Если бы Византийская Империя сохранилась...часть 2

Sep 5 2011
+
4
-

Прежде чем рассматривать историческое развитие Православной Византийской Империи (далее ПВИ), стоит уделить особое внимание её соседям. В первую очередь «северным»: ВЛК (отчасти Польши), Московскому княжеству и тому, что осталось от Орды.

Если мы взглянем на геополитическое пространство Восточной Европы в 15-16 века, то увидим основных игроков: Это Литва, Россия (пока Московская Русь), Крымское ханство и остатки «золотой орды» (как правило, Большая орда и затем чисто Казанское ханство). Причем основные союзы это Москва-Крым, Литва-Орда.

В АИ же ситуация несколько другого толка. Крымского ханства нет, но есть полная сил и энергии ПВИ. Это не чуждое не по религии, не по этническому составу государство – на первый взгляд лучше татар. Однако Литва, да и Москва ему не радо.

Здесь необходимо сделать небольшой шаг назад и рассмотреть вопрос престолонаследия в Литве и Польше. В дальнейшем станет понятно, зачем это мной было сделано.

Как это было в РИ:
Владислав III Варнский (Варненьчик), (31 октября 1424 — 10 ноября 1444), король Польши с 25 июля 1434 (покинул Польшу 22 апреля 1440, страной управляли регенты), король Венгрии с 17 июля 1440 (под именем Владислава (Уласло) I (венг. I. Ulászló).
Сын Владислава II Ягайлы от его четвёртой жены, княжны Софии Гольшанской. До совершеннолетия (1438) от его имени правил регент — епископ краковский Збигнев Олесницкий, так как сам молодой правитель свалил в Венгрию, где тогда шла междоусобица. В Венгрии на короткое время стал королем Ладислав Постум (Посмертный; лат. Ladislaus Postumus, нем. Ladislaus Postumus, чеш. Ladislav Pohrobek, венг. Utószülött László; 22 февраля 1440, Комаром—23 ноября 1457, Прага) — король Богемии с 19 октября 1453 (коронация 28 октября 1453), король Венгрии с 15 мая по 17 июля 1440 (1-й раз) (коронация 15 мая 1440) и с 30 мая 1445 (2-й раз) (под именем Ласло VI), герцог Австрийский с 22 декабря 1440, последний представитель Альбертинской линии династии Габсбургов.
Мать Ладислава, королева Елизавета, немедленно после рождения (в мае 1440 г.) организовала его коронацию королём Венгрии. В этом её поддержала прогабсбургская партия венгерских баронов во главе с Ульриком Циллеи. Однако большинство дворянства высказалось в пользу другого кандидата — нашего старого знакомого, польского короля Владислава III, который мог возглавить борьбу с турецкой угрозой и вскоре был тоже коронован под именем Уласло I.
Из Польши являлись посольства с просьбами, чтобы король удовольствовался достигнутым успехом и возвратился на родину. Владислав, все откладывая свое возвращение, выступил в новый поход против турок в 1444 г. Владислав, достигнув 19 лет, выступил в поход против турок в 1444 г. Войско его, встретившись с войском султана Мурада II 10 ноября 1444 г. в битве у города Варна, потерпело жестокое поражение. Сам король погиб в бою. Его голову турецкий султан долгое время держал в сосуде с мёдом в качестве военного трофея. Тело монарха так и не было найдено на поле битвы, что стало причиной появления слухов о его богатырских подвигах и чудесном спасении. В результате на некоторое время была отложена коронация Казими́ра IV Ягеллона.
Теперь коротко и по сути, не отправься Владислав третий в поход против турков и не «отбрось там коньки», - он скорее всего вернулся бы в Польшу. Так было в РИ. Но у нас в АИ турков нет, как результат Казимир IV Ягеллон так и не стал польским королем, но остался литовским князем!
Вот на этом важном деятеле, стоит остановиться. В РИ, У Казимира были широкие планы тесного сплочения с Польшей Литвы, Пруссии, даже Чехии, Венгрии и Валахии; его занимала идея единой сильной королевской власти, реформа церкви, городов и пр., но обстоятельства были неблагоприятны для него. Созывались всевозможные съезды под председательством короля для рассуждения о важнейших делах государства, но выигрывала только шляхта, до того усилившаяся, что Казимиру приходилось с ней торговаться: проигрывали паны, высшее духовенство и города.
Как и в РИ, Казимир в 1449 году заключил мирный договор с великим князем Московским Василием II, включавший в себя условия взаимного признания границ великих княжеств Литовского и Московского, отказ Казимира от претензий на Новгород и отказ обеих сторон от помощи внутриполитическим противникам другой стороны. Несмотря на существование в Новгороде сильной пролитовской партии, Казимир так и не оказал прямого противодействия московским военным акциям 1456, 1471 и 1478 годов в отношении Новгорода, приведших к вхождению новгородских земель в состав Московского государства.
Однако в планах Литовского князя плана были под стать «Наполеоновским», собирание всех земель русских. Думаете бред? Не забывайте что ВЛК, звалось литовско-Русским государством. Если же вспомнить историю со Свидригайло Ольгердовичем ( когда в 1434 году православное боярство уравняли с католиками), то поймете: прорусские настроения были очень сильны в ВЛК. Возьмите так же проблему с оттоком православного населения на юг в ПВИ. Казимир видел со стороны, каких трудов и неудобств доставляла его брату, Владиславу третьему польская шляхта. Все это сформировало в сознании литовского князя, что надо делать ставку на восток, на Москву. Только вряд ли им суждено сбыться, пока у власти там – Иван третий.
В Московском государстве все шло как в РИ вплоть до 1480 года (за исключением вопроса церкви, но об этом потом). На тот момент, отношения с Ордой, и без того бывшие напряжёнными, к началу 1470-х годов окончательно испортились. Орда продолжала распадаться; на территории прежней Золотой орды, помимо непосредственного преемника («Большой Орды»), образовались также Астраханская, Казанская, Крымская, Ногайская и Сибирская Орды. В 1472 году хан Большой Орды Ахмат начал поход на Русь. У Тарусы татары встретили многочисленное русское войско. Все попытки ордынцев переправиться через Оку были отбиты. Ордынскому войску удалось сжечь город Алексин, однако поход в целом окончился провалом. Вскоре (в том же 1472 или в 1476 году) Иван III прекратил уплату дани хану Большой Орды, что неминуемо должно было привести к новому столкновению. Однако до 1480 года Ахмат был занят борьбой с соседними ханствами.
Так или иначе, летом 1480 года хан Ахмат двинулся на Русь. Ситуация для Московского государства осложнялась ухудшением отношений с западными соседями. Литовский великий князь Казимир вошёл в союз с Ахматом и мог напасть в любой момент, а расстояние от принадлежавшей Литве Вязьмы до Москвы литовское войско могло преодолеть за несколько дней. Войска Ливонского ордена напали на Псков (и таки взяли). Ещё одним ударом для великого князя Ивана стал мятеж родных братьев: удельные князья Борис и Андрей Большой, недовольные притеснениями великого князя (так, в нарушение обычаев, Иван III после смерти брата Юрия забрал весь его удел себе, не поделился с братьями богатой добычей, взятой в Новгороде, а также нарушил старинное право отъезда дворян, приказав схватить князя Оболенского, отъехавшего от великого князя к его брату Борису) вместе со всем своим двором и дружинами отъехали к литовской границе и вступили в переговоры с Казимиром.
Выяснив, что хан Ахмат двигается к русской границе, Иван III, собрав войска, также направился на юг, к реке Оке. На помощь великокняжескому войску пришли также войска тверского великого князя. В течение двух месяцев готовая к бою армия ждала противника, однако хан Ахмат, также готовый к бою, не начинал наступательных действий. Наконец, в сентябре 1480 года хан Ахмат переправился через Оку южнее Калуги и направился по литовской территории к реке Угре — границе между московскими и литовскими владениями.
30 сентября Иван III оставил войска и выехал в Москву, дав распоряжение войскам под формальным командованием наследника, Ивана Молодого, при котором также состоял его дядя, удельный князь Андрей Васильевич Меньшой, двинуться в направлении реки Угры. Одновременно князь приказал сжечь Каширу. Источники упоминают о колебаниях великого князя; в одной из летописей даже отмечается, что Иван запаниковал: «ужас наиде на нь, и въсхоте бежати от брега, а свою великую княгиню Римлянку и казну с нею посла на Белоозеро».
Последующие события трактуются в источниках неоднозначно. Автор независимого московского свода 1480-х годов пишет о том, что появление великого князя в Москве произвело тягостное впечатление на горожан, среди которых поднялся ропот: «Егда ты, государь князь великый, над нами княжишь в кротости и в тихости, тогда нас много в безлепице продаешь (много взыскиваешь того, что не следует). А нынеча, сам разгневив царя, выхода ему не платив, нас выдаешь царю и татаром». После этого в летописи сообщается о том, что ростовский епископ Вассиан, встретивший князя вместе с митрополитом, прямо обвинил его в трусости; после этого Иван, опасаясь за свою жизнь, уехал в Красное сельцо к северу от столицы. Великая княгиня Софья с приближёнными и государевой казной была отправлена в безопасное место, на Белоозеро, ко двору удельного князя Михаила Верейского. Мать великого князя покинуть Москву отказалась. По словам этой летописи, великий князь неоднократно пытался вызвать к себе из войска сына, Ивана Молодого, посылая ему грамоты, которые тот проигнорировал; тогда Иван приказал князю Холмскому силой доставить к нему сына. Холмский не выполнил этот приказ, попытавшись уговорить княжича, на что тот, согласно сообщению этой летописи, ответил: «Подобает мне здесь умереть, а не к отцу ехать». Также в качестве одной из мер по подготовке ко вторжению татар великий князь приказал сжечь московский посад.
Вместе с тем, сам факт отъезда Ивана III в Москву зафиксирован практически во всех источниках; различие в летописных рассказах относится лишь к продолжительности этой поездки. Великокняжеские летописцы сводили эту поездку всего к трём дням (30 сентября — 3 октября 1480 года). Очевиден также факт колебаний в великокняжеском окружении; великокняжеский свод первой половины 1490-х годов упоминает в качестве противника сопротивления татарам окольничего Григория Мамона; враждебный Ивану III независимый свод 1480-х годов помимо Григория Мамона упоминает также Ивана Ощеру, а ростовская летопись — конюшего Василия Тучко. Тем временем в Москве великий князь провёл совещание со своими боярами, и распорядился насчёт подготовки столицы к возможной осаде. При посредничестве матери были проведены активные переговоры с мятежными братьями, закончившиеся восстановлением отношений. Только это было в РИ.
В АИ, мятежные братья получают полную поддержку литовского князя Казимира, войска которого двинулись к Москве. Тут надо отдать должное Казимиру поступил он просто блестяще. Великокняжеский московский престол он предложил старшему из братьев – Андрею. Москвичам он намекнул, что если они согласятся с этой кандидатурой, то литовские войска лично встанут на защиту Москвы от ненавистной орды. Так все и вышло, Иван под шумок «придушили» как человека недостойного (ибо паникеров в тяжелую минуту, ни где не жалуют), а на княжение взяли Андрея (хотя на деле возник дуумвират с Борисом). Стояние на угре состоялось, правда, хан Ахат был очень подавлен предательством Казимира, но ушел «несолона хлебавши».
С той поры практически десять лет в московском княжестве была смута. Еще со времен Каина и Авеля, вошли в порядок вещей «терки» братьев. Они бывает практически в любой семье, как правило, по мелочам. Однако чем больше влияние у семьи, тем значительнее терки (хотя бы «крестный отец 2» вспомните). Но что может получиться, когда два брата одинаково приложили усилия к чему-то, а все получил только один. Конечно, неизбежно противостояние. К тому же когда со стороны много «доброжелателей». Перелом от тихой вражды, к открытой произошел после взятие Твери, в 1484 году. Князь Андрей войдя в город вместе со своим сыном Иваном, которому он передал Тверское княжество в качестве удела. Брату Борису он отдал половину казны покоренного города, считая, что этого более чем достаточно. Как оказалось, нет.
Междоусобица продолжалась долгие и кровавые пять лет, князь Андрей вместе со своим старшим сыном Иваном, был подло убит Борисом, оставшиеся противоборствующие группировки (не без влияния из вне) решили это прекращать. Встал вопрос, кого сажать на престол? Выбирать кого-либо из ближайших Рюриковичей, это лишь значило отложить «разборки» на потом. Нужен был кто-то из вне!
Таким лицом оказался литовский княжич Ян Ольбрахт (сын Казимира). Он отвечал всем требованиям, был лицом не связанным с кем-либо из противоборствующих групп, был православным, к тому же из Литвы. К последней после 1480 года, в Москве были теплые чувства. Был и еще один момент, идеологический.
Одним из главных идеологических шагов Казимира, - признание Киевской (хотя находилась в Москве) митрополии Константинопольского патриархата, автокефальным в 1486 году. Это было не трудно сделать, учитывая сложное положение на тот момент Византии. Да и довод, о том, что автономная церковь функциональнее для такой территории и с таким кол-вом прихожан, так же был уместным (не будем забывать, что в это время набирало селу разного рода ереси, например «Ересь жидовствующих»). 
Став автокефальной Русский Патриархат (подобное название было более удобным, даже скорее нейтральным, нежели киевский или московский.) не забыл, какую роль в этом сыграл литовский князь, и потому особо ратовали за Яна.
В 1489 году Ян Ольбрахт – стал Великим князем московским. Основной его идеей было усиление государевой власти и объединение всех русских земель (отец ему долгое время «вдалбливал» в голову).
Для начала, лидеры и наиболее видные участники под разными предлогами были убраны из Москвы «куда подальше». В основном в неспокойные новгородские земли.  От кого избавились более прозаично – убили, казнили. В целом эти пять лет были потрачены на укрепление великокняжей власти.
В 1494 году умирает великий князь литовский – Казимир, который завещает свой престол, московскому князю (как собственно и было задумано ранее). Приняв сей титул Ян говорит о том, что «время раздробленности пора прекратить» и «искусственное деление народов» тоже. Происходит важное историческое событие – Объединение двух великих княжеств в одно государство – Великорусское королевство. Ян решил взять себе королевский титул.*
*Вот тут дорогие коллеги альт-историки, на костре меня жгите, вилами колите, но да именно королевский титул. Вроде на первый взгляд дико, столько лет не принимали и тут на тебе. Но давайте вникнем в ситуацию по глубже. Во-первых подобные прецедент имел место в 1254 году. Во-вторых, Византия у нас сохранилась и брать титул царя, не «катит», так как отношения с последний не важные да и подражание прямое. В-третьих, католический мир в условиях мощной православной империи, не прочь наладить отношения с крепнувшей страной на востоке. Так сказать «нагадить». И наконец, в четвертых, сама Русь подобным титулом «не иллюзорно» приближалась к королевствам Европы.
Подробную историю на следующие столетия для Великорусского королевства писать, муторна и трудна, к тому же моя цель – ПВИ. Однако основные направления назвать стоит.
Первое направление –Европейское, отношения с западными странами, Польшей и прибалтийским бассейном (Ливония и Швеция).
Второе направление – восток, разного рода ханства, Сибирь. На данном этапе приоритетное.
Третье – южное, ПВИ и робкие движения к Кавказу (пока только торговые).
Сначала была сформирована идея, Мы форпост Европы на востоке! Другими словами, Русь осознают себя частью Европы, а значит, все кто восточнее – уже по определению враги, ну или «чужие». Данное обстоятельство только на руку, есть цель для экспансии и место для слива «горячих» и «недовольных» голов, а также обездоленных. Учитывая, что населения стало по более чем в РИ, восток стал той еще «отдушиной».
«Дранг нах остин» - по-русски.
Остатки «золотой орды» пали один за одним в течение каких-то двух десятилетий.  Ливонская конфедерация, признав полную зависимость от Великорусского королевства, просуществовала до 1548 года. Сохранения видимой «независимости» было сделано с одной целью, чтоб не портить отношения с западными государствами, особенно с кальмарской унией и папским двором.
 
Другим же соседом ПВИ империи была – Священная Римская Империя. Уже само название данного государства, едва ли могло способствовать «дружеским» отношениям с Константинополем. Тут получается вопрос идеологический, оба государства оспаривают право считаться наследницей Римской империи! Но пока оставим этот вопрос и перейдем к хронологии.
История СРИ до начала XV века аналогична реальной. Оно и понятно, в то время империю больше интересовали отношения с Францией, с Папой и с внутренними землями, одним словом им не до востока.
Точкой же отсчета АИ для СРИ станет 1410 год, именно в этом году претендентом на корону Германии становиться Сигизму́нд I Люксембу́рг (король только в 1411 году). В РИ истории он успел побывать и королем Венгрии и королем Хорватии. В АИ только королем Венгрии, потому, как Вам известно, Хорватия уже была в составе ПВИ. Не получая удовлетворения от такого положения вещей (уж слишком шаткое положение у него было в Венгрии), он откликается на призыв Папы римского (Александра V) и идет в крестовый поход в Малую Азию.
По прошествию нескольких месяцев, умирает король Германии Рупрехт, уже 1 октября двоюродный брат Сигизмунда, Йост Моравский был избран новым королем. Йост не успел короноваться — 18 января 1411 года он скоропостижно скончался.  Данные новости застали Сигизмунда в землях Анатолии, по настоянию старшего брата Венцеля, он не стал по началу претендовать на трон. Но смерть Йоста, изменила его решение – он вернулся в германию где и был избран 21 июля 1411 года. Коронация произошла 8 ноября 1414 года а Аахене.
Испытав на собственной шкуре смысл выражения «загребать жар чужими руками» (он был не глуп и прекрасно понял кто выиграл, от той бойни произошедший в малой Азии, где гибли сотнями его люди), Сигизмунд решил лично проконтролировать избрание папы (после смерти Александра, опять начались смута. Византийцы пытались сунуть своего ставленника).
1414—1418 — XVI Вселенский собор в Констанце. Формально был созван германским императором Сигизмундом. 11 ноября 1417 г. собор избрал — Мартина V (1417—1431).
После смерти Сигизмунда в 1437 году на престоле Священной Римской империи установилась династия Габсбургов, представители которой, за одним исключением, продолжали царствовать в империи до её роспуска. К концу XV века империя находилась в глубоком кризисе, вызванном несоответствием её институтов требованиям времени, развалом военной и финансовой организации и фактическим освобождением региональных княжеств от власти императора. В княжествах началось формирование собственного аппарата управления, военной, судебной и налоговой систем, возникли сословные представительные органы власти (ландтаги). При Фридрихе III (1440—1493) император оказался втянут в затяжные и малоуспешные войны с Венгрией, в то время как на других направлениях европейской политики влияние императора стремилось к нулю. В то же время падение влияния императора в империи способствовало более активному вовлечению имперских сословий в процессы управления и формированию всеимперского представительного органа — рейхстага.
К моменту смерти императора Фридриха III (1493) система управления империей находилась в глубоком кризисе: в Германии существовало несколько сотен государственных образований различного уровня независимости и с различным финансовым и военным потенциалом, а рычаги влияния императора на князей империи оказались устаревшими и неэффективными. Крупные княжества вели фактически самостоятельную внешнюю политику, одновременно стремясь подчинить соседние владения рыцарей и имперские города, составлявшие основу вооружённых сил и бюджета империи.
 
В 1495 году Максимилиан I созвал в Вормсе всеобщий рейхстаг Священной Римской империи, на утверждение которого он представил проект реформы государственного управления империи. В результате обсуждения была принята так называемая «Имперская реформа» (нем. Reichsreform). Германия была разделена на шесть имперских округов (в 1512 году к ним были добавлены ещё четыре). Органом управления округа стало окружное собрание, в котором имели право участвовать все государственные образования на территории округа: светские и духовные княжества, имперские рыцари и вольные города. Каждое государственное образование имело один голос (в некоторых округах это обеспечивало преобладание имперских рыцарей, мелких княжеств и городов, которые составляли главную опору императора). Округа решали вопросы военного строительства, организации обороны, набора армии, а также распределения и взимания имперских налогов. Огромное значение имело также создание Высшего имперского суда — верховного органа судебной власти Германии, ставшего одним из главных инструментов влияния императора на территориальных князей и механизмом проведения единой политики во всех государственных образованиях империи.
Однако попытки Максимилиана углубить реформирование империи и создать единые органы исполнительной власти, а также единую имперскую армию провалились: князья империи выступили резко против и не позволили провести через рейхстаг эти предложения императора. Более того, имперские сословия отказались финансировать итальянские кампании Максимилиана I, что резко ослабило позиции императора на международной арене и в самой империи. Осознавая институциональную слабость императорской власти в Германии, Максимилиан I продолжил политику своих предшественников по обособлению Австрийской монархии от империи: опираясь на «Privilegium Maius» 1453 года, Максимилиан I в качестве эрцгерцога Австрии отказался участвовать в финансировании имперских учреждений, не позволял взимать на австрийских землях имперские налоги. Австрийские герцогства не участвовали в работе имперского рейхстага и других общих органов. Австрия фактически была поставлена вне империи, её независимость была расширена. Практически вся политика Максимилиана I проводилась, прежде всего, в интересах Австрии и династии Габсбургов, а лишь во вторую очередь — Германии.
Правление Максимилиана имело большое значение для развития Австрийского государства. Эрцгерцог развернул широкую программу преобразования системы государственного управления страны. Уже в 1493 году австрийские земли были поделены на два округа: Верхнюю Австрию (Тироль и Передняя Австрия) и Нижнюю Австрию (Австрия, Штирия, Каринтия, Крайна). В каждой из частей было создано отдельное правительство, включающее наместника, назначаемого эрцгерцогом, и его советников. В Вене организовали единое для всех земель казначейство (позднее перенесено в Инсбрук) и счётное управление. В 1498 г. Максимилиан создал целую систему высших органов управления: Надворный совет (высший административный и судебный орган), Надворную палату (высший фискальный и финансовый орган) и Надворную канцелярию (внешние сношения и законотворческая деятельность). Были также объединены военные ведомства всех австрийских земель. В результате была организована новая, централизованная система государственного управления и заложена основа объединения родовых габсбургских владений в единое Австрийское государство.
Тут придется сделать отступление, так называемый флешбек:
«Сломленный император ПВИ Константин через чешских гуситов (вот уж нашли блин толмачей) запросил перемирие. Летом 1478 года был подписан Белградский мир, по его условиям: Трансильвания переходила в руки империи, однако терялись захваченный Банат, Крайна, Ионический острова. Также под давлением польской стороны, княжество Молдавия получала независимость от Византии, хотя сохраняло вассальную зависимость. По сути это значило: «Войска и укрепления убрать нахер, однако иное, например торговой присутствие Константинополя сохранялось». Благодарные венгры в 1490 году избрали на царство польского (литовского) царевича Владислава II (Уласло II)»
После победы в 1478 году, Венгрия хотя и вышла победителем из войны с ПВИ, однако особой радости от этого не чувствовала. Что уж тут говорить «Пиррова победа», города и деревни разграблены, работать некому. Поэтому как в РИ, не суждено было начаться войне с Австрией (весьма удачной для Венгрии)*. Нет Венгрия десятилетиями пыталась оправиться от опустошительной войны. Несмотря на «титанические» усилия, Матьяшу этого сделать не удалось. Венгрия все больше хирело, и превращалась в захолустье Европы, а также буфером между СРИ и ПВИ.
Вот как это было в РИ: 
«Король Матьяш Корвин, воспользовавшись невыплатой императором Фридрихом III контрибуции, в 1482 году объявил ему войну, которая складывалась для Фридриха крайне неудачно. В 1485 году Матьяш овладел Веной, ставшей его новой резиденцией. К концу своего правления Матьяш присоединил к своим владениям Нижнюю Австрию, Славонию, Штирию и Каринтию, раннее принадлежавшие Габсбургам. Перебравшись в Австрию, Максимилиан подключился к борьбе, но понял, что для успеха в борьбе против венгров необходимы большие финансовые средства. При этом Матьяш был женат на неаполитанской принцессе, что допускало помощь Неаполитанского королевства Венгрии».
6 апреля 1490 года умирает Матьяш Корвин. Королём Венгрии избирают Владислава II (да-да сына Казимира IV и соответственно брат русского короля Ян Ольбрахта). Он устраивал всех и к тому же имел отношения к «братской» Польше, которая помогла в свое время Венгрии в борьбе с ПВИ.
Новый этап в расширении австрийского государства также связан с именем Максимилиана I: в 1515 г. он организовал в Вене встречу с Владиславом II, королём Венгрии и Чехии. Было заключено соглашение о браке внучки Максимилиана I Марии и сына Владислава II Лайоша II, а также о женитьбе внука Максимилиана Фердинанда на дочери Владислава II Анне. Этот династический союз позволил в дальнейшим присоединить Венгрию и Чехию к владениям Габсбургов, а точнее к Австрийской империи (о ней будет речь дальше).
 В результате начавшейся в 1517 году Реформации Священная Римская Империя оказалась расколотой на лютеранский север и католический юг. Протестантство в первой половине XVI века приняли многие крупные княжества (Саксония, Бранденбург, Курпфальц, Брауншвейг-Люнебург, Гессен, Вюртемберг), а также важнейшие имперские города — Страсбург, Франкфурт, Нюрнберг, Гамбург, Любек. Католическими остались церковные курфюршества Рейна, Брауншвейг-Вольфенбюттель, Бавария, Австрия, Лотарингия, Аугсбург, Зальцбург и некоторые другие государства.
Вот тут возник вполне очевидный вопрос для всех участников данного мероприятия (местных курфюрстов, Габсбургов, простого люда, бюргеров, рыцарства, а так же государств Европы): А НУЖНА ЛИ НАМ ВООБЩЕ Священная Римская Империя, которая не является «ни священной, ни римской, ни империей»?! В РИ была османская империя, постоянно готовая к экспансии и потому, иметь подобный буфер (который сам-то к этой самой экспансии не стремиться) устраивало всех. В АИ, турков нет, но есть Византия, которая вполне цивилизованная и вроде на запад алчно не смотрит. Но, преграда в виде сильного государства там нужна, - это однозначно. Для этой цели вполне подходила все более крепнувшая Австрия. Помните, как коллега sergei-lvov сказал: «империи имеют склонность жить, пусть номинально, пока следующая империя не будет готова ее сменить». Вот вам живой пример, пусть из АИ.
 Конфессиональный раскол империи в условиях возрождения претензий на гегемонию в Европе императора Карла V (Итальянские войны), а также проводимой им политики централизации имперских институтов привёл к обострению внутреннего положения Германии и нарастанию конфликта между сословиями империи и императором. Нерешённость церковного вопроса и провал попыток императора достичь компромисса по теологическим вопросам на Аугсбургском рейхстаге 1530 года вызвал оформление двух политических союзов в Германии — протестантского Шмалькальденского и католического Нюрнбергского. Их противостояние вылилось в Шмалькальденскую войну 1546—1547 годов, потрясшую конституционные основы империи. Хотя Карл V одержал победу в войне, вскоре против него сплотились все основные политические силы империи, недовольные универсализмом политики Карла, желавшего создать «всемирную империю» на основе своих немецких, австрийских и испанских владений, и непоследовательностью в решении церковных вопросов. В 1555 году на рейхстаге в Аугсбурге был заключён Аугсбургский религиозный мир, который признал лютеранство в качестве легитимной религии и гарантировал свободу вероисповедания для имперских сословий, по принципу «чья страна, того и вера» (лат. cujus regio, ejus religio). Карл V отказался подписать это соглашение и вскоре сложил с себя полномочия императора».
Фердина́нд I выходит на политическую сцену. Отречение Карла V и раздел владений Габсбургов в 1556 году, в результате которого Испания, Фландрия и Италия достались его сыну Филиппу II, а австрийские земли и пост императора — брату Фердинанду I, также способствовали стабилизации положения в империи, так как устранили опасность прихода к власти бескомпромиссного католика Филиппа II (Эх, а какая бы АИ получилась. Заварушку в Нидерландах в масштабе всей Германии).
Фердинанд к тому моменту был одновременно королем Венгрии и Чехии, прибавим к этому Австрию, и станет ясно: с территориальной базой у него не было проблем. К тому же, была фактически оформлена уния трех государств. Довольно интересный случай, это все равно как сегодня бы Дагестан объединился с Азербайджаном, не выходя из состава РФ. Первым своим указом он объявил о созыве Рейхстага, где им было прочитано обращение: «Дорогие курфюрсты, В силу сложившейся ситуации, с образованием Австрийской унии, я прекращаю свою деятельность на посту императора СРИ. Я принял это решение по принципиальным соображениям…».

Да ладно шучу, не такая была речь. На самом деле монарх вкратце пояснил, в одном государстве один правитель, а не несколько. Фердинанд объявил о сложении с себя титула и полномочий императора Священной Римской империи, объяснив это возникшей невозможностью исполнения обязанностей императора в виду сложившийся политической обстановки. После чего он освободил имперские княжества, сословия, чины и должностных лиц имперских учреждений от обязанностей, наложенных на них имперской юрисдикцией. Священная Римская империя перестала существовать. Все были поражены не тем фактом, что случился развал, а тем что это произошло столь быстро, и что самое главное организованно. Более того, Габсбурги не то что потеряли, так они еще выиграли от этого.

Северные княжества (курфюрства, но мне так привычней) по сути восстановили Шмалькальденский союз, правда туда вошли скорее по географическому, чем по религиозному признаку. Сей союз, с одной стороны был нужен им, как гарантия того, что Габсбурги (австрийские, испанским же Габсбургам было плевать на решение их родственников, для них эти земли стали потенциальными для экспансии) не передумают, и не решать опять их себе забрать. С другой же, это была попытка защитить себя от Дании (где лапушка, Фре́дерик II обратил алчные взоры на юг) и Франции. Последняя, еще в 1548 году вступила в союз с немецкими протестантами. В то время как Мориц Саксонский изменил Карлу V, Генрих (король Франции) внезапно напал на Лотарингию, завоевал Туль и Верден и занял Нанси; французам удалось захватить и Мец, но нападение на Страсбург было отбито. Карл V осадил со значительным войском Мец, где мужественно и успешно защищался герцог Гиз. В 1554 году Генрих выставил 3 армии, которые опустошили Артуа, Геннегау и Льеж и разбили неоднократно имперские войска. Прознав о развале империи, не долго думая, Генрих взял Лотарингию.
Южные же княжества, по большей части католические, стали тяготеть к образованной Австрийской империи. На момент образования в состав Австрии вошли: Венгрия, Чехия, Силезия, Моравия и собственно сама Австрия (см. карту).
 
Теперь же обратим наши взоры к Византии, ради чего собственно и написано все это. Небольшой флешбек:
«Молодой император, тяжело перенес это (в принципе поражение) долго болел, а вскоре и умер во время охоты. Поэтому осенью 1478 новым императором стал его брат – Иоанн V «мудрый». При нем за короткий срок удалось восстановить то, что оставил ему братец: упаднические настроения в обществе и деморализованную армию.
Примерно в 1492 году в лоно империи была возращена Молдавия, правда после не долгой, но решительной войны с Польшей, полякам нанесли сокрушительный удар у города Галич».
За эти 14 лет, Иоанн провел серию реформ направленные на стабилизацию дел в империи. В первую очередь была реформирована армия, которая была несколько деморализована. Была возвращена старая «добрая» центезимация (казнь каждого сотого). Было пересмотрено управление армией, система подчинений и т.п. Были организованны «турецкие» легионы, укомплектованные выходцами из малой Азии. Создавались оборонительные линии на границах с Венгрией и Венецией. Была создана своего рода служба государственной безопасности и тайной полиции.
Продолжающиеся восстания тюркских народов в Анатолии, тоже не могло способствовать укреплению империи. Мало того что они оттягивали военные силы, так еще и мешали торговли. Поэтому впервые стало применяться насильственное переселение народов, точнее бейликов. Подобная тактика здорово работала, восстания резко сошли на нет, ибо страшно переезжать на чужбину. Однако не надо проводить аналогию с методами тов. Сталина. Бейлик (княжество), как правило, объединяло не очень большое число людей (пару тысяч), что для империи вполне посильно. В более крупных бейликах, хватало переселить знать и зажиточное сословия. Со временем из вынужденных переселенцев получились наиболее верные подданные.
Приведено было в порядок законодательство, система налогов и сборов. Улучшены были внешнеполитические отношения с западными странами, особенно с Францией (лягушатникам было наплевать, общих границ и точек соприкосновений у них с Византией не было). Было оказано широкое покровительство ученым, ремесленникам, рыцарям из соседних европейских стран. В то время как Венгрия, СРИ постепенно хирели, там и сям возникали дрязги и разборки, Византия представлялась – этакой бухтой спокойствия и стабильности.
Находясь на перекрестке торговых путей, Византии удалось монополизировать торговлю с арабами (спасибо военному флоту). Особой и вскоре значительной статью дохода стала продажа кофе и тюльпанов.
Серьезным же промахом можно считать получения статуса автономного Русским Патриархатом. По мнению Иоанна со стороны Константинопольского патриархата – это идеологическое поражение и признак слабости.
Наблюдая со стороны как Польша и ВКЛ, все более отдалялись друг от друга, император решил поквитаться с поляками и вернул назад Молдавию. Трудно описать радость простых жителей от возвращения под благодатный кров империи.
Неожиданность и стремительность, которую показала Византийская армия, поставила шляхту и короля Польши в трудное положение. С одной стороны воевать не очень то хотелось, как ни крути, отношения с ВЛК портились, другие союзники: Венгрия и Венеция, были уже не те. Но и промолчать на такое «поведение», тоже нельзя было. Поэтому был организован поход в сторону княжества Молдавия. Однако византийцы упредили их удар, нанеся им поражение при Галиче, в результате которого польский король Владислав III Варнский попал в плен. Конечно, данное поражение едва ли способно было отбить желание сражаться у поляков, но тут вот и проявилась слабость шляхсткого правления. Многие из знати, просто не захотели финансировать «войнушку», где-то там. Как результат мир был подписан очень скоро.
К началу XVI века перед Константинополем встала проблема экспансионного роста. В районе ближнего востока установилось шаткое равновесие: нападений уже не было, но и на возможное продвижение, армия получала ожесточенное сопротивление. К тому же подобные «терки» вели к дестабилизации торговли. В западной части империи (территория современной Хорватии и Герцеговины) продвигаться пока было не возможно, в ином случаи привело бы к серьезным столкновения с западными державами и «гробило» все внешнеполитические наработки последних лет. Оставалось единственно возможное направление – северное, точнее северное Причерноморье.
Идеальные климатические, политические, религиозные условия – сделали жизнь здесь весьма комфортной и вольготной. Поэтому ничего удивительного, что тут несколько десятилетий был демографический бум. Население росло как естественно, за счет воспроизводства, так и за счет переселенцев. Большое число колонистов было с Балкан, но все-таки основная масса это беглые крестьяне, опальная знать из ВКЛ и московского княжества (теперь Великорусского королевства). Государственная власть проводило, мудрую политику и давала беглецам статус акритов (которые стали аналогом, в конечном счете, казачества). Теперь же этой массе людей становилось тесно жить и они разбредались все дальше. Как результат империя ничего не оставалось, как включить пока «бесхозные земли» в состав себя. Если мы взглянем на карту, то сможем увидеть, что все азовское море стало внутренними водами. Коллеги для более внятного пояснения, посмотрите на карту Крымского княжества образца XVI века.
Своего рода буфером между Великорусским королевством (ранее ВЛК) и ПВИ  выступало Запорожье (где в это время в РИ только зарождалось Запорожская сечь). В данном регионе оседали люди наиболее свободолюбивые и независимы (в ПВИ о полной свободе можно было мечтать), были здесь и первые зачатки казаков (значительно отличавшиеся от тех, что в РИ). Наконец наиболее видное место тут занимали потомки бежавших сюда крымских татар, они отличались особой нелюбовью к ПВИ (думаю и так ясно почему?!). Вот на них и делали упор для борьбы с Византией, сначала Вильно, теперь Москва.
К 1536 году русские значительно расширились на юг: Вышли к реке Терек, Кабарде, и адыгейским землям. Таким образом, общая граница между ВК и ПВИ стало еще более обширной, что едва ли способствовало росту стабильности и понимания в их внешнеполитических отношениях. Несмотря на общность исторических и религиозных факторов, этаких братских государств не получилось. Византия смотрела на Великороссию, как на блудного и зазнавшегося сына. Великороссы же считали, что время Константинополя уже прошло. Вот и сами думайте теперь, что может получиться в дальнейшим.
В 1517 году в Европе началось новая забава «создай себе церковь», идея всем понравилась и стала распространяться по Европе как олимпийский огонь. Шутка на самом деле причина реформации – экономика. На протяжении всего Средневековья церковь играла значительную роль в жизни общества, идеально вписываясь в господствующий на Западе феодальный строй. Церковная иерархия была полным отражением иерархии светской: подобно тому, как в светском феодальном обществе выстроились разные категории сеньоров и вассалов — от короля (верховного сеньора) до рыцаря, так и члены клира градуировались по феодальным степеням от папы (верховного первосвященника) до приходского кюре. Являясь крупным феодалом, церковь в разных государствах Западной Европы владела до 1/3 количества всей обрабатываемой земли, на которой использовала труд крепостных, применяя те же методы и приёмы, что и светские феодалы. Узурпируя таким образом готовые формы феодального общества, получая от них бесчисленные плоды, как организация церковь одновременно формировала идеологию феодального общества, ставя своей задачей обоснование закономерности, справедливости и богоугодности этого общества. Монархи Европы в свою очередь шли на любые затраты, дабы получить от клириков высшую санкцию на своё господство.
Феодальная католическая церковь, бывшая идейной санкцией средневекового общества, могла существовать и процветать до тех пор, пока господствовала её материальная основа — феодальный строй. Но уже в XIV—XV веках сначала в Средней Италии и Фландрии, а с конца XV века и повсюду в Европе началось формирование нового класса, постепенно захватывавшего в свои руки экономику, а затем устремившегося и к политической гегемонии, — класса буржуазии. Новому классу, претендующему на господство, нужна была и новая идеология. Собственно, она не была такой уж и новой: буржуазия не собиралась отказываться от христианства, но ей было нужно вовсе не то христианство, которое обслуживало старый мир; новая религия должна была отличаться от католицизма в первую очередь простотой и дешевизной: меркантильной буржуазии деньги были нужны не для того, чтобы бросать их на ветер, строя величавые соборы и проводя пышные церковные службы, а для того, чтобы, вкладывая их в производство, создавать и приумножать свои разрастающиеся предприятия. И в соответствии с этим становилась не только ненужной, но и просто вредной вся дорогостоящая организация церкви с её папой, кардиналами, епископами, монастырями и церковным землевладением. В тех государствах, где сложилась сильная королевская власть, идущая навстречу национальной буржуазии (например, в Англии или Франции), католическая церковь особыми декретами была ограничена в своих претензиях и этим на время спасена от гибели. В Германии, к примеру, где центральная власть была призрачной и папская курия получила возможность хозяйничать, как в своей вотчине, католическая церковь с её бесконечными поборами и вымогательствами вызывала всеобщую ненависть, а непристойное поведение первосвященников многократно эту ненависть усиливало.
Помимо экономического и национального гнёта предпосылкой Реформации послужили гуманизм и изменившаяся интеллектуальная среда в Европе. Критический дух эпохи Возрождения позволил по-новому взглянуть на все явления культуры, в том числе и на религию. Упор Возрождения на индивидуальность и личную ответственность помог критически пересмотреть церковную структуру, а мода на древние рукописи и первоисточники обратила внимание людей на несоответствие первохристианства и современной церкви. Люди с пробуждённым рассудком и мирским мировоззрением становились критически настроенными к религиозной жизни их времени в лице католической церкви.
Своего рода реформация случилась и в ПВИ. Небольшой флешбек:
«В конце 1282 года отменил введенную его отцом Михаилом VIII церковную унию с западной (католической) церковью. Шаг смелый и на первый взгляд глупый, но как мы видим…уния принесла скорее проблемы, нежели пользу. В военном, политическом, экономическом плане империя была уже независима, теперь стала свободной и в религиозном. Затем сделан был второй шаг, Константинопольская церковь стала мощным орудием в руках государя – была сформирована идеология. Она нашла своё отражение в названии государства «Православная Византийская Империя», которая должна была стать ядром православных земель. Теперь ни история, ни национальная принадлежность не были так важны, главное общая религия…»
С той самой поры православие и церковь занимало наиважнейшие место в жизни византийского общества. Церковь имела в своем наличие огромное количество земель (причем первосортных), торговые корабли и определенной процент от отчислений с налогов и сборов. Прибавьте к этому безграничную власть схожую с императорской, и что совсем поразительно – армию, т.н. «патриаршую гвардию». Ко всему прочему это был сильно консервативный институт, реагирующий крайне негативно на любые новации в любом их проявлении или отрасли (за исключением военных).
Однако воспринимать церковь как зло или нечто плохое, тоже неверно. Она в тяжелые времена служила консолидирующим фактором, сближало людей разных национальностей. В спокойное время поддерживало в людях веру во власть, помогала нуждающимся и обучала грамоте (а также лечила и следила за санитарией). Но теперь проблема возникла в ней самой. Идея реформации проникла и в империю, наступала эпоха перемен. По сути ничего кардинального не предлагалось, просто чуточку ослабить надзор патриархата в обществе. Данную идею, так или иначе, вынашивали все последние императоры, однако действовать инициативно они побаивались, до данного момента. Церковь же решила сопротивляться всеми возможными силами. Как ни странно беспокойным регионом оказалась – Греция! Оно и понятно, хорошей земли там было не так много, да и та что была оказалась в большей части в руках монастырей и храмов. Да греки считавшие себя титульной нацией в сердце Византийской империи, лишились этого статуса, когда определяющим фактором стал религиозный. В других частях империи, недовольства имели локальный характер или вообще не проявлялись. Например, в северном Причерноморье, Сербии и Анатолии восстаний зафиксировано не было.
В 1527 году в тлеющий костер реформации подкидывает дров сам император – Иоанн VI «Безбожник» (ставший императором в 1512 году). Он решил, что пора бы у Константинопольского патриархата «урезать власть», тем самым государственная власть впервые вторглась в церковную. Нет, такого патриархат стерпеть не мог, но с начала (надо заметить) они предложили императору покаяться за крамольные мысли (так не кстати залетевшие ему в голову). В ответ император, перестал посещать патриаршую службу и так далее, а потом и вовсе уехал в неспокойные Афины. Там вскоре произошло ряд эксцессов, в ходе которых были избиты видные церковные служители. На сегодняшний день доподлинно известно, император ни прямого, ни косвенного отношения к этому не имел. Но не надо иметь семи пядей во лбу, чтоб понять чем это пахло. Спустя четыре месяца император возвратился в столицу, где и был схвачен патриаршей гвардией. Его вынудили отречься от престола в пользу младшего брата – Фомы, а после отправили в монастырь на остров Родос.
Новый император под чутким руководством церкви, устроил жестокое подавление всех противников, да и просто недовольных церкви. Карательная машина заработала на полную мощность. Однако греки выступили широким фронтом (в основном крестьяне) против этого, местами потасовки переросли в бойни. Восстание набирало обороты, что пришлось применять армию (пока, правда, только эпизодически). К счастью Патриархату хватило в этот раз благоразумия, и он пошел на некоторые уступки для Афинской (где и был главный очаг недовольства) и ряда соседних фем. На время народные массы успокоились.
В 1530 году умирает Иоанн «Безбожник», это послужило сигналом к действию для его сына – Михаила. Сей юноша, родился и вырос в Афинах, несмотря на свое сербское происхождения, ощущал и считал себя греком (что не без основательно, мать его была греческого происхождения). В своих сочинениях, главная идея которых была: славяне испоганили античный образ империи. Михаил, выступая перед народом на акрополе, заявил: «Церковь узурпировала власть через свою марионетку, погубила императора. Эта Византийская империя государство кого угодно: сербов, болгар, турков… но не ГРЕКОВ». Прочая пропагандистская чушь. Его дядя, дурак, испугался подобного поворота и послал туда войска, чем показал свою трусость. Дважды дурак, послав туда пять легионов три из которых состояли на 80% выходцами из Греции. С этого момента началась гражданская война, растянувшиеся на тридцать долгих лет (точнее 33 года).
За это время империя, по сути, состояла из четырех крупных кусков: мятежной Греции, Сербии, Анатолии и Причерноморья. Причем Константинополь выступал своего рода аналогом западного Берлина, другими словами хер пойми к кому относиться. Ни одна из провинций власть центра не признавала, поступления от налогов не отправляли. Армия за исключением трех мощных группировок (Дунайской, Атталийской и Таврической), развалилась и разбежалась по домам либо присоединилась к греческим мятежникам. Флот проявил трезвость ума, и практически полным составом перебрался в Крым, где встал на пирс. Две эскадры остались на охрану Константинополя, которые теперь вновь стал на рубеже огня. Можно подумать империя потерпела крах, однако нет. Фемная система, развивающаяся из века век, показала свою автономность и жизнеспособность.
Мятежный самопровозглашенный император самопровозглашенной «Греческой империи» Михаил «беспрестольный», старался дойти до Константинополя, причем не раз. Однако ничего ему добиться из этого не удалось.
В 1552 году погибает император «Православной Византийской империи», как стало позже известно от рук приближенных, считавших его ответственным за развал государства. Новым же правителем становиться его весьма волевой и смелый отпрыск Феодосий, но помазанный на царство под именем Константин (редкий случай, но официально имел двойное имя, по этому классическая нумерация не получилась).
Перед новым императором, стояла задача возродить империю, объединить её разнородные и неспокойны части. Поднять экономику, восстановить торговые пути, систему налогов и сборов. Но, прежде всего, определиться с идеологией, поскольку упор на религиозный фактор, собственно и привел страну к краху. Значит необходимо от него отказаться. Только сделать это будет трудно, позиции церкви все еще были сильны, особенно в столице.
Вы, наверное, задаетесь вопросом, устраивало ли подобное положение в стране саму церковь и патриарха? Вполне, при полной деградации государственной власти, Патриархата только крепла. Собственно это извечная проблема, зачем нам большая страна, где мы на вторых ролях, если можно быть царьками в «миниханствах» (Беловежское соглашение).
Заручившись поддержкой сербов (которых в империи проживало более 55%, болгар 25 %, греков около 10%.), а так же легионами дунайской армии, Феодосий-Константин в ультимативной форме потребовал от Патриарха, отлучить мятежников от церкви. Так как внятного ответа он не получил, то обвинил высшей состав святых мужей в измене, и отходу от «первописания». Простой люд ничего не понял, что это значило, но звучало страшно. Император понял, что момент упускать смерти подобно, и объявил себя спасителем истинной православной веры. Такое заявление возымело должные эффект в широких массах, началась охота на еретиков (в ряды которых записывали всех неугодных власти). «Не тот враг опасен, что бряцает оружием на границах, а тот, что вредит изнутри» вот вам и девиз.
Разобравшись с церковью, получив поддержку народа, император направил все силы на мятежный регион (Грецию). Решительная и переломная фаза смуты продолжилась целых шесть лет. Во многом затягиванию гражданской войны способствовало вовлечение в неё дряхлеющий Венецианской республики, но все еще с большим флотом. Холмистая местность и наличие поддержки с моря, делало аттику неприступной твердыней для нападающей стороны (персы докажут). Поэтому законной власти пришлось восстанавливать флот, который за годы вынужденного стояния обветшал и представлял собой жалкое зрелище. К 1559 мятеж был подавлен, причем жестоко: Михаил и его окружение - повешены; вся знать поддержавшая его – казнена. Афины, ранее город соперничающий с Константинополем по красоте и благосостоянию, превратился в город мертвых.
Последующие четыре года были направлены на подавление более мелких очагов недовольных властью, ничем примечательным они не запомнились. Хотя в ходе восстановления государственной власти в Анатолии, была включена в состав империи Грузинское царство. В 1564 году Феодосий-Константин был повторно венчан на царствование, как император Византийской империи (слово «Православная» убрано не случайно), а также помазан Святейшим владыкой православной церкви (патриарх отменялся). Таким образом, две власти: государственная и духовная, сочетались в одном лице – императоре. Более того, именно с этого момента зародился абсолютизм в государстве. С этих пор и до самой своей смерти Феодосий-Константин, проводил политику направленную на консолидацию империи и её усиление. Была создана относительная свобода вероисповедания (при государственной православной вере), официальный язык – сербский, при этом сохранялись в обиходе: болгарский, греческий и русский. Однако все делопроизводство и управление только на сербском. Роздана большая часть церковной земли. Саму же церковь здорово реформировали, что как показало время, пошло всем на пользу.
 
В 1582 году Австрийская империя поставила цель, во что бы то ни стало, прорваться к морю. Ближайший путь, с чисто географической точки зрения лежит на юг. Рудольф V (Рудольф II в РИ), будучи дальновидным и рассудительным человек, обладал робостью, поэтому он вел осторожную внешнюю политику. Ничего удивительного не было в появление австрийских послов в Константинополе. В обмен на поддержку Австрии в войне с Венецианской республикой (вполне возможно и Испанией, с Францией), Византии предлагалась область Крайна (ныне австрийская) и «вечный» союз. Выгода для сторон очевидна, Австрия может спокойно лезть в Италию, не боясь за тылы, а так же в случаи чего византийская армия под рукой (надо сказать армия Византии считалась в Европе одной из сильнейших, даже в период смуты). С другой стороны, Византия могла отомстить венецианской «мрази» и получить одну из областей (ранее утерянной предками). Союз был заключен. В ходе череды войн в северной Италии, Австрия добилась и выхода к морю, и гегемонии в северной Италии.
В 1590 году Византией была применена широкая программа по обновление и усилению флота, для этого большое кол-во кораблей было заказано в Англии и Нидерландах. К тому же часть английских и голландских рабочих и инженеров было приглашено в саму империю. Поэтому через 10 лет в мире появился военно-морской флот способный соперничать с английским, испанским или голландским.
Новый император Византийской Империи – Димитрий (1591 год), оказался вторым в череде волевых правителей государства. Именно благодаря нему, страна сделала решительный рывок в развитии и усилила экспансионнный натиск на соседние государства, в первую очередь на Великорусское королевство. В результате удачной скоротечной войны, удалось взять Киев, Запорожье и включить их в свой состав. Великорусское королевство на тот момент вела долгую и ожесточенную войну со шведами в Прибалтики (успешную), и не плохо завязла на дальнем востоке (знакомила с европейским ценностями империю Цинь). Потому, удар с юга был неожиданным для Москвы и пока остался безнаказанным.

 

 

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Skuto's picture
Submitted by Skuto on Tue, 06/09/2011 - 09:46.

Ув. Борода, большое спасибо Вам!

Что-то не получается у меня импортировать вордовский материал, и ставил галлочки и без них, всегда абзацы не так.(((  

 

 

Что еще можно ожидать от человека, который считает идеальным попаданцем – юриста?!

 

Sirin's picture
Submitted by Sirin on Mon, 05/09/2011 - 23:01.

Интересно, а не стала бы Россия частью Византийской империи? 

Skuto's picture
Submitted by Skuto on Mon, 05/09/2011 - 22:54.

О мой Бог, видать не дано мне с первого раза нормально сделать новость(((( 

 

 

Что еще можно ожидать от человека, который считает идеальным попаданцем – юриста?!