Еврейский вопрос и Палестина в Мире Французского Государства. Часть ІІ

0
0

Еврейский вопрос и Палестина в Мире Французского Государства. Часть ІІ

Ванзейская конференция.

Наверное остров Шваненвердер можно было назвать одним из символов Нового порядка. Престижный и живописный район Берлина, он был практически весь застроен дорогими виллами банкиров, крупнейших промышленников и политиков Германии, среди которых процент «богоизбранного народа» был довольно высок. С приходом к власти нацистов здешняя недвижимость реквизируется в толстосумов еврейской национальности и в их апартаменты въезжают партийные бонзы и крупные чиновники Рейха. Именно на этом острове произошло ключевое событие в «окончательном решении еврейского вопроса» – конференция представителей министерств и ветвей власти нацистской Германии, позднее получившая название Ванзейской. Встреча произошла на живописной вилле «Жози», расположенной на улице Озерной, буквально в нескольких шагах от особняков Йозефа Геббельса и Эрнста Удета.

После заявления Гиммлера о немедленной депортации евреев с территории Рейха и предварительных переговоров с французами, 20 ноября 1941 года, были разосланы приглашения на конференцию для обсуждения наиболее быстрых и экономичных путей решения об избавлении Европы от еврейского населения. В условиях военного времени ранний план переселения евреев Европы на Мадагаскар представлялся непрактичным. Вместо этого планировалось собрать евреев со всей Европы и депортировать их на Ближний Восток (в Палестину).

Организатором конференции стал Рейнхард Гейдрих, начальник Главного управления имперской безопасности (РСХА), 31 июля 1941 года назначенный ответственным за «окончательное решение еврейского вопроса», но идейным вдохновителем встречи был совсем другой человек. Куратором нового проекта переселения «Палестина» считалось Министерство иностранных дел и лично сам Риббентроп. Именно это министерство с июня 1941 года вело подготовительную работу по депортации европейских евреев.  Также в работе конференции приняли участие руководители разных государственных институтов: гестапо, службы безопасности СС, высокопоставленные члены НСДАП, представители различных министерств нацистской Германии – министерства юстиции агентства национальности и переселений, а также учреждения, ответственного за распределение еврейской собственности.

Еврейский вопрос и Палестина в Мире Французского Государства. Часть ІІ

Видный идеолог «решения еврейского вопроса» Рейнхард Гейдрих по слухам сам имел еврейские корни

Иоахим фон Риббентроп ожидал от выполнения «Плана Палестины» не только выгод для Германии, но и серьезных дивидендов лично для себя. Во-первых, воплощение плана в жизнь обеспечивало бы МИДу огромный фронт работ с соответствующим финансированием и материально-техническим обеспечением. Во-вторых – давало широкую возможность для деятельности, как на Ближнем Востоке, так и здесь, в Германии. Это сделало бы Министерство иностранных дел одной из мощнейших организаций Третьего рейха, а его руководству удалось бы серьезно укрепить свои позиции во внутренней политической борьбе. Ну и, в-третьих Риббентроп был совсем не прочь примерять на себя звание «Спасителя Фатерлянда от еврейской заразы», лично решившим пресловутый «еврейский вопрос».  

Гости приглашались на завтрак в 9:00, заседание же назначалось на 12:00. Первым выступал начальник отдела гестапо IV-B-4 оберштурмбаннфюрер СС Адольф Эйхман. Он сообщил присутствующим, что в соответствии с полученным ранее приказом Гитлера следует немедленно приступить к выселению евреев на Ближний Восток (на территорию Палестины, уже частично подконтрольную французским войскам). Эта информация была зафиксирована в виде протокола, в котором была ясно обозначена цель данной конференции – разработка четкого плана реализации «окончательного решения еврейского вопроса» и согласования действий различных ведомств. В качестве приписки самого Гитлера в протоколе указывалось о «каторжных работах, на которых, надо надеяться, большинство евреев умрут».

Выступающий следующим Риббентроп изложил присутствующим главные «достижения» нацистской расовой политики на тот день. Среди них – вытеснение евреев из всех областей жизни Рейха с помощью Нюрнбергских расовых законов, вынуждение к эмиграции. Вместе с тем отмечалось, что первоначальная политика вынуждения евреев к эмиграции за пределы рейха не оправдала себя. Главные тому причины – отказ всех потенциальных стран принимать еврейских беженцев и отсутствие у беженцев средств для эмиграции. Теперь все проблемы были преодолены: евреи Европы были сконцентрированы в гетто и лагерях, что серьезно облегчало организацию «добровольного» переселения, дипломатические вопросы с принимающей стороной улажены, место депортации было вполне достижимым, а средства доставки – доступны и дешевы.

Таким образом, было предложено новое решение еврейского вопроса: «выселение евреев на Ближний Восток». Вниманию присутствующих был представлен список – статистическая оценка еврейского населения в каждой из европейских стран, всего 11 миллионов евреев. Из них в первой волне должны были отправиться минимум 3 миллионов человек. Впрочем, всем присутствующим было ясно, что принципиальное решение было уже принято, о чем свидетельствовали обширные предварительные приготовления по его воплощению. (Тут хочется сказать, что все исследователи сходятся на том, что переход от планов переселения к планам тотального уничтожения произошел максимум в сентябре-октябре 1941 года, а был озвучен и принят «официально» на Ванзейской конференции уже в 1942 году. В МФГ такой переход не произошел т.к. уже в мае 1941 года появилась реальная возможность переселения евреев в Палестину (после закрепления стран Оси в Сирии и успешного продвижения Роммеля), что и стало основой нового плана именно переселения).

Еврейский вопрос и Палестина в Мире Французского Государства. Часть ІІ

Далее слово взял Рейнхард Гейдрих, обрисовавший ситуацию с «еврейским вопросом» на Востоке. На оккупированных Германией территориях СССР во второй половине 1941 года айнзатцгруппами, подчиненными РСХА, было убито около 1 млн евреев, а также начал функционировать первый лагерь уничтожения в Хелмно. Фактически у Гейдриха было свое, особое, мнение по «еврейскому вопросу». Речь шла, не больше и не меньше, о физическом уничтожении всех евреев Европы и СССР. Несмотря на массовые казни в Белоруссии, Украине и странах Прибалтики, такие кровожадные планы присутствующие не поддерживали, а сам Гейдрих, учитывая положительное мнение Гитлера о «Плане Палестина», на встрече их не озвучивал.

Конференция продолжалась всего два часа. Далее на повестке стоял ряд вопросов технического характера, на которые должны были дать ответ представители исполнительной власти Рейха. Одним из горячо обсуждаемых вопросов была проблема смешанных еврейско-арийских браков — считать ли евреями людей, один из родителей которых еврей, а другой немец, и как поступать с теми, у кого еврейская бабушка или дед. Также не смогли определиться с судьбой польских евреев. Решения по данным вопросам так и не были приняты и были отложены до следующих заседаний. После окончания официальной части конференции в неформальной обстановке участники обсуждали, за коньяком и сигарами, результаты заседания и строили планы на будущее.

Таким образом, к концу 1941 года период поиска путей решения «еврейского вопроса» был завершен. Правда, Гитлер не дал полностью раскрыться способностям Риббентропа к переселению, назначив главным лицом ответственным за исполнение плана Гиммлера. Уже 30 ноября 1941 года Адольф Эйхман разослал срочные приказы всему командному составу полиции, секретным службам безопасности и руководителям СД, содержащие подробные указания к подготовке депортации евреев Германии, Австрии и Чехии. С этого момента начинается реализации «Плана Палестина». Впрочем, Гейдрих тоже не сидел сложа руки: этот период начал строиться второй крупнейший лагерь уничтожения Белжец, но вот от постройки Освенцима (Аушвиц 2) и еще четырех подобных «объектов» пришлось отказаться. 

«ЛЕХИ»: 1939-1941 года.

Еврейский вопрос и Палестина в Мире Французского Государства. Часть ІІ

В начале Второй мировой войны большая часть участников «Иргуна» сидела в английских тюрьмах. Одновременно с этим «Еврейское агентство» призывало народ к сотрудничеству с Великобританией в ее борьбе против Германии. Несмотря на такой конфликт интересов, даже Давид Разиэль, предводитель «Иргуна», сам сидящий в то время в тюрьме, приказал подконтрольной ему организации приостановить борьбу для того, чтобы не мешать Великобритании воевать против Третьего рейха. С этим были в корне не согласны руководители наиболее радикального крыла Эцел. Политика британцев в Палестине, их «Белая книга», показывали, что они отнюдь не на стороне активистов, стремящихся к созданию независимого иудейского государства. Лидером «непримиримых» стал Авраам Штерн.

Сидящий в тюрьме Разиэль отказывается он руководства «Иргуном» и на его место выбирают Штерна. Возглавив организацию, последний основной целью установил (подтвердил) создание еврейского государства силой оружия, причем на тот исторический момент врагами оказались британские власти, контролирующие Палестину и ограничивающие иммиграцию туда европейских евреев. Такая позиция всполошила «умеренных» и введенный в курс дела Жабатинский (некоторые считают введенный в заблуждение) телеграммой приказал Разиэлю вернутся к руководству «Иргуном».   

Давид Разиэль очень кстати выходит из тюрьмы (в октябре 1939), после чего разгорается конфликт между ним и Штерном, что приводит к выходу из «Иргуна» небольшой,  но очень сплоченной группы талантливых и преданных единомышленников, которая и стала основой «ЛЕХИ». В августе 1940 года отделение группы Штерна от Эцела стало свершившимся фактом, причем именно сторонники «товарища Яира» видели себя продолжателями дела Эцела. За своим лидером пошли нескольких самых способных и опытных боевых командиров «Иргуна», что позволило сразу приступить к силовым акциям. Так 16 сентября 1940 года «ЛЕХИ» осуществил успешное ограбление банка АПАК (Англо-палестинского банка) в Тель-Авиве, что позволило молодой террористической организации хорошо финансировать свое подпольное движение.

В начале 40-х годов уровень «отсева» из «ЛЕХИ» был сравнительно высок, шло становление новой организации. С другой стороны «ЛЕХИ» была единственной еврейской организацией в Палестине, ведущей борьбу с британскими властями, при этом  декларируя четкую идеологию, которая имела довольно серьезный отклик. В октябре 1940 года Штерн выпустил первый номер газеты «Бамахтерет» («В подполье»), а во втором, ноябрьском номере опубликовал девять пунктов под названием «Принципы возрождения». Дополненные в пятом выпуске до восемнадцати пунктов, «Принципы возрождения» определяли идеологические основы, цели и политическую линию организации. В ней утверждались, с упором на танахические источники, божественное предназначение еврейского народа, его исключительное право на Землю Израиля в библейских границах, и необходимость возрождения еврейского народа на земле Израиля вплоть до строительства третьего Храма.

В целом «ЛЕХИ» придерживался антиимпериалистической идеологии и считал британский мандат незаконной оккупацией. Именно поэтому его террористические акции были направлены против англичан, а не арабов и именно по этому «ЛЕХИ» шла на контакт с нацистами, считая их основными союзниками в своей борьбе. Кроме этого Штерн имел контакты (в 1941 году) с Абой Ахимеиром, ранее возглавлявшим организацию «Брит а-Бирьоним», итальянскими представителями в на ближнем Востоке и французскими властями в Сирии. Идеологом организации становится Исраэль Шайб (Элдад). Именно он отвечал за выпуск газет «Ха-хазит» («Фронт») и «Ха-маас» («Действие»), а также передач подпольной радиостанции «Голос еврейского подполья». Диктор этой радиостанции Геулла Коэн пользовалась огромной популярностью в ишуве.

С 1940 по 1942 год «ЛЕХИ» боролось с англичанами методами индивидуального террора. Организация открыто призывала изгнать англичан из Палестины и воссоздать Еврейское государство – чем скорее, тем лучше. Последние очень скоро стали воспринимать «Банду Штерна» так серьезную опасность, устраивая настоящую охоту за ее активистами. Одновременно с этим «ЛЕХИ» был группой, к которой не испытывали симпатий ни «Хагана», ни «Иргун». В ишуве ее считали террористами, причем есть сведенья, что бойцов Яира выдавали британцам свои же – руководство «Хаганы» и Эцела. В ответ боевики «ЛЕХИ» пыталась мстить «предателям», да так активно, что с 1942 года уже шла настоящая «гражданская война» между враждующими еврейскими организациями.

Первое ядро подполья составили члены Эцеля, т.е. сторонники ревизионистского движения и члены Бейтара в Палестине и за рубежом. Сама «ЛЕХИ» никогда не была особо многочисленной – на момент ее отделения от «Иргун» речь шла о приблизительно 200 членах. Зато по сплоченности, опытности и идейности «ЛЕХИ» не имела себе равных. Среди сподвижников Штерна выделялись Ицхак Шамир, Исраэль Эльдад, Натан Елин-Мор (Фридман), Элияху Гилади, Нафтали Любинчик, Ехошуа Коэн, Аншель Шпильман, Йеѓошуа Зетлер (Меир). Из них Шамир и Гилади отвечали за все силовые акции (первый вскоре стал правой рукой Штерна), Натан Елин-Мор работал с общественностью, Исраэль Эльдад отвечал за идеологическую работу, а Нафтали Любинчик – за контакты с Италией и Германией. Руководители «ЛЕХИ» прекрасно понимали, что малочисленное подполье не в состоянии положить конец британскому мандату. Осень/зима 1941 года ознаменовала выход организации на принципиально новый политический уровень: участие в «Плане Палестина» и контакты с верхушкой наци Германии сделали его серьезной силой в надвигающихся событиях.

Авраам Штерн.

Еврейский вопрос и Палестина в Мире Французского Государства. Часть ІІ

Поэт и сионистский деятель Авраам Штерн родился в Сувалках (Царство Польское в составе Российской империи) в 1907 году. Его учебу в хедере прервала Первая мировая война и приказ российского военного командования о высылке евреев из пограничных районов во внутренние губернии. Продолжил он свое обучение уже в русской школе в Башкирии. В 1920 году Штерн вступил в комсомол. На следующий год вернулся в Сувалки, где учился в еврейской средней школе. В 1926 году репатриировался в Палестину, где закончил сначала гимназию в Иерусалиме, а затем классическое отделение Еврейского университета, где закончил учебу с отличием.

Во время арабских беспорядков 1929 года он вступил в «Хагану» и принял участие в защите еврейского населения. После раскола в «Хагане», выделения из нее правого крыла и формирования «Иргуна» стал членом новой организации. В 1932 году Штерн заканчивает курсы офицеров «Иргуна». В начале 1930-х годов создает ревизионистскую ячейку в Италии. Для Штерна на этом этапе кумирами являются Муссолини и Пилсудский. После раскола «Иргуна» в 1937 году и возвращения части лидеров в «Хагану» Штерн оказывается одним из командиров организации. В конце 30-х годов он выезжает в Польшу для реализации программы «50 тысяч», идея которой заключалась в обучении пятидесяти тысяч бойцов для того, чтобы изгнать англичан из Страны Израиля. Штерн занимается закупками оружия в Европе и ведет переговоры с польским руководством о создании на территории страны тренировочных лагерей «Иргуна». После публикации «Белой книги» Макдональда в 1939 году, ужесточавшей квоту на еврейскую иммиграцию в Палестину с ее планируемым полным прекращением в дальнейшем, Штерн, в числе других командиров «Иргуна», выступил с требованием немедленного провозглашения еврейского государства. В первый день Второй мировой войны Штерн был арестован вместе с остальными лидерами «Иргуна» и содержался в лагере Сарафанд.

В начале Второй мировой войны большая часть участников «Иргуна» сидела в английских тюрьмах. Лидер сионистов-ревизионистов Жаботинский призвал на время войны к полному прекращению действий против англичан. «Еврейское агентство» призывало народ к сотрудничеству с Великобританией в ее борьбе против Германии. Многие иудеи добровольно вступили в ряды британской армии. Даже Давид Разиэль, предводитель «Иргуна», сидящий в то время в тюрьме, приказал своей организации приостановить борьбу для того, чтобы не мешать Великобритании воевать против Третьего рейха.

Призыв Разиэля вызвал внутреннюю борьбу в «Иргуне». Во главе противников приказа был Авраам Штерн. Он рассматривал итальянских фашистов и нацистов как естественных союзников в борьбе с британцами, заинтересованных также в эмиграции евреев из Европы. Тем временем выпущенный из лагеря Разиэль, возглавлявший «Иргун», объявляет об отставке. 19 июня Штерна избирают на эту должность, а 26 июня Штерн и его единомышленники выпускают «Коммюнике Верховного Командования №112», в котором провозглашается целью воссоздание Израильского царства в исторических границах методами вооруженной борьбы. Там же объявляется, что «Иргун» не намерен сотрудничать с британцами, а евреи призываются к уклонению от службы в британской армии. Штерн, отвергавший позицию Жаботинского и Разиэля, согласно которой требовалось сотрудничество с британцами, взял курс на разрыв с идеологическими лидерами ревизионизма и возобновление активной борьбы против англичан.

Жаботинский в письме, отправленном руководству «Иргуна» незадолго до смерти, настоял на возвращении Разиэля на должность командира группы. Не сумев прийти к компромиссу с Разиэлем, Штерн и группа его единомышленников в августе окончательно вышли из организации, образовав отдельную группировку, которая и стала основой «ЛЕХИ» («Борцы за свободу Израиля»). Сторонники Штерна видели себя продолжателями дела Эцел, а по своей идеологии их организация была антиипериалистическая и близкая к национал-социализму.

В октябре 1940 года Штерн выпустил первый номер газеты «Бамахтерет» («В подполье»), а во втором, ноябрьском номере опубликовал девять пунктов под названием «Принципы возрождения» (дополненные в пятом выпуске до восемнадцати). В них постулировалось «божественное предназначение» еврейского народа и его право на Землю Израиля, вплоть до строительства третьего Храма. Сам Штерн меняет имя на Ави (аббревиатура имени Авраам бен Яир, с отсылкой к последнему командиру защитников Масады, лидеру сикариев Элиезеру бен Яиру). Вскоре имя Яир становится его партийной кличкой. В 1940-1942 годах члены группировки совершили значительное число терактов против представителей британских властей (прежде всего полиции) и ограблений банков, первым из которых стал налет на Англо-Палестинский Банк в Тель-Авиве 16 сентября 1940 года, обеспечивший недавно созданную группу большой суммой денег. Первым же терактом стал взрыв в иммиграционном бюро в Хайфе, в знак протеста против депортации нелегальных еврейских иммигрантов на Маврикий.

Сам Штерн писал в эти дни: «…К началу войны вся сионистская политика шла на поводу у Англии, как та захочет, так и будет. И Еврейское агентство («Сохнут») со страхом и подобострастием исполняло английские приказы, совершенно «бескорыстно», не требуя для еврейского народа ничего… Оно превратилось в мобилизационный пункт чужой армии вместо того, чтобы стать главным штабом еврейской армии. Такая политика основывается на одной лишь убогой мыслишке, смешанной со слабой надеждой: арабы отказались воевать на стороне Англии, а евреи, наоборот, преисполнены боевого духа и с радостью идут в бой. А потому Англия, победив, не останется в долгу и воздаст еврейскому народу по заслугам. … Разглагольствования о мирной конференции и о надеждах, которые осуществятся после того, как демократическая Англия заново переустроит мир – лишены всяких оснований. Мирная конференция по окончании прошлой войны дала сионизму Декларацию Бальфура. Сегодня у сионизма есть «Белая книга» вместо Декларации Бальфура. Мирная конференция по окончании этой войны начнет с «Белой книги». Чем же она, в таком случае, может закончиться? У сионизма нет ответа на этот вопрос. Последний и решающий ответ сможет дать только еврейское оружие, еврейская сила».

Штерн не верил в возможность победы стран антигитлеровской коалиции, и считал, что надо связаться с немцами и итальянцами для того, чтобы они помогли в борьбе «ЛЕХИ» против англичан. Он писал, что у Италии и Германии есть интерес «очистить» Европу от евреев и, с другой стороны, помешать Англии править на Ближнем Востоке. В своей книге «В крови займется заря» один из сподвижников Штерна, Арье Коцер, приводит слова Штерна, объясняющие мотивы, которыми он руководствовался Штерн, принимая решение о контактах с нацистами:

«Мне совершенно ясно: европейское еврейство будет уничтожено, если мы не придем к соглашению с Германией. И следует раз и навсегда уяснить для себя – кто наш враг? Или кто наши враги? Какую пользу мы можем извлечь для себя из войны, и против кого из наших врагов нам воевать, чтобы добиться независимости для нашей страны и спасти наш народ, все те миллионы евреев, находящиеся сейчас в Европе? Для меня очевидно, что наш враг – это Британия. Британия могла спасти миллионы наших братьев! Но также очевидно, что она их не спасет! Напротив, она заинтересована в их уничтожении. Оно нужно ей для того, чтобы установить власть арабов в стране, которая будет послушным орудием в ее руках. Польза от нашей помощи союзным державам невелика. А для нас же она попросту равна нулю. Поэтому остается только одно: соглашение с немцами о спасении европейского еврейства. Немцы могут «очистить» Европу от евреев, переправив их сюда, в Эрец-Исраэль. И Германия может согласиться на такой вариант, если мы станем воевать против англичан».

Еврейский вопрос и Палестина в Мире Французского Государства. Часть ІІ

В конце 1940 года руководство ЛЕХИ начинает нащупывать контакты с немецкими агентами на Ближнем Востоке и профильными чиновниками в самой Германии – предлагается самое активное сотрудничество в обмен на вытеснение британцев из Палестины и создания там еврейского государства. В рамках предлагаемого сотрудничества Штерн предполагал мобилизовать в Европе солдат для завоевания Эрец-Исраэль. Во внутренних дискуссиях он доказывал, что только союз с Германией может спасти евреев Европы, хотя позже он признавал, что его истинной целью была мобилизация солдат. Штерн также пытался установить контакты с арабскими лидерами, с целью создания единого антиимпериалистического фронта.

10 мая 1941 года Штерн выступил с радиообращением, в котором критиковал лидеров Еврейского Агентства, как «клики стареющих лоббистов», поставляющих Британской империи еврейское «пушечное мясо», ничего не получая взамен. В выступлении Штерн призывал ишув доказать арабам в преддверии германской оккупации «превосходство еврейских сил». После этого было отдано распоряжение об арестах членов группы Штерна, а в статье еврейской газеты «Гаарец» он был назван «квислингом». Тогда Штерн с несколькими соратниками совершил опасный переход в Сирию и оттуда на немецком самолете вылетел в Германию. Там еврейских боевиков ждали тайные встречи с руководителями Рейха, включая Риббентропа и Гиммера, после которых была подготовлена аудиенция с самим фюрером. На этот момент глава МИДа и рейхсфюрер довольно хорошо представляли себе возможные выгоды союза с «ЛЕХИ».

Морально Яир был готов к этой встрече. В свое время он был как бы «министром иностранных дел» Эцеля и неоднократно посещал страны Европы, и прежде всего Польшу, где вел переговоры с различными политическими деятелями. Его поведение, столь непохожее на поведение других еврейских деятелей, либо выступавших с какими-либо просьбами, либо предлагавших свое посредничество в разного рода сделках, отличалось тем, что Штерн разговаривал на равных, выступая как дипломат, представляющий союзное государство и прибывший для обсуждения вопросов международного значения. И вопросы, в обычных условиях требовавшие продолжительных обсуждений, составления договоров со многими параграфами, их утверждения и подписания, – решались просто, без подписей, несмотря на то, что одна сторона представляла правительство большого государства, а другая была всего-навсего одним человеком, представителем освободительного движения и государства, существующего пока еще только в виде идеи. Нас самом деле уже тогда было понятно, что на Штерна сделал ставку влиятельные круги германских и европейских сионистов, которые хотели руками ЛЕХИ осуществить свою месту, «не испачкавшись» по ходу сотрудничеством с нацистами. Знал об этой поддержке и глава СС, которому такая ситуация давала возможность ресурсы евреев в борьбе с британцами на Ближнем Востоке.

Сотрудничество сионистов с нацистами.

Еще в конце 1940 года руководство новообразованной «ЛЕХИ» отряжает члена группы Нафтали Любенчика в Бейрут для установления контактов с державами Оси. В этом городе Любенчик встречается с представителем германского МИДа фон Хентигом. Они формулируют совместный меморандум, в преамбуле которого утверждается, что цель нацистов – не уничтожение евреев, а их эмиграция из Европы. Говорится также о возможном будущем сотрудничестве возрожденного государства еврейского народа с германским «Новым Порядком». Уже весной 1941 года эти контакты возобновляются – МИД Германии разрабатывает «План Палестина», который курирует Франц Радемахер, а потом и сам Риббентроп. Именно последний приложил немало усилий для организации сионистской поддержки этого плана и выведет на принципиально новый уровень контакты «ЛЕХИ» с верхушкой нацистской Германии.   

Группа Штерна была не первыми на этом пути. Первым, кто установил контакты с нацистской Германией, был глава политического отдела Еврейского агентства д-р Хаим Арлозоров. Речь идет о так называемом «трансфере» – заключенном в 1935 году соглашении между Еврейским агентством и правительством нацистской Германии, по которому Германия обязывалась не препятствовать вывозу евреями-эмигрантами своего имущества. Благодаря этому договору десятки тысяч немецких евреев репатриировались в Эрец-Исраэль, и их жизни были тем самым спасены.

Еще более широкий план по эвакуации всего еврейского населения Рейха, насчитывавшего около полумиллиона человек, был разработан Георгом Карским, одним из лидеров Ревизионистского движения в Германии и главой берлинской общины. Предложение Карского было встречено в штыки сионистскими вождями немецкого еврейства. В то же время нацистская пресса положительно оценила этот план. Газета «Ангриф» поместила на видном месте интервью с Карским, добавив, что есть евреи, «которые не настаивают на своей принадлежности к германской расе». Даже «Фелькишер Беобахтер» поместил на своих страницах сообщения об этом. Реакция Имперского Министерства иностранных дел также была весьма положительной: «Если это предложение не призвано укрепить позиции британского империализма, то мы готовы заняться палестинской проблемой, даже если над Палестиной взовьется бело-голубой флаг».

Карский обратился за поддержкой к Жаботинскому, который вел тогда активную пропаганду за бойкот нацистской Германии. И несмотря на это, а может быть и именно поэтому, Карскому удалось выхлопотать для Жаботинского въездную визу в Германию а, также согласие немецких властей на его публичное выступление в Берлине. Жаботинский впоследствии выступил в защиту Карского, когда многие из сионистских деятелей обвинили его в том, что он является тайным агентом нацистского режима. Однако, план Карского Жаботинский не принял. Свой отказ он мотивировал следующим образом: "Ситуация в сегодняшней Германии похожа на ситуацию на Украине во времена Петлюры… Мой договор с Петлюрой спас жизни сотен тысяч евреев… Многие из них живут сегодня в Эрец-Исраэль. И представьте себе, что несмотря на это, многие из них, сидя в зале во время моего выступления в Тель-Авиве, кричали мне: "Петлюра! Петлюра!.." Если бы я был моложе, я без малейшего колебания повел бы себя сегодня в Берлине так, как я вел себя в свое время в Праге… Но, увы, я немолод и сомневаюсь, смогу ли, взявшись за дело, довести его до конца. Вся затея провалится, меня предадут проклятью после моей смерти, а у меня не будет даже возможности объяснить свою позицию…"

Возвратимся к текущим событиям. После поездки Любенчика, в мае 1941 года, Штерн выдвигает официальное предложение о «военном союзе» между «ЛЕХИ» и нацистской Германией по  изгнанию англичан из Палестины. В сущности, он предложил вступить в войну на стороне Германии. Вот отрывки из коммюнике «ЛЕХИ»: «… Эвакуация еврейских масс из Европы является предусловием решения еврейского вопроса в Европе. Тем не менее, единственный способ достичь полного «очищения» Европы – это поселить всех евреев на их родине, Палестине, и восстановить еврейское государство в его исторических границах. Цель политической активности и многолетней борьбы израильского освободительного движения – это решить проблему этим путем и, таким путем, полностью и навсегда освободить еврейский народ. Освободительное движение, которому известно хорошее отношение правительства немецкого рейха к действиям сионистов в пределах Германии и к эмиграционной программе сионистов, выдвигает следующие соображения:

1) У «европейского нового порядка», основанного на немецкой концепции, и патриотических стремлений евреев – членов освободительного движения могут существовать общие цели и интересы.

2) Возможно тесное взаимодействие между новой Германией и обновленным народно-националистическим еврейским большинством.

3) Образование исторического еврейского государства на националистической основе, которое было бы связано договором с немецким рейхом, было бы в интересах поддержания и усиления немецкой власти на Ближнем Востоке.

Это предложение «ЛЕХИ» включает военную, политическую и информационную деятельность на территории Палестины и, после определенного организационного момента, вне ее территории. Опосредованное участие израильского освободительного движения в новом порядке Европы вкупе с позитивно радикальным решением проблемы европейских евреев заметно усилило бы моральные основы «нового порядка» уже на подготовительных стадиях. Факт сотрудничества израильского освободительного движения не противоречит недавнему выступлению немецкого рейх-канцлера, в котором Гитлер подчеркнул, что он намерен использовать любой вид сотрудничества и коалиции для достижения победы над Англией». Фактически «ЛЕХИ» предложило принять активное участие в войне на стороне Германии при условии учета данных соображений и признания националистических стремлений членов «ЛЕХИ» правительством германского Рейха.

(Original Document In German Auswurtiges Amt Archiv, Bestand 47-59, E 224152 And E 234155-58; Yisraeli, D. (1974). The Palestine Problem In German Politics 1889-1945. Israel. p.315-317; Polkhen, K. (1976). The Secret Contacts. Journal Of Palestine Studies. Spring-Summer, p.78-80).

Еврейский вопрос и Палестина в Мире Французского Государства. Часть ІІ

Взамен на усилия по переселению евреев в Палестину, Штерн предполагал немцам мобилизовать в Европе солдат для завоевания Эрец-Исраэль. Одновременно Штерн выступил по радио с обращением, в котором критиковал лидеров Еврейского Агентства, как «клики стареющих лоббистов», поставляющих Британской империи еврейское «пушечное мясо», ничего не получая взамен. В выступлении Штерн призывал ишув доказать арабам в преддверии германской оккупации «превосходство еврейских сил». Тогда же Штерну удалось установить контакт с итальянским представительством в Сирии и передать через него итальянскому руководству письмо с предложением союза. Штерн также пытался установить контакты с арабскими лидерами, с целью создания единого антиимпериалистического фронта.

После выступления Яира со своим радиообращением англичанами было отдано распоряжение об арестах членов группы Штерна, а в статье еврейской газеты «Гаарец» он был назван «квислингом». После этого Штерн с несколькими соратниками совершил переход в Сирию и оттуда на немецком самолете вылетел в Германию. Мнение же людей назвавших его «квислингом», «командира Яира» совершенно не интересовало. В Берлине лидера радикальных сионистов ожидал сам Радемахер, который очень хорошо понимал, какое оружие против союзников попало в руки немцев. Это понимали не только в МИДе – к лету 1941 года в верхах СС-Гестапо фактически вызрел план использования «подходящих» немецких евреев в качестве автономного нацистского анклава, разместив их в Палестине. Интересовала нацистов и возможность вовлечь евреев в вооруженную борьбу с британскими силами на Ближнем Востоке.

В ноябре 1941 года Адольф Эйхман совершил поездку в Сирию (сам он родился в Палестине) и встречался с Ицхаком Шамиром, Нафтали Левенчуком и другими видными представителями правого сионистского крыла. Несколько встреч члена «ЛЕХИ» Нафтали Левенчука были проведены с послом фон Паппеном в Стамбуле в декабре 1941 года. Эти и последующие встречи между сионистской верхушкой и руководством фашистской Германии своей главной целью ставили координацию совместных действий против Великобритании и отработке военно-экономического сотрудничества. Курировали эту операцию Гиммлер, Гейдрих, Эйхман, Риббентроп и другие видные деятели Третьего Рейха.

Именно после встреч с Риббентропом и Гиммером была подготовлена аудиенция с самим фюрером. Она состоялась в августе 1941 года, в Берлине. На Гитлера Штерн произвел хорошее впечатление, как и тот на него. Фюрер кратко объяснил, что не имеет нечего против еврейской Палестины, ровно как и против арабской Палестины. Для германского жизненного пространства там климат слишком скверный. Однако учитывая важность позиции мусульманских народов и Франции, ни еврейская и ни арабская государственность там не могут быть провозглашены до окончания войны с Англией. Потому он намерен временно отдать Палестинский мандат Франции, однако если евреи готовы принять участие в изгнание англичан, то Германия согласна поставить для Франции условие – принять в Палестине всех Евреев проживающих на подконтрольных Германии территориях. Также Германия признает партию «ЛЕХИ» единственным законным представителем всех проживающих в мире евреев и берет на себя обучение и вооружение еврейских добровольцев. А вот после войны евреи, уже проживая всем народом в Палестине, смогут добиться многого, если конечно не наделают глупостей, начав нападать на французов или арабов, до завершения войны с англичанами.

Штерн был вынужден признать доводы фюрера справедливыми и разумными – это было максимально возможное на этот момент, а вот в дальнейшем можно было посмотреть, как сложится ситуация. Соглашение было успешно достигнуто. Кроме еврейских «штарфных» штурмовых рот, из тщательно отобранных и утвержденных самим Штерном лично, людей, под крышей корпуса «Ф» был сформирован парашютно-десантный полк (1000 молодых мужчин и женщин), который прошел обучение искусству террора под руководством инструкторов из «Бранденбурга 800». Кроме того, СС и германский МИД были очень заинтересованы в использовании еврейских агентов «ЛЕХИ» для шпионажа против Англии и США. Контакты Штерна были довольно многочисленны, а с началом выполнения «Плана Палестина» возрастут многократно. Это позволяло надеяться на получения обширной разведывательной информации с Ближнего Востока, а возможно и с Британских остовов, где у самих немцев в этом плане ничего не получалось.

Ицхак Шамир

Еврейский вопрос и Палестина в Мире Французского Государства. Часть ІІ

Ицхак Шамир (настоящая фамилия Езерницкий) родился в местечке Ружаны на западе Белоруссии в 1915 году. Вскоре после его рождения семья Езерницких переселилась в Волковыск, оказавшийся тогда на территории Польши, и Ицхак закончил там начальную школу. Дальнейшее образование он получил в еврейской гимназии Белостока. В этом городе началась его деятельность в движении «Бейтар», объединявшем сторонников Зеева Жаботинского. В 1934 году Ицхак поступил на юридический факультет Варшавского университета, но когда год спустя ему предоставилась возможность получить иммиграционный сертификат, он без колебаний оставил учебу и отправился в Эрец-Исраэль.

В Иерусалиме Шамир вернулся к учебе, но в 1937 году, на фоне набиравшего силу арабского террора, присоединился к Национальной военной организации (Эцел). Активная деятельность в ЭЦЕЛе вынудила его оставить занятия в Еврейском университете. Зарабатывая себе на хлеб то рабочим на стройке, то мелким служащим в бухгалтерской конторе, он отдавал свои основные силы подполью.

К 1939 году англичане подавили наконец вооруженное выступление палестинских арабов, но радости евреям это не принесло, поскольку британское правительство решило задобрить вчерашних мятежников, как говорится «во избежание». С этой целью в мае 1939 года был утвержден свод законов, известный как «Белая книга» Макдональда. Жесткие ограничения на репатриацию и запрет на приобретение евреями земли почти на всей территории Эрец-Исраэль означали, что Великобритания отказывается от своих обязательств, вытекавших из декларации Бальфура и закрепленных затем мандатом Лиги Наций. Это решение было принято Лондоном вскоре после Эвианской конференции, показавшей, что евреи Европы не могут рассчитывать на получение убежища в демократических странах Старого и Нового Света. Таким образом, еще остававшийся путь к спасению европейских евреев был перекрыт.

В новой ситуации сионистское движение шло к фронтальному столкновению с британскими властями и Эцел находился в авангарде этого процесса. Все смешала Вторая мировая война, после начала которой сионистское руководство во главе с Давидом Бен-Гурионом, подчинило свою тактику следующему принципу: «Мы будем бороться против «Белой книги» так, будто Британия не воюет с нацистской Германией, и будем помогать Британии в этой войне так, будто «Белой книги» нет». Принять этот принцип Эцелу было нелегко, но его командир Давид Разиэль сделал выбор в пользу сотрудничества с англичанами. В октябре 1939 года его очень кстати выпустили из тюрьмы, и он начал переговоры со своими товарищами в Эцеле, многим из которых казалось невероятным, что Разиэль призывает их протянуть руку помощи англичанам.

В этой борьбе за умы и сердца Разиэлю противостоял один из главных идеологов сопротивления Авраам Штерн. Их столкновений вызвало раскол в Эцеле, в результате которого сторонниками Яира была основана новая подпольная организация, взявшая себе со временем название «Борцы за свободу Израиля» (ЛЕХИ). Ицхак Шамир, которого и Разиэль, и Яир хотели видеть на своей стороне, сделал свой выбор в январе 1941 года, когда увидел, что позиция Разиэля толкает Эцел к слишком тесным контактам с британскими разведслужбами.

Сам Давид Разиэль вскоре встретил закономерную смерть бойца Национальной военной организации, решившего области интересы не своего народа, а английского империализма. Он был направлен британским командованием во главе диверсионной группы Эцела, получившей приказ взорвать нефтеочистительный завод в районе Багдада. Ирак был охвачен тогда пронацистским восстанием, во главе которого стояли Рашид Али аль-Гайлани. Англичане, располагавшие в Ираке весьма ограниченными силами, опасались, что багдадский нефтяной комплекс будет захвачен немецкой армией. С этим было связано первоначальное задание группы Разиэля, которое изменилось в самый последний момент, когда добровольцы Эцела и сопровождавший их британский офицер уже высадились в Хаббании. В конце концов Разиэль вместе с англичанином-офицером погибли от взрыва немецкой авиабомбы при проведении разведывательной операции в районе иракского города Фаллуджа. (странное задание, странные обстоятельства и странная смерть главы Эцела).

Тем временем Ицхак Шамир включается в активную работу  ЛЕХИ. Вместе с ним в ЛЕХИ пришли Ханох Калаи и Биньямин Зерони, как и он – авторитетные боевые командиры, не пожелавшие разделить выбор Разиэля в пользу сотрудничества с Британией. В ноябре 1941 года он встречается в Сирии с Адольфом Эйхманом. Вместе с ним Шамир отправляется в Германию, встретившись там с самим Гиммером. Фактически Ицхак становится правой рукой Штерна, ведя агитацию в «рекрутских» пунктах и обеспечивая контроль над проездом евреев добровольцев через Турцию. Показательно, что Калаи и Зерони, решившие выйти из ЛЕХИ в конце 1941 года добровольно сдались британской полиции в Палестине, выставив условием, то что они не подвергнутся следствию и будут же сразу направлены в британский концлагерь «Мазраа» к северу от Акко. Так каждый боролся за свободу будущего Израиля по-своему.

В марте 1942 года Ицхак Шамир и Элиягу Гилади прибывают в уже освобожденную Палестину. Здесь бразды правления сразу же отошли к ним, но вскоре выяснилось, что представления о целях дальнейшей борьбы у Шамира и Гилади принципиально расходятся. Гилади, уроженец Трансильвании и бывший ученик йешивы в городе Сатмар, предлагал товарищам самые радикальные планы. Его предложения включали убийство лидеров еврейского Ишува и командиров Эцела, воюющих на стороне англичан, а также теракты против новых властей – французов. Фактически он предлагал начать борьбу за независимость уже сейчас. Даже «непримиримые» Штерн и Шамир понимали опасность таких действий. Сам опытный боец и непревзойденный планировщик спецакций, Ицхак Шамир, был вынужден отдать приказ на ликвидацию Гилади, что и было выполнено в конце 1942 года.

Авраам Штерн обладал мощнейшей харизмой, но организатор их него получился посредственный. Фактически в Палестине ЛЕХИ возглавил триумвират из Ицхака Шамира, Натана Елин-Мора и Исраэля Эльдада. Именно они фактически управляли еврейским народом на Земле обетованной с лета 1942 года. Одновременно ЛЕХИ возобновила боевые операции против британских войск и высших чиновников в Иране, Южной Америке и даже в Лондоне. «Борцы за свободу Израиля» увеличивали свой состав и теперь фактически имели свои вооруженные силы. Впереди Ицхака Шамира ждали новые бури.

31
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
11 Цепочка комментария
20 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Parafin20624Affidavit DondaNFгело Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Grom
Grom

То что Штерн и ЛЕХИ хотели

То что Штерн и ЛЕХИ хотели податся к нацистам и даже сотрудничали с итальянскими фашистами — никто не отрицает, но в израильских городах есть улици им Штерна, а Шамир сами знаете кто был. Нация и ее интересы это главное, а как ты свою нацию укрепляешь для евреев не важно — был бы результат!

 

Affidavit Donda
Affidavit Donda

как ты свою нацию укрепляешь

как ты свою нацию укрепляешь для евреев не важно — был бы результат!

Кто-то поступает по другому?

Grom
Grom

Мы — всеми этими

Мы — всеми этими самоистязаниями, саморазоблачениями, самопризнаниями и т.д. Чёт я не слышал что б теже британцы "самоистязались" (да даже просто извинились) по поводу замученных индусов, ирландцев, зусулов там всяких (и архивы разведки с грызным бельем продолжили держать засекреченными до 2050 года). Все как положено, цивилизация в белых перчатках…

Affidavit Donda
Affidavit Donda

Вы имеете ввиду новодворскую,

Вы имеете ввиду новодворскую, сбрехуницина и прочих покаянцев?

Grom
Grom

Ржу немагу, коллега.

Ржу немагу, коллега. Охренительно (пардонте за мой французский) вас поставили на "главную"! Предпоследним материалом!

 

Впрочем как нам тут доказывают — "главная" это не главное.

20624
20624

АИ как АИ. Нормально

АИ как АИ. Нормально проработано, но некоторые куски текста встречаются несколько раз.

Меня удивляет другое, что при отказе великих держав принять нищих переселенцев и ограничении на переселение в Палестину, Третий Рейх в реале не отправил евреев во французский Алжир. Все выгоднее, практичнее и позволяет просочится им со временем к цели, гадить англичанке и использовать их французской колониальной вдминистрации против арабов.

гело

ИХМО :Мне кажется что немцы

ИХМО :Мне кажется что немцы не будь такие дураки запросто могли разыграть еврейскую карту против англичан.Помогая евреям выезжать в палестину —создать пронемецкий анклав на ближнем востоке.

гело

P.S===выложите третью часть

P.S===выложите третью часть здесь.Кому надо прочитают.

А уж на главную положат или нет…..

гело

Это можно было возложить на

Это можно было возложить на Францию в качестве репараций. даже не репараций, а просто свезли бы неполноценный человеческий материал на юг Франции и намекнули на невозможность возвращения, причем ответственным за жизнь перемещенных назначили бы Париж. К этому моменту приурочили бы освобождение французских военнопленных. Чтобы подсластить пилюлю.

—Здесь один минус просматриваю.Всю эту араву надо было как то кормить.Да и толку для рейха было бы от них мало в смысле рабочей силы.Хотя какуюто часть конечно можно и нужно было отправить во Францию.Остальным создать благоприятные условия для выезда в палестину.Пятая колонна рейху была бы обеспечена.

20624
20624

В чем фигня, так это

В чем фигня, так это англичане не пускали их туда. Гитлер деньги выделял на переезд и устройство в Палестине, но туда не проехать ни пройти. Остальные страны их не принимали, что удивительно. Ни США, ни Южная Америка. Даже когда параход с переселенцами прибыл на Кубу их завернули назад в Европу. Некая неназываемая сила стояла за этим.

А если их вывезти в Северную Африку, то там невидимая рука рынка сама отберет кто выживет. Это будет уже не геноцид, но депортация, за последствия которой, вина, в большей степени, ляжет на лягушатников. Которые не смогли в счет репераций обеспечить и тд.

 

гело

Гитлеру первоночально

Гитлеру первоночально помогали еврейские банкиры надо было этим попробовать как то воспользоваться подняв бучу в СМИ про гнусных англичан и янки…..

Тут вопросов много.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить