Евгений Лисин. Вепрь и все-все-все

14
1

Евгений Лисин. Вепрь и все-все-все

Юмористический фанфик по миру «S-T-I-K-S» Артёма Каменистого. С Вини Пухом и ружьями…

 

                                                                 Вепрь и все-все-все

Утро выдалось тяжёлым, голова болела дико, на виски давило просто жуть. «Сколько же мы медовухи выпили вчера с Винни?» Этот вопрос крутился у Пятачка в голове уже с  пяток минут.

Снаружи послышался топот. Вот Пух, тот ещё урод. Знает же, что башка разрывается и нарочно топает, гад! Заскрипели ставни закрытого окна, какая-то непонятная шипастая лапа скользнула внутрь и исчезла. Похмелье начало резко спадать. Пятачок, потихоньку начал пробираться к чулану, где у него хранилось ружье. Достав ствол, поросёнок почувствовал себя уверенней:

— Эй, наглая рожа, входи через дверь, открыто! Тут медовухи осталось чуток, здоровье поправишь!

С улицы донеслось довольное урчание, и в следующий момент дверь слетела с петель. На пороге стоял видоизменный Винни-Пух, с шипастыми лапами и телом, покрытым хитиновой броней. У Пятачка отвисла челюсть, и он чуть не выронил ружьё. Чёрт с ним, с непонятным видом медведя, но Винни-Пух был диснеевским. Он вспомнил тот компакт-диск с мультиком, про похожих персонажей с другой стороны океана, который они смотрели всей толпой у Совы. Но откуда он здесь?? Нет, это явно не похмельный глюк!

— Стой гнида и не приближайся!

Заморский медведь, не смотря на предупреждение, тихо поуркивая, и раскинув широко лапы, приближался к поросёнку.

— Я ж тебя падлу предупредил. Так получай!

Ружьё выстрелило будто само, и диснеевский медведь от полученного заряда завалился на спину и затих.

Пятачок вытер пот со лба, испугаться, как следует, он не успел, но предательская дрожь уже начала бить по телу. Поросёнка колотило от страха минут десять…

— Пятачок, ты жив остался, как я погляжу! — раздался знакомый голос.

Поросёнок закрутил головой, рядом с выбитой внутрь дверью, из пустоты материализовался Винни-Пух в камуфляже, и с топором в лапах, но такой знакомый и такой родной.

— Ух ты! — глядя на поверженную тварь, изумился Пух, — топтуна с одного заряда завалил!

— Может, топтыгина? — испуганно пискнул Пятачок.

— Не, Пятак, это топтун, ну-ка, помоги мне перевернуть этого монстра на живот.

Минуты за три они перевернули диснеевское чудо.

— И где ж ты гнида так отожраться то успел? — нахмурил брови Винни, — не иначе как… Епатий Коловратий, так вот кто мой мёд вместе с пчелами сжирал!

Не в силах сдержать ярость, Пух немного попинал своего заморского тёзку.

— Ну-ка, гляну, что ты взамен отдашь.

И ловким движением Винни достал откуда то нож, и вонзил его в затылочную часть монстра. Пятачка от увиденного вывернуло наизнанку.

— Ничего, Пятак, скоро привыкнешь, и сам будешь так же делать. Ну, что тут у нас? Вот счастье то привалило, четыре горошины и двенадцать споранов. Живём, Пятак! Кстати, ты как? А то из-за этой твари, у меня главный вопрос вылетел.

— Да вот мутит немного, мы ж с тобой вчера литра три-четыре медовухи твоей фирменной вылакали.

Винни почесал башку и достал флягу:

— На-ка, глотни чуток. Но не более трёх глотков.

Пятачок вырвал из лап медведя фляжку:

— О, божественный нектар! Сейчас меня попустит.

И, сделав большой глоток, Пятачок чуть не выплюнул содержимое на пол.

— Винни, а на хрена ты в медовуху грибы добавил, да судя по запаху ещё и протухших?

— Ты пей-пей, глотай. Три глотка не больше. Да и не Винни меня больше зовут. Теперь меня Пики-Бух кличут. Сова, вернее Анжелика, так нарекла меня, крёстная моя, ссс-обака злая. У всех погоняла как погоняла, а у меня… О, тебя ж окрестить надо!

— Зачем? Мне Пятачок нравится.

— Забудь, Пятачок остался в том мире, а это мир новый, я тебе о нём вкратце расскажу, а более подробней, Со, тьфу Анжелика расскажет, она же умная. Но сначала крестины. Так, Пятак — банально, Хряк — не дорос, Поросёнок — не катит, медовуху жрёшь как свин. О, Свин. Да нет, не то. Кабан, ближе-ближе…

Бегающие глаза медведя остановились, и взгляд Буха сосредоточился на диснеевском персонаже.

— О, придумал, будешь ты Пятак, Вепрем зваться!

— Хм, а мне нравится! — пискнул довольно новоиспечённый Вепрь.

— Ну ништяк, а Дар у тебя уже открылся? Хотя рано спрашивать.

— А это как?

— Понятно, это у Анжелы, да блин, у Анжелики спрашивать надо. Она у нас – Знахарь, она тебе и скажёт, что за Дар у тебя прорезался. Она сюда, в Улей, первая провалилась.

— В Улей? Винни, с тобой всё в порядке? Или у тебя с похмелья всегда о медовых приблудах речи прут.

— Ты, свинья иммуная, не умничай и не перебивай. А то в рыло, без базара, огребёшь. И не Винни, а Пики. Запомни это. Или Бух. Ну Анжелка, ссс-обака злая! Запомни, я — честный рейдер Пики-Бух.

Вепрь примерительно вскинул лапы вверх.

— Всё, молчу-молчу, Пики!

— На вот, лучше ещё живца хлебни.

Вепрь хлебнул из фляжки:

— Ну и пойло, но зато реально с похмелья, раз — и живой!

— Вот и хорошо. Давай дверь приторочим, да топтуна на улицу выкинем, а то смердить начнёт. А так эта тварь послужит нам ещё, пустышей с бегунами разгонит малёха!

Спустя минут десять Бух с Вепрем собрались у стола.

— Ну давай, Вепрь, обмоем твои крестины и попадание в Улей!

Медведь с поросёнком хряпнули по полкружки.

— Вот что, Вепрь, на-ка почитай, это памятка для тех, кто в этот мир попал. Таких рыл, как мы с тобой, попаданцы называют. Так, что провалились мы сюда навсегда.

Пока поросёнок начал просматривать памятку, медведь выставлял на стол нехитрую снедь из пятачковых запасов. Поросёнок по диагонали прочёл брошюрку с названием «Папрашу пападанца внематильна прачесть» за подписью Анжелики. А поскольку у него была фотографическая память, то брошюра была изучена за полторы минуты. Поросёнок обогатился недюжинными познаниями выживания в этом странном мире. Тем временем медведь накрыл на стол.

— Прошу к столу, Вепрь! Будем разговоры вести да пьянствовать в меру. Новичкам принято помогать.

Поросёнок присел к столу, и вытер пот со лба:

— Делааа… Значит Со, тьфу, Анжелика первая попала в Улей? А как же она узнала про устройство этого мира?

— Ну Вепрь, это проще простого, она, до попадания в Улей, книжки про Стикс собирала и читала. Я сам их видел, штук тридцать точно, из них даже пару прочёл, но не зашло, здесь, в реале покруче будет, чем в книжонке. Поэтому наша Анжелика самая умная, всё из книг узнала.

— А имя то откуда такое диковинное?

— Ну, бабам в этом моменте проще, они сами себе имя выбирают, ну вот Сова в Анжелику и перекрасилась. Кстати, книги про Анжелику я у неё видел, тоже туева куча. Подозреваю, что имечко себе оттуда приватизировала!

— Слушай, а наши все здесь?

— Ага, только тебя не хватало, три года тебя свинью дожидались. А так все тут: и кролик, и осёл, и сова, и я. Кролик с ослом сюда вторыми провалились. Анжелика их окрестила тоже, кролика Косым назвала, осёл кликуху Бензин отхватил.

— Бензин??

— Ага, ну Иа, а она переволновалась и Аи его назвала. Потом вспомнила, что в старом мире, бензин под такой маркой выпускался. Вот так осёл Бензином и стал.

— Прикольно, Пики, а тебя за что так?

Медведь глубоко вздохнул, взял кружку медовухи и осушил её до дна.

— Кстати, Вепрь, здесь с похмелья не болеют. Можно литрами вливаться, и по утру, как стёклышко. Я тут пчёл держу, да и кластер грузится постоянно, с частью моей пасеки, так что медовухой мы обеспечены до конца жизни. Тут вечное лето, и пчёлки летают постоянно, а что бы спораны растворить, спиртосодержащую жидкость под рукой иметь надо. Так, что медовуха моя в цене, пока ульи в Улей грузятся!

Медведь хохотнул над собственной шуткой.

— Пики, а я про твоё погоняло спросил. Только вместо ответа, другую вводную получил.

Бух взял бутыль, наполнил кружку сызнова и намахнул её одним залпом.

— Ну вторую часть имени, наверно понял почему?

Поросёнок благодарно кивнул.

— А первая часть, масть из карт. Анжелка любительница пасьянсы раскладывать. Вот так Винни в Пики и преобразовался. Так, что меня можно по-разному называть. Но ты Вепрь меня лучше Бухом зови, а то Пики попёрек горла стоит.

Вепрь снова кивнул, в этот раз, уже важно.

— Замётано Бух! А с Дарами, какие они у вас?

— Ну Анжелка, как говорил Знахарь, у кролика Сенс прорезался. А у осла силищи стало немеряно. Силач он у нас. А я Стелсер. Так и имели бы по одному Дару, но свезло дико. Анжелка шла и на кустах…

— Сова хвост нашла?

— Круче, Вепрь, круче! Часть дохлого скре-эээ, ну пусть будет Слонопотама, нашла. И там, прикинь, мать твою — пять белых жемчужин!!! Ну, мы все по одной закинули. Да для тебя на всякий случай последнюю оставили. У меня Телепортер проявился. Кролик Ментантом стал, осёл Клокстоппера заимел, а Анжелка, ай не могу!!

Медведь зашёлся в истерическом смехе, а поросёнок со страхом глядел на друга, и боялся, что он сойдет с ума. Честно говоря, подобное он подумал и про себя. Бух отсмеялся, затем посуровел, снова осушил кружку до дна и серьёзно произнес:

— Нимфой наша Анжелка стала, чуть что, так крутит нами, мужиками, как хочет. Ну поверь мне, Вепрь, возможно на себе проверишь её Дар.

— Слушай, Бух, а стаб? А других иммуных почему нет? И заражённые откуда берутся? А как просчитали, что я перенесусь?

— Ну если вкратце. Стаб у нас там, где Анжелка живёт, остальные кластеры вокруг, грузятся с определённым периодом, это сова знает, как-то рассчитала, соответственно, и появление твоё тоже просчитала. Почему нет других иммуных, наша зона обитания чернотой окружена, так что мы выйти не можем, Дара нет особого, ну а до нас никто не доходил. А заражённые, тут ещё проще. Сюда одноименные диснеевские персы переносятся, но почему то все в тварей обращаются. Косой предположил, что они в Америке все тупые, а при переносе в Улей, для их мозгов много и не надо. Раз, и готов зараженный. Я тут их всех видал: и Кристофера Робина, и Тигру, кенгуру, мамку с сыном. А наших копий не видал, не грузятся и все тут. Может и к лучшему, на себя второго, топор не поднимется. Ещё кто-то есть из диснеевских, но всех америкосов не упомнишь…

Вепрь сидел с отвисшей челюстью, столько информации на поросёнка не обрушивалось никогда. Но видно, после переноса, его мозги стали работать намного лучше. Поэтому и инфа запоминалась быстро.

Тут осёкся и медведь.

— Слушай Вепрь, а вдруг, не дай Бог, ты обратишься. Кластер долгий, на-ка заглотни.

И Бух достал из разгрузки белый шарик.

— Нет, нет, нет, Пики! Алебастр я жрать не буду!

— Вепрь, чудило ты. Это тот белый жемчуг, про который я говорил.

Поросёнок недоверчиво взял в лапы белый кругляш:

— Ой, теплый. Там хоть кальций есть?

Поросёнок мандражировал, но потом расхрабрился, и быстро проглотил белую жемчужину. Спустя секунды по его животу прошло тепло, и ему стало страшно от этого, поэтому поросёнок от страха подпрыгнул. А потом, взяв себя в лапы, он подпрыгнул ещё несколько раз, показывая всем видом, что ему просто захотелось попрыгать. Но на всякий случай отмазался:

— Так еда, говорят, лучше усваивается. Кстати, а где вы хабар берёте?

— Епатий Коловратий! — Бух подбежал к двери, и открыв её, глянул на солнце, — Вепрь, спасибо тебе дружище. Туда-сюда кластер с кроличьей норой перезагрузится. А там чего только нет.

Медведь аж мечтательно причмокнул:

— Сгуха — это главное! Без сгущёнки и жизнь не мила, если только перед этим не подкрепиться, да! А там ещё и варенья, и соленья, и овощи свежие, моркошка, картошка. Короче, мародерить дня два надо. А грузится кроличий кластер раз в месяц. Так что, нам выдвигаться надо потихоньку. Пацаны наверняка рядом уже крутятся, ждут перезагрузки. Так что если опоздаем, огребём звездей.

Медведь с поросёнком начали собираться:

— Если, Вепрь, у тебя ништяки какие припрятаны, сразу вынимай, твой кластер теперь долго не перезагрутся, так Анжелка сказала, а она в этом не ошибается.

Поросёнок отодвинул в сторону кресло, поднял крышку потайного люка и вытянул внушительную коробку. Поставив её на стол, он открыл её и жестом попросил медведя подойти. У того, от увиденного, отвалилась челюсть, и Бух лишь протяжно простонал:

— Патроны! Реальный ништяк… Блин, Вепрь, да у тебя же ствол есть, в отличии от нас. У нас, кроме топора, вил да копыт осла больше и нет ничего. Вепрь, теперь ты по любому стронг!

Поросёнок удивленно вскинул голову:

— Как нет оружия? А чем бы заражённых убиваете?

— Да я ж только тебе перечислил наше вооружение, глухо блин. Мы за тварями внимательно следим, выше лотерейщика развиваться не даём, поэтому с горохом напряги. Теперь пусть развиваются, до рубера хотя бы. Знаешь, как их до этого мочили? Ну я, сагрю какую-нибудь тварь, и в стелс потом ухожу, сзади зашёл, и тюк топором. Косой вон на вилы насаживает, ему чуток попроще в этом плане, на расстоянии может работать. А Бензин у нас спец по лотерам, подпустит поближе, дар клокстопера врубает, и с разворота копытами в дыню, красава! А ты, вон глянь топтуна с ружья вальнул. Как мы его проеб, кхе, пропустили! Если б не ты, попортил бы он нам шкуру, причём в реальном смысле. Мы в прошлом месяце подобную промашку допустили, хорошо только ушами отделались. Что у Косого, что у Бенза матёрый лотерейщик уши оторвал. Прикинь, без ушей ходили, хорошо здесь регенерация бешеная, уже почти отрасли. Так что, как их сегодня увидишь, не удивляйся. Уши коротковаты ещё.

— Фигня война, главное — мародёрка!

— Точняк, хабар надо брать идти. А то нам с тобой, туда ещё час пиии-ликать. Но теперь нагрузиться можно будет поболее, теперь у нас в прикрытии будет стронг Вепрь. Да, кстати, мне телепортер при мародёрке помогает. Раз! И я в норе. Два! Оттуда вышел. А в первую мародёрку я на выходе застрял в проходе. Как в старом мире, помнишь? Только я подумал, что, как набегут заражённые, да как начнут меня харчить, вот тут у меня такая медвежья болезнь приключилась. После чего, я сам пулей с прохода вылетел. Правда, запах такой стоял, что сбор хабара прекратить пришлось. Следующей перезагрузки ждать пришлось. Без сгухи я тогда остался. Зато теперь телепортуюсь на раз-два! Ну всё, потопали давай…

И медведь с поросёнком двинулись в сторону перезагружаемого кластера, чтобы с остальными друзьями собрать с кроличьей норы хабар. А вечером, знахарь Анжелика, посмотрела, чем наградил Улей поросёнка. Никто и не удивился, когда узнали, что у него прорезался Дар снайпера. Ведь не каждый день топтуна заваливали с одного выстрела. А через пять дней у поросёнка прорезался новый Дар, как следствие воздействия белой жемчужины: Умение ходить по черноте. Чему Вепрь был несказанно рад и что теперь, благодаря ему, он вместе с друзьями сможет попутешествовать по Стиксу. Но это уже, совсем другая история…

Рассказ на страничке автора с комментариями

 

4
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
СтволярNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

Все правильно, Винни Пух изначально был медведь серьезный, это его в Диснее заформачили.
«Это Восточный полюс, его открыл Пух», а слабаки полюсы не открывают.

Стволяр

Славно автор заморочился, такой альт-Каменистый нам тоже по нраву. smile

Стикс вечен, что ещё сказать…

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить