коллективов, которыми руководили вместе со мной Раушенбах, Юрасов, Калашников и наши начальники отделов — Карпов, Башкин, Легостаев, Бабков, Краюшкин, Шустов, Куприянчик, Чижиков, Вильницкий. Они не скрывали своего торжества по этому поводу. Не без гордости говорили, [306] что после успехов в управлении пилотируемыми кораблями справились с управлением спутником «Молния-1» и межпланетными автоматами лучше, чем специализированные фирмы Пилюгина и Морачевского с системой Е-6.

Эта «крупная победа советской науки» демпфировала на время наши неудачи по Е-6. Тем не менее после сентябрьского конфуза — отмены пуска — напряженность в «верхах» нарастала и требовала разрядки.

Королев предупредил, чтобы я не спешил улетать на полигон для подготовки очередного пуска Е-6. Ему сообщили, что Устинов, который был тогда секретарем ЦК КПСС по всем оборонным, ракетным и космическим вопросам, потребовал от Смирнова проведения заседания ВПК с отчетом о наших лунных «злодеяниях» и соответствующих оргвыводов.

«Оргвыводы» означали в лучшем случае выговор на правительственном уровне, а в худшем — снятие с работы. Снимать с работы Королева было невозможно, объявлять ему выговор — неприлично. Следовательно, надо было расправиться с кем-либо из его заместителей. Всем было известно, что Королев назначил меня своим заместителем по программе Е-6. Виновных в срыве программы было много. В их числе были: отвечавший за систему управления Пилюгин, за радиокомплекс — Рязанский, за астронавигацию — Морачевский, за отказы двигателя блока «И» — Конопатов и т.д. Но всех наказывать нельзя, ибо «на миру и смерть красна».

Я оказался в данной ситуации фигурой, собирающей и обобщающей грехи всех участников программы. Значит, надо учинить в Кремле расправу надо мной одним, чтобы остальным неповадно было в дальнейшем так долго отрабатывать системы.

Мои бывшие сотрудники, выдвинутые на работу в ВПК, изучившие всю подноготную подобных заседаний, заранее предупредили меня, что при любом содержании доклада решение будет подготовлено заранее и оргвыводы, заведомо согласованные с большинством членов ВПК, неизбежны. При этом уже готовится проект санкций, в котором я нахожусь на первом месте с предложением министру рассмотреть мое «соответствие», в отношении главных конструкторов систем Пилюгина, Рязанского, Морачевского министрам поручается принять все необходимые меры.

Однако в сентябре заседание ВПК не состоялось. Наши доброжелатели в аппарате Совета Министров, отслеживающие обсуждения космических планов, объяснили, что набралось много срочных вопросов, и до Луны очередь никак не доходит…»

Дело, как мне видится, было несколько в ином, не в «…очередном успехе советской космонавтики». Или точнее, в успехе, но настолько оглушительном, что руководители ЦК дружно стали «чесать репу», а иллюминатские «шестерки» из теневого правительства стали прилагать усилия к тому, чтобы открытие осталось под спудом.

Станция «Зонд-3» была пролетной. И вот надо ж было такому приключиться, что «пролетая над гнездом кукушки» советская станция среди других сделала всего два, но выдающихся снимка. На одном из них в районе западной оконечности Океана Бурь оказалась запечатлена конструкция колоссальной величины. Пролетая дальше «Зонд-3» запечатлел остатки некоего колоссального сооружения, напоминающего собой купол.

Фальшивая история советской лунной программы

Схема полета «Зонда-3»

Фальшивая история советской лунной программы

Первый из двух выдающихся снимков “Зонда-3»: неизвестный объект («башня») в районе западной оконечности Океана Бурь. Справа внизу — снимок того же объекта, сделанный «Аполлоном-16» семью годами позже (снимки обработаны американскими исследователями).

Фальшивая история советской лунной программы

Второй выдающийся снимок «Зонда-3»: остатки неизвестной конструкции («купола») неподалеку от «башни».

Фальшивая история советской лунной программы

Снимки, поступившие в специальную группу Академии наук СССР обрабатывались, судя по всему до осени. А 25 октября 1965 года ЦК КПСС выдала постановление, утверждавшее и облет и высадку на Луну. Однако прежде нужно было убедиться в том, что на Луне что-то действительно есть. Поставьте себя на место советских руководителей. До снимков «Зонда-3» вся грядущая программа высадки виделась исключительно как прогулка одного космонавта «в гордом одиночестве» по поверхности Луны, взятие совком лунного грунта и быстрое возвращение назад на «лунном такси» — спутник Земли считался совершенно безжизненным. А тут на тебе… Следовало убедиться в наличии аномальных объектов (мало ли — может это дефекты объектива), определить районы их нахождения и вообще — выяснить что же это такое еще до высадки.

И пошли к Луне советские АМС-ки одна за другой (семь штук за один год!). И хоть и утверждал Б.Черток, что и в случае с «Луной-7» главным при выводе станции к Луне было «попасть хоть куда-нибудь», а факты говорят о другом, а они, как известно, факты эти самые — вещь упрямая. После «Зонда-3» три последующие АМС «Луна» — 7,8 и 9 все приземлились (аварийно или триумфально) в одном и том же районе. Попробуйте с первого раза угадать в каком? Правильно — в западной части Океана Бурь, там где высится по сию пору (LRO и «Клементина» это подтверждают) громадная «башня» высотой в 32 км(!).

С.П. Королев несомненно видел эти снимки, оттого и старался мягко посадить все последующие АМС. То что не вышло у «СП» удалось его сменщику Георгию Бабакину. Самого же Королева «зарезал» в январе 1966 года лично министр здравоохранения Б.В. Петровский при проведении пустяковой операции, которая должна была занять всего несколько минут. Случайность? Напомню — ровно год назад похоронили Андрея Лебединского и Семена Косберга. Попробуйте не предвзято ознакомиться с фактами пресловутого «дела врачей» и вы поймете, что с кремлевскими врачами этими не все ладно и не все чисто. В данном же случае был устранен главный «мотор» советской программы освоения планет Солнечной системы.

3 февраля Бабакин триумфально сажает «Луну-9» (фактически станция была разработана королевским ОКБ-1, «бабакинцы» лишь доработали проект в основном в сторону уменьшения массы). «Девятая» садится недалече от «башни» и «купола». Но ведь на ее панорамах ничего нет! Те панорамы, на которых что-то есть вам все равно никто не покажет. Однако кое-что на имеющихся фотографиях мы все-таки разглядели.

Фальшивая история советской лунной программы

Обратите внимание на «легкую дымку в ночном небе». Это не дымка и не пыль на объективе. Это отражение в отблесках рассеянного света от тех самых объектов.

Фальшивая история советской лунной программы

Фальшивая история советской лунной программы

Или вот еще один замечательный снимок «Луны-9»:

Фальшивая история советской лунной программы

Фальшивая история советской лунной программы

Фальшивая история советской лунной программы

Более осведомленные и причастные лица и видели поболее нашего. Вот обратите внимание на нашу известную тройку космонавтов (П.Попович, А.Леонов и Ю.Гагарин), разглядывающую панораму «Луны-9». Что их так заинтересовало? Неужели лунные камни?

Фальшивая история советской лунной программы

Давайте посмотрим поближе. Что это за любопытный фрагмент под правой рукой у Леонова? Вырежем его, увеличим и развернем.

Фальшивая история советской лунной программы

А вот что-то на панораме заинтересовало Гагарина.

Фальшивая история советской лунной программы

Давайте посмотрим что вызвало его интерес (фрагмент напротив указательного пальца правой руки). Опять вырезаем фрагмент, увеличиваем и разворачиваем.

Фальшивая история советской лунной программы

В марте Бабакин собрался запускать искусственный спутник Луны («Луна-10»). Этот запуск был запланирован еще в 1965-м и с технической точки зрения «Луна-10» ничего особенного собой не представляет . Но с тех пор кое-что изменилось.

«…Именно поэтому Георгий Николаевич сразу же после получения панорам «Луной-9» буквально рвался из Центра дальней космической связи домой, в КБ. Там уже шли работы по спутнику. Конечно, по задачам более простому.

Даже малейшая задержка с вылетом самолета была нежелательной.

А тут, уже когда почти не оставалось лишней минуты, когда нужно было мчаться на аэродром, главный конструктор радиосистем почти насильно затащил его в одну из небольших уютных комнат приземистого здания, в которой так приятно укрыться от небывало крепкого для этих мест внезапно пришедшего откуда-то с запада мороза. В одном из кресел в выжидательно-настороженной позе сидел Арнольд Иванов, разработчик телевизионной камеры «Луны-9».

– Сядь, Георгий Николаевич, на минуту. Послушай, что он предлагает. – Главный конструктор радиосистем мягко положил на плечо Бабакина руку. – Никуда он не убежит твой самолет.

– Уже уговорил. – Бабакин усмехнулся. – Выкладывайте!

– Спутник, как помнится, полетит в марте? – Иванов начал с вопроса.

– Я что, задержал вылет самолета для того, чтобы отвечать на ваши вопросы? – притворяясь рассерженным, спросил Бабакин. – Конечно в марте.

– Так вот, давайте, Георгий Николаевич, поставим на спутник ФТУ. Оно практически уже готово. Да и ученые просят. Как узнали, что вы готовите спутник, – буквально проходу не дают.

Фототелевизионные устройства, ФТУ, установленные на космической станции, могут проводить фотографирование интересующего объекта и обрабатывать прямо на борту отснятую пленку для последующей передачи снимков на Землю.

– Я знаю об их желании. Александр Игнатьевич со мной тоже об этом несколько раз уже заговаривал. Но я немного, по-честному, тяну. Пока еще не все ясно с баллистикой спутника и с выводом его на орбиту.

– А Келдыш с вами еще по этому вопросу не говорил? Вроде Александр Игнатьевич заручился его поддержкой…

– Пока нет.

Профессор Александр Игнатьевич Лебединский, известный ученый, был весьма заинтересован в получении снимков; как специалист он будет давать рекомендации относительно районов посадки в последующих полетах.

– Я не возражаю, конечно, я ему так и сказал. Раз надо, так надо. В конце концов в снимках мы, КБ, заинтересованы даже, может быть, больше, чем ученые.

– Вот видите…

– Но на первый спутник мы ФТУ все равно не поставим, – рассуждал Бабакин. – Не успеем. Нам и без ФТУ дел хватает. Да и он, – Георгий Николаевич наклонил голову в сторону главного конструктора радиосистем, – твой начальник, не поставит мне приборы в феврале…

– Как ты догадался? – главный конструктор радиосистем развел руками.

– Отложим разговор до дома. Ладно? – Георгий Николаевич поднялся. – А на фирме я скажу, чтобы с вами связались сразу же. В порядке подготовки. Да, кстати, тебе для ФТУ, небось, условия тепличные будут нужны? – спросил он вдруг Иванова.

– Тепличные не тепличные, но, конечно, и не глубокий вакуум… Да и температуры чтобы не очень. Процесс ведь тонкий – проявление пленки, сушка… Перед отъездом сюда я просил ребят сочинить бумагу с условиями, которые необходимы для работы ФТУ.

– Знаешь, что мы, наверное, сделаем – отдельный отсек для твоего ФТУ. Он развяжет нас, и никто никого держать не будет. Что-то у вас затрет, незаладится, запоздаете с поставкой – пойдет снова гравитационный спутник. Без ФТУ, – вслух размышлял Бабакин. – Ну вот и все. Договаривайтесь с конструкторами, радистами, электриками… А главное – с управленцами. По параметрам орбиты. В общем, в обычном порядке… Только быстрее, чем обычно. И желательно без меня. Первые несколько дней я буду очень занят» (М.Борисов. Кратеры Бабакина).

Поясню — ученым вдруг резко понадобилось поставить на гравитационный спутник Луны фототелевизионную систему позволяющую снимать отдельные объекты. А если учесть срок жизни этого спутника (два месяца) то речи ни о каком «долгосрочном научном изучении поверхности Луны» не идет. Снимки конкретных лунных объектов понадобились здесь и сейчас. Попутно раскрывается очень важная фигура — профессора-космолога Александра Игнатьевича Лебединского. Именно он возглавляет «спецгруппу Академии наук СССР» по изучению отснятых на Луне фото- и видеоматериалов. Именно он на основании отснятого материала определяет зоны посадов АМС и будущие зоны высадок советских космонавтов. Именно ему сейчас резко понадобились кадры каких-то конкретных объектов на Селене.

Один американец (некий Дон Митчелл) прислал на сайт, посвященный памяти А.И.Лебединского потрясающий снимок. Он скрупулезно просматривал какой-то старый советский научно-популярный фильм и обнаружил в нем восемь кадров, на которых оказался запечатлен на рабочем месте советский ученый. Вот этот снимок.

Фальшивая история советской лунной программы

Крайний справа за рабочим столом — профессор Лебединский. На столе — детально обработанные панорамы «Луны-9». Обратите внимание на человека в левом верхнем углу — вот так скрупулезно обрабатывался каждый снимок (это к вопросу о том, что советские ученые могли что-то там не заметить).

Фальшивая история советской лунной программы

Как Бабакин сказал, так и получилось — фототелевизионную систему на «Луну-10», триумфально зависшую на селеноцентрической орбите, поставить не успели. Ее поставили на «Луну-11». Впрочем, толку от системы не было все равно, поскольку «одиннадцатая» не смогла осуществить фотографирование из-за неисправности системы ориентации. Фототелевизионную систему поставили также на «Луну-12», которая почти три месяца кружилась на орбите Луны. При этом снимков было сделано мало (28 с ФТУ-Б и 14 с ФТУ-М). Почему? Да потому, что снимали конкретные районы и объекты (где было что снимать). «Двенадцатая» снимала до 18 января 1967 года. Три месяца академики, а также родная партия и правительство разглядывали снимки «Луны-12» после чего через две недели ЦК разразилось постановлением под несколько комичным названием «Об ускорении научного изучения Луны». Масла в огонь подлила АМС «Луна-13», запущенная Бабакиным еще в период «свободного обращения» «Луны-12». «Тринадцатая» 24 декабря 1966 года прилунилась все туда же — в район океана Бурь. Сделала пробный прогон камеры («Панорама № 1»), а затем опустила камеру долу и — на тебе! Все подножие оказалось усеяно механизмами непонятного назначения и принадлежности. Внеземные артефакты настолько нагло разместились прямо рядом со станцией, что вряд ли есть необходимость что-либо комментировать.

Фальшивая история советской лунной программы

Панорама № 2.

Фальшивая история советской лунной программы

Панорама № 3.

Фальшивая история советской лунной программы

Панорама № 5.

Фальшивая история советской лунной программы

«Поляна артефактов» — фрагмент панорамы № 2.

Фальшивая история советской лунной программы

Увеличенный артефакт.

Фальшивая история советской лунной программы

Еще один артефакт в увеличенном виде.

Итак, к новому 1967 году советское руководство совершенно точно осознало — средствами космической техники и аппаратуры на Луне обнаружены остатки существования и жизнедеятельности неизвестной цивилизации. Почему не сообщили об этом (достойном романов и кинофильмов) феноменальном открытии собственным гражданам и мировому сообществу? Почему молчали руководители США мы знаем (они, скорее всего, вообще ничего не сообщили общественности про грядущие космические полеты не начни Кеннеди открытую «лунную компанию»). Но почему молчали Советы? Мог ли Устинов и его помощники скрывать от ЦК факт наличия внеземных артефактов на Луне? В ту пору еще не мог. Значит брежневцы все знали. Почему ж молчали? Отчего же не устроили идеологическому противнику (США) шкоду (особенно осознавая тот факт, что те скоро могут высадиться на Луне раньше чем СССР)? Вы представляете, каким обломом обернулась бы для американцев программа «Аполлон-Сатурн» если бы за сутки (к примеру) до вылета «Аполлона-11» советское руководство выступило на открытой пресс-конференции с таким, например, сообщением: «Техническими средствами СССР на Луне установлено наличие следов внеземного разума. Просим ООН включить в фонд наследия ЮНЕСКО объекты в районах таких-то и таких-то и обращаемся к руководству США с просьбой не повредить артефакты, являющиеся отныне общечеловеческим достоянием, в этих районах при посещении их космонавтами НАСА». Однако никаких сообщений не последовало.

Возможно побоялись сами партийные бонзы, особенно если ситуацию в своем духе прокомментировал М.А.Суслов. Наверняка подсуетилось и «теневое правительство», действовавшее через того же Суслова, мол: «Обнародование факта обнаружения инопланетных форм жизни может подорвать устои развитого социалистического общества и коммунистического строя в целом!» Скорее всего так оно и было. Факт заключается лишь в том, что высокие советские руководители как минимум совершили должностное преступление, растратив бюджетные средства, так как денежки народные на космические исследования были потрачены, а о результате народу тому самому, в том числе и занятому в космической сфере сообщить позабыли. Вместо этого ему стали пудрить мозги «идеологической космической гонкой» с Америкой.

Теги:

12
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
7 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
Vandalser .СЕЖNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Vandal
Vandal

Самого же Королева «зарезал» в январе 1966 года лично министр здравоохранения Б.В. Петровский при проведении пустяковой операции, которая должна была занять всего несколько минут.

Ничего загадочного. К своему телу надо допускать не министра здравоохранения, который давно забыл, как операции проводятся, а простого больничного хирурга, который по четыре операции на дню делает. Хотя, если у Королева действительно была саркома величиной с кулак, при том уровне медицины он все равно был не жилец.

NF

++++++++++

СЕЖ

Коротко
— Мы обнаружили на Луне артефакты которые могут очень помочь развитию СССР и показать преимущество коммунистического строя.
— Да? Ну и черт с ними.
— Согласен.

ser .

То что знают двое знает и свинья(с) Чё то подумалось будь это правдой сохранить это в секрете могли только рептилоиды(первоначальная версия глубокие старики без гормонов но потом подумал нет и это бы было отличным инструментом борьбы за власть…) А когда это по посту знает целая толпа людей …

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить